Честно говоря, по таким делам я до этого не работал… когда ко мне через знакомых обратились люди с просьбой помочь в жуткой по сути ситуации, просто так, вообще ничего не сделав, отказать не смог.
Объяснив, что опыта по таким делам не имею, предложил подыскать опытного адвоката, ессно, данная обязанность на меня же во исполнение наказания моей инициативы и легла. К своему удивлению, обратившись к нескольким (по моему личному мнению) опытным адвокатам и услышав от двоих из них, что опыт работы по таким делам имеется, найти адвоката для представления интересов моих протеже не смог – коллеги ушли в глухой отказ, в одном случае мотивировав занятостью, в другом мне прямо сказали – дело заведомо проигрышное.

Кстати, женщина, обратившаяся ко мне, сразу пояснила — она сама свою маму «в психушку сдала», на эмоциях после ссоры, о чем теперь и кается… когда попыталась на второй день забрать,
сказали – проведем ряд анализов, выпишем… потом еще что-то… потом уже и дочь, и мама написали заявление об отказе. На этой почве, кстати, имел место конфликт с администрацией больницы. Не последний сотрудник администрации ТКПБ моей доверительницы так и сказала – раз вы не хотите лечиться, ходите тут, надоедаете – мы подаем заявление о госпитализации в недобровольном порядке, у нас таких заявлений 400 в год, и все удовлетворяются… так что особой надежды у моей доверительницы не было, но хоть попытаться исправить последствия своей собственной запальчивости она хотела…

Пришлось лезть в кузовок самому… К этому моменты было ясно, что до заседания у меня два дня – на ознакомление с материалами дела и в принципе на погружение в тему.

Озадачил дочку собрать и заверить характеристики с места жительства и — полет начал, что понятно, с Праворуба…

Итак, поиск выдал два результата – нормальную с точки зрения практики статью "Возврат к карательной психиатрии?" и кучу опусов от roman_chorny. Изучив материал (почему-то статья не окончена, результата там не выложено), начал штудировать основополагающие нормативные акты на тему – от Закона РФ от 02.07.1992 N 3185-1 (ред. от 21.11.2011) «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» через Постановление КС РФ от 27 февраля 2009 г. N 4-П, Постановление КС РФ от 20 ноября 2007 года № 13-П, Определение КС РФ от 5 марта 2009 г. N 544-О-ПОпределение КС РФ от 17 июля 2007 г. N 511-О-О, Постановление Пленума ВС РФ от 7 апреля 2011 г. N 6 О практике применения судами принудительных мер…" до судебной практики – 1, 2, 3, 4 (см. здесь больше)… толку от такой практики никакого, только убедился, что в основном по таким делам адвокаты по назначению работают, ибо сказано в решениях – примерно так – "ФИО1 против пребывания на стационарном лечении в СККПБ № 1 возражал. Представитель ФИО1, адвокат Зинченко О.В. в судебном заседании просил суд вынести решение в соответствии с требованием закона, считает пребывание ФИО1 в СККПБ № для прохождения лечения обоснованным", или так – «Адвокат Ф.И.О.5, представляющая интересы Ф.И.О.1 в судебном заседании не возражала против принудительной госпитализации Ф.И.О.1»
 
Примерно в это время начало закрадываться предположение уверенность – дело действительно проигрышное,
ибо в основном рассмотрения аналогичных заявлений в доступной практике заканчивались одним – госпитализацией…

Ознакомление с материалами дела лишь укрепило меня в том, что это жужу неспроста. Ну и, пообщавшись приватно на Праворубе с коллегой (а вот не скажу, с кем!), услышал примерно то же самое – что шансов выиграть почти нет, оптимально пытаться отыграть на личном контакте… только кто ж мне его дасть?

Первое заседание. Выездное. Пока сам нашел, думал – опоздаю… наоборот — суд опаздывает задерживается еще на полчаса. В зале – доверительница-дочь, мама, которую пытаются госпитализировать (т.е. лицо, назначенное доверительницей, в интересах которого я и работаю), двое дохтуриц лет 27-32 на вид… но ОЧЧЧЕНь принципиальных. Полчаса до приезда суда и так и этак пытался отыграть ситуацию – мол, лечения, которого нельзя получать дома, не назначено, обострение купировано, суицидальных мыслей нет, в отношении окружающих вообще никакой опасности… ну отпустите мамы девочек на улицу тетеньку домой! Театр, блин, одного актера… Одна гиппократша чуть не прослезилась… но стоят на своем – пущать не велено! Потом пришел юрист больницы – представитель по доверенности, сказал, что суд меня по больнице ищет, так как думает, что я их в вестибюле жду…

Ладно, совесть моя чиста – что мог, сделал. Суд идет. Пришел, сел. Началось. Вообщем-то, дохтурицы несмотря на артподготовку до заседания и знакомство с моими доводами честно отвечали – да, лечение назначено, да, можно проводить дома… но! Тут же — лечение хоть и назначено, но правильный его подбор на каждый момент может быть осуществлен только в стационаре, больная опасна для окружающих…мол, еще три дня назад высказывала ИДЕИ ОТНОШЕНИЯ (так и не понял, чего за зверь!) к родственникам… причем – спорить не моги – чуть чего, термИнами давит, сплошь непонятными… Нам, мол, виднее, как лечить… Острое состояние вроде купировано – но мало, надо не неделю лекарства принимать, а 2-3…5…7… короче, как только, так сразу, а прогнозов мы сделать не можем. А что плохо ей в стационаре, ни то что свободы, а ни помыться (воды горячей нет), ни поесть толком (сам не пробовал, но доверительница описала) – так что ж? на то он и стационар…Лечить, нельзя отпустить.

Допросили саму маму. Ну, в общем – с моей точки зрения непрофессионала – достаточно адекватный человек… ну есть некоторые царапающие логику фразы, так – пожилой же человек, это нормально…

Допросили дочку-доверительницу. Ну да, писала заявление, ну да, поругались… но никто никого ничем не бил. На эту тему, кстати, представитель больницы-юрист после заседания пытался пройтись – мол, мы ходатайствовать будем о вашем привлечении к УО по ст. 128 УК РФ… отзыньте, говорю, мама согласие на лечение изначально давала (если внимательно посмотреть Запись дежурного врача — есть, есть там подпись на согласии на госпитализацию...). Так что – ваши не пляшут, не давите на мою свидетельницу (доверительницу), а то мы сами заявление подадим…

Допросили вторую дочку. Приобщили характеристику от соседей. Сразу задал врачам вопрос — почему в карте написано, что скандалит с соседями, откуда такие данные… не смогли ответить толком. Суд, кстати, честно пытался установить, знакома ли госпитализируемая с соседями, которые в характеристике указаны… но мы подготовились – в лицо знаем, по ФИО нет…

Был нюанс по якобы судимости мамы моей доверительницы – в материалах дела указание есть, решения суда нет. Затоптал противных.

Так вот, о чем бишь я…после допроса дочки суд начал по второму кругу практически всех опрашивать уже сам. В конце концов, заседание отложили – с целью вызова врача СМП, который по вызову приезжал… приплыли, думаю.

После первого заседания – кулуарные переговоры с юристом больницы. Слышу то же самое – дело ваше безнадежное,
все равно посадим закроем госпитализируем… но вам же лучше будет. А вдруг она вас (дочке!) убьет! А что до этого 8 лет ПНД не посещала без инцидентов – так и плохо, вот и началось…

Второе заседание. Свидетель – врач СМП – слава богу, не пришел. Переговоров уже не веду. Противная сторона сияет. Дочка в трансе, мама спрашивает меня – неужели не отпустят домой?.. ладно, думаю, есть у меня чем вас уесть. Дополнительно допрашиваю маму – а подписывала ли какие-то обязательства, регламентирующие явку в ПНД? Нет. Аналогичные вопросы задаю свидетелям – дочкам и самим врачихам. Нет такой буквы! Ходят по необходимости… а вот посещение наблюдаемого врачом – дело обязательное. Спрашиваю лечащего врача – сейчас симптоматика, свидетельствующая об опасности госпитализируемой для себя самой или окружающих есть? Нет, говорит – и опять – в истории болезни есть данные, что еще 21.09.2012 г. эти идеи были актуальны… ну-ну, думаю, куда юрист смотрит…

Суд – ушам не верю – еще раз вопросы врачам задает – в чем именно выразились суицидальные намерения? Нету? А в чем выразилась опасность для окружающих – в последние дни? Нету? Ё-моё, неужели убедили все-таки суд в своей правоте?

Прения. Прокурор – сразу заявила – отказать. Мотивировала. Ну, перечислять не буду, то же самое. Доказательств не приведено. Слово представителям больницы. Настаивают, все по-прежнему – опасна по п.п. «а», «в», необходима госпитализация…

Мое слово. Поддержал прокурора, дополнил тем, что ссылки представителей больницы на якобы записи в истории болезни доказательствами являться не могут, ибо историю болезни сверх того, что представлено в материалах дела, не обозревали, не приобщали, а что там врач читала – ее личное дело… понятно, почему раньше об этом и не заикался.

Отпустили. Юрист после заседания сразу же сказал – ну, мы тут с судом поговорили, чтобы не госпитализировать… почти поверил.
 
Нюансы.
1. Заседание согласно определениям назначено в зале суда, о чем всех телефонограммами и предупредили – а заседание выездное. О как! На мой вопрос секретарь ответила просто – а у нас все знают, где чего проходит… каким образом обжаловать проведение выездного, ума не приложу – написал об этом в отзыве, поскольку  — как я понял – суд посчитал необходимым провести выездное после изучения материалов, представленных ТКПБ… хотя, понятно, никто там ничего не изучал, а просто все прошло по накатанной колее – если заявление из психушки, значит, там и заседание…
2. Отзыв. Был написан, приобщен, зачитан…роли никакой не сыграл, кроме вспомогательной для меня самого.
3. Прикольно. Юрист больницы на первом заседании в ответ на какой-то из моих вопросов по материалам дела ответил, что материалы не изучал… Вот это уверенность в своих силах, я понимаю…
4. Прикольно. Госпитализируемая упоминала врачам о том, что она работала депутатом, причем каким-то боком надзирала за здравоохранением… врачи это упоминали неоднократно с таким видом, что уже это само по себе свидетельствует о необходимости ее госпитализации. Каково было удивление их, когда я в судебном заседании попросил суд обозреть копию Почетной грамоты о награждении депутата… (копию потому, что оригинал просто доверительница без мамы дома найти не смогла, а копия у нее была… соответственно и не просил о приобщении. Своего  значения и копия добилась)…
5. Общие впечатления – психиатры – страшные люди. Такая власть, причем ничем ее не опрокинешь… по закону с ними спорить практически бесполезно. А это дело – исключение.

