Наступательность в уголовном процессе – активный поиск источников доказательств, их проверка на целесообразность использования в целях достижения поставленной цели, при ожидании положительного результата — способствование к сбору уполномоченным лицом (органом расследования или судом) этих доказательств с указанием им на нужную их интерпретацию.

Наступательность должна быть характерна, прежде всего, для органа расследования, в целях достижения своих целей – сбора совокупности доказательств обвинения. Как ранее занимавший ответственные должности в органах прокуратуры и Следственного Комитета, отмечаю, что по ряду объективных и субъективных причин следователь (дознаватель), как правило, ограничивается сбором минимально возможного (необходимого в конкретном случае) объема доказательств виновности лица, и возможность сбора иных дополнительных доказательств порою утрачивается навсегда (при представлении интересов потерпевшего, гражданского истца – задача адвоката добиться от органа расследования такой наступательности, но это другая история).

Однако подобная наступательность в большинстве случаев должна быть присуща и при осуществлении защиты.

Далеко не всегда выжидательная позиция, включающая в себя отказ клиента от дачи показаний на основании ст.51 Конституции РФ, ожидание процедуры ознакомления со всеми материалами уголовного дела в целях построения дальнейшей тактики защиты с учетом всех имеющихся у стороны обвинения доказательств, может принести нужный результат.

На примере одного уголовного дела, которое в итоге в январе 2018 г.  прекращено органом следствия в отношении моего клиента за отсутствием составов преступлений, продемонстрирую используемые мною принципы подобной тактики защиты подозреваемого.

Несмотря на положительный результат по данному уголовному делу и стабильность принятого органом следствия процессуального решения, буду рад предложениям и замечаниям (критике) со стороны коллег, к тому же, это мой первый опыт написания статьи на «Праворуб.ру», и постараюсь быть кратким.

Итак, в марте 2016 г. СО СК РФ возбуждает уголовные дела по ч.1 ст.285 (злоупотребление должностными полномочиями), ч.1 ст. 292 УК РФ (служебный подлог) в отношении Я., — заведующей муниципального бюджетного учреждения культуры, как принято говорить – Дома Культуры (ДК) небольшого города Краснодарского края. Поводом послужили результаты ОРД, согласно которым К., приходящаяся внучкой Я., работавшая в этом ДК  в период с сентября по декабрь 2015 г. руководителем одного из кружков под началом Я., фактически не выполняла своих трудовых обязанностей, и незаконно выплачиваемую заработную плату в пользу К. они также незаконно похищали, что подтверждалось данными журнала училища, в котором по очной форме обучалась К., и время учебных занятий и проведения кружков совпадало.

В начале следствия были допрошены Я. и К., большинство работников ДК, все они настаивали, что К. фактически работала и заслужила зарплату. Но разве такие доводы могут смутить следствие, а потом и суд – «понятно, что выгораживают, а вина доказана совокупностью доказательств».

Также следствие проводила почерковедческие экспертизы, выясняя, кто заполнял табели учета рабочего времени, журналы работы кружка и т.п.; экономические вопросы никого не волновали.

На фоне данных событий Я. тяжело заболела и следствие было приостановлено на период ее болезни. Через полтора года по ее выздоровлению (и получению инвалидности) следствие возобновлено и в отношении Я. возбуждено еще дно уголовное дело — по ч.3 ст.159 (мошенничество с использованием своего служебного положения, в том числе и в отношении ее внучки К.

Это было очередным ударом для Я., нервы и здоровье которой и так же были на пределе, и при обращении ко мне как защитнику она требовала скорейшего разрешения уголовного дела, поскольку имевшийся у нее защитник никаких активных мер не предпринимала, что не устраивало Я. 

Мною было принято решение собрать полные данные, которые бы свидетельствовали в пользу Я., предъявить их следователю, и начать последовательно добиваться учета следователем этих данных при принятии процессуальных решений, а не их игнорирование.

