Оспаривание сделок кредитной организации

Пункт 1 статьи 18990 Федерального закона от 26.10.2002 года №127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» устанавливает, что сделка, совершённая кредитной организацией или иным лицом за её счёт, может быть признана судом недействительной в порядке и по основаниям, которые предусмотрены Федеральным законом от 26.10.2002 года №127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», ГК РФ и другими федеральными законами, с учётом особенностей, установленных параграфом 41 Федерального закона от 26.10.2002 года №127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)». К оспариванию таких сделок применяются правила, предусмотренные пунктами 1-10 статьи 18940 Федерального закона от 26.10.2002 года №127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», которые содержат ряд правовых норм как материального, так и процессуального характера. 

Так, пункт 3 статьи 18940 Федерального закона от 26.10.2002 года №127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» устанавливает, что периоды, в течение которых совершены сделки, которые могут быть признаны недействительными, или возникли обязательства кредитной организации, указанные в статьях 612, 613 и пункте 4 статьи 616 Федерального закона от 26.10.2002 года №127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», исчисляются с даты назначения ЦБ РФ временной администрации по управлению кредитной организацией, а в случае принятия мер по предупреждению банкротства кредитной организации – с даты утверждения ЦБ РФ соответствующего плана по предупреждению банкротства. 

Пункт 5 статьи 18940 Федерального закона от 26.10.2002 года №127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» устанавливает критерии выхода оспариваемых сделок за пределы обычной хозяйственной деятельности кредитной организации. Эти критерии в принципе соответствуют более ранним разъяснениям, данным в пункте 353 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 года №63. 

Пункт 6 статьи 18940 Федерального закона от 26.10.2002 года №127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» определяет, что положения пункта 2 статьи 614 этого же закона не применяются при оспаривании платежей, направленных на исполнение денежных обязательств кредитной организации по заключенным с другими кредитными организациями кредитным договорам, договорам банковского счёта либо договорам вклада (депозита). Такие платежи могут быть признаны недействительными на основании пункта 1 статьи 612 или статьи 613 Федерального закона от 26.10.2002 года №127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» только в случае их соответствия критериям выхода за пределы обычной хозяйственной деятельности кредитной организации, установленным в пункте 5 статьи 18940 Федерального закона от 26.10.2002 года №127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)». 

В силу пункта 7 статьи 18940 Федерального закона от 26.10.2002 года №127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» при оспаривании сделок кредитной организации, связанных с исполнением денежных обязательств, вытекающих из кредитных договоров, или с обязанностями по уплате обязательных платежей, не применяются положения пункта 4 статьи 614 Федерального закона от 26.10.2002 года №127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)». 

В соответствии с пунктом 9 статьи 18940 Федерального закона от 26.10.2002 года №127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» не может быть признана недействительной по основаниям, предусмотренным данной статьёй сделка, которая совершена кредитной организацией – участником платёжной системы, центральным платёжным клиринговым контрагентом, расчётным центром платежной системы и по которой кредитная организация несёт обязательства в результате определения платежных клиринговых позиций на нетто-основе в рамках платежной системы, при условии, что сделка соответствует требованиям Федерального закона от 27.06.2011 года №161-ФЗ «О национальной платёжной системе». 

Согласно пункту 10 статьи 18940 Федерального закона от 26.10.2002 года №127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» не может быть признана недействительной по основаниям, предусмотренным данной статьёй сделка или перевод денежных средств, совершённые кредитной организацией – участником иностранной платёжной системы, если осуществляются между кредитной организацией – участником иностранной платёжной системы или иной кредитной организацией (в том числе иностранной кредитной организацией или иностранным банком) по её распоряжению и иностранным центральным платёжным клиринговым контрагентом, которому открыт банковский счёт в ЦБ РФ. 

Если говорить про процессуальные особенности оспаривания сделок признанного банкротом банка, то анализ положений пунктов 1, 2 и 8 статьи 18940 и пункта 1 статьи 18990, а также пунктов 5 и 6 статьи 619 Федерального закона от 26.10.2002 года №127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» позволяет прийти к выводу, что заявление о признании сделки, совершённой кредитной организацией, недействительной может быть подано как руководителем временной администрации банка, так его конкурсным управляющим. 