P.S. Заранее извиняюсь за то, что изложил несколько в ироничной форме… поверьте, не потому, что смешно. Чтобы не заплакать…

P.P.S. C учетом обсуждения добавил несколько файлов, напрямую не имеющих отношения к делу, но могущих пригодиться кому-нибудь в подобной ситуации (см. три последних документа).

Документы

Вы можете получить доступ к документам оформив подписку на PRO-аккаунт или приобрести индивидуальный доступ к нужному документу. Документы, к которым можно приобрести индивидуальный доступ помечены знаком ""

1.01. Заявление о госп​итализации гражданин​а в психиатрический ​стационар без его со​гласия.pdf813 KB
2.02. Мотивированное з​аключение комиссии в​рачей-психиатров.pdf852.7 KB
3.03. Запись дежурного​ врача.pdf424.1 KB
4.04. Запись лечащего ​врача.pdf569.4 KB
5.05. Патопсихологичес​кое заключение.pdf364.6 KB
6.06. Консультация доц​ента кафедры.pdf256.9 KB
7.07. Заявление о госп​итализации.pdf241.2 KB
8.08.2 Заявление от до​чек - Отказ от лечен​ия 2012.09.17.pdf0.9 MB
9.08. Отказ от лечения​.pdf237.4 KB
10.08.1 Заявление - Отк​аз от лечения 2012.0​9.17.pdf796 KB
11.09. Справка о невозм​ожности участия.pdf251 KB
12.10. Телефонограмма.p​df303.2 KB
13.11. Отзыв на иск.pdf138.9 KB
14.12. Характеристика с​ места жительства.pd​f105.8 KB
15.13. Почетная грамота​ депутата.pdf91.3 KB
16.14. Архивная справка​ депутата.pdf152.7 KB
17.15. Решение суда.pdf6.4 MB
18.!!!ИНСТРУКЦИЯ о том,​ как законным путем ​вызволить человека и​з психбольницы.pdf186.6 KB
19.ЕСПЧ Решение по вопр​осу приемлемости жал​обы N 58973_00 - Рак​евич.pdf123.1 KB
20.Первый процесс по не​добровольной госпита​лизации в России в Е​вропейском суде.pdf316.5 KB

Да 20 20

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Участники дискуссии: rudkovskaya, Морохин Иван, Блинов Анатолий, kvbobilev, Бозов Алексей, elenarotkina, port-said, nota-bene, Федоровская Наталья, Журов Александр, kulinskaya, +еще 5
  • 12 Октября 2012, 14:35 #

    Константин Валентинович, ну и дело Вы выиграли! (party)
    Если бы можно было, я бы и 10 "+" поставила бы (и даже больше не жалко, честное слово)!
    Выражаю свое восхищение Вашими талантами защитника-адвоката! (Y)

    +5
    • 15 Октября 2012, 14:41 #

      Это што, а вот дело моего мужа Зотова С.Б., нам удалось развалить аж через 10 лет и поставить все с ог на голову, сейчас 22.10.12 будет уже третий суд в порядке надзора, ранее дважды в надзоре в ВС РФ отменяли кассационые определения, но вовь выосились неадекватные кассационые определения, затем выиграли мы и в КС РФ Оределение КС РФ от 20.11.07 №745-0

      Получили телеграмму, что у меня будет суд в ВС РФ в порядке надзора в 22.10.12 в 9:30 часов
      по адресу Москва, ул.Поварская 15 подъезд 5, тел. 627-97-21 (судья Шурыгина А.П.), дело №31-ДП12-44
      http://www.supcourt.ru/moving_case.php?findByNember=31-%C4%CF12-44

      Приглашаю всех на реалити шоу «Дурдом-1», которое состоится в ВС РФ в порядке надзора 22.10.12 в 9:30 часов по адресу Москва, ул.Поварская 15 подъезд 5, тел. 627-97-21 (судья Шурыгина А.П.), дело №31-ДП12-44 http://www.supcourt.ru/moving_case.php?findByNember=31-%C4%CF12-44


      ВС РФ наконец-то назначил на 22.1012 http://www.supcourt.ru/moving_case.php?findByNember=31-%C4%CF12-44 рассмотрение в порядке надзора дело борца с коррупцией правозащитника Зотова С.Б., но до этого ВС РФ пять лет не исполнял решение Конституционного суда от 20.11.07 №745-0 о пересмотре правоприменительных решений в отношении Зотова, в т.ч. и заведомо неправосудного постановления Ленрайсуда от 2.10.03 №1-630/03 о помещении Зотова в психушку, хотя спустя 10 лет Генпрокуратура и Верховный суд РФ наконец-то признали, что были не правы и теперь казне России придется компенсировать Зотову, причиненный вред, по данным фактам коррупции, травле правозащитника Зотова фальсификации в отношении него уголовных дел №66189, №211014 просим возбудить уголовные дела по ст.136, 140-142.1, 282-316 УК РФ!
      Вопрос: — на какую денежную сумму можно рассчитывать от государства за то, что 10 лет травили борца с коррупцией Зотова и волокитили его дело?

      0
      • 15 Октября 2012, 17:03 #

        пардон, мадам, поздравляю, конечно, но… слегка некорректно в этой теме давать рекламу своих «с ног на голову». Что касается -

        Это што, а вот дело моего мужа Зотова С.Б., нам удалось развалить аж через 10 лет — просил бы поподробнее… што, ш чем, куда и почем.

        P.S. через 10 лет — это сильно!

        +2
        • 17 Октября 2012, 01:30 #

          Константин Валентинович, всяко бывает, у меня так получилось 4 год сужусь.
          Низкий Вам поклон, за то что взялись за такое дело.
          Нас-то-ящий адвокат!!!

          0
      • 17 Октября 2012, 01:28 #

        Да помоги Вам Бог и люди!!!
        Приехала б, да не смогу, сама сужусь до сей поры.

        0
  • 12 Октября 2012, 14:46 #

    Уважаемый Константин Валентинович, ТАКОГО дела я у нас на сайте и не припомню… тем оно ценнее и поучительней. Спасибо! и однозначно в копилку!

    Конечно же это очень грустно, но похоже, с советских времён, система карательной психиатрии так и не изменилась. На мой взгляд, совершенно очевидна профессиональная деформация врачей-психиатров.

    Интересно, а сами себя они проверять не пробовали? Уверен, что друг для друга они вполне могут подобрать множество латинских названий болезней…

    +6
  • 12 Октября 2012, 14:52 #

    Вот и таким шедевром пополнилась копилка Праворуба. Где б я еще на такое наткнулся?(Y)

    +6
  • 12 Октября 2012, 16:47 #

    сказать честно, сам не до конца понимаю, как это удалось… что касается врачей — всем известно, что нормальный хороший психиатр должен немножечко не в себе для лучшего понимания больных… ну плюс избыток общения с последними… В данном деле, кстати, среди представителей противной стороны были люди, увидев которых первый раз, я, грешеым делом подумал — в зал больной заглянул… и не только я был такого мнения.

    +4
    • 17 Октября 2012, 01:25 #

      Очень рада, есть на Праворубе адвокаты, которым в смелости не откажешь.
      Поздравляю!!!
      Спа-си-бо Вам!!!
      Постараюсь тоже победить в своем деле.
      Удачи Вам в добрых делах.

      0
  • 12 Октября 2012, 17:30 #

    Уважаемый Константин Валентинович, а ведь вы предотвратили совершение преступления, предусмотренного ст.128 УК РФ, на которое покушались представители государственной психиатрии.(Y)

    Весьма поучительная история для многих граждан, а то ведь сначала своего родственника определят в руки государственных мозгоправов, а потом их начинает совесть мучать, но поезд уже ушел.

    P.S.: Кстати к идеям отношения склоны многие нормальные, но мнительные люди. 

    +4
  • 12 Октября 2012, 19:14 #

    Нет слов! Константин Валентинович, я сама с подобными делами не сталкивалась. Но неоднократно слышала жалобы коллег на то, что суды однозначно принимают сторону врачей, ибо считают, что врачи — это специалисты и им видней.
    Поздравляю Вас с таким успешным дебютом в этой области! Помогли Вы опрометчивой родственнице исправить допущенную ошибку, здорово!

    +3
  • 12 Октября 2012, 22:06 #

    действительно, какой замечательный образец, какая великолепная практика, поздравляю всех нас с таким добротным материалом, коллегу уже хвалили и заслуженно, я бы отметил судью, судья оказался на высоте правосудия и все толковал в пользу гражданина, даже не смотря на то, что к нему было много вопросов, многие из которых имели под собой основания.

    +1
    • 13 Октября 2012, 10:14 #

      Константин Валентинович! Вы так легко, непринужденно, художественно все изложили. Просто БЛЕСТЯЩЕ!!! Показали, как действовали — хитро (с внутренней самоиронией), аргументированно, психологически точно (припрятав напоследок копию почетной грамоты). А какой подбор картинок к материалу! Читается с большим удовольствием!
      ЭТО НАСТОЯЩАЯ ПОБЕДА!(*)
      Но вы открыли такую грань, такую сторону жизни, о которой и не ведала. Страшно стало. Стоит, как говорится, коготку увязнуть, ошибиться (дочка так в вашем материале ошиблась), как оттяпают всю руку и не поморщатся…

      +4
  • 13 Октября 2012, 01:04 #

    Где шедевр, там шедевр! Лень немного самого себя из дурдома вытаскивать. Но если соберусь требовать с родины деньгов за 16 дней дурки, перечитаю все еще и еще раз:)

    +2
  • 13 Октября 2012, 10:12 #

    Ничего не понимаю. Извините. Почему у меня получается замок? Пишу ОБЩИЙ комментарий, не на ваш…
    Удалось разместить коммент только к О.Ю. Юскину.

    0
    • 15 Октября 2012, 11:19 #

      Пришлось лезть в кузовок самому…Назвался груздем, получай вилку в бок:)
      А если серьезно, то присоединяюсь к поздравлениям коллег и благодарю за столь интересную и познавательную статью (handshake) 

      +1
      • 15 Октября 2012, 17:51 #

        два удара — восемь дырок? Эх, детство!

        +1
        • 15 Октября 2012, 20:41 #

          Константин Валентинович

          Как понял и для Вас и для Праворуба тема нова, практики нет.
          Может добавить в пост в виде приложений единственную практику ЕСПЧ, по незаконному помещению в психушку?
          Европейский Суд по правам человека
          ВТОРАЯ СЕКЦИЯ
          ДЕЛО РАКЕВИЧ ПРОТИВ РОССИИ
          (Жалоба №58973/00)
          Постановление Суда

          3. Заявительница утверждала, что ее принудительное помещение в психиатрическую больницу было несовместимо со статьей 5 Конвенции
          ....
          B. Мнение Европейского Суда
           
          1. Являлась ли заявитель «душевнобольной»
           
          26. Европейский Суд напоминает, что понятие «душевнобольной» не позволяет дать ему точное определение, поскольку психиатрия является развивающейся областью, как с позиций медицины, так и общественных взглядов. При этом нельзя согласиться с задержанием кого-либо просто в связи с тем, что его или ее взгляды или поведение отличаются от установленных норм (см. Постановление Европейского Суда по делу «Винтерверп против Нидерландов» (Winterwerp v. Netherlands) от 24 октября 1979 г., Series A № 33, § 37). 
          И резюме Деменевой А.В. об исполнении постановления ЕСПЧ по делу Ракевич против России
           

          +1
          • 15 Октября 2012, 21:21 #

            отличное дополнение по теме!!!

