Жалоба в Конституционный Суд РФ о признании не соответствующими Конституции Российской Федерации (статьям 2-й, 19-й ч.ч. 1 и 2, 22-й ч.1, 49-й ч.1, 55-й ч.ч. 2 и 3) части четвертой (в части, исключающей немедленное освобождение лица, содержащегося под стражей, в случаях, предусмотренных пунктом 1 части восьмой статьи 109 УПК РФ), седьмой и восьмой статьи 109 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации. ОПРЕДЕЛЕНИЕ Конституционного Суда РФ.

«12 » февраля 2009 года

В Конституционный Суд Российской Федерации

Заявитель: Адвокат Назаров Ерлан Булатович
в интересах Рудакова Юрия Игнатьевича,
обвиняемого в совершении преступлений,
предусмотренных ч.3 ст.33, ч. 1 ст. 176; п. «б» ч.2
ст.199 УК РФ, содержащегося под стражей
в ФБУ Следственный изолятор № 1 УФСИН
по Белгородской области (308000, г.Белгород,
Белгородский пр., 104). 

Почтовый адрес представителя: 
309502, Белгородская обл., г. Старый Оскол,
ОПС-2, а/я 86.
 

Государственный орган: Государственная Дума Федерального собрания
Российской Федерации
103265, г. Москва, ул. Охотный ряд, 1.

Ж А Л О Б А

на нарушение конституционных прав и свобод человека и гражданина

В соответствии со ст. 46 Конституции Российской Федерации, гарантирующей право на судебную защиту, ст. ст. 53, 96 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» правом на обращение с жалобой на нарушение конституционных прав и свобод обладают граждане, чьи права и свободы нарушаются законом, примененным или подлежащим применению в конкретном деле.

В производстве Следственного управления Следственного Комитета при прокуратуре РФ по Белгородской области (308024, г.Белгород, ул.Горького, 56-а) находится уголовное дело по обвинению бывшего генерального директора ЗАО «Кристалл-Групп» РУДАКОВА ЮРИЯ ИГНАТЬЕВИЧА, 1956 года рождения, в совершении преступлений, предусмотрен-ных ч.3 ст.33, ч.1 ст.176 (5 эпизодов); ч.2 ст.199 УК РФ.

Рудаков Ю.И. был задержан следователем указанного следственного органа в 05 часов 05 минут 18 ноября 2007 года.

Постановлением Свердловского районного суда города Белгорода от 19 ноября 2007 года Рудакову Ю.И., подозреваемому в совершении преступлений, предусмотренных ч.3 ст.33, ч.1 ст.176; ч.3 ст.33, ч.3 ст.159 УК РФ, была избрана мера пресечения в виде заклю-чения под стражу.

27 ноября 2007 года Рудакову Ю.И. было предъявлено обвинение в совершении двух эпизодов преступлений, предусмотренных ч.3 ст.33, ч.1 ст.176 УК РФ.

 04 мая 2008 года РУДАКОВУ Ю.И. было предъявлено новое обвинение в совершении преступлений, предусмотренных ч.3 ст.33, ч.1 ст.176 УК РФ, п. «б» ч.2 ст.199 УК РФ.
Постановлениями Свердловского районного суда города Белгорода срок содержания под стражей Рудакова Ю.И. неоднократно продлевался, последний раз 06 октября 2008 года – до 12 месяцев, т.е. до 18 ноября 2008 года.

 05 ноября 2008 года следственный орган обратился в Белгородский областной суд с ходатайством о продлении срока содержания под стражей обвиняемого Рудакова Ю.И. «до момента окончания ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами уголов-ного дела и направления прокурором уголовного дела в суд».

Постановлением судьи Белгородского областного суда от 11 ноября 2008 года Ру-дакову Ю.И. продлен срок содержания под стражей свыше 12 месяцев, а именно — до 13 месяцев 23 суток, т.е. до 10 января 2009 года.

