Уважаемые коллеги!

Продолжаю освещать публикацию о  взятке и коснусь темы о соблюдении правоохранительными органами требований законодательства, регламентирующего представление результатов оперативно-розыскной деятельности дознавателю, органу дознания, следователю, прокурору или в суд.

Так, в соответствии со ст. 89 УПК РФ в процессе доказывания запрещается использование результатов оперативно-розыскной деятельности (далее ОРД), если они не отвечают требованиям, предъявляемым УПК РФ к доказательствам.

Согласно ст. 11 Закона РФ «Об оперативно-розыскной деятельности» от 12.08.1995 № 144-ФЗ (с последующими изменениями и дополнениями) результаты ОРД  могут использоваться в доказывании по уголовным делам в соответствии с положениями уголовно-процессуального законодательства РФ, регламентирующими собирание, проверку и оценку доказательств, и в иных случаях, установленных настоящим Федеральным законом.

Представление результатов ОРД органу дознания, следователю, налоговому органу или в суд осуществляется на основании постановления руководителя органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, в порядке, предусмотренном ведомственными нормативными актами.

Согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, которая отражена в Определении от 04 февраля 1999 №18-О, результаты оперативно-розыскных мероприятий (далее ОРМ) являются не доказательствами, а лишь сведениями об источниках тех фактических данных, которые могут стать доказательствами только после собирания и проверки их надлежащим процессуальным путём, а именно на основе соответствующих норм УПК РФ.

Для того, чтобы представляемые следователю или в суд результаты ОРД могли быть использованы в качестве доказательств, они должны содержать сведения об источнике их получения.

Так, в соотвествии с п. 17 Инструкции о порядке предоставления результатов ОРД дознавателю, органу дознания, следователю, прокурору или в суд, утвержденной приказом МВД РФ, ФСБ РФ, ФСО РФ, ФТС, СВР РФ, ФСИН, ФСКН РФ, МО РФ от 2007 г., к рапорту об обнаружении признаков преступления либо сообщению могут быть приложены полученные при проведении ОРМ фотографические негативы и снимки, киноленты, диапозитивы, фонограммы, кассеты видеозаписи, носители компьютерной информации, чертежи, планы, схемы, акты, справки, другие документы, а также иные материальные объекты, которые в соответствии с УПК РФ могут быть признаны вещественными доказательствами. В настоящий момент порядок представления материалов ОРД регламентируется Приказом МВД России, Министерства обороны РФ, ФСБ России, Федеральной службы охраны РФ, Федеральной таможенной службы, Службы внешней разведки РФ, Федеральной службы исполнения наказаний, Федеральной службы РФ по контролю за оборотом наркотиков, Следственного комитета РФ от 27 сентября 2013 г. N 776/703/509/507/1820/42/535/398/68 «Об утверждении Инструкции о порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю или в суд»

Информация о времени, месте и обстоятельствах получения предлагаемых материалов, документы и объектов,  полученных при проведении ОРМ, должна быть отражена в рапорте об обнаружении признаков преступления и/или сообщении.

Кроме того, должны выполняться положения ч. 1 ст. 12 Закона РФ «Об оперативно-розыскной деятельности» от 12.08.1995 № 144-ФЗ о том, что сведения об используемых или использованных при проведении негласных ОРМ силах, средствах, источниках, методах, планах и результатах оперативно-розыскной деятельности, о лицах, внедренных в организованные преступные группы, о штатных негласных сотрудниках органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, и о лицах, оказывающих им содействие на конфиденциальной основе, а также об организации и о тактике проведения оперативно-розыскных мероприятий составляют государственную тайну и подлежат рассекречиванию только на основании постановления руководителя органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность.

В некоторых случаях, органы, осуществляющие ОРД, по-разному подходили к выполнению вышеизложенного положения Инструкции, когда вопрос касался использования в ходе ОРМ специальной аппаратуры.

Рассмотрим несколько примеров:

1.  Так, органом предварительного расследования гр-н Бартенев А.И., обвинялся в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 291 УК РФ. Осуществлялась аудио и видеозапись его встреч с сотрудником полиции П. 10,15 и 18 марта 2010 года. Однако в рапорте об обнаружении признаков преступления, составленном старшим оперуполномоченным ОБЭП УВД города Р., данные сведения были не отражены.
В постановлении о предоставлении результатов ОРД дознавателю, органу дознанию, следователю, прокурору, суду от 31 марта 2010 года за подписью начальника КМ УВД города Д. указано, что в ходе оперативно-розыскного мероприятия «Эксперимент» использовались негласное аудио и видео документирование .
(Октябрьский районный суд, дело № 1-72-2011).

2. По делу в отношении Кузьминой Ю.В., являвшейся начальником отдела контроля таможенной стоимости Архангельской таможни, сотрудниками РУ ФСБ по Архангельской области на основании судебных решений осуществлялось прослушивание телефонных переговоров, кроме того, проводилось наблюдение по посещению квартиры Кузьминой Ю.В. с использованием специальной видезаписывающей аппаратуры.