            +1
          • 16 Октября 2012, 06:43 #

            а почему единственную? я находил несколько дел…

            Навскидку — Европейский Суд по правам человека, рассмотрев жалобу П.В. Штукатурова, в Постановлении от 27 марта 2008 года по делу «Штукатуров (Shtukaturov) против России» констатировал нарушение в отношении заявителя прав на свободу и личную неприкосновенность, на справедливое судебное разбирательство и на уважение частной и семейной жизни, закрепленных Конвенцией о защите прав человека и основных свобод (статьи 5, 6 и 8
            Вот еще - 

            Постановление ЕСПЧ от 22.04.2010
            «Дело «Бик (Bik) против Российской Федерации» (жалоба N 26321/03)
            По делу обжалуется принудительное помещение заявителя в психиатрическую клиническую больницу. По делу допущено нарушение требований пункта 1 статьи 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод).



            … просто дело Ракевич отличается от этого кардинально. Да и вообще — я ничего не имею против  ЕСПЧ, но, по мне, процедура очень долгая — за это время тот, в чьих интересах подается жалоба, пребывая в психиатрическом стационаре, вполне вероятно — станет овощем  — уже будет иметь серьезно подорванное «лечением» здоровье. То есть положительное решение суда будет, а реального успеха — нет…

            +2
            • 16 Октября 2012, 06:52 #

               вот и решения:
              ↓ Читать полностью ↓



              [неофициальный перевод]

              ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА

              ПЕРВАЯ СЕКЦИЯ

              ДЕЛО «ШТУКАТУРОВ (SHTUKATUROV) ПРОТИВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ»
              (Жалоба N 44009/05)

              ПОСТАНОВЛЕНИЕ

              (Страсбург, 27 марта 2008 года)

              --------------------------------
              Перевод с английского Николаева Г.А.

              Европейский Суд по правам человека (Первая Секция), заседая Палатой в составе:
              Х. Розакиса, Председателя Палаты,
              Н. Ваич,
              А. Ковлера,
              Х. Гаджиева,
              Д. Шпильманна,
              Д. Малинверни,
              Г. Николау, судей,
              а также при участии С. Нильсена, Секретаря Секции Суда,
              заседая за закрытыми дверями 6 марта 2008 г.,
              вынес в тот же день следующее Постановление:

              Процедура

              1. Дело было инициировано жалобой N 44009/05, поданной против Российской Федерации в Европейский Суд по правам человека (далее — Европейский Суд) в соответствии со Статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее — Конвенция) гражданином Российской Федерации Павлом Владимировичем Штукатуровым (далее — заявитель) 10 декабря 2005 г.
              2. Интересы заявителя, которому была предоставлена юридическая помощь, представлял г-н Д. Бартенев, адвокат, практикующий в г. Санкт-Петербурге. Власти Российской Федерации были представлены бывшим Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека П.А. Лаптевым.
              --------------------------------
              Речь идет о выделении денежных средств со стороны Европейского Суда для оказания заявителю бесплатной юридической помощи в соответствии с главой X «Юридическая помощь» Регламента Европейского Суда" (прим. ред.).

              3. Заявитель утверждал, что признание его недееспособным в судебном порядке без его участия и ведома повлекло нарушение прав, гарантированных Статьями 6 и 8 Конвенции. Кроме того, он жаловался, что его содержание в психиатрической больнице нарушало Статьи 3 и 5 Конвенции.
              4. 9 марта 2006 г. Европейский Суд указал властям Российской Федерации на необходимость принятия предварительных мер в соответствии с правилом 39 Регламента Суда. Властям Российской Федерации было предложено разрешить заявителю встречи с адвокатом в больнице для обсуждения настоящего дела, рассматриваемого Европейским Судом.
              5. 23 мая 2006 г. Европейский Суд коммуницировал жалобу властям Российской Федерации. В соответствии с пунктом 3 Статьи 29 Конвенции Европейский Суд решил рассмотреть данную жалобу одновременно по вопросу приемлемости и по существу.

              Факты

              I. Обстоятельства дела

              6. Заявитель родился в 1982 году и проживает в г. Санкт-Петербурге.
              7. С 2002 года заявитель страдает психическим расстройством. Несколько раз он госпитализировался в больницу N 6 г. Санкт-Петербурга для прохождения стационарного психиатрического лечения. В 2003 году он получил инвалидность. Заявитель проживал с матерью, не работал и получал пенсию по инвалидности.
              8. В мае 2003 г. умерла бабушка заявителя. Он унаследовал квартиру в г. Санкт-Петербурге и дом с земельным участком в Ленинградской области.
              9. 27 июля 2004 г. заявитель был помещен в больницу N 6 для прохождения стационарного лечения.

              A. Разбирательство о признании заявителя недееспособным

              10. 3 августа 2004 г. мать заявителя обратилась в Василеостровский районный суд г. Санкт-Петербурга с заявлением о признании заявителя недееспособным. Она утверждала, что ее сын был инертным и бездеятельным, редко выходил из дома, целыми днями сидел на диване и иногда вел себя агрессивно. Она указала, что сын недавно унаследовал от бабушки недвижимое имущество, но не предпринимал необходимых действий для регистрации прав на него. Это свидетельствовало о том, что он не мог вести самостоятельную социальную жизнь и нуждался в опекуне. Представляется, что заявитель не был официально уведомлен о разбирательстве, начатом в его отношении.
              11. 10 августа 2004 г. заявитель и его мать были вызваны в суд для собеседования по делу. Однако отсутствуют доказательства, что заявитель был извещен об этом. Суд также запросил медицинскую карту заявителя в больнице N 6.
              12. 12 октября 2004 г. Василеостровский районный суд г. Санкт-Петербурга назначил экспертизу для определения психического состояния заявителя. Экспертиза была поручена врачам больницы N 6, в которой заявитель проходил лечение. Суд поставил перед врачами вопросы о том, страдал ли заявитель психическими расстройствами и мог ли он понимать значение своих действий и руководить ими.
              13. 12 ноября 2004 г. комиссия экспертов больницы N 6 обследовала заявителя и изучила его медицинскую карту. В подготовленном ими заключении было указано следующее. После окончания школы заявитель недолго работал переводчиком. Однако позднее он стал агрессивным, черствым, замкнутым, склонным к бессмысленным рассуждениям. Он бросил работу, стал посещать религиозные собрания и буддистские храмы, потерял большую часть друзей, пренебрегал личной гигиеной и резко отрицательно относился к родственникам. Он страдал анорексией и был госпитализирован в связи с этим.
              14. В августе 2002 г. он был впервые помещен в психиатрическую больницу с диагнозом «простая шизофрения». В апреле 2003 г. он был выписан из больницы, однако в том же месяце снова помещен туда в связи с агрессивным поведением по отношению к матери. В последующие месяцы он еще два раза помещался в больницу. В апреле 2004 г. заявитель был выписан. Однако он «продолжал вести антиобщественный образ жизни». Он не работал, сидел в квартире, запрещал матери готовить ему пищу, выходить из квартиры или передвигаться по ней и угрожал ей. Она так боялась заявителя, что один раз ночевала у друзей и была вынуждена пожаловаться на сына в милицию.
              15. Последняя часть заключения касалась психического состояния заявителя на момент экспертизы. Врачи отметили, что социальная неприспособленность и аутизм заявителя прогрессировали. Они отметили, в частности, что «заявитель не понимает, почему в его отношении проводится (судебно-)психиатрическая экспертиза». Врачи затем указали, что «умственные способности и память заявителя не снижены». Однако его поведение отличалось несколькими характерными признаками шизофрении, такими как «формальность контактов, расстройство структурного мышления (...), отсутствие оценки, эмоциональное обеднение, холодность, снижение энергетического потенциала». Экспертная комиссия заключила, что заявитель страдал «простой шизофренией с выраженным эмоционально-волевым расстройством» и что он не мог понимать значение своих действий и руководить ими.
              16. 28 декабря 2004 г. судьей А. Василеостровского районного суда дело было рассмотрено по существу. Заявитель не был уведомлен о заседании и не присутствовал на нем. Мать заявителя была уведомлена, но не явилась. Она сообщила суду, что поддерживает свои первоначальные требования и просит рассмотреть дело в ее отсутствие. Дело было рассмотрено в присутствии районного прокурора. Также присутствовал представитель больницы N 6, которая была названа в решении «заинтересованным лицом». Указанный представитель просил суд признать заявителя недееспособным. Представляется, что прокурор не сделал каких-либо замечаний по существу дела. Заседание продолжалось 10 минут. В результате суд признал заявителя недееспособным, сославшись на выводы экспертов.
              17. Поскольку решение суда от 28 декабря 2004 г. не было обжаловано в течение установленного законом десятидневного срока, 11 января 2005 г. оно вступило в силу.
              18. 14 января 2005 г. мать заявителя получила копию мотивированного решения от 28 декабря 2004 г. Впоследствии в неустановленную дату она была назначена опекуном заявителя, уполномоченным в соответствии с законом выступать от его имени по любым вопросам.
              19. Заявитель утверждает, что ему не была направлена копия решения и он случайно узнал о нем в ноябре 2005 г., когда нашел копию решения дома среди документов матери.

              B. Первая встреча с адвокатом

              20. 2 ноября 2005 г. заявитель встретился с г-ном Бартеневым, адвокатом Центра защиты лиц, имеющих нарушения психического здоровья (далее — адвокат), и рассказал ему о себе. Заявитель и адвокат обсуждали дело в течение двух часов. Адвокат, который окончил медицинский факультет Петрозаводского государственного университета, утверждает, что во время встречи заявитель находился в адекватном психическом состоянии и мог полностью понимать сложные юридические вопросы и давать соответствующие поручения. В тот же день адвокат помог заявителю составить заявление о восстановлении срока на обжалование судебного решения 28 декабря 2004 г.

