Начало (Часть I) Праворуб: Трансграничное банкротство физических лиц: процессуальные вопросы.... 

Продолжение (Часть II) Праворуб: Трансграничное банкротство физических лиц: процессуальные вопросы.... 

РОССИЯ

Действующий в России Федеральный закон от 26.10.2002 года №127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» упоминает иностранных лиц лишь в качестве кредиторов (пункт 5 статьи 1). Вопрос о возможности банкротства иностранного гражданина в российском суде законом не урегулирован. Однако судебная практика по этому вопросу имеется.

Так, например, определением Арбитражного суда Кировской области от 24.04.2017 года по делу №А28-8319/2016, оставленным без изменения постановлением Второго арбитражного апелляционного суда от 22.06.2017 года №02АП-3980/2017 и постановлением Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 24.10.2017 года №Ф01-3755/2017, была введена процедура реструктуризации долгов в отношении иностранного гражданина. Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 12.01.2018 года №301-ЭС17-20197 было отказано в передаче кассационной жалобы на указанные судебные акты для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.

Вынося указанное определение, суд учёл, что иностранный гражданин, в отношении которого кредитором было подано заявление о признании несостоятельным, имел вид на жительство в Российской Федерации, являлся генеральным директором российского юридического лица, а его задолженность перед российским же кредитором, подтверждённая вступившим в законную силу решением российского суда, возникла в связи с его поручительством по обязательствам возглавляемой им организации.

Суд отметил, что согласно пункту 3 статьи 1195 Гражданского кодекса Российской Федерации если иностранный гражданин имеет место жительства в Российской Федерации, его личным законом является российское право, а в силу статьи 1196 Гражданского кодекса Российской Федерации гражданская правоспособность физического лица определяется его личным законом, при этом иностранные граждане и лица без гражданства пользуются в Российской Федерации гражданской правоспособностью наравне с российскими гражданами, кроме случаев, установленных законом.

Также суд сослался на положения пункта 3 статьи 16 Типового закона ЮНСИТРАЛ и абзаца четвёртого пункта 1 статьи 3 Регламента ЕС от 20.05.2015 года №2015/848 о процедурах несостоятельности, определяющие в качестве центра основных интересов должника-физического лица его место жительства.

Как видно, российский суд, открывая в отношении иностранного гражданина процедуру несостоятельности, исходил из того, что центр основных интересов данного лица находится именно в России. Однако, учитывая вышеупомянутые международные документы, а также законодательство ряда иностранных государств о трансграничной несостоятельности, иной расклад также не должен был помешать российскому суду открыть процедуру несостоятельности в отношении данного иностранного гражданина при наличии у него активов в России. Разница заключалась бы только в том, каким было бы российское дело о банкротстве данного должника – основным или вторичным.

Отсутствие в Федеральном законе от 26.10.2002 года №127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» специальных норм, посвящённых особенностям производства по делам о несостоятельности, осложнённым участием иностранного элемента, затрудняет российским судам решение следующих вопросов: 1) применение правовых последствий открытия в отношении должника процедур реструктуризации долгов или реализации имущества за пределами российской территории в случаях, когда центр основных интересов должника находится в России; 2) применение правовых последствий открытия в отношении должника процедур реструктуризации долгов или реализации имущества за пределами российской территории в случаях, когда центр основных интересов должника находится вне пределов России; 3) применение на территории России правовых последствий открытия процедуры несостоятельности судом иностранного государства в случаях, когда центр основных интересов должника находится на территории этого государства; 4) применение на территории России правовых последствий открытия процедуры несостоятельности судом иностранного государства в случаях, когда центр основных интересов должника находится на территории России; 5) применение на территории России правовых последствий открытия процедуры несостоятельности судом иностранного государства в случаях, когда центр основных интересов должника находится на территории другого иностранного государства; 6) взаимодействие с иностранными судами по вопросам осуществления процедур несостоятельности в отношении одного и того же должника; 7) предоставление судебной помощи иностранным управляющим должника, утверждённым иностранными судами в рамках производств о его несостоятельности.

Представляется правильным, что в настоящий момент российским судам, столкнувшимся с данными вопросами, следовало бы руководствоваться следующими рекомендациями:

1. В силу пункта 5 статьи 1 Федерального закона от 26.10.2002 года №127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» иностранные кредиторы должника имеют те же права, что и российские.

Это означает, что иностранные кредиторы могут заявить свои требования как в российском деле о банкротстве должника, так и в деле о банкротстве этого же должника, ведущимся судом иностранного государства. Аналогичным образом и российские кредиторы могут заявить свои требования как в российском деле о банкротстве должника, так и в иностранном. В то же время российский суд и утверждённый российским судом управляющий должны в координации с соответствующими иностранными судами и управляющими следить за тем, чтобы каждый конкретный кредитор, заявивший своё требование в двух и более делах о банкротстве одного и того же должника, не получил удовлетворение в большем объёме, нежели размер его требования.

2. Согласно пункту 6 статьи 1 Федерального закона от 26.10.2002 года №127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» решения судов иностранных государств по делам о несостоятельности (банкротстве) признаются на территории Российской Федерации в соответствии с международными договорами Российской Федерации; при отсутствии международных договоров Российской Федерации решения судов иностранных государств по делам о несостоятельности (банкротстве) признаются на территории Российской Федерации на началах взаимности, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Признание судебного акта суда иностранного государства об открытии процедуры банкротства в отношении должника отличается по своим правовым последствиям от признания обычного иностранного судебного решения (например, решения о взыскании денежных средств). Различие это состоит в том, что, признавая такой судебный акт, российский суд де-факто признаёт наличие признаков несостоятельности у конкретного должника (даже если таковые признаки различаются в законодательстве России и соответствующего иностранного государства), что может служить основанием для возбуждения российского национального дела о банкротстве этого должника и введения в отношении него соответствующей процедуры банкротства, и признаёт полномочия иностранного управляющего, который приобретает право участия во всех судебных процессах с участием должника, проходящих в российских судах, включая дело о его банкротстве, право запрашивать сведения об активах должника у российских государственных органов, организаций и должностных лиц, право участвовать в собраниях кредиторов должника, созываемых в соответствии с российским законодательством.