Временная администрация может оспорить сделку кредитной организации до возбуждения дела о её банкротстве путём подачи искового заявления в арбитражный суд. При этом если сделка оспаривается по основаниям, предусмотренным Федеральным законом от 26.10.2002 года №127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», то для такого искового заявления устанавливается исключительная подсудность – по месту нахождения кредитной организации. После возбуждения дела о банкротстве банка временная администрация может оспорить сделку кредитной организации путём подачи соответствующего заявления в рамках этого дела о банкротстве. Дела о признании сделок недействительными, возбуждённые арбитражным судом по иску руководителя временной администрации кредитной организации до даты признания её банкротом, после такой даты подлежат объединению с делом о её банкротстве и подлежат дальнейшему рассмотрению в этом деле. 

Конкурсный управляющий может оспорить сделку должника путём подачи заявления в рамках дела о банкротстве кредитной организации в период конкурсного производства. 

Привлечение к ответственности лиц, контролирующих кредитную организацию

Основания для привлечения к ответственности лиц, контролирующих кредитную организацию, примерно те же, что и применяемые в делах о банкротстве иных юридических лиц. Но некоторые особенности всё же имеются. 

Ответственность контролирующих кредитную организацию лиц за неподачу заявления о признании кредитной организации банкротом основана на положениях статьи 18912 Федерального закона от 26.10.2002 года №127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)». 

При возникновении у кредитной организации признаков несостоятельности единоличный исполнительный орган банка должен в течение 10 дней созвать совет директоров и уведомить ЦБ РФ о возникновении указанных признаков. Совет директоров, в свою очередь, в течение 3 дней должен принять решение о созыве внеочередного общего собрания участников (акционеров) банка и уведомить об этом ЦБ РФ. Общее собрание участников (акционеров) банка должно принять решение о ликвидации кредитной организации и о направлении в ЦБ РФ ходатайства об отзыве лицензии на осуществление банковских операций. 

Единоличный исполнительный орган, члены совета директоров и участники (акционеры), имеющие право давать обязательные указания или возможность иным образом определять действия кредитной организации, не исполнившие указанные обязанности, при недостаточности имущества кредитной организации для удовлетворения требований кредиторов солидарно несут субсидиарную ответственность по денежным обязательствам кредитной организации и (или) исполнению её обязанности по уплате обязательных платежей, возникшим после появления признаков несостоятельности. Не могут быть привлечены к указанной ответственности участники (акционеры): 1) владеющие совместно со своими аффилированными лицами менее чем 10% уставного капитала (голосующих акций); 2) голосовавшие за ликвидацию кредитной организации и направление ходатайства в ЦБ РФ об отзыве у неё лицензии; 3) не уведомленные надлежащим образом о созыве общего собрания участников (акционеров). 

Ответственность контролирующих кредитную организацию лиц за невозможность полного погашения требований кредиторов кредитной организации основана на положениях пунктов 1-4 статьи 18923 Федерального закона от 26.10.2002 года №127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)». 

Если банкротство кредитной организации наступило вследствие действий и (или) бездействия лиц, контролирующих кредитную организацию, такие лица в случае недостаточности имущества кредитной организации несут субсидиарную ответственность по её обязательствам. При этом при определении контролирующего лица должника (кредитной организации) не применяется положение пункта 1 статьи 6110 Федерального закона от 26.10.2002 года №127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» о сроке (не более чем за три года, предшествующих возникновению признаков банкротства, а также после их возникновения до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом), в течение которого такое лицо имеет или имело право давать обязательные для исполнения должником указания или возможность иным образом определять действия должника. 

Пока не доказано иное, предполагается, что банкротство кредитной организации наступило вследствие действий и (или) бездействия лиц, контролирующих кредитную организацию, при наличии одного из обстоятельств, указанных в подпунктах 1 и 2 пункта 2 статьи 6111 Федерального закона от 26.10.2002 года №127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)». Положения подпункта 2 пункта 2 статьи 6111 Федерального закона от 26.10.2002 года №127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» применяются также в отношении лиц, на которых возложена обязанность формирования, ведения, хранения документов, отражающих экономическую деятельность кредитной организации, и баз данных кредитной организации на электронных носителях (резервных копий баз данных), а также обязанность их передачи временной администрации по управлению кредитной организацией или ликвидатору (конкурсному управляющему). 

