Я предлагаю немного поговорить об обязательности применения судами Постановлений Пленума ВС РФ и Постановлений Президиума ВС РФ по вопросам уголовного судопроизводства.

К написанию данной статьи меня подтолкнула заметка одного нашего коллеги, который задался вопросом: какой характер для их применения носят Постановления Пленума ВС РФ и Постановления Президиума ВС РФ – обязательный, или рекомендательный.

И если с вопросом применяемости этих постановлений в гражданском, арбитражном и административном судопроизводствах, благодаря  Постановлению Конституционного суда № 1-П от 21 января 2010 года, все встало на свои места еще при обсуждении изначальной темы нашего коллеги, то с вопросами их применяемости и характера в уголовном судопроизводстве, возникли вопросы.

Деятельность Верховного суда РФ, как и других судов в России, регулируется, прежде всего, следующим нормативным актом:

Федеральный конституционный закон от 31.12.1996 N 1-ФКЗ (ред. от 30.10.2018) «О судебной системе Российской Федерации» (с изм. и доп., вступ. в силу с 01.01.2019)

Статья 19. Верховный Суд Российской Федерации

(в ред. Федерального конституционного закона от 05.02.2014 N 4-ФКЗ)

(см. текст в предыдущей редакции) 

  1. Верховный Суд Российской Федерации является высшим судебным органом по гражданским делам, делам по разрешению экономических споров, уголовным, административным и иным делам, подсудным судам, образованным в соответствии с настоящим Федеральным конституционным законом.
  2. Верховный Суд Российской Федерации осуществляет в предусмотренных федеральным законом процессуальных формах судебный надзор за деятельностью судов, образованных в соответствии с настоящим Федеральным конституционным законом, рассматривая гражданские дела, дела по разрешению экономических споров, уголовные, административные и иные дела, подсудные указанным судам, в качестве суда надзорной инстанции, а также в пределах своей компетенции в качестве суда апелляционной и кассационной инстанций.
  3. Верховный Суд Российской Федерации рассматривает отнесенные к его подсудности дела в качестве суда первой инстанции и по новым или вновь открывшимся обстоятельствам.
  4. Верховный Суд Российской Федерации в целях обеспечения единообразного применения законодательства Российской Федерации дает судам разъяснения по вопросам судебной практики.

 

Казалось бы – все ясно: разъяснения, в принципе не могут являться императивной нормой, а являются всего-навсего – инструкцией к применению законодательства. Скажем, вы приобрели холодильник. К нему есть инструкция. Но эта инструкция не обязывает вас использовать холодильник для хранения скоропортящихся продуктов и, никоим образом, не может запретить вам использовать его, на пример, вместо шкафа. Другими словами: инструкция носит рекомендательный характер и направлена только на то, что бы полезный эффект от холодильника стал максимальным.

Примерно та же ситуация с Постановлениями Пленума ВС РФ: они так же, в основном, носят рекомендательный характер, и основаны на конкретных нормах права, несоблюдение которых может привести к отмене решения суда. Здесь важно уловить последовательность причинно-следственных связей, которая выглядит так: законодатель принял норму закона; ПП ВС РФ дал разъяснения о применении этой нормы; судья принял решение, законность которого зависит не от того — следовал он разъяснениям, или нет, а того – соответствует ли это решение норме закона. При этом представляется, что в случае игнорирования судьей разъяснений, но при соответствии решения норме закона, правовых оснований для отмены такого решения нет, т.к. разъяснения правовой нормой не являются и ссылка на них в приговоре не предусмотрена.

Для наглядности и понимания моей точки зрения на эту проблему, я предлагаю обратиться к одному из наиболее, на мой взгляд, значимых, с точки зрения именно применяемости, как нами, так и судами, Постановлению Пленума ВС РФ, которое, помимо прочего, разъясняет порядок назначения наказания, при наличии обстоятельств, указанных в гл.10 УК РФ. Это постановление звучит так:

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 22.12.2015 N 58 (ред. от 18.12.2018) «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания»

Я полагаю, что разбор даже одного раздела этого Постановления сможет показать: рекомендательный, или императивный характер носят такие постановления в уголовном судопроизводстве. Возьмем раздел 

Порядок исчисления сроков наказания при применении статей

62, 64, 65, 66 и 68 УК РФ

 

  1. Под наиболее строгим видом наказания в статьях 62, 65, 66, 68 УК РФ следует понимать тот из перечисленных в санкции статьи вид наказания, который является наиболее строгим из применяемых в соответствии с действующим уголовным законом видов наказаний с учетом положений ст. 44 УК РФ (например, в этих целях арест не учитывается). При этом не имеет значения, может ли данный вид наказания быть назначен виновному с учетом положений Общей части УК РФ (например, части 1 ст. 56 УК РФ) или Особенной части УК РФ (например, пункта 2 примечаний к статье 134 УК РФ).

