В рамках дела о банкротстве кредитной организации один из конкурсных кредиторов третьей очереди обратился с жалобой на конкурсного управляющего, функции которого в силу закона были возложены на государственную корпорацию «Агентство по страхованию вкладов» (далее для краткости – госкорпорация, Агентство, АСВ), представителем которого в данном деле в соответствии с действующими нормативными актами был избран один из служащих госкорпорации. Ну, а интересы конкурсного кредитора в данном обособленном споре, как можно догадаться, представлял я.

В числе прочего кредитор жаловался на то, что в период конкурсного производства неустановленным лицом (очевидно, это был один из бывших сотрудников банка, у которого сохранился доступ в электронную торговую систему) в один прекрасный (для этого лица) день в течение нескольких часов от имени банка было совершено несколько сотен сделок по продаже, покупке, опять продаже, опять покупке и т.д. ценных бумаг одного эмитента, принадлежащих должнику и входящих в его конкурсную массу, в результате чего кредитная организация недосчиталась туевой кучи этих самых ценных бумаг, получив взамен денежные средства, несопоставимые с реальной рыночной стоимостью этих бумаг;

конкурсный управляющий (АСВ) в лице своего избранного представителя, узнав об этом, испытал некоторый дискомфорт и, направив ряд запросов, в итоге получил от ММВБ-РТС реестр всех этих сделок с указанием всех контрагентов и их ИНН, после чего написал заявление в правохоронительные органы с требованием найти отступника и наставить его на путь истинный возбудить уголовное дело и стал ждать, чем всё закончится (запасался ли он при этом попкорном, достоверно не известно);

в ходе доследственной проверки экспертиза определила причинённый ущерб – сотни нефти сколько-то там миллионов, номинированных в валюте нашей родной энергетической смехсверхдержавы, но за два года дело так и не было возбуждено, поскольку «не все необходимые мероприятия были выполнены»;

конкурсный же управляющий всё это время не предпринимал активных действий, направленных на возврат скоммунижженных/прихватизированных (ненужное вычеркните самостоятельно исходя из собственных политических убеждений) ценных бумаг в родную гавань.

Полагая, что поскольку конкурсный управляющий, имея в своём распоряжении указанный выше реестр сделок, мог самостоятельно оспорить эти сделки в судебном порядке и вернуть нажитое непосильным банковским трудом, но за полтора года (сейчас – уже более трёх лет) этого так и не сделал, тем самым, повёл себя, мягко сказать, нехорошо и причинил ущерб в виде утраты возможности возврата ценных бумаг в конкурсную массу (сроки исковой давности уже прошли!), кредитор потребовал признать данное бездействие необоснованным.

Поначалу АСВ не отнеслось всерьёз к поданной на него жалобе. Одним из главных доводов конкурсного управляющего, которым он собирался отбиваться от обвинений в свой адрес, было то, что кредитор лицом не вышел злоупотребляет своими правами по факту самого обращения с данной жалобой, так как его требование, включённое в реестр, небольшое по размеру (ишь, что удумали, смерды, жалобы на нас пишут!), а кроме того, кредитор сам является должником по отношению к должнику (простите за каламбур!) на сумму куда большую нежели размер своего включённого в реестр требования и/или размер убытков, причинённых вменяемым в вину конкурсному управляющему бездействием.

Чуть позднее АСВ выразило также свою позицию по существу обвинений, представив отзыв в духе «вы ничего не доказали, а документы, которые есть у нас, мы вам не дадим, и вообще вы всё врёте, ваши доказательства – не доказательства, всё это компот какой-то, и т.д. и т.п.». Но когда суд удовлетворил ходатайство об истребовании у конкурсного управляющего доказательств (количество коих хватило бы на небольшую библиотеку), представителю Агентства стало не до смеха.

То, как все эти доказательства представлялись управляющим, как они противоречили позиции, занимаемой управляющим, какие мины строили его представители, когда их в судебном заседании тыкали в эти противоречия, – отдельная история, но сейчас не об этом.

Управляющий пытался оправдаться тем, что сделки были совершены через биржу, поэтому в силу пункта 1 статьи 614 Федерального закона от 26.10.2002 года №127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», не могли быть оспорены по банкротным основаниям, а по пункту 4 статьи 1471 ГК РФ истребовать ценные бумаги нельзя, так как недобросовестность приобретателя должна быть подтверждена вступившим в силу приговором суда, а контрагенты по сделкам согласно реестру являлись профессиональными участниками рынка ценных бумаг, т.е. заведомо были няшками добросовестными лицами.

Я же отметил, что биржевые сделки подпадают под условие пункта 1 статьи 614 Федерального закона от 26.10.2002 года №127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» только если они совершались путём заявок, адресованных неограниченному кругу участников торгов, в то время как часть 3 статьи 18 Федерального закона от 21.11.2011 года №325-ФЗ «Об организованных торгах» предусматривает возможность совершения биржевых сделок без подачи подобных заявок – путём совершения так называемых адресных сделок, совершаемых между двумя конкретными контрагентами на основании исходящих от них двух встречных распоряжений (учитывая характер совершённых операций в нашем конкретном случае – оно самое), а профессиональные участники рынка ценных бумаг, выполняя функции номинальных держателей, в силу статьи 83 и абзаца двадцатого статьи 7 Федерального закона от 22.04.1996 года №39-ФЗ «О рынке ценных бумаг» обязаны раскрывать суду информацию о своих клиентах, являющихся реальными владельцами соответствующих ценных бумаг, в силу чего установить таких владельцев было вполне возможно (это же элементарно, Ватсон!), в связи с чем утверждение управляющего о заведомой добросовестности приобретателей ценных бумаг является мало того, что преждевременным, так ещё и вступает в противоречие с его же собственным заявлением двухлетней давности, в котором он требует возбудить уголовное дело, что безусловно способно вызвать у непривыкшего к российскому двоемыслию человека некоторый когнитивный диссонанс.

