Объективная сторона получения взятки и коммерческого подкупа.

Уважаемые коллеги! Предлагаю  рассмотреть судебную практику нашего региона и других регионов и позиции ВС РФ по данной теме.

Объективная сторона состава преступления, устанавливающего уголовную ответственность за получение взятки (ст.290 УК РФ), предусматривает 4 варианта служебного поведения должностного лица, за которое или в связи с возможностью осуществления которого оно получает взятку. При этом соответствующие действия должностного лица могут быть выполнены как до получения незаконного вознаграждения (в том числе и не быть обусловленным обещанием вознаграждения), так и после его полу­чения.

Варианты служебного поведения должностного лица, за которое оно получает взятку, следующие:
1) действия (бездействие) в пользу взяткодателя или представляемых им лиц, входящие в служебные полномочия должностного лица (ч. 1 ст. 290 УК РФ);
2) действия (бездейст­вие) в пользу взяткодателя или представляемых им лиц, которые не входят в служебные полномочия должностного лица, но получатель взятки в силу своего должностного положения может способство­вать такому действию (бездействию) со стороны другого должност­ного лица (ч. 1 ст. 290 УК РФ);
3) общее покровительство или попуститель­ство по службе должностным лицом взяткодателю или представляемым им лицам (ч. 1 ст. 290 УК РФ);
4) незаконное действие (бездействие) должностного лица в пользу взяткодателя или пред­ставляемых им лиц (ч. 3 ст. 290 УК РФ).

В пунктах 3-6 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 09.07.2013 № 24 даны разъяснения указанных понятий.

При первом варианте поведения (п.3 Пленума) должностного лица имеются в виду законные, правомерные дейст­вия (бездействие) должностного лица, не нарушающие его служеб­ные обязанности, не выходящие за рамки должностной компетенции субъекта, т. е. действия (бездействие), которые оно имеет право и (или) обязано совершить в пределах его служебной компетенции (можно привести следующие примеры:  сокращение установленных законом сроков рассмотрения обращения взяткодателя, ускорение принятия должностным лицом соответствующего решения, выбор должностным лицом в пределах своей компетенции или установленного законом усмотрения наиболее благоприятного для взяткодателя или представляемых им лиц решения).

Рассмотрим пример, когда обоснованность предъявления органами следствия К. обвинения по ч. 1 ст. 290 УК РФ вызывает сомнение.
К., являясь главным государственным таможенным инспектором отдела таможенного оформления и таможенного контроля № 3 таможенного поста таможни, обладая распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся от нее в служебной зависимости, с правом принятия обязательных для исполнения такими лицами решений, т.е. должностным лицом, постоянно осуществляющим функции представителя власти, действуя умышленно, из корыстных побуждений, по предварительной договоренности с лицом, уголовное дело в отношении которого выделено в отдельное производство, находясь на своем рабочем месте, используя служебный телефон, передала такому лицу за вознаграждение в размере 3000 рублей и двух коробок шампанского, общей стоимостью 2616 рублей, конфиденциальную информацию «для служебного пользования» из базы данных ФТС России «Мониторинг-Анализ ЦБД ГТД» об индексах таможенной стоимости в зависимости от фирмы изготовителя и страны происхождения в отношении товаров, ввозимых на территорию РФ (г. Архангельск, Ломоносовский районный суд, дело № 1-170-2011).
Вместе с тем передачу должностным лицом конфиденциальной информации для «служебного пользования» постороннему лицу нельзя отнести к действиям, которые таможенный инспектор имеет право и (или) обязан совершить в пределах его служебной компетенции.
Пунктом 6 ч.1 ст. 7, п. 7 ч. 1 ст. 17 Закона РФ от 21.07.1997 № 79-ФЗ «О службе в таможенных органах Российской Федерации» предусмотрен запрет на использование в неслужебных целях средств информационного обеспечения, а также служебной информации, разглашение ставших известными сведений в связи с исполнением должностных обязанностей.
Пункт 32 Приказа ФТС РФ от 24.05.2006 № 469 «Об утверждении административного регламента ФТС по предоставлению государственной услуги по информированию о правовых актах в области таможенного дела и иным вопросам, входящим в компетенцию таможенных органов» запрещает осуществлять консультации о подтверждении или о принятии решения об определении кода товаров по ТН ВЭД России, страны происхождения, о подтверждении или об определении таможенной стоимости, об арифметических исчислениях сумм, подлежащих уплате таможенных платежей в отношении конкретных товаров. Информация об индексах таможенной стоимости в зависимости от фирмы изготовителя и страны происхождения в отношении товаров, ввозимых на территорию РФ, относится к данным, включающим формализованное описание области риска, указаний о применении мер по его минимализации, содержащихся в профилях риска, а также информации содержащейся в ориентировках, методике выявления риска и критериям отнесения товаров внешнеэкономических операций и лиц к группам риска, которые согласно п.п. 1.6,1.7,1.8 приказа ФТС России от 11.09.2007 № 1117дсп «Об утверждении Перечня служебной информации ограниченного распространения в Федеральной таможенной службе» отнесена к информации ограниченного распространения, которую запрещается разглашать согласно приказу ФТС России от 17.07.2007 № 870 дсп «Об утверждении Инструкции о порядке учета, обращения и хранения документов, дел и изданий, содержащих служебную информацию ограниченного распространения». 