В делах о банкротстве кредитных организаций также имеется возможность применения к контролирующим должника лицам такой меры как взыскание убытков по корпоративным основаниям (статья 6120 Федерального закона от 26.10.2002 года №127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»). 

Процессуальные особенности рассмотрения заявлений о привлечении к ответственности контролирующих кредитную организацию лиц установлены пунктами 7-8 статьи 18923 Федерального закона от 26.10.2002 года №127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)». 

Заявление о привлечении контролирующих кредитную организацию лиц к субсидиарной ответственности и заявления о привлечении этих лиц к ответственности по корпоративным основаниям в форме возмещения убытков подается конкурсным управляющим по своей инициативе либо по решению собрания кредиторов или комитета кредиторов. Также такие заявления могут подаваться уполномоченным органом. Конкурсным кредитором подобные заявления могут быть поданы только в случае неисполнения конкурсным управляющим решения собрания или комитета кредиторов об их подаче. Подача заявления конкурсным кредитором или уполномоченным органом о привлечении контролирующих кредитную организацию лиц к субсидиарной ответственности не препятствует обращению конкурсного управляющего в арбитражный суд с заявлением по тому же предмету и тем же основаниям в случае представления конкурсным управляющим в арбитражный суд новых доказательств. 

Кроме того, в силу пункта 5 статьи 18923 Федерального закона от 26.10.2002 года №127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» с контролирующих кредитную организацию лиц могут быть взысканы убытки, причинённые виновными действиями (бездействиями) при реализации мероприятий по предупреждению банкротства банка в соответствии с положениями статьи 18949 Федерального закона от 26.10.2002 года №127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» путём льготного кредитования через АСВ либо путём докапитализации через Фонд консолидации банковского сектора, создаваемый в соответствии со статьёй 7612 Федерального закона от 10.07.2002 года №86-ФЗ «О Центральном Банке Российской Федерации (Банке России)». 

Соответствующее исковое заявление подаётся в суд, соответственно, ЦБ РФ или АСВ и рассматривается в отдельном судебном процессе (вне рамок дела о банкротстве). При этом согласно пункту 9 статьи 18923 Федерального закона от 26.10.2002 года №127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» в случае признания кредитной организации банкротом истцом в таком процессе будет считаться уже кредитная организация в лице конкурсного управляющего. 

Счета кредитной организации и распоряжение имуществом кредитной организации в ходе конкурсного производства

В соответствии с положениями статьи 18988 Федерального закона от 26.10.2002 года №127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» в ходе конкурсного производства используется только один корреспондентский счёт кредитной организации для расчётов в рублях (основной счёт). При наличии у кредитной организации также иностранной валюты используются соответствующие валютные счета. Остальные счета подлежат закрытию. 

При осуществлении функций конкурсного управляющего АСВ счета должника открываются в самом АСВ. 

ЦБ РФ в течение 10 дней после получения соответствующего требования конкурсного управляющего перечисляет на основной корреспондентский счёт кредитной организации, признанной банкротом, обязательные резервы, депонированные в ЦБ РФ в соответствии со статьёй 25 Федерального закона от 02.12.1990 года №395-1 «О банках и банковской деятельности». 

В силу пункта 1 статьи 18989 Федерального закона от 26.10.2002 года №127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» после проведения инвентаризации имущества должника конкурсный управляющий приступает к его продаже на открытых торгах. АСВ, исполняющее функции конкурсного управляющего, помимо норм названного закона руководствуется также Порядком реализации активов ликвидируемых кредитных организаций, утверждённых решением правления АСВ от 29.10.2015 года, протокол №157 (далее – Порядок АСВ от 29.10.2015 года №157). 