              C. Содержание в психиатрической больнице в 2005 году

              21. 4 ноября 2005 г. заявитель был помещен в больницу N 6 по требованию его матери как опекуна; таким образом, в соответствии с российским законодательством помещение заявителя в больницу было добровольным и не требовало решения суда (см. § 56 настоящего Постановления). Заявитель, однако, утверждал, что был помещен в больницу вопреки своей воле.
              22. 9, 10, 12 и 15 ноября 2005 г. адвокат пытался посетить своего доверителя в больнице. Заявитель, в свою очередь, просил администрацию больницы разрешить ему встречу наедине с адвокатом. Однако заместитель главного врача по лечебной работе Ш. отказал в таком разрешении, сославшись на психическое состояние заявителя и на тот факт, что заявитель был недееспособным и потому мог действовать лишь через своего опекуна.
              23. 18 ноября 2005 г. адвокат разговаривал по телефону с заявителем. После указанного разговора заявитель подписал бланк доверенности, уполномочив адвоката подать жалобу в Европейский Суд в связи с описанными выше событиями. Затем бланк доверенности был передан адвокату через родственника другого пациента больницы N 6.
              24. Адвокат повторно направил просьбу о встрече с заявителем. Он указал, что представляет интересы заявителя в Европейском Суде, и приложил копию доверенности. Однако администрация больницы отказала в разрешении на том основании, что заявитель был недееспособен. Со стороны опекуна заявителя также последовал отказ осуществлять какие-либо действия от его имени.
              25. С декабря 2005 г. заявителю были запрещены любые контакты с внешним миром, ему не разрешали хранить письменные принадлежности или пользоваться телефоном. Адвокат заявителя представил письменное свидетельство г-на С., другого бывшего пациента больницы N 6. Г-н С. встречался с заявителем в январе 2006 г., когда находился в больнице в связи с суицидальной попыткой. Г-н С. и заявитель лежали в одной палате. По словам г-на С., поведение заявителя было дружелюбным и спокойным. Однако к нему применялись сильные лекарства, такие как галоперидол и хлорпромазин. Персонал больницы препятствовал его встречам с адвокатом и знакомыми. Ему не разрешалось писать письма, а дневник был изъят. Заявитель утверждает, что в определенный момент он пытался убежать из больницы, но сотрудники задержали его и привязали к койке.

              D. Обращения по поводу выписки заявителя из больницы

              26. 1 декабря 2005 г. адвокат обратился в опекунский совет муниципального округа N 11 г. Санкт-Петербурга с жалобой на действия официального опекуна заявителя — его матери. Он утверждал, что заявитель был помещен в больницу вопреки его воле и без медицинской необходимости. Адвокат также жаловался на то, что администрация больницы препятствовала его встречам с заявителем.
              27. 2 декабря 2005 г. заявитель обратился с письмом аналогичного содержания к районному прокурору. Он указал, в частности, что ему не позволяли встречаться с адвокатом, что его помещение в больницу не было добровольным и мать поместила его в больницу с целью присвоения его квартиры.
              28. 7 декабря 2005 г. заявитель письменно обратился к главному врачу больницы N 6, требуя немедленной выписки. Он утверждал, что нуждался в стоматологической помощи определенного вида, которую не мог получить в психиатрической больнице. В течение нескольких последующих недель заявитель и его адвокат обратились с рядом писем в опекунский совет, районную прокуратуру, органы здравоохранения и иные инстанции, требуя немедленной выписки заявителя из психиатрической больницы.
              29. 14 декабря 2005 г. районный прокурор сообщил адвокату, что заявитель был помещен в больницу по просьбе его официального опекуна, которым должны решаться все вопросы, связанные с его возможной выпиской.
              30. 16 января 2006 г. опекунский совет сообщил адвокату, что действия опекуна заявителя были законными. Он указал, что 12 января 2006 г. заявитель был обследован стоматологом. Из письма следовало, что представители опекунского совета не встречались с заявителем и исходили лишь из сведений, полученных от больницы и опекуна — матери заявителя.

              E. Ходатайство в соответствии с правилом 39 Регламента Суда

              31. Письмом от 10 декабря 2005 г. адвокат просил Европейский Суд указать Российской Федерации предварительные меры в соответствии с правилом 39 Регламента Суда. В частности, он просил Европейский Суд обязать власти Российской Федерации обеспечить ему доступ к заявителю с целью оказания ему помощи в разбирательстве и подготовке жалобы в Европейский Суд.
              32. 15 декабря 2005 г. Председатель Палаты Европейского Суда решил не принимать решение в соответствии с правилом 39 Регламента Суда до получения дополнительной информации. Сторонам было предложено представить дополнительную информацию и замечания по предмету дела.
              33. На основе информации, полученной от сторон, 6 марта 2006 г. Председатель Палаты Европейского Суда решил указать властям Российской Федерации в соответствии с правилом 39 Регламента Суда на необходимость применения предварительных мер, необходимых в интересах надлежащего проведения разбирательства. Были указаны следующие меры: государство-ответчик обязано организовать приемлемыми средствами встречу заявителя с адвокатом. Указанная встреча может быть проведена в присутствии сотрудников больницы, в которой находился заявитель, но вне их слышимости. Адвокат должен быть обеспечен необходимым временем и средствами для консультирования заявителя и помощи ему в подготовке жалобы в Европейский Суд. Власти Российской Федерации также обязаны не препятствовать адвокату в проведении периодических встреч с доверителем впоследствии. Адвокат, в свою очередь, обязан проявлять готовность к сотрудничеству и соблюдать обоснованные требования правил больницы.
              34. Однако адвокату заявителя не был обеспечен доступ к последнему. Главный врач больницы N 6 сообщил адвокату, что не считает решение Европейского Суда о предварительных мерах обязательным. Более того, мать заявителя возражала против встречи между заявителем и адвокатом.
              35. Адвокат заявителя оспорил данный отказ в Смольнинском районном суде г. Санкт-Петербурга, сославшись на предварительную меру, указанную Европейским Судом. 28 марта 2006 г. суд удовлетворил его требования, признав незаконным запрет встреч между заявителем и его адвокатом.
              36. 30 марта 2006 г. Уполномоченный Российской Федерации при Европейском Суде П.А. Лаптев обратился с письмом к председателю Василеостровского районного суда г. Санкт-Петербурга, сообщив ему о предварительных мерах, принятых Европейским Судом по настоящему делу.
              37. 6 апреля 2006 г. Василеостровский районный суд, рассмотрев по ходатайству заявителя уведомление Европейского Суда в соответствии с правилом 39 Регламента Суда, решил, что адвокат должен быть допущен к заявителю.
              38. Больница и мать заявителя обжаловали указанное решение суда. 26 апреля 2006 г. Санкт-Петербургский городской суд, рассмотрев их жалобу, отменил решение 6 апреля 2006 г. Городской суд указал, в частности, что к подсудности районного суда не относилось рассмотрение уведомления, направленного Уполномоченным Российской Федерации. Кроме того, городской суд постановил, что официальный опекун заявителя — его мать — не обращался в суд с какими-либо требованиями такого рода. В определении городского суда было указано следующее:
              "… Жалоба заявителя (в Европейский Суд) подана против Российской Федерации… Уведомление Европейского Суда было адресовано властям Российской Федерации. Российская Федерация является особым субъектом международных отношений, обладающим иммунитетом от иностранной юрисдикции, она не связана принудительными мерами, принятыми иностранными судами, и не может подчиняться таким мерам… без ее согласия. Суды (страны) не вправе принимать от имени Российской Федерации обязательства соблюдать предварительные меры… Это решение может быть принято административным актом органа исполнительной власти...".
              39. 16 мая 2006 г. Санкт-Петербургский городской суд рассмотрел жалобу на решение суда от 28 марта 2006 г., поданную главным врачом больницы N 6. Городской суд указал, что «в соответствии с правилом 34 Регламента Суда полномочия адвоката, (представляющего заявителя перед Европейским Судом,) должны быть оформлены в соответствии с национальным законодательством». Далее городской суд определил, что в соответствии с российским законодательством адвокат не мог действовать от имени доверителя в отсутствие договора между ними. Однако такой договор не был заключен между г-ном Бартеневым (адвокатом) и матерью заявителя — лицом, которое имело право совершать от имени заявителя любые юридические действия. В результате городской суд заключил, что адвокат не имел полномочий действовать от имени заявителя и его заявление подлежит отклонению. Таким образом, решение Смольнинского районного суда от 28 марта 2006 г. было отменено.
              40. В тот же день заявитель был выписан из больницы и встретился со своим адвокатом.

              F. Обжалование решения суда от 28 декабря 2004 г.

              41. 20 ноября 2005 г. адвокат заявителя подал кассационную жалобу на решение суда от 28 декабря 2004 г. Он также просил суд восстановить срок на обжалование, поскольку заявитель не знал о разбирательстве, в рамках которого он был признан недееспособным. Жалоба была подана через канцелярию Василеостровского районного суда.
              42. 22 декабря 2005 г. судья А. Василеостровского районного суда возвратила без рассмотрения жалобу адвокату заявителя. Она указала, что заявитель был недееспособен и, таким образом, мог обращаться с жалобами или иными заявлениями лишь посредством своего опекуна.
              43. 23 мая 2006 г., после выписки заявителя из психиатрической больницы, его адвокат обжаловал определение от 22 декабря 2005 г. Определением от 5 июля 2006 г. Санкт-Петербургский городской суд оставил без изменения определение от 22 декабря 2005 г. Городской суд указал, что Гражданский процессуальный кодекс не разрешает подачу заявлений о восстановлении процессуальных сроков недееспособными лицами.
              44. В последующие месяцы адвокат заявителя безуспешно подал две надзорные жалобы.
              45. Адвокат заявителя утверждает, что в 2007 году заявитель вновь был помещен в больницу N 6 по требованию его матери.

              II. Применимое национальное законодательство

              A. Дееспособность

              46. В соответствии со статьей 21 Гражданского кодекса Российской Федерации 1994 года способность гражданина своими действиями приобретать и осуществлять гражданские права, создавать для себя гражданские обязанности и исполнять их (гражданская дееспособность) по общему правилу возникает в полном объеме по достижении восемнадцатилетнего возраста. Статья 22 Гражданского кодекса устанавливает, что никто не может быть ограничен в дееспособности иначе, как в случаях и в порядке, установленных законом.
              47. В соответствии со статьей 29 Гражданского кодекса гражданин, который вследствие психического расстройства не может понимать значения своих действий или руководить ими, может быть признан судом недееспособным. Над ним устанавливается опека. От имени гражданина, признанного недееспособным, сделки совершает его опекун. Если основания, в силу которых гражданин был признан недееспособным, отпали, он может быть признан дееспособным.
              48. Статья 30 Гражданского кодекса предусматривает ограничение дееспособности. Гражданин, который вследствие злоупотребления спиртными напитками или наркотическими средствами ставит свою семью в тяжелое материальное положение, может быть ограничен судом в дееспособности. Это означает, что он не вправе заключать крупные сделки. Он может, однако, распоряжаться своим заработком или пенсией и совершать мелкие сделки под контролем попечителя .
              --------------------------------
              В соответствии со статьей 30 Гражданского кодекса Российской Федерации гражданин, чья дееспособность ограничена, вправе самостоятельно совершать мелкие бытовые сделки. Совершать другие сделки, а также получать заработок, пенсию и иные доходы и распоряжаться ими он может лишь с согласия попечителя (прим. переводчика).