Полагаю, что данные действия К. необходимо было квалифицировать, как получении взятки за незаконные действия в пользу взяткодателя.
Так, по ч. 1 ст. 290 УК РФ были квалифицированы органом предварительного следствия действия К., являвшегося руководителем территориального отдела – главным государственным инженером-инспектором гостехнадзора по Л. району, в полномочия которого входила регистрация тракторов, самоходных дорожно-строительных и иных машин и прицепов к ним, а также выдача на них государственных регистрационных знаков.
В соответствии со своими должностными полномочиями он принял у С. необходимые документы для регистрации колесного трактора. Реализуя умысел на получение взятки, сообщил С. ложные сведения о необходимости представления дополнительных документов о подтверждении права собственности на трактор либо о возможном установлении права собственности на указанную технику в судебном порядке, затем предложил за денежное вознаграждение в сумме 3000 рублей оформить регистрационные документы на трактор в кратчайшие сроки. После оформления, передал документы на трактор С. и получил от последнего взятку в размере 2500 рублей
(г. Архангельск, Холмогорский районный суд, дело  № 1-72-2012).

Уголовное дело прекращено за  деятельным раскаянием.

Из материалов уголовного дела следует, что представленных С. документов было достаточно для регистрации трактора в установленном порядке. В действиях К. усматриваются признаки вымогательства взятки, поскольку он заведомо создал условия, при которых лицо было вынуждено передать ему денежные средства с целью предотвращения вредных последствий для своих правоохраняемых интересов — права эксплуатировать трактор, которое наступает после регистрации указанной техники.
Так, К., являющийся мастером лесничества, исполняющий обязанности главного специалиста-эксперта, признан виновным в получении от Д. в качестве взятки 80 листов фанеры на сумму 36 000 рублей за совершение в пользу Д… и представляемых им лиц законных действий, входящих в его должностные обязанности, а именно: за содействие в отводе, рассмотрении материалов отвода, таксации, разработки технологических карт лесосек делянки в выделах лесничества, а также в согласовании технологических карт разработки лесосек как им, так и руководителем  лесничества.
При этом К. достоверно знал, что он может в силу должностного положения способствовать согласованию технологических карт разработки лесосек руководителем  лесничества.
Получив предмет взятки, К. рассмотрел материалы отводов и таксации лесосек делянки в выделах, согласовал технологические карты разработки лесосек для заготовки древесины лично, а затем с руководителем  лесничества. На основании материалов отвода и таксации, технологических карт разработок лесосек, согласованных с К. и руководителем лесничества, ОАО «ХХХХХХ», осуществило подачу в  лесничество лесной декларации, передав затем указанные в ней лесосеки Д.

Таким образом, К. получил взятку как за выполнение своих должностных полномочий, так и за способствование по согласованию технологических карт разработки лесосек, что входило в должностные обязанности уже другого вышестоящего должностного лица-руководителя лесничества (Архангельская область, Няндомский районный суд, дело № 1-39-2011).