Указание о том, что в ходе ОРМ осуществлялось наблюдение с использованием специальной аппаратуры, когда именно, где и при каких обстоятельствах отражено только в протоколе переноса информации на иной магнитный носитель и просмотре видеозаписи ОРМ «Наблюдение».
Протокол либо акт о проведении данного ОРМ не составлялся.
Рассекречивание материалов осуществлено на основании постановления начальника РУ ФСБ по Архангельской области.

В рапорте об обнаружении признаков преступления, составленном оперуполномоченным по ОВД ОСБ Архангельской таможни Л.., или в каких-либо других документах сведения о времени, месте и обстоятельствах получения видеозаписи отсутствуют.
( Октябрьский районный суд, дело № 1-170-2011).

В некоторых случаях, в материалах отражались факты применения технических средств, их передачи лицу, участвующему в ОРМ, и изъятия, что оформлялось соответствующими протоколами (актами) с участием понятых. Сведения о получении такой записи отражались в рапорте об обнаружении признаков преступления.

Рассмотрим один пример.

1. Сотрудниками РУ ФСБ по АО по делу в отношении Ковырзина С.В., согласно протоколам осмотра и вручения специальных технических средств, участвующему в ОРМ С. были переданы в присутствии понятых бескинематическое устройство аудиозаписи (цифровой диктофон), а также бескинематический малогабаритный регистратор видео и аудио информации марки «Пионер», которые были проверены на работоспособность и отсутствие на встроенной памяти каких-либо записей.

В последующем после проведения ОРМ, С. выдал указанные технические средства, что было оформлено соответствующими актами с привлечением понятых.

Помимо составления указанных документов в рапорте об обнаружении признаков преступления начальник отделения РУ ФСБ России по АО отразил факты использования средств аудио и видеозаписи с указанием места и времени.
(Холмогорский районный суд, дело № 1-72-2012).

Следует отметить, что положения ч. 1 ст. 12 Закона РФ «Об оперативно-розыскной деятельности» допускают возможность рассекречивания сведений о силах, средствах и тактике проведения ОРМ на основании постановления руководителя органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, что и было сделано по приведенным делам.

Принятие такого решения является прерогативой вышеназванного должностного лица.
Вместе с тем, сведения о месте, времени и обстоятельствах получения прилагаемых материалов при проведении ОРМ должны быть отражены в рапорте об обнаружении признаков преступления или сообщении об этом.

Отсутствие в материалах ОРД полных сведений об обстоятельствах применения специальной аппаратуры и данных о ней становились основанием для заявления нами — адвокатами  ходатайств об исключении из числа доказательств результатов ОРМ.

Рассмотрим несколько примеров.

1. При рассмотрении уголовного дела в суде в отношении Парфентьева адвокат оспаривал допустимость результатов ОРМ, обосновывая свои доводы тем, что при личном досмотре Парфентьева, который проводился перед ОРМ, отсутствовали данные об используемой им специальной аппаратуре.

Отказывая в удовлетворении ходатайств, суд указал, что ОРМ «Оперативный эксперимент» было проведено в соответствии со ст. 8 Закона «Об оперативно-розыскной деятельности» от 12.08.1995  № 144-ФЗ, на основании постановления, утвержденного руководителем органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, в связи с поступившим рапортом Парфентьева о предложении взятки.

Личный досмотр Парфентьева проводился в соответствии с Федеральным законом от 12.08.1995 № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности», поскольку разглашение сведений о специальных технических средствах, наравне со сведениями о порядке и тактике их применения, в силу указанного закона недопустимо, т.к. они составляют государственную тайну
(Октябрьский районный суд, дело №1-17-2011).

С указанными выводами суда согласилась и судебная коллегия по уголовным делам Архангельского областного суда (кассационное определение от 22.03.2011 № 22-790-2011).

Из материалов дела следовало, что аудио и видеозапись встреч осужденного осуществлялась другими сотрудниками МВД. Поскольку непосредственно в рапорте о преступлении такие сведения о месте, времени использования специальной аппаратуры не были отражены, в данном случае при вынесении решения об отказе в удовлетворении ходатайства адвоката суд в принципе мог указать, что такой факт нашел свое отражение в постановлении о предоставлении результатов оперативно-розыскной деятельности следователю.

2. По уголовному делу в отношении Гусейнова Э.Ф.о. адвокат оспаривал материалы ОРМ, поскольку в них отсутствовали данные о том, кто использовал специальные средства и какие именно, результаты прослушивания телефонных переговоров К., участвующего в оперативном эксперименте, поскольку он не являлся обвиняемым, а данные действия осуществлялись без санкции суда.

Архангельский областной суд отказал в удовлетворении ходатайств о признании доказательств недопустимыми, сославшись на то, что в соответствии с ч.ч. 6 и 8 ст. 6 ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» № 144-ФЗ от 12.08.1995, их положения не сводятся к требованию о том, чтобы в протоколе проведения оперативного эксперимента или в ином документе, фиксирующем ход и результаты проведенного оперативно-розыскного мероприятия, в обязательном порядке должно быть указано, кто именно из оперативных сотрудников производит использование специальных технических средств, и какие конкретно специальные технические средства при этом используются, то есть их наименование, марки и технические характеристики.

