Полагаю, что многие из коллег, участников Праворуба, слышали недавнюю историю с задержанием двух генералов и следователя по ОВД в Следственном департаменте МВД России, которые своими действиями преступили закон.

 

Хотя СМИ уже обвинили их в получении взятки, все же им вменяется злоупотребление должностными полномочиями.

 

Желаю выразить свою точку зрения в ином разрезе. Меня сейчас волнует не их конкретные деяния, а последствия всей этой истории для системы органов.

 

Действия, которые всем троим полицейским вменяется – а именно снятие обеспечительного ареста с имущества, а также освобождение из-под стражи и перевод на домашний арест. Как результат – их действия не вызвав нареканий квалифицированы по части 3 ст. 285 УК РФ.

 

Описание, которое имеется в постановлении о возбуждении, упрощенно выглядит так. Один генерал подготовил докладную своему начальнику – заместителю Министра ВД, второй принял решение о передаче дела в следственную часть СД МВД (которую лично курировал), следователь дело принял, и по устному указанию снял обеспечительный арест с земельного участка и поменял меру пресечения.

 

Все трое действовали «из корыстных побуждений», их действия заведомо повлекли тяжкие последствия в виде необоснованных снятия ареста и изменения меры пресечения. Хотя последствия, конечно, понятие растяжимое — участок земли и ныне там, а обвиняемый в итоге никуда не убежал.

 

Не будет ни для кого открытием Америки, что следственные органы рассматривают варианты смягчения меры пресечения в отношении обвиняемых за очень редким исключением. Что соответственно и вызвало повышенный интерес к этой истории у оперсостава ОСБ. Согласно также распространенной информации – потерпевшие, тоже лица с, так скажем, весьма неоднозначной репутацией, один из которых арестован за другое мошенничество.

 

Не имею цели вдаваться в детальное обсуждение деяния, пусть соответствующие органы в этом разбираются. Но речь о следующем.

 

Читая фабулу постановления о возбуждении уголовного дела, вынесенного Председателем СК России, наталкиваешься на мысль о том, что дело вызвало серьезный инфоповод для размышления.

 

Многие из практикующих юристов убеждены в том, что в стране прочно действует «телефонное право», когда сыщики, следователи и их начальники пользуются безграничным административным ресурсом, чтобы возбудить уголовное дело, разыскать виноватого (а чем их больше, тем лучше), и непременно сразу же избрать меру пресечения, да лучше чтобы в тюрьму, так чтоб не рыпался или даже подумать бы не мог (не успел).

 

Этим объясняется адвокатами и сообществом то, как судьи закрывая глаза на объективные вещи и данные о личности, не обращая внимания на доказательства причастности или виновности отправляют обвиняемых (не сказать чтобы поголовно, но не менее) в изоляцию.

 

Однако по моему мнению, такая система пользуется телефонным устройством достаточно редко, и вот почему.

 

Да, не стоит отрицать, что кое-какие отдельные истории начинаются с телефона, но… Все продолжается освещением в СМИ того или иного резонансного дела, по которому все обвиняемые поголовно топают в СИЗО, а потом – в колонию.

 

Пользоваться аппаратом в нынешней вертикальной системе правоохраны достаточно один или два раза по какой-либо из категории дел. В дальнейшем система сама принимает за аксиому то решение, которое было громогласно освещено в СМИ. То есть органу или заинтересованному лицу не нужно постоянно эксплуатировать аппарат инженера А.Бэлла или пополнять (обновлять) список в своей телефонной книжке.

 

В чем на мой взгляд опасность текущей ситуации. Представим себе рядового следователя и его руководителя. Попалось к ним какое-либо дело, по которому задержали и предъявили обвинение какому-то среднестатистическому гражданину. Но что-то явно не так в его личности. Например, он никогда не выезжал из страны, то есть не имеет заграничного паспорта, либо он серьезно болен, но болезнью, которая еще не подпадает в пресловутый список ФСИН, по которым в СИЗО вход воспрещен. В общем, некоторые сложности имеются в обосновании необходимости упечь его в СИЗО.

 

И если представить происходящее в голове обычного следователя и его начальника, то в двоякой ситуации они станут колебаться насчет самой суровой меры пресечения.

 

В такой ключе адвокату было проще склонить чашу весов на свою сторону, и даже бывало, что сам следователь обращался с домашним арестом или выносил подписку о невыезде, не испытывая судьбу обвиняемого в суде (дабы преждевременно не подорвать его отношения к судебной системе).