Как указал Пленум в п. 4 Постановления от 09.07.2013 № 24: «способствование должностным лицом в силу своего должностного положения совершению действий (бездействию) в пользу взяткодателя или представляемых им лиц выражается в использовании взяткополучателем авторитета и иных возможностей занимаемой должности для оказания воздействия на других должностных лиц в целях совершения ими указанных действий (бездействия) по службе. Такое воздействие заключается в склонении другого должностного лица к совершению соответствующих действий (бездействию) путем уговоров, обещаний, принуждения и др.

При этом получение должностным лицом вознаграждения за использование исключительно личных, не связанных с его должностным положением, отношений не может квалифицироваться по ст. 290 УК РФ. В этих случаях склонение должностного лица к совершению незаконных действий (бездействию) по службе может при наличии к тому оснований влечь уголовную ответственность за иные преступления (например, за подстрекательство к злоупотреблению должностными полномочиями или превышению должностных полномочий).
Например,  ВС РФ пришел к выводу об отсутствии данного признака состава получения взятки в действиях главного инженера Федерального государственного учреждения «Земельная кадастровая палата» (далее — ФГУ «ЗКП»), который за денежное вознаграждение руководителей коммандитного товарищества (далее-КТ) Карасева и Гуляева способствовал скорейшему изданию постановлений и других документов в мэрии города и администрации района, оформлению необходимых документов на земельные участки в комитете по земельным ресурсам и землеустройству, иных учреждениях. Так, Замков ввиду знакомства с руководителем комитета по земельным ресурсам и землеустройству получил информацию о наличии неиспользуемого земельного участка, которая могла быть предоставлена любому гражданину. Затем Замков подготовил проект постановления о выделении земельного участка и необходимые документы, а руководитель указанного комитета завизировал его проект постановления и отдал его специалистам администрации для дальнейшего согласования и представления главе администрации района. Кроме того, Замков помог свидетелю П. в проведении геодезической съемки на земельном участке, просил свидетеля Л.-руководителя филиала РГУП, который знал о подготовке земельным комитетом пакета документов и проекта решения по земельному участку, ускорить составление проекта постановления администрации района об изъятии неиспользуемого земельного участка у частного предпринимателя и передаче его под жилищное строительство представительства КТ.
Органами следствия не ставился вопрос, а судом не было установлено нарушений закона в действиях должностных лиц администрации района и города по выделению участков земли для КТ под жилищное строительство. При этом суд пришел к выводу, что ни одно из выполненных Замковым действий не входило в его должностные обязанности и исключил из предъявленного ему обвинения совершение действий, которые входили в его служебные обязанности или к которым он имел отношение по службе в ФГУ. Из приведенных в приговоре показаний свидетеля Л. следовало, что Замков являлся авторитетным человеком в области землеустройства, это вызывало к нему доверие и убежденность в отсутствии нарушений при выделении земельного участка. Однако суд показаниям свидетеля дал произвольное толкование, исказил их смысл и вопреки их содержанию указал, что показания свидетеля указывают на авторитет занимаемой Замковым должности и ее значимость. Между тем из материалов дела и приговора следовало, что осужденный совершил действия (т.е. выполнил обусловленную заключенным с ним договором работу) не только не входящие в его служебные полномочия и не связанные с его должностным положением, а, наоборот, обусловленную лишь его личным авторитетом в силу профессиональных качеств и личными связями, использование которых при влиянии на других должностных лиц, взаимоотношения между которыми законом не были оформлены и не были обусловлены исполнением им должностных функций, что не могло рассматриваться в качестве обязательного признака объективной стороны состава преступления, предусмотренного ст. 290 УК РФ.

При таких обстоятельствах Судебная коллегия приговор суда в отношении Замкова в части осуждения по ст. 290 ч. 4 п. «г» УК РФ, Карасева и Гуляева по ст. 291 ч. 1 УК РФ отменила, уголовное преследование прекратила за отсутствием в их действиях состава преступления (Кассационное определение от 14.10.2010  №13-О10-23).