(в ред. Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 18.12.2018 N 43)

(см. текст в предыдущей редакции)

Правила статей 62, 65, 66 и 68 УК РФ не распространяются на случаи назначения менее строгого вида наказания, указанного в санкции статьи Особенной части УК РФ, за совершенное преступление и дополнительного наказания.

  1. При применении статей 62, 65 и 68 УК РФ в случае совершения неоконченного преступления указанная в этих нормах часть наказания исчисляется от срока или размера наказания, которые могут быть назначены по правилам ст. 66 УК РФ.

Если в результате применения статей 66 и (или) 62 УК РФ либо статей 66 и 65 УК РФ срок или размер наказания, который может быть назначен осужденному, окажется менее строгим, чем низший предел наиболее строгого вида наказания, предусмотренного санкцией соответствующей статьи Особенной части УК РФ, то наказание назначается ниже низшего предела без ссылки на ст. 64 УК РФ. В таких случаях верхний предел назначаемого наказания не должен превышать срок или размер наказания, который может быть назначен с учетом положений указанных статей (например, за преступление, предусмотренное частью 3 ст. 162 УК РФ, с учетом положений части 2 ст. 62 УК РФ лишение свободы назначается на срок не более 6 лет, хотя низший предел санкции составляет 7 лет).

Таким же образом разрешается вопрос назначения наказания в случае совпадения верхнего предела наказания, которое может быть назначено осужденному в результате применения указанных норм, с низшим пределом наиболее строгого вида наказания, предусмотренного санкцией соответствующей статьи Особенной части УК РФ.

Судам следует иметь в виду, что в таких случаях верхний предел наказания, которое может быть назначено осужденному в результате применения указанных норм, является для него максимальным размером, с учетом которого необходимо применять и другие правила назначения наказания, установленные законом.

(абзац введен Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 18.12.2018 N 43)

  1. Суд обязан мотивировать применение норм, ограничивающих срок или размер наказания определенной частью наиболее строгого вида наказания, в описательно-мотивировочной части приговора. В резолютивной части приговора ссылка на статьи 62, 65, 66 и 68 УК РФ не требуется даже в том случае, когда в результате применения положений статей 62, 65, 66 УК РФ назначенное наказание окажется ниже низшего предела наиболее строгого вида наказания, предусмотренного санкцией статьи Особенной части УК РФ. В случае применения ст. 64 УК РФ ссылка на нее в резолютивной части приговора обязательна.

 

И так, мы имеем Постановление, которое разъясняет нам нормы права, определяющие порядок назначения наказания и регламентирующее условия их применения. Не знаю: где как, но у нас некоторые судьи в приговорах в отношении лиц, заключавших ДСС (ч.2 ст. 62 УК РФ), при назначении наказания, начали ссылаться на это Постановление, а именно на п. 34. Представляется — это не правильно. Вообще нормы права, предусмотренные ст.ст. 62, 65, 66 УК РФ сами по себе определяют максимально возможный срок наказания, при наличии указанных в них обстоятельств, — не более половины от максимального срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного санкцией инкриминируемой статьи Особенной части УК РФ. И для понимания этого, вовсе было не обязательно указывать в п.33 Постановления на то, что  «Под наиболее строгим видом наказания в статьях 62, 65, 66, 68 УК РФ следует понимать тот из перечисленных в санкции статьи вид наказания, который является наиболее строгим…». Сама по себе такая формулировка, на мой взгляд, вызывает нервный смех и напоминает известное выступление т. Комаринского (в исполнении С. Филиппова), из к/ф «Девушка без адреса», о « своевременной оборачиваемости оборачиваемых директив, которая происходит своевременно».

Таким образом, Постановление, в этой части, как, в прочем и в остальных, не определяет меру наказания (она уже определена наиболее строгой санкцией инкриминируемой статьи Особенной части УК РФ и положениями указанных норм Общей части), а всего лишь разъясняет порядок ее исчисления, который, на мой взгляд, и так очевиден и достаточно полно отражен в указанных статьях УК РФ.