 

Однако, после широкого освещения того, что следственные генералы, «попались» даже не на взятке, а просто «превысив свои полномочия путем неправомерного освобождения лица из-под стражи на домашний арест», рядовой следователь, а уж тем более его руководитель вообще перестанут даже размышлять на тему, что же выбрать бедолаге. В такой типичной ситуации выбора вообще не останется.

 

Ведь за что должен переживать (честный) следователь – за результат своей деятельности, качество работы, не допустив чтобы потом суд и прокурор не восприняли доказательства, отказали в мере пресечения, вернули дело на дополнительное расследование, вовсе прекратили дело или оправдали. Но сейчас следователи больше всего опасаются своих же собственных руководителей, смежных начальников, оперативных служб и «мудрых генералов».

 

Ведь также не секрет, что борьба с коррупцией в нашей стране имеет и обратную сторону, давящую на психологию следственной массы, она в том числе ведется и в умах людей.

 

В ситуации, когда даже у генералов, которые всегда находятся «над схваткой» между стороной обвинения и защитой возникли подобные проблемы, то как же быть более низким чинам следственного ведомства. Они просто могут начать боятся помыслить о возможных других мерах пресечения, или других послаблениях, опасаясь не только за карьеру, но а теперь еще и за свою свободу.

 

Если представить следователя и его разум и исходить из того, что этот разум еще не надломлен профессиональной деформацией, то такой следователь может рассуждать следующим образом:

 

«А если я пойду в суд не с самой страшной мерой пресечения, то что меня ждет? Даже если я не только суду обосную свою позицию, но и прямому вышестоящему руководителям, оперативным службам, генералам наверху. Что они тогда сделают? Они станут обвинять меря в сговоре, ведь я же не просто так по их мнению встал на сторону обвиняемого. Значит это было сделано мной небескорыстно. Но ведь никто ничего не докажет. А доказывать и не надо ничего. Просто внутри системы на меня все станут тыкать пальцем.

 

То есть если начальники, и их генералы станут думать, что все это только ради наживы (а под другому они уже не думают), то такая мысль укрепится в сознании большинства моих коллег. А чем это грозит? Да как минимум последующими проблемами в карьере. Скажем вот моему коллеге по кабинету звание вовремя не присвоили, должности не дают. А он говорит, что это оперативники или кто-то из их начальства на него обиделись и отправили «информацию» о нем в ОСБ.

 

Последние при назначениях часто обязаны выражать свое мнение по согласованию кандидатуры. Значит они могут отказать в согласовании, прислав письмо о том, что «по оперативным данным, следователь не чист на руки». То есть карьерный вопрос может быть перечеркнут одним делом или решением, причем совершенно бездоказательно.

Вот и стоит ли тогда так рисковать».

 

И конечно рассуждения в таком ключе могут иметь место и могут иметь результат. Это результат т.н. «коррупционной истерии», когда везде и всюду начинают мерещиться взяточники, злоупотребители должностным положением и прочая нечисть. Такое клеймо можно повесить на любого сотрудника, даже без сколько-нибудь обоснованных доказательств.

 

Такая же система «информационного оповещения», надо полагать, работает и в судебной системе. Судьи не получают никаких конкретных указаний под конкретное дело, просто они научились читать правила и косвенные знаки, которые им посылаются по аналогии, через СМИ.

 

Напрашивается сравнение с антиутопией Дж.Оруэлла «1984», когда в момент выступления лидера страны правила игры меняются, и теперь «мы воюем с… ОстАзией», но все герои об этом уже догадывались.

 

Просто судьи также боятся своего окружения, административного ресурса. Это давит психологически на сознание человека, а они – тоже люди.

Чтобы можно было бы сделать

Я полагаю и поэтому призываю следить за данной историей, освещать ее подробно, чтобы в итоге понять, каковы же были ее обстоятельства. Чтобы самим понимать и доносить обществу и прежде всего правоохранителям об этих обстоятельствах, во избежание вышеописанного кривотолка.

 

Если все так оставить, то можем получить сплошные опасения следователей, судей, прокуроров за свою карьеру и свободу, сплошные отказы во всех начинаниях, даже если доказательства адвокатской правоты – железобетонные.