Если вести речь об особенностях реализации активов должника-кредитной организации, то в первую очередь следует вспомнить всё то, что было сказано выше по поводу роли в определении балансовой стоимости активов банка резервов на возможные потери по ссудной и приравненной к ней задолженности. 

Как отмечалось выше, сумма сформированного (начисленного) в отношении конкретного актива резерва на возможные потери уменьшает балансовую стоимость этого актива. 

В силу положений абзаца девятого пункта 61 статьи 28, подпункта 3 пункта 6 статьи 18975 Федерального закона от 26.10.2002 года №127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» при раскрытии информации о ходе процедуры банкротства указывается именно балансовая стоимость имущества должника-кредитной организации. 

При высоком значении сформированного резерва на возможные потери балансовая стоимость абсолютно любого актива может принять значение менее 100 тысяч рублей. На практике нередки случаи, когда вполне ликвидные активы банка-банкрота числились в балансе с нулевой стоимостью из-за формирования в отношении них 100%-го резерва. 

Как известно, в силу положений пункта 5 статьи 130 и пункта 5 статьи 139 Федерального закона от 26.10.2002 года №127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» имущество должника балансовой стоимостью менее 100 тысяч рублей обладает определёнными особенностями своей реализации. В частности, такое имущество можно не оценивать с привлечением независимого оценщика, а сама процедура его продажи определяется комитетом собранием или комитетом кредиторов и может быть существенно проще общей процедуры, установленной законом. 

Пункт 7.1. Порядка АСВ от 29.10.2015 года №157 предусматривает, что продажа имущества должника-кредитной организации балансовой стоимостью менее 100 тысяч рублей может осуществляться: 1) путём проведения торгов в форме аукциона без использования электронной торговой площадки; 2) путём передачи на реализацию третьему лицу по договору комиссии; 3) путём заключения прямых договоров купли-продажи. 

При этом пункт 7.9. Порядка АСВ от 29.10.2015 года №157 предусматривает, что в случае принятия комитетом кредиторов решения о продаже имущества балансовой стоимостью менее 100 тысяч рублей путём заключения прямых договоров купли-продажи вся работа по подготовке и заключению таких договоров (включая поиск и выбор потенциальных покупателей) возлагается на представителя конкурсного управляющего. 

Как видно, Порядок АСВ от 29.10.2015 года №157 предоставляет конкурсному управляющему довольно широкие возможности при реализации «малоценного» имущества. Наличие же резервов на возможные потери позволяет отнести к «малоценному» и такое имущество кредитной организации, которое обычно в эту категорию не попадает. 

Это объясняет, почему недобросовестные конкурсные управляющие (в случае с АСВ – представители конкурсного управляющего) начисто игнорируют судебную практику, предписывающую восстанавливать на доходы резервы на возможные потери непосредственно сразу после открытия конкурсного производства. Те управляющие (их представители), которые привыкли рассматривать конкурсную массу должника в качестве личной кормушки, восстанавливают резервы на доходы только после фактической продажи активов, при этом выставление на продажу, разумеется, осуществляется исходя из балансовой стоимости, определённой с учётом начисленных резервов на возможные потери, то есть, попросту говоря, по заниженной стоимости. 

[Пункт 4 ст. 292 НК РФ, введённый Федеральным законом от 23.04.2018 года №105-ФЗ, да, ещё и с обратной силой, предоставляет таким управляющим (их представителям) возможность частично узаконить подобную практику.] 

Помимо классической продажи активов должника в банкротстве кредитных организаций, проходящем под руководством АСВ, применяется также институт передачи активов и обязательств кредитной организации-банкрота другой кредитной организации, регламентированный нормами статьи 18989 Федерального закона от 26.10.2002 года №127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» и Порядка проведения передачи имущества (активов) и обязательств ликвидируемой кредитной организации или их части, утверждённого решением правления АСВ от 26.04.2018 года, протокол №49 (Порядок – Порядок АСВ от 26.04.2018 года №49). 