В итоге суд по этому эпизоду удовлетворил жалобу кредитора, которого я представлял, и вышестоящие инстанции этот судебный акт оставили в силе, отвергнув все доводы АСВ (причём довод о том, что недобросовестность приобретателя может быть доказана только приговором по уголовному делу, был отвергнут с особым цинизмом – безо всякой жалости к самолюбию представителей госкорпорации).

Не принял меры к оспариванию сделок – нарушил критерии добросовестности и разумности!

Не менее ценным для меня стал вывод судов об отсутствии злоупотребления со стороны заявителя. Я, если честно, учитывая вполне явное скатывание России в откровенный феодализм, ставшее трендом при нынешнем политическом режиме, немного опасался того, что суд напишет в духе, мол, есть собственность, кого надо собственность, и она подлежит безусловной защите против неограниченного круга лиц, а у всех остальных не собственность, а так – одно недоразумение, которая защищается только против такого же мелкого планктона, но не китов и акул.

Но нет – суд первой инстанции скрупулёзно отделил зёрна от плевел, указав, что: «Право [конкурсного кредитора] на обращение с жалобой на действия конкурсного управляющего предусмотрено законом, его реализация не зависит от размера кредиторских требований… Само по себе наличие задолженности у [конкурсного кредитора] перед должником не препятствует ему обратиться с жалобой на действия конкурсного управляющего…», и вышестоящие суды с ним согласились.

Документы

1.Определение ВС РФ от​ 30.10.2018 года №30​9-ЭС16-11930(10)187.9 KB

Все документы в данном разделе доступны только профессиональным участникам портала, имеющим PRO-аккаунт.

Для доступа к документам необходимо авторизоваться

Автор публикации

Адвокат Калинин Михаил Сергеевич
Новосибирск, Россия
Адвокат по банкротству, арбитражным спорам, делам об административных правонарушениях в сфере экономической деятельности, конституционному судопроизводству.

Да 8 8

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Участники дискуссии: Лукьянов Дмитрий, Бесунова Алёна, Калинин Михаил
  • Юрист, модератор Бесунова Алёна Александровна 08 Декабря, 07:10 #

    Уважаемый Михаил Сергеевич, интересное дело, поздравляю с положительным результатом.
    Я, если честно, учитывая вполне явное скатывание России в откровенный феодализм, ставшее трендом при нынешнем политическом режиме, немного опасался того, что суд напишет в духе, мол, есть собственность, кого надо собственность, и она подлежит безусловной защите против неограниченного круга лиц, а у всех остальных не собственность, а так – одно недоразумение, которая защищается только против такого же мелкого планктона, но не китов и акул. Вот у меня тоже при чтении публикации были опасения, что данный довод самый конкурентоспособный. Хорошо, что это не так.(blush)

    +2
    • Адвокат Калинин Михаил Сергеевич 08 Декабря, 10:16 #

      Уважаемая Алёна Александровна, спасибо! Да, к сожалению подобные опасения становятся всё более и более обоснованными, когда приходится иметь дело с государственными органами или госкомпаниями. 
      Кстати, эта история имеет продолжение — после вступления в силу судебных актов мы подали заявление о возбуждении дела об административном правонарушении по части 3 ст. 14.13 КОАП РФ (неисполнение управляющим установленной законодательством о банкротстве обязанности). Потом может быть напишу, чем всё закончилось.

      +1
  • Адвокат Лукьянов Дмитрий Николаевич 10 Декабря, 17:53 #

    Уважаемый Михаил Сергеевич, поздравляю с отличным результатом! Жаль нет апелляции и кассации… ибо определение судьи  ВС РФ, как всегда поже на отписку! Но тем не менее с победой Вас! Сделайте цикл публикаций по Вашему делу, как делают некоторые наши коллеги! Весьса интересные и поучительные ситуации всплывают! Впрочем, как и у Вас! Еще раз Вас с победой!

    0
    • Адвокат Калинин Михаил Сергеевич 10 Декабря, 18:13 #

      Уважаемый Дмитрий Николаевич, спасибо большое за интерес, проявленный к публикации! 
      Акты нижестоящих по отношению к Верховному Суду РФ инстанций выкладывать не стал, так как в жалобе конкурсного кредитора на конкурсного управляющего фигурировало более десятка эпизодов: по одному эпизоду мы добились полной победы (настоящая статья как раз про него), по некоторым эпизодам суды нам отказали, сославшись на отсутствие нарушения наших прав, но при этом фактически установили нарушение закона со стороны управляющего (АСВ даже подавало апелляционные и кассационные жалобы в этой части, требуя убрать из мотивировочной части соответствующие формулировки, но тщетно — суды оставили всё в силе), по остальным эпизодам добиться правды не получилось. Написать сразу обо всём я счёл невозможным, поэтому решил остановиться на том эпизоде, где победа оказалась наиболее полной. 
      Так что, да, вероятно я продолжу цикл публикаций об этом деле. Тем более, что там ещё и новые обособленные споры продолжают возникать.

      +1

Для комментирования необходимо Авторизоваться или Зарегистрироваться

Ваши персональные заметки к публикации (видны только вам)

Рейтинг публикации: «Недобросовестность бездействия АСВ при банкротстве банка, выразившегося в непринятии мер по оспариванию сделок, совершённых через биржу» 1 звезд из 5 на основе 8 оценок.

Похожие публикации