В соответствии с законом получение должностным лицом взятки в виде способствования в силу своего должностного положения совершению действий (бездействия) в пользу взяткодателя возможно лишь в том случае, когда у должностного лица есть на то право и оно, как неотъемлемая составная часть его полномочий, может быть реализовано только путем совершения конкретных действий (бездействия), но в пределах представленных функций.

Получение взятки предполагает наличие определенных отношений, одним из элементов которых является непосредственное использование лицом принадлежащих только ему полномочий, поскольку без этого невозможно достижение требуемого результата. Использование возможностей других лиц предполагает объективную возможность виновного оказать на них влияние, употребив для этой цели свое должностное положение.

Теперь рассмотрим примеры, когда  взятки (коммерческий подкуп) передавались за способствование в совершение определенных действий в интересах дающего.
Так, Т., являясь директором по транспорту и логистике ОАО «Савинский цементный завод», в обязанности которого входило принятие мер по своевременному заключению договоров на подачу, уборку вагонов, эксплуатации подъездного пути и других документов, регламентирующих взаимоотношения предприятия, организация ремонта по среднему и подъемочному ремонту железнодорожных подъездных путей, проведение работы по совершенствованию эксплуатации и технического обслуживания транспорта предприятия, в период с сентября 2007 по декабрь 2008 предложил директору ООО «Строймет» П. передавать ему путем перевода на счет его дочери Т… денежные средства в размере 5-7% от общей суммы, подлежащей оплате за выполняемые по договорам работы, за услуги по лоббированию интересов ООО «Строймет» при выполнении договоров, приемке выполненных работ, по ускоренному составлению необходимой документации и оплате в ускоренные сроки работ по договорам. Директор ООО «Строймет» П. выразил согласие. После чего Т., используя свое служебное положение, 10 сентября 2007 лично подготовил письмо от имени генерального директора ОАО «Савинский цементный завод» в адрес ОАО «Евроцемент групп» о согласовании договора подряда от 29 августа 2007 по модернизации железнодорожных весов между ОАО «Савинский цементный завод» и ООО «Строймет», договора подряда по монтажу автовесов между ОАО «Савинский цементный завод» и вышеуказанным ООО, пользуясь своим авторитетом убедил генерального директора ОАО «Савинский цементный завод» в необходимости подписания данного письма, договоров и направил их адресату, обеспечил ускоренное составление документации и согласование договоров в ОАО «Евроцемент групп». После того, как вышеперечисленные договоры с ООО «Строймет» были заключены, требуемые работы выполнены, во исполнение данных договоров, 29 октября 2007 и 1 октября 2008 подписал счета-фактуры, акты приемки и справки о стоимости выполненных работ. П. в свою очередь перевел на счет дочери Т. оговоренные с последним суммы денег
( Архангельская область, Плесецкий районный суд, дело № 1-120-2011).

Недостатком при описании данного деяния является то, что в приговоре (дело рассмотрено в особом порядке) и в обвинении было не указано, в чем конкретно выразились действия Т. по обеспечению ускоренного составления документации и согласования договоров в ОАО «Евроцемент групп».
Вердиктом коллегии присяжных заседателей установлено, что ректор СГМУ С. получал взятки за действия, которым обвиняемый мог способствовать в силу своего служебного положения, значимости и авторитета должности руководителя государственного учреждения и представителя государства в нем, в частности, от директора ООО «МС-Мастер»  А— за скорейшие подписание договоров и государственных контрактов, их приемку и своевременную оплату, от Ш., являвшегося и директором ООО «Лайт.СД» и индивидуальным предпринимателем, — за скорейшее подписание государственных контрактов, приемку выполненных работ и своевременную их оплату, от директора ООО «Тэлма» Ф. — за победу в аукционе на заключение двух государственных контрактов, от директора ООО «Сфера Безопасности» А.— за победу в аукционе на заключение двух государственных контрактов (Архангельск, областной суд, дело № 2-1-2012).
В практике ВС РФ как способствование совершению определенных действий признавались, в частности, действия заместителя главы администрации муниципального образования по способствованию в предоставлении земельного участка, начальника отдела внутренних дел, пообещавшего за взятку поспособствовать прекращению уголовного дела, работника прокуратуры за взятки содействовавшего осужденным при рассмотрении судом ходатайств осужденных об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания, которое выразилось в даче соответствующего заключения в судебном заседании.
Так, Г. был осужден по п. Г ч. 4 ст. 290 УК РФ за то, что, являясь заместителем главы администрации Воскресенского района Саратовской области, лично получил взятку в виде денег в крупном размере за действия в пользу взяткодателя, которым он в силу своего должностного положения мог способствовать. В кассационных жалобах адвокаты указывали, что Г. не мог содействовать решению интересующих А. вопросов ввиду строгой регламентации процедуры предоставления земельных участков и отсутствия у него соответствующих полномочий. Судебная коллегия Верховного Суда РФ обвинительный приговор оставила без изменения, указав следующее.