              49. Часть 1 статьи 135 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации 2002 года устанавливает, что судья возвращает исковое заявление в случае, если оно подано недееспособным лицом.
              50. Статья 281 Гражданского процессуального кодекса предусматривает процедуру признания гражданина недееспособным. Дело о признании гражданина недееспособным вследствие психического расстройства может быть возбуждено в суде на основании заявления члена его семьи. После получения заявления судья назначает для определения психического состояния указанного гражданина судебно-психиатрическую экспертизу.
              51. Статья 284 Гражданского процессуального кодекса предусматривает, что заявление о признании гражданина недееспособным суд рассматривает с участием самого гражданина, заявителя, прокурора, представителя органа опеки и попечительства. Гражданин, в отношении которого рассматривается дело о признании его недееспособным, должен быть вызван в судебное заседание, если это возможно по состоянию его здоровья.
              52. Статья 289 Гражданского процессуального кодекса предусматривает, что суд может принять решение о признании гражданина дееспособным по заявлению опекуна, члена семьи, психиатрического или психоневрологического учреждения, органа опеки и попечительства, но не самого недееспособного гражданина.
              --------------------------------
              В английской версии Постановления, видимо, допущена описка. Речь идет о статье 286 Гражданского процессуального кодекса (прим. переводчика).

              B. Содержание в психиатрическом стационаре

              53. Закон Российской Федерации «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» от 2 июля 1992 г. в действующей редакции (далее — Закон) предусматривает, что психиатрическая помощь оказывается при добровольном обращении лица или с его согласия. Однако лицу, признанному в установленном законом порядке недееспособным, психиатрическая помощь оказывается по просьбе или с согласия его опекуна (статья 4 Закона).
              54. Часть 3 статьи 5 Закона предусматривает, что ограничение прав и свобод лиц, страдающих психическими расстройствами, только на основании психиатрического диагноза или факта прохождения лечения в психиатрическом стационаре не допускается.
              55. В соответствии со статьей 5 Закона лицо, находящееся в психиатрическом стационаре, может иметь юридического представителя. Однако часть 2 статьи 7 Закона предусматривает, что интересы лица, признанного недееспособным, представляет его опекун.
              56. Части 3 и 4 статьи 28 Закона («Основания для госпитализации в психиатрический стационар») предусматривают, что лицо, признанное недееспособным, может помещаться в психиатрический стационар по просьбе его опекуна. Такая госпитализация рассматривается как добровольная и не требует постановления суда, в отличие от недобровольной госпитализации (статьи 39 и 33 Закона).
              57. Часть 2 статьи 37 Закона устанавливает перечень прав пациента, находящегося в психиатрическом стационаре. В частности, пациент имеет право без цензуры связываться со своим адвокатом. Однако в соответствии с частью 3 статьи 37 Закона врач может ограничить право заявителя вести переписку с другими лицами, пользоваться телефоном и принимать посетителей.
              58. Статья 47 Закона предусматривает, что действия врачей могут быть обжалованы в суд.

              III. Применимые международные документы

              59. 23 февраля 1999 г. Комитет министров Совета Европы утвердил рекомендацию N R (99) 4 «О принципах, касающихся правовой защиты недееспособных взрослых». В соответствующей части указанные принципы предусматривают:
              Принцип 2. Гибкость правовых последствий
              «1. Меры защиты и иные правовые средства, предусмотренные для защиты личных и имущественных интересов недееспособных взрослых, должны обладать сферой применения или гибкостью, позволяющими обеспечить соответствующие правовые последствия для различных степеней психического расстройства и различных ситуаций...
              4. Перечень мер защиты должен включать, в соответствующих случаях, меры, не предусматривающие ограничение дееспособности указанного лица».
              Принцип 3. Максимальное сохранение дееспособности
              «1. Законодательство должно, насколько возможно, признавать наличие различных степеней недееспособности, а также возможность изменения степени недееспособности время от времени. Соответственно, мера защиты не должна автоматически приводить к полной утрате дееспособности. При этом ограничение дееспособности должно применяться, если доказано, что оно необходимо для защиты указанного лица.
              2. В частности, мера защиты не должна автоматически лишать указанное лицо права голоса, права составления завещания, права соглашаться или отказываться от любого вмешательства в сферу его здоровья или права принимать иные решения личного характера в любое время, когда его или ее состояние позволяет делать это...».
              Принцип 6. Соразмерность
              «1. В случае необходимости применения меры защиты она должна быть соразмерна состоянию указанного лица и учитывать его индивидуальные обстоятельства и нужны.
              2. Мера защиты должна затрагивать дееспособность, права и свободы указанного лица в минимальной степени, совместимой с достижением цели вмешательства...».
              Принцип 13. Право быть заслушанным лично
              «Лицо имеет право быть заслушанным лично в любом разбирательстве, которое может повлиять на его или ее дееспособность».
              Принцип 14. Продолжительность, освидетельствование и обжалование
              «1. Меры защиты должны, если это возможно и приемлемо, иметь ограниченную продолжительность. Должен быть рассмотрен вопрос о периодическом проведении освидетельствования....
              3. Наличие адекватных прав обжалования обязательно».

              Право

              60. Европейский Суд отмечает, что заявитель выступил с несколькими жалобами на основании различных положений Конвенции. Указанные жалобы касаются признания его недееспособным, помещения в психиатрическую больницу, невозможности добиться пересмотра своего статуса, невозможности встреч с адвокатом, вмешательства в его переписку, принудительного лечения и так далее. Европейский Суд рассмотрит указанные жалобы в хронологической последовательности. Так, Европейский Суд начнет с жалоб, связанных с разбирательством о признании заявителя недееспособным, в результате чего произошли все последующие события, и затем рассмотрит госпитализацию заявителя и жалобы, вытекающие из нее.

              I. Предполагаемое нарушение Статьи 6 Конвенции, что касается разбирательства о признании заявителя недееспособным

              61. Заявитель жаловался, что был признан недееспособным в результате разбирательства, которое не являлось «справедливым» в значении Статьи 6 Конвенции. Пункт 1 Статьи 6 Конвенции в соответствующей части предусматривает:
              «Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях… имеет право на справедливое… разбирательство дела… судом...».

              A. Доводы сторон

              62. Власти Российской Федерации настаивали на том, что разбирательство в Василеостровском районном суде было справедливым. В соответствии с российским законодательством дело о признании гражданина недееспособным вследствие психического расстройства может быть возбуждено в суде на основании заявления его близкого родственника. В настоящем деле с соответствующим заявлением обратилась г-жа Штукатурова, мать заявителя. Суд назначил психиатрическую экспертизу для определения психического состояния заявителя. Обследовав заявителя, врачи заключили, что он не мог понимать значение своих действий и руководить ими. С учетом состояния здоровья заявителя, суд решил не вызывать его на заседание. Однако в соответствии со статьей 284 Гражданского процессуального кодекса на заседании суда присутствовали прокурор и представитель больницы. Таким образом, процессуальные права заявителя были соблюдены.
              63. Заявитель утверждал, что разбирательство в суде первой инстанции было несправедливым. Судья не мотивировал изменение своей позиции, принимая решение о том, что в личном присутствии заявителя не было необходимости (см. § 11 и последующие настоящего Постановления). Суд признал заявителя недееспособным, не заслушав и не видя его, а также не получив от него каких-либо материалов. Решение суда основывалось на письменном медицинском заключении, с которым заявитель не был ознакомлен и которое он не имел возможности оспорить. Прокурор, участвовавший в заседании 28 декабря 2004 г., также поддержал заявление, не видя заявителя ранее. Кроме того, Василеостровский районный суд не получил объяснения матери заявителя, которая обратилась с заявлением о признании его недееспособным. Таким образом, суд не принял даже минимальных мер для обеспечения объективной оценки психического состояния заявителя. Далее заявитель утверждал, что не мог обжаловать решение суда от 28 декабря 2004 г., поскольку в соответствии с российским законодательством был лишен права подачи жалобы.

              B. Приемлемость жалобы

              64. Стороны не оспаривают применимость положений Статьи 6 Конвенции в ее гражданско-правовом аспекте к настоящему разбирательству, и Европейский Суд не усматривает оснований для иного вывода (см. Постановление Европейского Суда от 24 октября 1979 г. по делу «Винтерверп против Нидерландов» (Winterwerp v. Netherlands), Series A, N 33, § 73).
              65. Европейский Суд считает, что жалоба заявителя не является явно необоснованной в значении пункта 3 Статьи 35 Конвенции. Он также отмечает, что жалоба не является неприемлемой по каким-либо другим основаниям. Следовательно, жалоба должна быть объявлена приемлемой.

              C. Существо жалобы

              1. Общие принципы

              66. В большинстве ранее рассмотренных Европейским Судом дел, касающихся «душевнобольных», внутригосударственные разбирательства затрагивали их заключение под стражу и, таким образом, рассматривались с точки зрения Статьи 5 Конвенции. Однако Европейский Суд последовательно указывал, что «процессуальные» гарантии, предусмотренные пунктами 1 и 4 Статьи 5 Конвенции, в общих чертах повторяют те, которые предусмотрены пунктом 1 Статьи 6 Конвенции (см., например, упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу «Винтерверп против Нидерландов», § 60; Постановление Европейского Суда от 21 октября 1986 г. по делу «Санчес-Рейссе против Швейцарии» (Sanchez-Reisse v. Switzerland), Series A, N 107; Постановление Европейского Суда от 13 июля 1995 г. по делу «Кампанис против Греции» (Kampanis v. Greece), Series A, N 318-B и Постановление Европейского Суда от 26 июля 2001 г. по делу «Илийков против Болгарии» (Ilijkov v. Bulgaria), жалоба N 33977/96, § 103). Таким образом, при решении вопроса о том, было ли «справедливым» разбирательство о признании заявителя недееспособным, Европейский Суд будет учитывать, с соответствующими изменениями, свои прецедентные нормы по подпункту «e» пункта 1 и пункту 4 Статьи 5 Конвенции.
              67. Европейский Суд напоминает, что при решении вопроса о необходимости заключения под стражу лица как «душевнобольного» власти страны обладают определенной свободой усмотрения. Оценка доказательств, представленных по конкретному делу, входит в первую очередь в задачи властей страны; задача Европейского Суда заключается в проверке с точки зрения Конвенции решений указанных властей (см. Постановление Европейского Суда от 23 февраля 1984 г. по делу «Луберти против Италии» (Luberti v. Italy), Series A, N 75, § 27).
              68. В контексте пункта 1 Статьи 6 Конвенции Европейский Суд допускает, что в делах, касающихся лица, страдающего психическим расстройством, суды страны также должны пользоваться определенной свободой усмотрения. Так, например, они могут принимать необходимые меры процессуального характера для обеспечения надлежащего отправления правосудия, защиты здоровья указанного лица и так далее. Однако такие меры не должны нарушать существо права заявителя на справедливое судебное разбирательство дела, гарантированного Статьей 6 Конвенции. При оценке того, была ли необходима конкретная мера, например, недопущение участия заявителя в заседании, Европейский Суд должен принимать во внимание все значимые обстоятельства (такие как характер и сложность вопроса, рассматриваемого судами страны, возможные последствия для заявителя, представляло ли угрозу для других лиц или самого заявителя его присутствие на заседании и так далее).