Не является императивным и указание в п.35 на то, что в резолютивной части приговора не требуется ссылка на указанные статьи. Сказано, что такое указание не требуется, но тоже самое следует и из статей 308,309 УПК РФ, содержащих исчерпывающий и не подлежащий расширительному толкованию перечень данных и тех обстоятельств, которые должны быть в этой части приговора, указаны. А вот указание на то, что в резолютивной части приговора обязательна ссылка на ст. 64 УК РФ, в случае ее применения, представляется, хотя, возможно, и логичным, но недопустимым императивным требованием. Т.к. это указание произвольно расширяет требования, исчерпывающе изложенные в статьях 308,309 УПК РФ. Но здесь уже возникает вопрос о последствиях соблюдения, или несоблюдения этого требования. Полагаю, что при наличии указаний, в описательно-мотивировочной части на смягчающие обстоятельства, предусмотренные ст. 64 УК РФ, отмены приговора не произойдет, даже если в резолютивной части указаний на эту статью не будет.

В результате этого «мозгового штурма» мы вернулись к тому, с чего и начали, что Постановления Пленума ВС РФ, сами по себе,  императивными нормами не являются. Они носят характер разъяснений того, как, в какой последовательности и каким образом следует применять действующие нормы УК РФ. И решающее процессуальное значение имеет вопрос не то,- соответствует ли вынесенный приговор положениям того, или иного Постановления Пленума ВС РФ, а то,- насколько вынесенный приговор соответствует требованиям УК РФ. По сути своей, — это та же инструкция к холодильнику, которой можно пользоваться, а можно – не пользоваться: холодильник не перестанет быть холодильником. Вопрос только в результативности его использования.

Да 17 17

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Участники дискуссии: Стрижак Андрей, Минина Ольга, Закутний Алексей
  • Адвокат Минина Ольга Витальевна 07 Июня, 22:25 #

    Уважаемый Алексей Валентинович, я с Вами согласна — ППВС не могут подменять закон, как это часто бывает. И это касается не только уголовного, но и гражданского и иных процессов. Более того, в толковании закона ВС бывает не прав. 
    Я считаю, что закон должен быть написан так, чтобы исключить его двоякое толкование, что, к сожалению, сейчас норма. Мало того, что в России законы пишут коряво, плюс еще принимают кучу подзаконных актов. По моему мнению, так быть не должно. Недавно столкнулась с гражданским кодексом Украины по наследственному вопросу и была приятно удивлена, насколько четко и ясно изложены его положения, причем в него включены и такие положения, которые у нас регулируются подзаконными актами.

    +4
    • Адвокат Закутний Алексей Валентинович 08 Июня, 10:05 #

      Уважаемая Ольга Витальевна,  дело в том, что правовое значение ПП ВС РФ в области гражданского и других областей судопроизводства, допускающих принцип аналогии, определено в Постановлении Конституционного суда № 1-П от 21 января 2010 года, как безусловно применяемое, и на будущее — тоже. Поэтому я писал прежде всего об уголовном судопроизводстве. Ну а что касается наших законодателей,- спорить не приходится.

      +4
  • Адвокат Стрижак Андрей Валерьевич 11 Июня, 08:07 #

    Отличный вопрос обозначен.
    Смотрим Конституцию РФ, статью 120:
    Судьи независимы и подчиняются только Конституции Российской Федерации и федеральному закону.ППВСы, обзоры по закону законом не являются.
    В жизни совсем иная картина.

    +5
    • Адвокат Закутний Алексей Валентинович 11 Июня, 08:50 #

      Уважаемый Андрей Валерьевич, спасибо, за оценку. Я полностью с Вами согласен. К сожалению, судьи, нередко, предпочитают не знать, или забыть эту норму Конституции и готовы подчиняться кому угодно, лишь бы с себя ответственность снять, или просто: какому ни будь власть имущему чиновнику угодить. Как вариант борьбы с этим, могла бы быть территориальная  ротация судей , но мы, видать, не доросли до этого.

      +4
      • Адвокат Стрижак Андрей Валерьевич 11 Июня, 09:19 #

        Уважаемый Алексей Валентинович, всё гораздо проще, должностные лица ради выслуги, зарплат, пенсий делают то, что надо.
        Никакая ротация не поможет, пока не изменится прежде всего сознание в нужную сторону. Но это уже утопия…

        +5

Да 17 17

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Для комментирования необходимо Авторизоваться или Зарегистрироваться

Ваши персональные заметки к публикации (видны только вам)

Рейтинг публикации: «ПП ВС РФ в уголовном судопроизводстве - рекомендации?» 3 звезд из 5 на основе 17 оценок.

Другие публикации автора

Продвигаемые публикации