Применение данного института имеет смысл в случае наличия у должника достаточно ликвидных активов и в каждом конкретном случае возможно на основании предварительно проведённой АСВ оценки экономической целесообразности данной меры, фиксируемой в соответствующем заключении. Стоимость активов кредитной организации для целей определения целесообразности передачи устанавливается на основании отчёта независимого оценщика, привлекаемого АСВ, а размер обязательств кредитной организации – на основании имеющихся в банке сведений. 

Решение о передаче активов и обязательств, принимаемое АСВ, подлежит согласованию с ЦБ РФ. Основания для отказа в согласовании предложения АСВ об осуществлении передачи активов и обязательств банка-банкрота приведены в Указании ЦБ РФ от 17.10.2016 года №4162-У. 

В случае если соответствующее предложение АСВ будет согласовано ЦБ РФ, АСВ проводит конкурсный отбор среди кредитных организаций, желающих приобрести активы и обязательства должника. 

О предстоящей передаче активов и обязательств кредитной организации, признанной несостоятельной, конкурсный управляющий уведомляет кредиторов путём публикации соответствующего сообщения не менее чем за 1 месяц до предполагаемой даты передачи. В течение этого месяца кредиторы вправе подать конкурсному управляющему заявления о несогласии с такой передачей. При получении подобных заявлений конкурсный управляющий исключает из имущества, подлежащего передаче, пропорциональную долю имущества. 

Передача имущества и обязательств осуществляется по акту, переданные активы и пассивы исключаются из конкурсной массы должника. После передачи приобретатель обязан исполнить полученные обязательства на условиях, которые существовали на день отзыва лицензии у кредитной организации. 

Согласно пункту 24 статьи 18989 Федерального закона от 26.10.2002 года №127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» в ходе конкурсного производства при банкротстве кредитной организации не может производиться замещение активов. 

Жалобы на действия (бездействие) конкурсного управляющего кредитной организации

Согласно пункту 5 статьи 18982 Федерального закона от 26.10.2002 года №127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» собрание кредиторов и (или) комитет кредиторов вправе обращаться в ЦБ РФ с жалобой на действия (бездействие) конкурсного управляющего и ходатайством об аннулировании аккредитации конкурсного управляющего, аккредитованного при ЦБ РФ. 

Бывают случаи, когда суды трактуют эту норму, как не наделяющую отдельных конкурсных кредиторов кредитной организации правом подавать в арбитражный суд в рамках дела о банкротстве жалобы на действия (бездействие) конкурсного управляющего (см., напр., постановление Арбитражного суда Московского округа от 31.05.2016 года №Ф05-4659/2016 по делу №А40-181212/2015). Однако подобная практика не получила распространения. 

Как правило, суды рассматривают данную норму как дополнительную гарантию защиты прав конкурсных кредиторов, позволяющую им через своё собрание (комитет) обращаться в ЦБ РФ по вопросу нарушения конкурсным управляющим требований законодательства при осуществлении своих полномочий. Наличие этой дополнительной гарантии не лишает отдельных конкурсных кредиторов права подавать жалобы на действия (бездействие) конкурсного управляющего в порядке статьи 60 Федерального закона от 26.10.2002 года №127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)». Кроме того, в ряде норм параграфа 41 главы IX Федерального закона от 26.10.2002 года №127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», в частности, в пункте 2 статьи 18972, в подпункте 2 пункта 1 и пункте 4 статьи 18981 названного закона прямо указывается на возможность подачи и удовлетворения жалоб лиц, участвующих в деле о банкротстве кредитной организации, на действия (бездействие) конкурсного управляющего. Поэтому в подавляющем большинстве случаев суды в рамках дел о банкротстве кредитных организаций рассматривают по существу жалобы, поданные на конкурсного управляющего отдельными кредиторами (см., напр., постановление Арбитражного суда Московского округа от 28.04.2018 года №Ф05-12564/2009 по делу №А40-72363/2008, постановление Арбитражного суда Московского округа от 30.08.2017 года №Ф05-21959/2016 по делу №А40-25442/2016, постановление Арбитражного суда Московского округа от 24.11.2015 года №Ф05-10535/2011 по делу №А40-119763/2010 и др.). 