              2. Применение общих принципов в настоящем деле

              69. Сторонами не оспаривается, что заявителю не было известно об обращении его матери с заявлением о признании его недееспособным. Ничто не свидетельствует о том, что суд уведомил заявителя по собственной инициативе о разбирательстве (см. § 10 настоящего Постановления). Далее, как следует из медицинского заключения от 12 ноября 2004 г. (см. § 13 настоящего Постановления), заявитель не понимал, что в его отношении проводится судебно-психиатрическая экспертиза. Европейский Суд заключает, что заявитель был лишен возможности участия в разбирательстве в Василеостровском районном суде в какой-либо форме. Остается установить, учитывая обстоятельства дела, было ли это совместимо со Статьей 6 Конвенции.
              70. Власти Российской Федерации утверждали, что решения суда соответствовали законодательству страны. Однако основной вопрос жалобы заключается не в соответствии российскому законодательству, а в «справедливости» разбирательства с точки зрения Конвенции и прецедентных норм Европейского Суда.
              71. В ряде ранее рассмотренных дел, касающихся принудительного содержания в стационаре, Европейский Суд установил, что душевнобольной должен быть заслушан лично или, если это необходимо, через представителя (см., например, упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу «Винтерверп против Нидерландов», § 79). В деле «Винтерверп против Нидерландов» заявителю грозила потеря свободы. Однако в настоящем деле исход разбирательства был как минимум столь же важен для заявителя, поскольку влиял на его личную автономию почти во всех сферах жизни и предполагал потенциальные ограничения его свободы.
              72. Далее Европейский Суд отмечает, что у заявителя была двойная роль в разбирательстве: он был заинтересованным лицом и в то же время основным объектом исследования суда. Таким образом, участие заявителя было необходимо как для того, чтобы обеспечить ему возможность представить свои доводы, так и для того, чтобы суд мог сформировать собственное мнение о его психическом состоянии (см., с соответствующими изменениями, Постановление Европейского Суда от 10 мая 2007 г. по делу «Ковалев против Российской Федерации» (Kovalev v. Russia), жалоба N 78145/01, § 35 — 37 ).
              --------------------------------
              Опубликовано в «Бюллетене Европейского Суда по правам человека» N 10/2007.

              73. Вместе с тем заявитель имел проблемы с психикой. Из материалов дела, однако, следует, что, несмотря на психическое расстройство, он был относительно самостоятельным лицом. При таких обстоятельствах для судьи было необходимо иметь хотя бы короткий визуальный контакт с заявителем и желательно получить его объяснения. Европейский Суд заключает, что решение судьи рассмотреть дело на основе письменных доказательств, не видя и не заслушивая заявителя, было необоснованным и нарушало принцип состязательности судопроизводства, предусмотренный пунктом 1 Статьи 6 Конвенции (см. Постановление Европейского Суда от 18 марта 1997 г. по делу «Мантованелли против Франции» (Mantovanelli v. France), Reports of Judgments and Decisions 1997-II, § 35).
              74. Европейский Суд исследовал довод властей Российской Федерации, согласно которому представитель больницы и районный прокурор присутствовали на разбирательстве дела по существу. Однако, по мнению Европейского Суда, их присутствие не сделало разбирательс

              +1
            • 16 Октября 2012, 06:54 #

              и еще:
              ↓ Читать полностью ↓



              [неофициальный перевод]

              ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА

              ПЕРВАЯ СЕКЦИЯ

              ДЕЛО «БИК (BIK)
              ПРОТИВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ»
              (Жалоба N 26321/03)

              ПОСТАНОВЛЕНИЕ

              (Страсбург, 22 апреля 2010 года)

              --------------------------------
              Перевод с английского Николаева Г.А.

              По делу «Бик против Российской Федерации» Европейский Суд по правам человека (Первая Секция), заседая Палатой в составе:
              Христоса Розакиса, Председателя Палаты,
              Нины Ваич,
              Анатолия Ковлера,
              Элизабет Штейнер,
              Ханлара Гаджиева,
              Джорджио Малинверни,
              Георга Николау, судей,
              а также при участии Серена Нильсена, Секретаря Секции Суда,
              заседая за закрытыми дверями 25 марта 2010 г.,
              вынес в указанный день следующее Постановление:

              Процедура

              1. Дело было инициировано жалобой N 26321/03, поданной против Российской Федерации в Европейский Суд по правам человека (далее — Европейский Суд) в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее — Конвенция) гражданином Российской Федерации Александром Ефимовичем Биком (далее — заявитель) 5 августа 2003 г.
              2. Власти Российской Федерации были представлены бывшим Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека В.В. Милинчук, первым заместителем юстиции Российской Федерации А.Н. Савенковым, а впоследствии Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека Г.О. Матюшкиным.
              3. Заявитель, в частности, утверждал, что его недобровольная госпитализация в психиатрическую больницу являлась незаконной.
              4. 19 июня 2008 г. председатель Первой Секции коммуницировал жалобу властям Российской Федерации. В соответствии с пунктом 3 статьи 29 Конвенции было также решено рассмотреть данную жалобу одновременно по вопросу приемлемости и по существу.
              5. Власти Российской Федерации возражали против одновременного рассмотрения жалобы по вопросу приемлемости и по существу. Рассмотрев возражение властей Российской Федерации, Европейский Суд отклонил его.

              Факты

              I. Обстоятельства дела

              6. Заявитель родился в 1972 году и проживает в г. Москве.
              7. 27 мая 2002 г. мать заявителя обратилась в Психоневрологический диспансер N 21 (далее — диспансер) с заявлением о проведении психиатрического освидетельствования ее сына, выразив беспокойство по поводу перемены в его поведении. Он боялся выходить из квартиры, в которой проживал, порвал все общественные связи, пугался посторонних звуков или телефонного звонка.
              8. Заявитель отказался от освидетельствования врачами диспансера, и 29 мая 2002 г. Н., врач-психиатр диспансера, обратилась в суд за выдачей санкции на проведение психиатрического освидетельствования заявителя без его согласия. Она отметила, основываясь на информации, представленной матерью заявителя, что заявитель может страдать тяжелым психическим расстройством, которое ослабило его возможность удовлетворять свои жизненные потребности, и что его состояние может ухудшиться в случае неоказания ему психиатрической помощи.
              9. 31 мая 2002 г. Черемушкинский районный суд г. Москвы выдал санкцию на проведение психиатрического освидетельствования. По словам заявителя, он был уведомлен об этом решении в более позднюю дату.
              10. 5 июня 2002 г. врач Н. провела психиатрическое освидетельствование заявителя по месту жительства. Мать заявителя при этом присутствовала. Заявитель находился в возбужденном состоянии, он кричал на врача и свою мать и угрожал им. Он отказался разговаривать и вынудил их обеих уйти. Н. заключила, что заявитель страдал параноидальной шизофренией и что его состояние требует госпитализации в психиатрическую больницу для дополнительного обследования и лечения. В 19 часов 20 минут заявителя поместили в Психиатрическую клиническую больницу N 15 (далее — психиатрическая больница). По словам заявителя, сначала его направили в отделение милиции, а затем в психиатрическую больницу.
              11. 7 июня 2002 г. заявитель дал согласие на свое лечение в психиатрической больнице до 14 июня 2002 г.
              12. В пятницу 14 июня 2002 г. заявитель отказался далее оставаться в больнице. В полдень он прошел комиссию трех врачей-психиатров, которые поставили ему предварительный диагноз: «депрессивный синдром и шизофрения». Они отметили, что заявитель избегал общения и был замкнут; он не проявлял озабоченности по поводу своего состояния и высказывал бредовые идеи о том, что его мать пыталась им манипулировать. Они заключили, что его психическое расстройство является достаточно серьезным и требует диспансерного наблюдения.
              13. В понедельник 17 июня 2002 г. администрация психиатрической больницы обратилась в суд для продления срока госпитализации в недобровольном порядке. В соответствии с представленным медицинским заключением заявитель страдал тяжелым психическим расстройством и мог причинить существенный вред себе или окружающим. В тот же день Нагатинский районный суд г. Москвы временно разрешил дальнейшую госпитализацию заявителя вплоть до рассмотрения дела. Суд в своем постановлении не указал каких-либо оснований для вынесения соответствующего решения.
              14. 21 июня 2002 г. Нагатинский районный суд г. Москвы вынес постановление о продлении срока госпитализации заявителя в психиатрической больнице. Слушание дела проводилось на территории психиатрической больницы. Заявитель на заседании присутствовал, но представителя у него не было. В частности, суд отметил:
              «Выслушав (заявителя), представителей психиатрической больницы… и прокурора, который полагал, что заявление (администрации психиатрической больницы) подлежит удовлетворению, и изучив (имеющиеся) материалы дела, суд считает, что заявление (администрации психиатрической больницы) о продлении госпитализации заявителя в недобровольном порядке является обоснованным и подлежит удовлетворению».
              15. 27 июня 2002 г. заявитель дал письменное согласие на дополнительное лечение в психиатрической больнице.
              16. Когда состояние заявителя улучшилось, он был выписан из психиатрической больницы 4 июля 2002 г.
              17. 23 января 2003 г. заявитель подал жалобу на постановление от 21 июня 2002 г. Он утверждал, в частности, что суд не проверил законность его госпитализации в психиатрическую больницу.
              18. 20 марта 2003 г. Московский городской суд оставил без изменения постановление от 21 июня 2002 г. На заседании суда присутствовали заявитель и его представитель. Суд отметил, что госпитализация заявителя была произведена в соответствии с законом. Суд также указал, что помещение заявителя в психиатрическую больницу в недобровольном порядке было необходимым в связи с наличием у него тяжелого психического расстройства, которое было опасно для него и для окружающих. Наконец, суд отметил, что у заявителя была возможность ходатайствовать о предоставлении ему адвоката для представления его интересов в суде первой инстанции. Однако он не воспользовался предоставленным ему правом, и постановление от 21 июня 2002 г. не может быть отменено на данном основании.