Во-первых, в муниципальном учреждении культуры (далее-МУК), являющемся работодателем Я., запрошены сведения о том, что еще в 2013 г. ДК, руководителем которого являлась Я., реорганизовано в филиал, и всех властных полномочий Я. лишена тогда же. Почему-то следствие этот вопрос не волновал, хотя это должно свидетельствовать об отсутствии у Я. статуса «должностного лица», «должностного положения».

Во-вторых, в МУК, а также в горадминистрации запрошены сведения о факте исполнения муниципального заказа ДК за 2015 г., получены ответы о его полном выполнении, что свидетельствовало о том, что объем работы К. выполнен и оплата за ее работу начислена и выплачена обосновано.

В-третьих, в 9-ти организациях запрошены письменные подтверждения того, что в сентябре-декабре 2015 г. у них проводились «культурные» мероприятия с участием музыкального коллектива под руководством К. Это были концерты для «слепых» в Обществе слепых, проведение Брейн-ринга в одной из школ, и даже выступление на Дне милиции.

И тут не обошлось без небольшого казуса: замполит отдела полиции уверено подписал бумагу, подтверждающую выступление коллектива под руководством К. с выражением ей благодарности, а когда немного позже эта бумага оказалась в материалах уголовного дела – начал возмущаться, что его «подставили», ведь теперь сам отдел полиции опровергал те сведения, которые ранее добыли оперуполномоченные этого же отдела  и которым уже поверил орган следствия. 

Затем всю собранную информацию Я. представила в МУК с просьбой провести служебное расследование на предмет наличия в её действиях нарушений трудовой дисциплины, о признаках которых ей стало известно от органа следствия.

Выводы служебного расследования гласили, что весь положенный объем работы К. выполнила, заработная плата ей начислена и выплачена правомерно, при этом К. прогулов не совершала, но нарушала график работы, а Я. допускала ошибки при оформлении табелей учета рабочего времени (которые в  реальности она даже не составляла и не подписывала), однако никакого материального вреда это не причинило, на результатах работы ДК отрицательно это не отразилось.

Нас устраивала и такая формулировка.

МУК, признанное ранее потерпевшим, обратилось с ходатайством о прекращении дела в связи с отсутствием какого-либо вреда от действий Я. и К., предоставив весь ранее собранный массив документов, при этом руководитель МУК проявил определенную твердость характера при его дополнительном допросе.

По нашему ходатайству Я. допросили подозреваемой повторно, мы дали развернутую правовую позицию со ссылками на позицию потерпевшего МУК, просили дело прекратить. При этом в части ст. 292 УК РФ мы указывали на то, что табели учета рабочего времени не являются официальными документами.

Ввиду отказа во всех ходатайствах были поданы жалобы в порядке ст.123-124 УПК РФ руководителю следственного органа и надзирающему прокурору – отказы были краткими: идет следствие, не торопитесь.

Но мы торопились, и обжаловали в суд в порядке ст. 125 УПК РФ постановление об очередном продлении срока следствия. Время было предновогоднее, и жалобу пришлось подавать через сайт суда, так как канцелярия уже закрылась на замок и вела составление отчетов. В жалобе ожидаемо отказали (мы даже не стали ходить на заседание), но суд, я полагаю, высказал свое субъективное мнение следователю по поводу расследуемого почти 2 календарных года делу.

И следствие сдалось (хотя и постепенно): сперва прекращено уголовное преследование в части ст. 285 УК РФ (с формулировкой: данное деяние Я. охватывается диспозицией ст. 159 УК РФ), затем в части ст. 292 УК РФ (ввиду того, что табели учета рабочего времени не являются официальными документами) и в итоге окончательно прекращено уголовное дело по реабилитирующему основанию в связи с отсутствием в действиях Я. и К. состава преступления, предусмотренного ст. 159 УК РФ, так как признаки хищения не подтвердились.

В январе 2019 г. уже год, как процессуальные решения никем не отменяются.

Полагаю, что данный результат подтверждает правильность выбранной ранее тактики защиты.