В то же время следует учитывать, что в силу общих положений Федерального закона от 26.10.2002 года №127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» кредиторы по требованиям о выплате выходных пособий и/или по оплате труда лиц, работающих или работавших по трудовому договору, не наделены правом на самостоятельное обращение с жалобой на действия (бездействие) конкурсного управляющего (кроме случаев заявления разногласий о составе и размере их требований). Это обусловлено тем, что их требования не признаются денежными, а сами они не признаются конкурсными кредиторами в смысле абзацев четвёртого и восьмого статьи 2 Федерального закона от 26.10.2002 года №127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», что не позволяет рассматривать их в качестве лиц, участвующих в деле о банкротстве согласно статьям 34 и 18959 Федерального закона от 26.10.2002 года №127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (см., напр., определение Верховного Суда Российской Федерации от 18.07.2017 года №309-ЭС16-11930(4) по делу №А47-13410/2014). 

[Автор статьи должен высказать мнение о том, что логика подобного «поражения в правах» кредиторов из числа работников должника вызывает недоумение. Если законодатель хотел таким образом воспрепятствовать массовому обращению работников должника в арбитражный суд, которое могло бы парализовать его деятельность, то следует констатировать, что подобный страх явно преувеличен. 

Во-первых, если речь идёт о разногласиях между кредитором и управляющим относительно самого требования кредитора, то они в любом случае разрешаются судом. И «вала обращений, парализующих суд» что-то не видно. Во-вторых, если речь идёт о действиях (бездействии) управляющего, не связанных с установлением требований, то количество жалоб, поданных на управляющего кредиторами должника, будет зависеть в первую очередь от количества самих допущенных управляющим нарушений, а не количества кредиторов в реестре. На практике далеко не каждый кредитор подаёт жалобы на управляющего даже когда нарушения в деятельности последнего очевидны. Ждать, что работники должника будут гораздо более активны и подкованы в вопросах применения норм законодательства о банкротстве, чем иные кредиторы, явно не стоит. 

С чисто же правовой точки зрения ситуация, которая возникла после вступления в силу Федерального закона от 29.06.2015 года №186-ФЗ, когда работник (бывший работник) может подать на банкротство собственного работодателя, и его требование о выплате заработной платы и/или выходного пособия учитывается при определении признаков несостоятельности должника, но не предоставляет своему обладателю статуса лица, участвующего в деле о банкротстве, выглядит каким-то странным парадоксом.] 

Принципиальная возможность обращения конкурсного кредитора с жалобой на действия (бездействие) конкурсного управляющего кредитной организации непосредственно в арбитражный суд, рассматривающий дело о банкротстве, является одним из немногих действенных средств правовой защиты интересов кредиторов при банкротстве банка. Обращение с жалобой в ЦБ РФ в случае, когда функции конкурсного управляющего возложены на АСВ, в условиях действительных российских реалий практически лишено какого бы то ни было смысла. 

Автор публикации

Адвокат Калинин Михаил Сергеевич
Новосибирск, Россия
Адвокат по банкротству, арбитражным спорам, делам об административных правонарушениях в сфере экономической деятельности, конституционному судопроизводству.

Да 7 7

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Участники дискуссии: Изосимов Станислав, Гречанюк Василий, Калинин Михаил
  • Адвокат, модератор Гречанюк Василий Герольдович 01 Июля, 05:00 #

    Уважаемый Михаил Сергеевич, спасибо за подробный разбор, да еще со ссылками на свежие примеры из практики!