А. обратился к Г. с просьбой оказать содействие в приобретении земельного участка под строительство коттеджа и аренде земли под сельскохозяйственные культуры. В ответ на предложение Г. он согласился передать тому взятку. При получении денег Г. был задержан. Судебная коллегия подчеркнула, что в предъявленном Г. обвинении указаны конкретные действия по оказанию содействия А., подтверждена его компетентность в решении этих вопросов. Согласно должностной инструкции в подчинении Г. находился отдел по управлению имуществом, непосредственно занимающийся процедурой сбора документации, необходимой для предоставления земли. При этом Г. предпринимал конкретные действия, направленные на содействие А. в решении вопроса о предоставлении земельных участков. Так, Г. лично отвел А. к находящемуся у него в непосредственном подчинении начальнику отдела управления имуществом, которому указал на необходимость содействия А. по интересующим его вопросам. Когда Г. стало известно об отказе начальника отдела подписать заявление А., он лично в ходе телефонного разговора указал тому на необходимость выполнения требования А., в результате начальник отдела поставил свою резолюцию, а Г. обещал в дальнейшем способствовать положительному решению вопроса
(Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 28.08. 2007 N 32-о07-25).
Приговором Астраханского областного суда с участием присяжных заседателей Д., являвшийся начальником Астраханского линейного управления внутренних дел на транспорте, признан виновным в том, что, действуя вопреки интересам службы, покушался на получение от А. взятки в крупном размере — 25 тысяч долларов США, эквивалентных 663 702 рублям за способствование в принятии решения о прекращении в отношении последнего уголовного преследования и снятию ареста с конструкций, установленных на барже «Вагенборг 106».
Как следует из приговора, было возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного частью 1 статьи 188 УК РФ, т.е. по обвинению в незаконном перемещении через таможенную границу строительных конструкций и оборудования, автозаправочных станций, принадлежащих ООО «Арктика. Поставки и услуги». На стационарные конструкции баржи «Вагенборг 106» судом был наложен арест.
После того как Д. стало известно о том, что генеральный директор ООО «Арктика. Поставки и услуги» А. допрошен следователем в качестве подозреваемого и в отношении его избрана мера пресечения в виде подписки о невыезде, он встретился с последним, потребовал передать ему взятку за содействие в прекращении уголовного преследования и снятии ареста с конструкций. А., согласившись передать взятку в сумме 25 тысяч долларов США, обратился с соответствующим заявлением в УФСБ РФ по Астраханской области и под контролем правоохранительных органов передал Д. 400 подлинных долларов США и светокопий 24 600 долларов США.
Суд квалифицировал действия Д. по части 3 статьи 30, пункту «г» части 4 статьи 290 УК РФ как покушение на получение должностным лицом взятки в виде денег за действия в пользу взяткодателя, когда оно в силу должностного положения может способствовать таким действиям, в крупном размере
(Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 14.11.2007 № 25-007-39сп).
Как способствование действиям в пользу взяткодателя в силу должностного положения были признаны действия X., который, являясь помощником прокурора Пермского края по надзору за соблюдением законов в исправительных учреждениях, получал взятки за содействие при рассмотрении судом ходатайств осужденных об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания, которое выразилось в даче заключения в судебном заседании об удовлетворении ходатайств осужденных
(Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 16.01.2008  № 44-007-120).
Опубликованы и другие примеры из судебной практики (Бюллетень Верховного Суда РФ, 1997, №4, 2000, №9).
Как разъяснил Пленум в п.5 Постановления от 09.07.2013 № 24, «при получении взятки за общее покровительство или попустительство по службе конкретные действия (бездействие), за которые она получена, на момент ее принятия не оговариваются взяткодателем и взяткополучателем, а лишь осознаются ими как вероятные, возможные в будущем.