В то же время объём правовых последствий признания судебного акта суда иностранного государства об открытии процедуры банкротства в отношении должника будет разным в зависимости от того, находится ли центр основных интересов должника на территории соответствующего иностранного государства или же нет. Так, в случае признания соответствующего судебного акта суда иностранного государства, на территории которого находится центр основных интересов должника (основное иностранное производство), на территории России в отношении должника, его активов, ведущихся имущественных споров и исполнительных производств должны возникнуть последствия (запреты, ограничения, приостановление и прекращение тех или иных действий), характерные для соответствующей процедуры несостоятельности. В случае же признания соответствующего судебного акта суда иностранного государства, на территории которого центр основных интересов должника не находится (вторичное иностранное производство), такие последствия могут быть применены судом только в порядке временных обеспечительных мер по мотивированному ходатайству соответствующего иностранного управляющего.

При этом если на момент признания судебного акта суда иностранного государства об открытии процедуры банкротства в отношении должника в России уже введена процедура несостоятельности в отношении этого должника, то упомянутые выше правовые последствия (запреты, ограничения, приостановление и прекращение тех или иных действий в отношении должника, его активов, ведущихся имущественных споров и исполнительных производств) признания судебного акта суда иностранного государства должны реализовываться исключительно через российскую процедуру несостоятельности. При признании в таком случае судебного акта суда иностранного государства об открытии процедуры банкротства в отношении должника российский суд должен установить, является ли процедура, открытая иностранным судом, эквивалентом той или иной процедуры несостоятельности, предусмотренной российским законом.

Примечание. Например, является спорным отнесение к числу процедур банкротства ряда применяемых некоторыми иностранными государствами процедур, не включённых в приложение «A» Регламента ЕС от 20.05.2015 года №2015/848, например, судебной процедуры retablissement personnel согласно Потребительскому кодексу Франции или судебной процедуры liquidazione del patrimonio согласно Закону 3/2012 Италии, поскольку данные процедуры затрагивают лишь часть возможной задолженности должника (так называемые потребительские долги).

При возникновении затруднений с определением правовых последствий конкретной иностранной процедуры несостоятельности российскому суду надлежит привлекать в порядке статьи 871 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации квалифицированного специалиста по законодательству о несостоятельности (банкротстве) соответствующего иностранного государства, в качестве которого, может быть допущен, например, адвокат соответствующего иностранного государства, специализирующийся в сфере банкротства.

3. Заявление в порядке статьи 242 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации о признании и приведении в исполнение судебного акта суда иностранного государства об открытии процедуры банкротства в отношении должника может быть подано иностранным управляющим должника, утверждённым в рамках соответствующей иностранной процедуры банкротства.

Такое заявление подаётся в арбитражный суд по месту жительства или нахождения должника в России, а при его отсутствии – по последнему известному месту жительства или нахождения. Если ни действующее, ни последнее известное место жительства или нахождения должника в России определить невозможно, то заявление подаётся по месту нахождения активов должника в России.

В то же время если в отношении должника в России уже возбуждено дело о банкротстве, то заявление о признании и приведении в исполнение судебного акта суда иностранного государства об открытии процедуры банкротства в отношении должника подлежит подаче в российский суд, рассматривающий это дело.

4. Иностранный управляющий, утверждённый иностранным судом в рамках дела о несостоятельности должника, ведущегося в соответствующем иностранном государстве, вправе обратиться в российский суд с заявлением о признании должника банкротом, поскольку в силу своих полномочий он действует в интересах как должника, так и его кредиторов.

Однако обратиться с таким заявлением в российский суд иностранный управляющий может только после признания российским судом судебного акта иностранного суда об открытии процедуры несостоятельности в отношении должника и об утверждении этого конкретного управляющего.

5. Признание и приведение в исполнение судебных актов российского суда, вынесенных по делу о несостоятельности (банкротстве), на территории иностранных государств осуществляется только по инициативе управляющего, утверждённого российским судом в рамках соответствующего дела о банкротстве.

Это, однако, не препятствует российскому суду напрямую запрашивать информацию, связанную с производством по делу о несостоятельности в отношении конкретного должника, у судов иностранных государств, ведущих аналогичные производства в отношении этого же должника, а также предоставлять им по их запросам информацию о производстве по российскому делу о банкротстве, ведущемуся в отношении этого должника, и без осуществления взаимного признания судебных актов, вынесенных по соответствующим делам о несостоятельности данного должника.

После взаимного признания судебных актов, вынесенных по делам о банкротстве в отношении одного и того же должника, координация и предоставление помощи между российским судом и иностранными судами осуществляются согласно действующим международным договорам и национальному законодательству соответствующих стран.

Автор публикации

Адвокат Калинин Михаил Сергеевич
Новосибирск, Россия
I am the keeper of the laws, decided by the gods.
Адвокат по банкротству, арбитражным спорам, делам об административных правонарушениях в сфере экономической деятельности.

Да 8 8

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Пока нет комментариев

Для комментирования необходимо Авторизоваться или Зарегистрироваться

Ваши персональные заметки к публикации (видны только вам)

Рейтинг публикации: «Трансграничное банкротство физических лиц: процессуальные вопросы. Часть III. Законодательство и судебная практика России» 1 звезд из 5 на основе 8 оценок.