              II. Применимое национальное законодательство
              и практика

              A. Госпитализация в психиатрический стационар
              в недобровольном порядке

              1. Закон Российской Федерации «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» от 2 июля 1992 г. с изменениями (далее — Закон)

              19. Психиатрическое освидетельствование лица может быть проведено без его согласия в случаях, когда по имеющимся данным обследуемый совершает действия, дающие основания предполагать наличие у него тяжелого психического расстройства, которое обусловливает: a) его непосредственную опасность для себя или окружающих, или б) его беспомощность, то есть неспособность самостоятельно удовлетворять основные жизненные потребности, или в) существенный вред его здоровью вследствие ухудшения психического состояния, если лицо будет оставлено без психиатрической помощи (часть 4 статьи 23 Закона).
              20. В случаях, предусмотренных пунктами «б» и «в» части 4 статьи 23 Закона, решение о психиатрическом освидетельствовании лица без его согласия принимается врачом-психиатром с санкции судьи (часть 2 статьи 24 Закона).
              21. В случаях, предусмотренных пунктами «а», «б» и «в» части 4 статьи 23 Закона, лицо, страдающее тяжелым психическим расстройством, может быть госпитализировано в психиатрический стационар без его согласия до постановления судьи, если его обследование или лечение возможно только в стационарных условиях (статья 29 Закона).
              22. Лицо, помещенное в психиатрический стационар по основаниям, предусмотренным статьей 29 Закона, подлежит обязательному освидетельствованию в течение 48 часов комиссией врачей-психиатров психиатрического учреждения, которая принимает решение об обоснованности госпитализации. Если госпитализация признается обоснованной, то заключение комиссии врачей-психиатров в течение 24 часов направляется в суд по месту нахождения психиатрического учреждения для решения вопроса о дальнейшем пребывании лица в нем (статья 32 Закона).
              23. Заявление о госпитализации лица в психиатрический стационар в недобровольном порядке судья рассматривает в течение пяти дней с момента его принятия (часть 1 статьи 34 Закона). Принимая заявление, судья одновременно дает санкцию на пребывание лица в психиатрическом стационаре на срок, необходимый для рассмотрения заявления в суде (часть 3 статьи 33 Закона).

              2. Гражданский процессуальный кодекс РСФСР от 11 июня 1964 г. с изменениями (далее — ГПК РСФСР)

              24. ГПК РСФСР не содержал специальных норм о помещении лица в психиатрическую больницу.

              B. Исчисление сроков, установленных законом или
              назначенных гражданскими судами

              25. Процессуальный срок, исчисляемый годами, истекает в соответствующие месяц и число последнего года срока. Срок, исчисляемый месяцами, истекает в соответствующее число последнего месяца срока. В случае, если последний день процессуального срока приходится на нерабочий день, днем окончания срока считается следующий за ним рабочий день (статья 101 ГПК РСФСР и части 1 и 2 статьи 108 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации от 1 февраля 2003 г. с изменениями).

              Право

              I. Предполагаемое нарушение
              подпункта «e» пункта 1 статьи 5 Конвенции

              26. Заявитель жаловался на то, что помещение его в психиатрическую больницу в период с 14 по 27 июня 2002 г. в недобровольном порядке было незаконным. Европейский Суд полагает, что жалоба заявителя должна быть рассмотрена в соответствии с подпунктом «е» пункта 1 статьи 5 Конвенции, который предусматривает следующее:
              «1. Каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность. Никто не может быть лишен свободы иначе как в следующих случаях и в порядке, установленном законом:...
              e) законное заключение под стражу… душевнобольных...».
              27. Власти Российской Федерации возражали против данного довода. Они полагали, что помещение заявителя в психиатрический стационар было осуществлено в полном соответствии с применимым национальным законодательством. Когда заявитель 14 июня 2002 г. отказался добровольно остаться в психиатрической больнице, в полдень того же дня он прошел комиссию врачей-психиатров, которые установили, что его состояние требовало продления госпитализации. По утверждению властей Российской Федерации, у администрации психиатрической больницы не было возможности подать заявление в суд о продлении срока госпитализации заявителя в недобровольном порядке в тот же день по причине того, что для подготовки подобного заявления требовался значительный период времени. 14 июня 2002 г. выпадало на пятницу, а обратиться в суд в выходные дни было невозможно, так как он был закрыт. Соответственно, заявление было подано 17 июня 2002 г., то есть в первый рабочий день после выходных дней 15 и 16 июня 2002 г. Власти Российской Федерации полагали, что администрация психиатрической больницы действовала в соответствии с нормами гражданского процессуального права, а именно статьей 108 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, которая допускала подобную просрочку в подаче заявления в связи с тем, что срок, отведенный для подачи жалобы, истекал в нерабочий день.
              28. Заявитель поддержал свою жалобу.

              A. Приемлемость

              29. Европейский Суд считает, что жалоба заявителя не является явно необоснованной в значении пункта 3 статьи 35 Конвенции. Он также отмечает, что жалоба не является неприемлемой по каким-либо другим основаниям. Следовательно, жалоба должна быть объявлена приемлемой.

              B. Существо жалобы

              1. Общие принципы

              30. Европейский Суд напоминает, что указание «в порядке, установленном законом» в значительной степени отсылает к национальному законодательству; таким образом подчеркивается необходимость соблюдения порядка, предусмотренного этим законодательством. Однако национальное законодательство само должно соответствовать Конвенции, включая общие принципы, выраженные или подразумеваемые в ней. Понятие, лежащее в основе этого условия, относится к справедливой и надлежащей процедуре, а именно мера, лишающая лица свободы, должна приниматься и исполняться надлежащим органом и не быть произвольной (см. Постановление Европейского Суда от 24 октября 1979 г. по делу «Винтерверп против Нидерландов» (Winterwerp v. Netherlands), § 45, Series A, N 33).
              31. Толковать и применять национальное законодательство должны в первую очередь национальные органы, особенно судебные. Однако поскольку согласно пункту 1 статьи 5 Конвенции несоблюдение законодательства страны влечет нарушение Конвенции, следует сделать вывод, что Европейский Суд может и должен осуществлять определенные полномочия по проверке такого соблюдения (см. Постановление Европейского Суда от 10 июня 1996 г. по делу «Бенем против Соединенного Королевства» (Benham v. United Kingdom), § 41, Reports of Judgments and Decisions 1996-III).
              32. Европейский Суд также напоминает, что лицо не может быть лишено свободы в связи с наличием у него психического расстройства, если не достигнуты три следующих минимальных условия: должно быть достоверно установлено, что оно является душевнобольным; степень психического расстройства должна требовать обязательной недобровольной госпитализации; и действительность продолжения недобровольной госпитализации зависит от сохранения такого расстройства (см. упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу «Винтерверп против Нидерландов», § 39; Постановление Европейского Суда от 23 февраля 1984 г. по делу «Луберти против Италии» (Luberti v. Italy), § 27, Series A, N 75; Постановление Европейского Суда от 24 октября 1997 г. по делу «Джонсон против Соединенного Королевства» (Johnson v. United Kingdom), § 60, Reports of Judgments and Decisions 1997-VII; и Постановление Европейского Суда по делу «Хатчисон Рейд против Соединенного Королевства» (Hutchison Reid v. United Kingdom), жалоба N 50272/99, § 48, ECHR 2003-IV).

              2. Применение принципов в настоящем деле

              33. Европейский Суд отмечает, что согласно российскому законодательству лицо, помещенное в психиатрический стационар в недобровольном порядке, подлежит обязательному освидетельствованию в течение 48 часов комиссией врачей-психиатров. Кроме того, администрация психиатрического учреждения в случае признания госпитализации обоснованной должна обратиться в суд для решения вопроса о дальнейшем пребывании в этом учреждении лица в недобровольном порядке в течение 24 часов с момента проведения такого освидетельствования (см. § 22 настоящего Постановления).
              34. Обращаясь к обстоятельствам настоящего дела, Европейский Суд отмечает, что 14 июня 2002 г. заявитель отозвал свое согласие на дальнейшее пребывание в психиатрической больнице. Таким образом, администрации больницы следовало созвать комиссию врачей-психиатров для его освидетельствования и в случае признания госпитализации обоснованной обратиться в течение 24 часов в суд для решения вопроса о дальнейшем пребывании заявителя в психиатрической больнице в недобровольном порядке.
              35. Европейский Суд признает, что национальными властями соблюдена процедура, предусмотренная национальным законодательством, в части проведения освидетельствования заявителя. 14 июня 2002 г. комиссия врачей-психиатров в полдень провела освидетельствование заявителя и заключила, что ему необходима дальнейшая госпитализация. После этого администрация психиатрической больницы должна была в течение 24 часов с момента проведения освидетельствования заявителя, то есть не позднее полудня 15 июня 2002 г., обратиться в суд для разрешения вопроса о дальнейшем пребывании заявителя в психиатрической больнице. Однако заявление было подано двумя днями позже, 17 июня 2002 г. В результате заявитель находился в психиатрической больнице в течение трех дней в отсутствие соответствующей санкции суда.
              36. Европейский Суд не разделяет мнение властей Российской Федерации, что в соответствии с российским законодательством возможно было отложить подачу заявления в суд для решения вопроса о пребывании заявителя в психиатрической больнице в недобровольном порядке в случае, если окончание предусмотренного законом срока для подачи соответствующего заявления выпадало на нерабочий день. Нормы национального гражданского процессуального права, на которые ссылались власти Российской Федерации, регулируют только исчисление сроков, выраженных в днях, месяцах и годах, и очевидно не применяются к процедуре обращения в суд для решения вопроса о пребывании лица в психиатрической больнице, применительно к которой сроки установлены в часах.
              37. Европейский Суд не считает существенным, что, как подчеркивали власти Российской Федерации, 15 и 16 июня 2002 г. были нерабочими днями, и дело заявителя не могло быть рассмотрено до наступления следующей рабочей недели. Если затронута свобода человека, государства-участники должны гарантировать доступность своих судов, даже в период выходных и праздничных дней, для обеспечения скорейшего рассмотрения вопросов, не терпящих отлагательства, в полном соответствии с порядком, установленным законом. Однако при обстоятельствах настоящего дела подобные меры не были предприняты.
              38. Вышеуказанных выводов достаточно, чтобы Европейский Суд принял решение о том, что национальными властями не соблюден предусмотренный национальным законодательством порядок при обращении с заявлением в суд для решения вопроса о пребывании заявителя в психиатрической больнице. Соответственно, имело место нарушение пункта 1 статьи 5 Конвенции.
              39. В связи с вышеуказанным Европейский Суд не считает необходимым отдельно рассматривать вопрос о том, было ли достоверно установлено, что степень психического расстройства заявителя требовала обязательной недобровольной госпитализации на период с 14 по 27 июня 2002 г. (см. Постановление Европейского Суда по делу «Шторк против Германии» (Storck v. Germany), жалоба N 61603/00, § 113, ECHR 2005-V).