Общее покровительство по службе может проявляться, в частности, в необоснованном назначении подчиненного, в том числе в нарушение установленного порядка, на более высокую должность, во включении его в списки лиц, представляемых к поощрительным выплатам.

К попустительству по службе относится, например, согласие должностного лица контролирующего органа не применять входящие в его полномочия меры ответственности в случае выявления совершенного взяткодателем нарушения.

Относящиеся к общему покровительству или попустительству по службе действия (бездействие) могут быть совершены должностным лицом в пользу как подчиненных, так и иных лиц, на которых распространяются его надзорные, контрольные или иные функции представителя власти, а также его организационно-распорядительные функции».

Например, признаки общего покровительства были установлены Архангельским областным судом по вышеуказанному делу № 2-1-2012.
Вердиктом коллегии присяжных заседателей установлено, что С., являясь руководителем, ректором и и.о. ректора АГМА, СГМУ в марте 1998 года, угрожая увольнением, потребовал от директора торгово-технологического комплекса (далее ТТК) АГМА, СГМУ Богдановой Н.А. за сохранение за ней должности и общее покровительство по службе передавать ему деньги за каждый месяц работы ТТК и лично получил от Богдановой Н.А., в 1998 году за 7 месяцев, в 1999 году за 8 месяцев по 5 000 руб. за месяц, в 2000 году за 8 месяцев по 10 000 руб. за месяц, в 2001 году за 8 месяцев, в 2002 году за 8 месяцев по 15 000 руб. за месяц, в 2003 году за 8 месяцев по 20 000 руб. за месяц.
Он же в один из дней с 1 ноября 2002 года по 1 марта 2003 года, угрожая увольнением, потребовал от директора ветеринарного центра СГМУ Ярыгина В.А. за сохранение за тем должности и общее покровительство по службе передавать ему деньги за каждый рабочий месяц и лично получил от Ярыгина В.А. в марте — декабре 2003 года за 9 месяцев по 10 000 руб. за месяц, в январе – декабре 2004 года за 11 месяцев в той же сумме.

 
Основным отличием получения взятки за общее покровительство и попустительство по службе от получения взятки за незаконные действия является то, что взяткодатель и взяткополучатель не оговаривают конкретные действия (бездействие), за которые она получена. На момент ее принятия они лишь осознают возможность совершения таких действия (бездействия) со стороны взяткополучателя в будущем.
ВС РФ оставил без изменения приговор Нижегородского областного суда в отношении государственного налогового инспектора Фадеева, осужденного по ч.1 ст. 290 УК РФ за получение взятки в сумме 600 тысяч рублей от частного предпринимателя Быкова за общее покровительство и попустительство по службе. При этом Судебная коллегия исходила из того, что по показаниям Фадеева деньги от Быкова он получал согласно договоренности с ним за общее покровительство и попустительство. Свидетель Быков подтвердил эти обстоятельства и дополнительно пояснил, что взятки он мог и не давать, при этом ущерба его законным интересам не наступило бы. Более того, он решил дать взятку, чтобы с помощью Фадеева избежать в будущем ответственности за возможные нарушения налогового законодательства, т. е. для защиты своих незаконных интересов
(Бюллетень Верховного Суда РФ, 1999, №7).

