В ст. 2 Конституции РФ закреплено положение о том, что «человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав человека и гражданина — обязанность государства (но не должностных лиц!).
Вступление Случались в моей практике оправдательные приговоры по уголовным делам. Я писал об этом здесь , здесь и здесь . Все они были непростые. Сложно было их добиться и нелегко удержать. Но все это было довольно давно. А потом «выдача» оправдательных приговоров временно прекратилась.
Несомненно, для адвоката более привычно быть защитником обвиняемого/подсудимого. Однако иногда есть необходимость в оказании в рамках уголовного дела правовой помощи потерпевшему. Казалось бы, эта функция менее сложная, поскольку в ней адвокат потерпевшего находится на одной линии фронта с государственной машиной обвинения, которая уже провела значительную работу по обвинению противника и сбору подтверждающих это обвинение доказательств.
По большому счету, такая работа адвоката зачастую ограничивается составлением и подачей гражданского иска в уголовном процессе, его поддержанием в суде, дачей в суде показаний в качестве представителя потерпевшего, выступление в прениях.
Однако есть масса дел, в которых необходимо более значительное участие адвоката, защищающего интересы потерпевшего. Это дело является показательным примером, в том числе того, какие разные результаты получили потерпевшие, привлекавшие и не привлекавшие к защите своих интересов адвоката. Кроме того, полагаю, что жесткая и профессиональная позиция представителя потерпевшего так же имеет определенное воздействие на суд, который понимает и чувствует, что у государственного обвинения есть равнозначный по силе союзник, активно участвующий в деле и обладающий всеми процессуальными правами, вплоть до обжалования приговора.
Уже не один раз обсуждался вопрос о прекращении уголовного дела в связи с декриминализацией при отсутствии согласия на это подсудимого. Вроде, все понятно, но из раза в раз суды выносят незаконные решения, которые отменяются вышестоящими судами. Учитывая, что нам предстоит очередная декриминализация побоев в семье, то данный вопрос о правомерности прекращения уголовного дела будет звучать достаточно актуально.
В 2015 году я участвовал в рассмотрении дела в отношении группы лиц, обвиняемых в приготовлении к сбыту крупных партий наркотических веществ в составе преступного сообщества.  Из данного большого дела в отдельное производство были выделены два дела, в отношении обвиняемых, заключивших досудебное соглашение о сотрудничестве.  Их дела были быстро рассмотрены, осужденные, дали в нашем деле свидетельские показания и убыли для отбытия своих наказаний. Они были признаны виновными в совершении преступлений, предусмотренных частью 1 (2) ст.210 УК РФ и частью 1 статьи 30, части 5 статьи 228.1 УК РФ.
Хочу поделиться положительным опытом в части переквалификации действий подсудимого со ст. 105 ч.1 на ст. 108 УК РФ. Фабула дела достаточно простая, но события, которые предшествовали совершению преступления, были достаточно запутанными. Но, именно эти обстоятельства и повлияли на возможность переквалификации действий подсудимого.
Как говорит мой друг — юрист «Наличие совести у юриста — первый признак профессиональной непригодности», а вспомнил я данное выражение по прошествии нескольких лет, когда начал осуществлять защиту парня, обвиняемого в совершении преступления по ч.1 ст.134 УК РФ и вот по-каким причинам…
В июне 2016 года ко мне обратился парень, который рассказал историю о случайном знакомстве с девушкой, которая сейчас его обвиняет в половом сношении. 
Однажды приняв поручение на защиту одного гражданина в суде первой инстанции по ст. 158 ч.1 УК РФ я, не предвкушая сюрпризов, отправился знакомиться с делом.
← назад дальше →
1 2 3 4 5 6 ...53