Несомненно, для адвоката более привычно быть защитником обвиняемого/подсудимого. Однако иногда есть необходимость в оказании в рамках уголовного дела правовой помощи потерпевшему. Казалось бы, эта функция менее сложная, поскольку в ней адвокат потерпевшего находится на одной линии фронта с государственной машиной обвинения, которая уже провела значительную работу по обвинению противника и сбору подтверждающих это обвинение доказательств.
По большому счету, такая работа адвоката зачастую ограничивается составлением и подачей гражданского иска в уголовном процессе, его поддержанием в суде, дачей в суде показаний в качестве представителя потерпевшего, выступление в прениях.
Однако есть масса дел, в которых необходимо более значительное участие адвоката, защищающего интересы потерпевшего. Это дело является показательным примером, в том числе того, какие разные результаты получили потерпевшие, привлекавшие и не привлекавшие к защите своих интересов адвоката. Кроме того, полагаю, что жесткая и профессиональная позиция представителя потерпевшего так же имеет определенное воздействие на суд, который понимает и чувствует, что у государственного обвинения есть равнозначный по силе союзник, активно участвующий в деле и обладающий всеми процессуальными правами, вплоть до обжалования приговора.
Однажды приняв поручение на защиту одного гражданина в суде первой инстанции по ст. 158 ч.1 УК РФ я, не предвкушая сюрпризов, отправился знакомиться с делом.
Приговором Бутырского районного суда города Москвы М. признан виновным, в совершении преступления, предусмотренного п. «г» ч.2 ст.161 УК РФ и ему назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 1(один) год с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима. В данное дело я вступил уже на стадии судебного разбирательства.
По данному уголовному делу в свое время один известный адвокат написал книгу, — «Дело антикваров».
Признаться, данную книгу я не читал, поскольку необходимости в этом не было, лишь пролистал некоторые станицы, чтобы сравнить собственное представление и ту информацию, которая мне знакома с информацией описанной в книге.
А вот познакомился с делом непосредственно когда представлял интересы своей доверительницы.
В служебный кабинет моего доверителя А. – сотрудника исправительного учреждения УФСИН — вошли сотрудники собственной безопасности и в присутствии понятых изъяли из ящика его стола сотовый телефон в упаковке, а потом изъяли из салона его автомашины, находящейся за пределами территории учреждения, несколько десятков других мобильных телефонов.
Описываемое здесь дело – старое и для судебной практики вряд ли  представляет какой-либо интерес. Мне хочется о нем рассказать, как об истории, для меня являющейся доказательством того, что не все «заказные» дела обречены на провал защиты.  
Дело это является для меня еще и предметом профессиональной гордости. И не только потому, что оно было  одним из первых моих сложных дел, и не только потому, что оно было «заказным», а, следовательно, вдвойне сложным, но, главным образом,  в связи с тем, что, все-таки,  мне удалось уберечь подзащитного от незаконного обвинения и осуждения.  
Человек так устроен, что хочет потратить меньше, а получить больше. Но, как известно, бесплатный сыр бывает только в мышеловке . Однако не стоит забывать, что за все в этой жизни нужно платить.
Поэтому получив очередной денежный сюрприз или «халяву», задумайтесь о последствиях. Не стоит бросаться в омут с головой.
Предыдущие две публикации были посвящены Захватчику, целью которого было здание торгового центра стоимостью примерно 12 млн. долларов.
Успеха он не имел. Совершенный им захват офиса , завладение документацией и «перерегистрация» ряда юрлиц в Чечню обернулись уголовным делом против него и возвращением похищенных организаций их московским владельцам.
← назад дальше →
1 2 3 4 5 6 ...9