В тех случаях, когда взятка передается за конкретные действия, признаки общего покровительства и попустительства по службе отсутствуют.
ВС РФ признал обоснованным исключение судом из обвинения главному государственному таможенному инспектору Хасанской таможни З. получения взятки за общее покровительство и попустительство по службе.
Из материалов дела следовало, что З. после таможенного контроля партии лома черных металлов, экспортируемой ООО «СТМ Холдинг», предъявил представителю общества незаконное требование о передаче взятки за совершенные им действия, входящие в круг его непосредственных должностных обязанностей.
Доводы кассационного представления о необоснованности такого решения Судебная коллегия признала несостоятельными, указав, что З. требовал и получил взятку за конкретные действия по таможенному оформлению партии груза, которые он совершил
(Кассационное определение от 17.11.2005 № 56-о05-70).

Часть 3 ст. 290 УК РФ устанавливает уголовную ответственность должностного лица за получение взятки за незаконные действия (бездействие), т.е. за поведение, связанное с нарушением обязанностей по службе.

п. 6 Пленума разъяснил, что под незаконными действиями (бездействием), за совершение которых должностное лицо получило взятку (ч. 3 ст. 290 УК РФ), следует понимать действия (бездействие), которые:
1) совершены должностным лицом с использованием служебных полномочий, однако в отсутствие предусмотренных законом оснований или условий для их реализации;
2) относятся к полномочиям другого должностного лица;
3) совершаются должностным лицом единолично, однако могли быть осуществлены только коллегиально либо по согласованию с другим должностным лицом или органом;
4) состоят в неисполнении служебных обязанностей;
5) никто и ни при каких обстоятельствах не вправе совершать.
К ним, в частности, относятся фальсификация доказательств по уголовному делу, неисполнение предусмотренной законом обязанности по составлению протокола об административном правонарушении, принятие незаконного решения на основании заведомо подложных документов, внесение в документы сведений, не соответствующих действительности.

Получение должностным лицом взятки за использование должностного положения в целях способствования совершению другим должностным лицом незаконных действий (бездействию) по службе надлежит квалифицировать по ч. 3 ст. 290 УК РФ.

Рассмотрим несколько примеров.
Так,  суд признал И. виновным в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст.290 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13.06.1996г.), в связи с теми, что он, являясь инспектором дорожно-патрульной службы 1 роты в составе отдельного батальона ДПС ГИБДД при УВД, при осуществлении функций представителя власти, в должностные обязанности которого входило предотвращение и пресечение преступлений и административных правонарушений, составление протоколов об административных правонарушениях, выявив факт нарушения водителем С. п.1.3 Правил дорожного движения (выезд на полосу встречного движения с пересечением сплошной линии разметки), т.е. административное правонарушение, предусмотренное ч.4 ст.12.15. КоАП РФ, предложил С. с целью несоставления протокола об административном правонарушении передать ему денежные средства в размере 2000 рублей. Поскольку денежные средства у С. отсутствовали, договорился о передаче ему указанной суммы на следующий день. После чего 2 ноября 2010 возле п. Зеленец получил от С. взятку в размере 2000 рублей за несоставление протокола об административном правонарушении, т.е. за незаконное бездействие.Аналогичная квалификация дана судом действиям Щ, который, являясь инспектором по исполнению административного законодательства ГиБДД ОВД, в должностные обязанности которого входила организация хранения административных дел и контроль за исполнением судебных решений о назначении административного наказания, получил через посредника взятки за незаконные действия по выдаче водителям, лишенным права управления транспортными средствами, Попову, Мезину и Копенину водительских удостоверений. Судом осужден Т.-оперативный уполномоченный УВД, получивший взятку за незаконные действия по прекращению проверки в отношении предпринимателя. Судом осуждены А. за то, что, зная о незаконной рубке древесины, будучи мастером леса ХХХХ лесничества, в обязанности которого входило выявление данных правонарушений и сообщение о них руководству, сокрыл данный факт за взятку, П., занимавший должность мастера лесничества, который незаконно сверх договора отвел участок леса под вырубку, заклеймив деревья .Действия должностных лиц УИН, за вознаграждение проносивших на территорию исправительного учреждения мобильные телефоны для осужденных, также признавались незаконными, поскольку данные предметы относились к числу запрещенных к использованию осужденными, в силу должностных полномочий сотрудники УИН были обязаны сами изымать у осужденных запрещенные к хранению предметы, требовать от них исполнения обязанностей, осуществлять контроль за соблюдением режимных требований, а также пресекать правонарушения.Незаконными признавались действия врачей, которые за взятку без осмотров в нарушение п.15 Порядка выдачи медицинскими организациями листков нетрудоспособности, утвержденного Приказом Минздравсоцразвития России № 514 от 01.08.2007  выдавали листки нетрудоспособности.