При этом суд самостоятельно установил срок содержания под стражей Рудакова Ю.И. (в ходатайстве органа следствия этот срок указан не был).

Постановлением судьи Белгородского областного суда Калинкина Н.А. от 30 декабря 2008 года Рудакову Ю.И. продлено содержание под стражей на неопределенный срок до момента окончания ознакомления обвиняемого с материалами уголовного дела и направления прокурором дела в суд.

В настоящее время Рудаков Ю.И. продолжает содержаться в ФБУ Следственный изо-лятор № 1 УФСИН по Белгородской области (город Белгород).

Предварительное расследование окончено и с июня 2008 года сторона защиты знако-мится с материалами уголовного дела, объем которого составляет 100 томов и свыше 16000 листов вещественных доказательств – бухгалтерских, банковских и иных документов. 

Претензий к стороне защиты по поводу умышленного затягивания ознакомления с делом не предъявляется. Затягивание в ознакомлении с делом обусловлено, как пояснил в судебном заседании следователь, ограничениями, связанными с распорядком работы следственного изолятора.

В соответствии со ст.15 УК РФ преступления, предусмотренные ч.1 ст.176 УК РФ, относятся к категории преступлений средней тяжести; а предусмотренные ч.2 ст.199 УК РФ, – к категории тяжких.

Предметом настоящей жалобы является оспаривание положений ч.ч. 4, 7 и 8 ст. 109 УПК РФ по основаниям ее несоответствия ст.2, ч.ч. 1 и 2 ст. 19, ч.1 ст.22, ч.1 ст.49, ч.ч. 2 и 3 ст. 55 Конституции Российской Федерации.

Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации был принят Государственной Думой Федерального Собрания Российской Федерации 22 ноября 2001 года, одобрен Советом Федерации Федерального Собрания Российской Федерации 05 декабря 2001 года, подписан Президентом РФ 18 декабря 2001 года (Федеральный закон № 174-ФЗ от 18 декабря 2001 года), опубликован в «Российской газете» № 249 от 22.12.2001г. 
Оспариваемая часть 7 статьи 109 УПК РФ действует в редакции Федеральных законов от 24.07.2002г. № 98-ФЗ, от 04.07.2003г. № 92-ФЗ, от 05.06.2007г. № 87-ФЗ.

Оспариваемая часть 8 статьи 109 УПК РФ действует в редакции Федеральных законов от 29.05.2002г. № 58-ФЗ, от 04.07.2003г. № 92-ФЗ.

Текст оспариваемых правовых норм сформулирован в Уголовно-процессуальном ко-дексе РФ (ст.109) следующим образом: 

«4. Дальнейшее продление срока не допускается. Обвиняемый, содержащийся под стражей, подлежит немедленному освобождению, за исключением случаев, предусмотренных пунктом 1 части восьмой настоящей статьи.

7. В случае, если после окончания предварительного следствия сроки для предъявления материалов данного уголовного дела обвиняемому и его защитнику, предусмотренные частью пятой настоящей статьи, были соблюдены, однако 30 суток для ознакомления с материалами уголовного дела им оказалось недостаточно, следователь с согласия руководителя следственного органа по субъекту Российской Федерации или приравненного к нему руководителя иного следственного органа вправе не позднее чем за 7 суток до истечения предельного срока содержания под стражей возбудить ходатайство о продлении этого срока перед судом, указанным в части третьей статьи 31 настоящего Кодекса, или воен-ным судом соответствующего уровня.

Если в производстве по уголовному делу участвует несколько обвиняемых, содержащихся под стражей, и хотя бы одному из них 30 суток оказалось недостаточно для ознакомления с материалами уголовного дела, то следователь вправе возбудить указанное ходатайство в отношении того обвиняемого или тех обвиняемых, которые ознакомились с материалами уголовного дела, если не отпала необходимость в применении к нему или к ним заключения под стражу и отсутствуют основания для избрания иной меры пресечения.