Прилагаемые копии постановлений следователя низкого качества из-за низкого качества оригиналов.

Документы

1.Постановление о част​ичном прекращении у-​дела, от 10.01.1871.5 KB
2.Постановление о прек​ращении у-дела, от 1​3.01.18122.4 KB
3.ходатайство адвоката​ о прекращении у-дел​а342.9 KB

Все документы в данном разделе доступны только профессиональным участникам портала, имеющим PRO-аккаунт.

Для доступа к документам необходимо авторизоваться

Да 53 53

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Участники дискуссии: Морохин Иван, Суховеев Андрей, Галкин Константин, Лукьянов Дмитрий, Ситливый Олег, Бесунова Алёна, Спиридонов Михаил, Лапо Александра, Филиппов Сергей
  • 18 Февраля, 19:33 #

    Уважаемый Олег Анатольевич, поздравляю с победой и с «устоявшимся» решением! (Y)
    Здорово, что в Вашем случае «наступательная» тактика сработала и дала отличный результат!
    Все же отмечу, что тактика — вопрос тонкий и в каждом конкретном случае, должна выбираться индивидуально!
    Иногда, например, лучше «не мешать» следствию допускать ошибки и не торопиться, как например в этом моем случае, когда мы спокойно дождались срока давности (по той статье, которую предполагали правильно вменить в нашей ситуации), после чего добились переквалификации дела и прекращения уголовного преследования!
    Спасибо Вам за приведенную практику (Y) и дальнейших побед! (muscle)

    +11
    • 19 Февраля, 18:07 #

      Уважаемый Сергей Валерьевич, иногда спокойно дожидаться и в описанном Вами случае нет возможности, а приходится проявлять «наступательность» в поисках поводов для продления срока расследования

      +2
  • 19 Февраля, 06:00 #

    Уважаемый Олег Анатольевич, Вы отлично поработали!

    Прилагаемые копии постановлений следователя низкого качества из-за низкого качества оригиналов.Вернее будет сказать — из-за низкого качества следствия. :)

    +8
  • 19 Февраля, 06:06 #

    Уважаемый Олег Анатольевич, спасибо за отличный пример продуктивной работы защитника! 
    Признаться не ожидал, что ст. 125 УПК РФ ещё может быть полезной, но Вы меня приятно удивили. (handshake) 
    Поздравляю с победой и желаю успеха на стадии реабилитации! ;)

    +7
  • 19 Февраля, 11:16 #

    Уважаемый Олег Анатольевич, поздравляю!
    Тот случай, когда лучшая защита — нападение.(punch)

    +5
  • 19 Февраля, 17:16 #

    Уважаемый Олег Анатольевич, наступательная тактика принесла свои плоды! Поздравляю(handshake)

    +5
  • 21 Февраля, 12:54 #

    Спасибо всем за внимание к моей 1-й публикации на Праворубе, особенно корифеев сайта, которые нашли на это время

    +2
  • 22 Февраля, 23:38 #

    Уважаемый Олег Анатольевич, поздравляю Вас и благодарю за интересную публикацию!  А что решили с реабилитацией?

    +1
    • 25 Февраля, 11:05 #

      Уважаемый Дмитрий Николаевич, пока что клиент решила забыть обо всем произошедшем, как о страшном сне. Да и состояние здоровья таково, что любой стресс может привести к фатальному исходу. Может, чуть позже она все же решится взяться за компенсацию по реабилитации

      +1
  • 23 Февраля, 08:48 #

    Уважаемый Олег Анатольевич, годный вывод и стиль работы(Y)

    +3

Да 53 53

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Для комментирования необходимо Авторизоваться или Зарегистрироваться

Ваши персональные заметки к публикации (видны только вам)

Рейтинг публикации: «Наступательность «уголовного» адвоката (прекращение уголовного дела по ст.ст.159 ч.3, 285 ч.1, 292 ч.1 УК РФ в бюджетной сфере» 5 звезд из 5 на основе 53 оценок.