Приведенные нормы закона устанавливают лишь, что оперативно-розыскная деятельность в РФ может и должна проводиться с использованием не любых, а только разрешенных законом технических средств и лишь специально уполномоченными на то органами, перечисленными в ст. 13 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности». К таким органам согласно ч. 2 указанной статьи относится и ФСБ РФ, сотрудники которой проводили все оперативные мероприятия, в том числе и их техническую часть, а оснований полагать, что оперативно-розыскные мероприятия в отношении Гусейнова Э.Ф.о и Р.  проведены ненадлежащими субъектами с использованием не предусмотренных законом технических средств не имелось.

Неуказание же конкретных данных о сотрудниках, проводивших аудио- и видеозапись с использованием специальных технических средств, в том числе их имен, фамилий и занимаемых должностей, а также о наименованиях используемых специальных технических средств таким основанием не является, кроме того, может быть обусловлено положениями ст. 12 Закона РФ «Об оперативно-розыскной деятельности» об отнесении указанных сведений к государственной тайне.

Не согласился суд и с остальными доводами, указав, что согласно ч. 10 ст. 8 ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» при необходимости принять решение об обеспечении безопасности органа, осуществляющего ОРД, прослушивание телефонов соответствующего гражданина (сотрудника) может быть произведено при его согласии, выраженном в письменной форме, в том числе и без соответствующего судебного решения.

Из материалов дела следовало, что участие оперативного сотрудника К. в переговорах и встречах с подсудимыми было расценено сотрудниками РУ ФСБ как «внедрение в группу», а потому прослушивание его телефонных переговоров было вызвано также и необходимостью принять решение об обеспечении его собственной безопасности. С учетом наличия на тот момент соответствующего заявления самого К., прослушивание его телефонных переговоров было произведено законно и при наличии оснований, предусмотренных Законом РФ «Об оперативно-розыскной деятельности».

Продолжение следует.....

Да 16 16

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Участники дискуссии: Свидерский Роман, Скачков Роман, Прохоров Александр, Шабаева Ольга
  • Эксперт Свидерский Роман Вячеславович 17 Октября 2015, 22:27 #

    Уважаемый Роман Валерьевич, спасибо за пост.

    +1
  • Эксперт Свидерский Роман Вячеславович 17 Октября 2015, 23:22 #

    Статья действительно очень важна и полезна. Исходя из своей практики… ситуация была между армянином и сотрудником ФСБ ....  там закончилось, что ФСБ-шник склонял его к правонарушению… а тот выложил деньги для сортировки в кошельке ...... Поэтому рекомендую данный пост Романа Валерьевича как весьма полезный для проработки и дальнейшей работы. Спасибо, Роман Валерьевич.

    +4
  • Адвокат Прохоров Александр Сергеевич 19 Октября 2015, 11:10 #

    В настоящий момент порядок представления материалов ОРД регламентируется Приказом МВД России, Министерства обороны РФ, ФСБ России, Федеральной службы охраны РФ, Федеральной таможенной службы, Службы внешней разведки РФ, Федеральной службы исполнения наказаний, Федеральной службы РФ по контролю за оборотом наркотиков, Следственного комитета РФ от 27 сентября 2013 г. N 776/703/509/507/1820/42/535/398/68 «Об утверждении Инструкции о порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю или в суд»


    +1
  • Адвокат Шабаева Ольга Алексеевна 25 Октября 2015, 16:53 #

    Уважаемый Роман Валерьевич, вопрос о регистрации документов в номенклатурных (литерных) делах органа, осуществляющего ОРД — есть ли судебная практика относительно того, что документы, направляемые в следственные органы зарегистрированы в номенклатурном деле не по порядку. например, постановление о производстве ОРМ зарегистрировано под № 10, а постановление о рассекречивании под № 3. Рапорт об обнаружении признаком преступления под № 1. как быть, если часть документов имеет одинаковые номера регистрации? документы. которые должны быть изготовлены раньше, регистрируются позже?

    0
    • Адвокат Скачков Роман Валерьевич 26 Октября 2015, 11:02 #

      Уважаемая Ольга Алексеевна, такой практики я за период своей работы не видел. Полагаю, что здесь уже вмешательство адвоката в ОРД.  Предлагаю Вам сделать немного проще, напишите жалобу на прокурора, который курирует ОРД, он проведёт проверку и направит Вам ответ, который Вы сможете использовать в своей работе над делом.

      0

    Да 16 16

    Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

    Для комментирования необходимо Авторизоваться или Зарегистрироваться

    Ваши персональные заметки к публикации (видны только вам)

    Рейтинг публикации: «Взятка ст. 290 УК РФ (Часть 3 - Соблюдение правоохранительными органами требований законодательства, регламентирующего представление результатов оперативно-розыскной деятельности дознавателю, органу дознания, следователю, прокурору или в суд.).» 3 звезд из 5 на основе 16 оценок.

    Продвигаемые публикации