8. Ходатайство о продлении срока содержания под стражей должно быть представлено в суд не позднее чем за 7 суток до его истечения. Судья не позднее чем через 5 суток со дня получения ходатайства принимает в порядке, предусмотренном частями четвертой, восьмой и одиннадцатой статьи 108 настоящего Кодекса, одно из следующих решений:

1) о продлении срока содержания под стражей до момента окончания ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела и направления прокурором уго-ловного дела в суд, за исключением случая, предусмотренного частью шестой настоящей статьи;

2) об отказе в удовлетворении ходатайства следователя и освобождении обвиняемого из-под стражи».

Из буквального смысла данных норм и правоприменительной практики следует, что лицо, обвиняемое в совершении тяжкого преступления, которому материалы уголовного дела предъявлены для ознакомления после окончания предварительного следствия не позднее, чем за 30 суток до окончания предельного срока содержания под стражей, может содержаться под стражей неопределенный период времени свыше предельного срока содержания под стражей, т.е. свыше 12 месяцев.

В силу требований Конституции РФ признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина обязанность государства (статья 2);

все равны перед законом и судом, государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо, в частности, от «других обстоятельств» (ч.ч.1 и 2 ст.19);

каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность (ч.1 ст.22);

каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральном законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда (ч.1 ст.49);

 в РФ не должны издаваться законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина, о том, что эти права и свободы могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства (ч.ч.2 и 3 ст.55). 

Считаю, что часть 4 (в части, исключающей немедленное освобождение лица, содержащегося под стражей, в случаях, предусмотренных пунктом 1 части восьмой статьи 109), части 7 и 8 статьи 109 УПК РФ не соответствуют названным положениям Конституции РФ, поскольку предусматривают возможность принятия судом решения о продлении срока содержания обвиняемого в совершении тяжкого преступления под стражей после истечения предельного срока, установленного в ч.3 ст.109 УПК РФ (12 месяцев), по своему содержанию затрагивают гарантированные права и свободы человека и гражданина.

Кроме того, указанные нормы находятся в противоречии с частью второй статьи 10 УПК РФ, предписывающей суду, прокурору, следователю, органу дознания и дознавателю немедленно освободить всякого незаконно содержащегося под стражей свыше срока, установленного данным Кодексом.

Противоречие упомянутых уголовно-процессуальных норм Конституции РФ заключается, по нашему мнению, в следующем.

В соответствии со ст.19 Конституции РФ все равны перед законом и судом, государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо… от других обстоятельств.

Положение о равенстве перед законом и судом отвечает ст.7 Всеобщей декларации прав человека, провозгласившей, что все люди равны перед законом и имеют право, без всякого различия, на равную защиту законом. Это положение устанавливает юридическое (формальное) равенство всех перед законом независимо от многих обстоятельств.

Юридическое равенство всех перед законом, по своему содержанию, означает равенство прав и свобод человека и гражданина, равенство юридических обязанностей, равные основания юридической ответственности за нарушение закона, равенство перед судом.

Согласно ст.14 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод пользование правами и свободами, признанными в настоящей Конвенции, должно быть обеспечено без какой бы то ни было дискриминации по признаку… или по любым иным признакам.

Оспариваемые уголовно-процессуальные нормы не соответствуют конституционному принципу равенства всех перед законом и судом и названным международным актам.

Так, лица, обвиняемые в совершении тяжких преступлений и содержащиеся под стражей в качестве меры пресечения, в отношении которых предварительное следствие в 12-месячный срок не завершено, а также лица, которым после окончания предварительного следствия материалы уголовного дела предъявлены позднее, чем за 30 суток до окончания предельного срока содержания под стражей (например, за 29 дней), подлежат немедленному освобождению из-под стражи по истечении 12 месячного срока пребывания под стражей, то есть находятся в привилегированном положении относительно тех лиц, которым материалы дела предъявлены для ознакомления не позднее, чем за 30 суток (например, за 31 сутки).