              II. Иные предполагаемые нарушения Конвенции

              40. Заявитель утверждал, что он был лишен возможности обжаловать решение суда от 31 мая 2002 г. в нарушение статей 3, 5 и 6 Конвенции. Он также жаловался на основании статьи 8 Конвенции, что посещение Н. его квартиры 5 июня 2002 г. нарушило его право на уважение личной жизни и что на основании ее решения от 5 июня 2002 г. о помещении его в психиатрическую больницу его задержали и привели в отделение милиции. Он жаловался на основании статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции, что его помещение в психиатрическую больницу в недобровольном порядке могло привести к ограничению его дееспособности, в связи с чем он мог быть лишен права продавать и покупать имущество. Наконец, не предоставив дополнительных подробностей, заявитель жаловался на нарушение его прав, предусмотренных статьями 2, 4, 7 — 10, 13, 17 и 18 Конвенции.
              41. Однако, принимая во внимание представленные материалы, Европейский Суд не усматривает в них признаков нарушения прав и свобод, предусмотренных Конвенцией или Протоколами к ней. Следовательно, жалоба заявителя в данной части подлежит отклонению как явно необоснованная в соответствии с пунктами 3 и 4 статьи 35 Конвенции.

              III. Применение статьи 41 Конвенции

              42. Статья 41 Конвенции предусматривает:
              «Если Европейский Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Европейский Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне».

              A. Ущерб

              43. Заявитель требовал 350 000 евро и 1/13 цента в качестве компенсации материального ущерба и морального вреда.
              44. Власти Российской Федерации указывали, что утверждения заявителя не содержат оснований для присуждения ему какой-либо компенсации материального ущерба или морального вреда. Так или иначе, они отмечали, что заявитель не обосновал и не подтвердил требуемую сумму.
              45. Европейский Суд не усматривает причинной связи между установленными нарушениями и требуемой компенсацией материального ущерба; соответственно, он отклоняет данное требование. С другой стороны, Европейский Суд признает, что заявитель испытывал нравственные страдания и разочарование вследствие его незаконного помещения в психиатрическую больницу. Следовательно, Европейский Суд полагает, что заявителю должен быть компенсирован причиненный моральный вред. Тем не менее Европейский Суд находит размер требований заявителя чрезмерным. Оценивая указанные обстоятельства на справедливой основе, он присуждает заявителю 1 000 евро в качестве компенсации морального вреда, а также любые налоги, подлежащие начислению на указанную выше сумму.

              B. Судебные расходы и издержки

              46. Заявитель не требовал возмещения судебных расходов и издержек. Соответственно, Европейский Суд не присуждает ему каких-либо сумм по данному основанию.

              C. Процентная ставка при просрочке платежей

              47. Европейский Суд полагает, что процентная ставка при просрочке платежей должна определяться исходя из предельной кредитной ставки Европейского центрального банка плюс три процента.

              НА ОСНОВАНИИ ИЗЛОЖЕННОГО СУД ЕДИНОГЛАСНО:

              1) признал жалобу приемлемой в части помещения заявителя в психиатрическую больницу в недобровольном порядке в период с 14 по 27 июня 2002 г., а в остальной части неприемлемой;
              2) постановил, что имело место нарушение пункта 1 статьи 5 Конвенции;
              3) постановил:
              (a) что государство-ответчик обязано в течение трех месяцев со дня вступления настоящего Постановления в силу в соответствии с пунктом 2 статьи 44 Конвенции выплатить заявителю 1 000 евро (одну тысячу евро) в качестве компенсации морального вреда, подлежащие переводу в рубли по курсу, который будет установлен на день выплаты, а также любые налоги, подлежащие начислению на указанную сумму;
              (b) что с даты истечения указанного трехмесячного срока и до момента выплаты на эти суммы должны начисляться простые проценты, размер которых определяется предельной кредитной ставкой Европейского центрального банка, действующей в период неуплаты, плюс три процента;
              4) отклонил оставшуюся часть требований заявителя о справедливой компенсации.
              Совершено на английском языке, уведомление о Постановлении направлено в письменном виде 22 апреля 2010 г. в соответствии с пунктами 2 и 3 правила 77 Регламента Суда.

              Председатель Палаты Суда
              Х.РОЗАКИС

              Секретарь Секции Суда
              С.НИЛЬСЕН



              +1
            • 16 Октября 2012, 09:07 #

              а почему единственную?
              Константин Валентинович
              где я читал про Ракевич писалось что единственное.
               но, по мне, процедура очень долгая — за это время тот, в чьих интересах подается жалоба Правда Ваша, но по крайней мере можно ссылаться в наших судах на международную практику, хотя нашим судам наш то КС РФ и то не указ.
              А на тему долго ждать, во многих решениях встречается информация, что как только жалоба комуницируется так  прокуроры тут суетливо обращают внимание что по данному человеку решение-то не правосудное было и в суд питицию, суд пересматривает и грит точно нижестоящие суды оБшиблись не тот закон применили и не туда посмотрели ) утрирую конечно но так есть, это чтобы обратившийся в ЕСПЧ чью жалобу комуницировали перестал быть жертвой и Евросуд жалобу отклоняет.

              0
    • 15 Октября 2012, 16:01 #


      Комментарий удален

      -1
    • 07 Октября 2013, 13:36 #

      Вот это да!!! Как это я публикацию такого дела пропустила.
      Это КРУТО, как говорит мой сын.(Y)(Y)(Y)


      Поздравляю! И спасибо, Уважаемый, Константин Валентинович, за сногсшибательную практику (иначе выразиться не получилось)!!!(bow)

      +4
      • 07 Октября 2013, 13:39 #

        так я же с Вами советовался по этому делу, Наталья Руслановна… я думал, Вы читали. Огромное спасибо за поздравление, от кого кого, но от Вас втройне приятно…

        +5
    • 07 Октября 2013, 17:00 #

      Громада!  Я тоже признаться эту публикацию пропустил.
      Заранее извиняюсь за то, что изложил несколько в ироничной форме… поверьте, не потому, что смешно. Чтобы не заплакать…Уважаемый Константин Валентинович, очень хорошо представляю, какую психическую нагрузку Вы испытали.
      Выйдя за проходную, голова наверняка была в тумане.

      Хорошо, что перед судом её не накололи препаратами.
      Неимоверно тяжелое дело.

      +2
      • 08 Октября 2013, 08:25 #

        Спасибо! Нагрузка… хм… волнение было, но, сказать честно, понимал, что шансы невелики, потому сильно и не волновался. Вот когда суд сам (вместе с прокурором) начал ломать ситуацию — после моих допросов самой госпитализируемой, ее дочек, лечащего врача — вот тогда начался мандраж. Обнадежился. Что касается 
        перед судом её не накололи препаратами — она за несколько дней до этого отказалась от приема препаратов, показаний же к насильственному применению не было, вела она себя адекватно. плюс дочка к ней каждый день последние пару недель до суда ходила… ну и, думаю, врачи хотели сыграть на том, что больная без препаратов будет вести себя неадекватно и настроит суд против себя. Кое в чем они оказались правы, часть ее высказываний находилась — так скажем — за гранью логики нормального человека… точнее, адвоката. 90% пожилых людей примерно так и объясняют свои поступки.

        +1
    • 07 Октября 2013, 19:06 #

      Ну, Константин Валентинович, как говориться, не в бровь, а в глаз! Завтра еду в психушку по 50 ГПК РФ: мальчика — первокурсника хотят изолировать на полгодика, судя по заключению, с которым успела ознакомиться сегодня (будучи извещенной в 17:20 о судебном), у мальца острое состояние началось пару дней назад и привело к вызову полицией бригады психиатрической помощи. 

      Вам, Константин Валентинович, как говорят французы «шапо»: снимаю шапку перед профессионализмом, решительностью и настойчивостью! Браво!

      +2
      • 08 Октября 2013, 08:29 #

        Спасибо огромное!
        Что могу посоветовать — главное, доказать, что острое состояние купировано… собственно, этому способствуют показания самого госпитализируемого в судебном заседании — если адекватные, конечно — ну и показания врачей о динамике лечения. Собственно, здесь интересный момент… в этом случае врачи приобщили заключение комиссии, чего-то еще — а историю болезни даже в части не приобщили, постоянно ее цитировали… на что я в прениях и сказал — что в материалах дела доказательств, подтверждающих эти обстоятельства, не имеется, поскольку ИБ не приобщена…

        Удачи Вам!

        +2
        • 08 Октября 2013, 17:07 #

          Уважаемы Константин Валентинович, не стала я брать на себя ответственность…

          Мальчик 18 лет, детдомовец, живет в общаге, учится в техникуме. Стал слышать голоса, разговаривать сам с собой, замирать в неестественных позах. Ессно, в судебное явился весь транквилизаторами обколотый, на лечение согласился.

          Я подумала, ну буду я настаивать, чтобы его выпустили, а куда?! Я ж домой его не возьму к себе, а кому он в общаге нужен? кто займется его лечением? Признаки шизофрении в дебюте видны и непрофессионалу…

          Такая печальная история…

          +1
          • 08 Октября 2013, 21:04 #

            Все определяется клиентом… Хочет лечиться — пусть лечится. Все правильно, Юлия Викторовна

            +2

    Да 20 20

    Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

    Для комментирования необходимо Авторизоваться или Зарегистрироваться

    Ваши персональные заметки к публикации (видны только вам)

    Рейтинг публикации: «Госпитализация в психиатрический стационар в недобровольном порядке (ст.29 Закона РФ от 02.07.1992 N 3185-1 "О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании")» 3 звезд из 5 на основе 20 оценок.
    Адвокат Гречанюк Василий Герольдович
    Владивосток, Россия
    +7 (914) 342-9220
    компетенции: трейдинг, инвестиции, страхование, налоги, юридические лица, долги, ответственность, комбинации.
    Консультации, дела.
    Действую с интересом, спокойно и тщательно, очно и дистанционно.
    https://urmanwin.pravorub.ru/ Стать VIP
    Юрист Фищук Ольга Сергеевна
    Краснодар, Россия
    +7 (999) 637-2795
    БАНКРОТСТВО физических и юридических лиц "под ключ" в любом регионе РФ. Арбитражный (финансовый) управляющий. Честный анализ рисков. Консультационная поддержка. Специальные условия в рамках сообщества
    https://fedresurs.pravorub.ru/ Стать VIP
    Адвокат Морохин Иван Николаевич
    Кемерово, Россия
    +7 (923) 538-8302
    Сложные гражданские, уголовные и административные дела экономической направленности.
    Дорого, но качественно. Все встречи и консультации, в т.ч. дистанционные только по предварительной записи.
    https://morokhin.pravorub.ru/ Стать VIP