Теперь рассмотрим примеры, когда исключался  из объема обвинения квалифицирующий признак -«незаконность действий».
Органом предварительного расследования по эпизодам получения Б. взяток от ООО «Остеон» и ЗАО «Сервисинструмент» предъявлено обвинение в получении денег за совершение незаконных действий, выразившихся в инициировании, организации, подготовке и проведении соответствующих аукционов в интересах данных организаций. Незаконность действий Б., по мнению стороны обвинения, выразилась в том, что тот нарушил требования Федерального закона РФ от 21 июля 2005  № 94-ФЗ «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказания услуг для государственных и муниципальных нужд» и п. 2 ч. 1 ст. 17 Федерального закона РФ № 135 «О защите конкуренции», создав преимущественные условия в торгах путем предоставления информации о предметах аукциона.
Вместе с тем все аукционы с участием ООО «Остеон» и ЗАО «Сервисинструмент», о чем показали свидетели, были проведены в соответствии с требованиями указанных законов. Каких-либо нарушений при этом не допущено.
Высылка заранее менеджером ЗАО «Сервисинструмент» в адрес ГУЗ «АОКБ» технических характеристик оборудования не противоречила положениям обоих законов, поскольку установленный запрет (ст. 32 Федерального закона РФ от 21 июля 2005 № 94-ФЗ) на проведение каких-либо переговоров заказчика с участником размещения заказа касается именно участника аукциона, а таковым он становится лишь после рассмотрения заявки и допуска к аукциону.
Кроме того, установлено, что аукционы проводились в открытой форме, информация о них и предметах аукциона объявлялась заранее, все заинтересованные лица имели к ней доступ, могли самостоятельно принимать участие, подавать заявки, делать ценовые предложения.
Об отсутствии неправомерной конкуренции в данных аукционах свидетельствовал и тот факт, что при проведении указанных аукционов помимо ООО «Остеон» и ЗАО «Сервисинструмент» участвовали и другие организации.
Таким образом, каких-либо неправомерных действий Б. в организации и проведении аукционов с участием ООО «Остеон» и ЗАО «Сервисинструмент» судом не установлено.
С учетом изложенного по данным эпизодам обвинения Б. суд исключил квалифицирующий признак – незаконность действий (Архангельский областной суд, дело № 2-37-2012).

Коммерческий подкуп имеет много общих признаков объективной стороны со взяточничеством.
Объективная сторона преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 204 УК РФ, состоит в незаконном получении лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, денег, ценных бумаг, иного имущества, а равно незаконном пользовании услугами имущественного характера за совершение действий (бездействия) в интересах дающего в связи с занимаемым этим лицом должностным положением.

Обязательным признаком объективной стороны преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 204 УК РФ, является незаконное получение предмета подкупа.

Незаконность получения предмета подкупа может выражаться в совершении действий, объективно невыгодных коммерческой организации, поскольку в этом случае нарушается установленная гражданским законодательством обязанность действовать в интересах представляемого юридического лица добросовестно и разумно (п. 3 ст. 53 ГК РФ) и установленная ст. 21 Трудового кодекса РФ обязанность работника добросовестно выполнять трудовые обязанности.

Получение вознаграждения по инициативе самого получателя может и не противоречить интересам организации, однако такие действия могут противоречить принципу добросовестности и нарушать законные интересы организации, являющейся контрагентом, дискредитировать принцип свободы договора.

Да 9 9

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Участники дискуссии: Морохин Иван, Бесунова Алёна, Цыганков Владимир

Для комментирования необходимо Авторизоваться или Зарегистрироваться

Ваши персональные заметки к публикации (видны только вам)

Рейтинг публикации: «Взятка ст. 290 УК РФ (Часть 6 - Объективная сторона получения взятки и коммерческого подкупа)» 2 звезд из 5 на основе 9 оценок.