    +1
    • Адвокат Калинин Михаил Сергеевич 01 Июля, 12:40 #

      Уважаемый Василий Герольдович, спасибо Вам за комментарий! 
      Осуществить столь подробный разбор меня сподвигла жизненная необходимость. 
      Часто профессию юриста сравнивают с профессией врача, который в течение длительного времени наблюдает за здоровьем своего пациента. Но в наших реалиях гораздо чаще стоит сравнивать профессию юриста с профессией пожарного, к помощи которого прибегают тогда, когда уже и спасать особо нечего.
      Вот, и меня приглашали вступить в процессы по делам о банкротстве кредитных организаций достаточно поздно — уже когда конкурсное производство шло полным ходом. И всякий раз я сталкивался с тем, что на более ранних стадиях рассмотрения дела клиент либо вообще не пользовался какими-либо правовыми средствами влияния на ход дела, либо использовал лишь небольшую часть таких средств, да и то довольно вяло. 
      Немного позднее, проанализировав массив судебной практики по данной категории дел, я понял, что это в принципе довольно часто встречающаяся ситуация. Такое положение дел можно объяснить как относительной новизной параграфа 4.1 глава IX Федерального закона от 26.10.2002 года №127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» и ещё формирующейся практикой применения его нормативных положений, так и банальным нежеланием руководства и акционеров коммерческих банков идти на конфронтацию с ЦБ РФ и АСВ. 
      За страхи потенциальных клиентов перед «всесильными» госорганами я не могу отвечать, хотя при случае стараюсь разъяснять, что подобные страхи пользы никакой не дают, а отнимают драгоценное время и ведут к утрате определённых средств правовой защиты, а неконфликтное поведение по отношению к госорганам и госкорпорациям не даёт никаких гарантий «выживания». А, вот, по сугубо юридической части я счёл необходимым свести воедино все свои наработки, чтобы было общее представление о том максимуме, который можно «выжать», противодействуя ЦБ РФ и АСВ по данной категории дел.

      +1
  • Адвокат Изосимов Станислав Всеволодович 02 Июля, 18:21 #

    Уважаемый Михаил Сергеевич, с удовольствием прочитал публикацию. Относительно усеченности, как Вы говорите прав работников, все очень просто. Работники получают удовлетворение во вторую очередь, т.е. они привилегированные кредиторы по сравнению с кредиторами третьей очереди. То же самое касается и кредиторов первой очереди.

    +2
    • Адвокат Калинин Михаил Сергеевич 02 Июля, 21:17 #

      Уважаемый Станислав Всеволодович, спасибо за комментарий!
      ↓ Читать полностью ↓

      То что вторая очередь имеет приоритет перед третьей, это понятно. Оно так всегда и было. Но раньше требования работников не учитывались при определении признаков несостоятельности, и работники не могли подавать заявления о банкротстве своих работодателей. 
      А теперь работник своим заявлением может инициировать дело о банкротстве работодателя, но при этом все равно не является лицом, участвующим в этом деле. С чисто процессуальной точки зрения мне кажется это несколько странным.

      Второй момент, который мне тоже кажется важным.
      Сейчас подобные работники (бывшие работники) рассматриваются как заявители, а их статус в делах о банкротстве банков выводится через пункт 4 статьи 189.60 Закона о банкротстве и абзац третий ст. 40 АПК РФ. То есть получается, что в рамках дела о банкротстве кредитной организации такие работники (бывшие работники) являются лицами, участвующими в арбитражном процессе по делу о банкротстве, наравне с представителями работников кредитной организации (пункт 1 статьи 189.60 Закона о банкротстве). 
      В этой связи мне не совсем понятна логика, применённая Определении Верховного Суда РФ от 18.07.2017 года №309-ЭС16-11930(4), которое я привёл в своей статье. Если в соответствии с законом и представитель работников кредитной организации, и сам работник кредитной организации являются лицами, участвующими в арбитражном процессе по делу о банкротстве банка, то по идее они должны иметь равные процессуальные права, в том числе и по части подачи жалоб на действия (бездействие) конкурсного управляющего. Но Верховный Суд РФ решил иначе, причём не особо вдаваясь в обоснование своего решения. 

      Материальное право остаётся материальным правом. Но мне кажется, что процессуальный аспект участия работников (бывших работников) в рамках дел о банкротстве и законодатель, и Верховный Суд РФ оставили без должного внимания, что и приводит к неоднозначному толкованию процессуального статуса таких лиц.

      +2

Да 7 7

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Для комментирования необходимо Авторизоваться или Зарегистрироваться

Ваши персональные заметки к публикации (видны только вам)

Рейтинг публикации: «Особенности дел о банкротстве кредитных организаций. Часть 5» 1 звезд из 5 на основе 7 оценок.

Похожие публикации