Чего от этой истории пока ожидается:

— следователи окончательно возьмут за правило только одну меру пресечения;

— начнется наполнение или наводнение в местах подневольной изоляции;

— можно торжественно похоронить положения ст. 38 УПК РФ про свободного и самостоятельного следователя, которые в последнее время итак сильно напоминают лишь декларацию о независимости – о том, что от следователя ничего не зависит.

Документы

Вы можете получить доступ к документам оформив подписку на PRO-аккаунт или приобрести индивидуальный доступ к нужному документу. Документы, к которым можно приобрести индивидуальный доступ помечены знаком ""

1.Постановление о возб​уждении уголовного д​ела522.6 KB

Да 18 18

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Участники дискуссии: Баркунов Сергей, Щербинин Евгений, Виганд Александр
  • 09 Апреля, 18:45 #

    Уважаемый Михаил Юрьевич, для меня эта история показательна, поучительна и положительна. Она показывает агонию всей системы власти, права и свобод в стране. И чем раньше это поймут на местах, тем раньше все закончится, а «честные» следователи в меньшем количестве подпадут под люстрацию. Неплохо бы прояснить и термин «честные следователи». Практически как и все люди они в большинстве своем честные… как люди. Но не как профессионалы. Выполняя незаконные указания начальника или «считывая требования» начальника между строк вопреки закону, совести и личным нормальным убеждениям, прежде всего они ставят себя в зависимое положение сами. И здесь тоже положительный момент — все понимают, что это произвол. И это тоже сигнал, который во многих головах трансформируется в сторону поддержки изменения системы.Что же до фабулы дела — нет там никакого состава, уже хотя бы потому, что есть декларированная самостоятельность и право следователя по своему внутреннему убеждению, при наличии оснований менять меру пресечения. А потому дело это заказное, показательное и его не спустят на тормозах, и точно в нынешней системе не прекратят за отсутствием состава.

    +8
  • 09 Апреля, 20:32 #

    Уважаемый Михаил Юрьевич, по сути основанием для возбуждения уголовного дела явилось исполнение фигурантами своих должностных обязанностей. С другой стороны зачем понадобилось снимать арест с имущества. Много вопросов, информации мало для анализа. При этом юридически значимое решение принимал суд, непонятна позиция прокуратуры. Если прокурор в судебном процессе согласился с позицией следователя почему в отношении прокурора дело не возбудили по тем же основаниям, а если не согласился почему не обжаловал в апелляции? Возможно в материалах доследственной проверки содержаться какие-то сведения о наличии у фигурантов материальной заинтересованности в их действиях это совсем другой сюжет. В общем и целом мало фактуры выдали для выводов.
    Предварительно можно сказать так, если эти два генерала действительно попытались увести от уголовной ответственности преступника находясь на таких должностях это печально. Если они пытались восстановить справедливость и освободить от незаконного уголовного преследования невиновного а им дали по рукам то это еще более печальный эпизод нашей действительности. В целом дело интересное если имеете возможность освещайте.
    Не соглашусь с Вами, что это сильно повлияет на общую позицию при избрании меры пресечения. Все кто принимает такие решения свой выбор уже сделали. Каждый раз принимая решение об отправке человека за решетку кто бы то не был следователь или судья они прекрасно осознают какой выбор они совершают и не какие оправдания не освобождают совесть каждого. В этом мире все намного сложнее, чем может показаться на первый взгляд.

    +4
  • 11 Апреля, 21:46 #

    Уважаемый Михаил Юрьевич, Если все так оставить, то можем получить сплошные опасения следователей, судей, прокуроров за свою карьеру и свободу, сплошные отказы во всех начинаниях, даже если доказательства адвокатской правоты – железобетонные.

    А это давно уже все было, есть, и будет.....
    Знаете, сколько я слышал подобных оправданий типа «ну вы же понимаете», «я не хочу возбуждать в отношении себя пусть и необоснованные, но подозрения в заинтересованности», «если бы я принял вашу позицию, то на верху усмотрели бы коррупционный фактор»  и.т. п.

    Так что от этого дела внизу вряд ли что-то изменится — как согласовывали все значимые процессуальные решения  с прокурором, так и будут, как носили в суд флешки с ходатайствами и проектами постановлений, так и будут носить

    +2

Для комментирования необходимо Авторизоваться или Зарегистрироваться

Ваши персональные заметки к публикации (видны только вам)

Рейтинг публикации: «Одни боролись - другие напоролись.» 3 звезд из 5 на основе 18 оценок.