Поскольку юридическим критерием установления предельных сроков содержания под стражей является тяжесть инкриминированного преступления (ч.ч. 2 и 3 ст.109 УПК РФ), по-стольку рационально необъяснимым является деление лиц, содержащихся под стражей на тех, кто подлежит немедленному освобождению, и тех, в отношении кого этот срок может быть продлен свыше 12 месяцев, по принципу срока предъявления материалов дела для ознакомления. 

Уголовно-процессуальный закон в данном случае не имеет юридически обоснованной мотивировки разграничения обвиняемых в совершении тяжких преступлений на тех, в отно-шении которых установлено предписание немедленного освобождения из-под стражи по ис-течении 12 месяцев пребывания под стражей, и тех, кто и далее может содержаться под стражей неопределенный срок.

То есть закон, по сути, поставил одну и ту же категорию участников уголовного процесса (обвиняемых) в разные условия, касающиеся правовых возможностей быть освобожденным из-под стражи по истечении одного и того же процессуального срока (предельного срока) содержания под стражей. 

В рассматриваемом случае объем материалов уголовного дела составляет 100 томов и 16000 листов вещественных доказательств, содержащих бухгалтерские, банковские и иные документы, касающиеся финансово-хозяйственной деятельности, для ознакомления с которыми необходимо продолжительное время.

Именно в связи с невозможностью оперативного ознакомления с уголовным делом ввиду такого объема материалов, ограничений, связанных с распорядком работы следственного изолятора (реальное ознакомление в течение рабочего дня – 4-5 часов), зависимости об-виняемого от регулярности посещения его следователем, продлевается срок содержания под стражей Рудакову Ю.И. 

Наличие таких норм в статье 109 УПК РФ препятствует суду применить положение ч.2 ст.10 УПК РФ. 

Таким образом, с учетом принципа презумпции невиновности, Рудаков Ю.И. не имеет равных прав перед законом (на немедленное освобождение по истечении предельного срока содержания под стражей) по сравнению с иными лицами, обвиняемыми в со-вершении тяжкого преступления, в отношении которых предварительное следствие не завершено или материалы дела предъявлены для ознакомления позднее чем за 30 суток до окончания предельного срока содержания под стражей.

Тем самым имеет место нарушение его конституционного права, предусмотренного ст.19 Конституции РФ.

При таких обстоятельствах оспариваемые уголовно-процессуальные нормы не соответствуют и ч.ч.2 и 3 ст.55 Конституции РФ, поскольку отменяют право Рудакова Ю.И. на немедленное освобождение из-под стражи по истечении предельного срока содержания под стражей, предусмотренного для лиц, обвиняемых в совершении тяжких преступлений. 

Предусмотренная в п.2 ч.8 ст.109 УПК РФ возможность освобождения обвиняемого из-под стражи находится в зависимости от субъективного усмотрения судьи, в связи с чем не устраняет нарушение конституционных прав Рудакова Ю.И.

11.02.09г. мной получено письмо Секретариата Конституционного Суда РФ от 30 января 2009 года № 16506/15-01/08, в котором указывается на не соответствие поданной 22 де-кабря 2008 года жалобы аналогичного характера установленным требованиям (ч.2 ст.40 ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации»).

Однако с приведенными в письме доводами нельзя согласиться, так как в нем фактически акценты передвинуты с существа жалобы (о нарушении конституционного права Рудакова Ю.И. на равенство всех перед законом и судом) на наличие процессуальных механизмов, предусматривающих возможности судебных инстанций освободить Рудакова Ю.И. из-под стражи, исходя из субъективного усмотрения суда и представленных следствием материалов, касающихся наличия или отсутствия оснований для продления срока содержания под стражей или отказа в этом. 

В письме Секретариата на стр.2 имеется ссылка на неоднократные указания Конституционного Суда РФ на то, что «… необоснованное применение мер, связанных с ограничени-ем прав, гарантированных статьей 22 (часть 1) конституции Российской Федерации… не-допустимо и при решении вопроса о продлении срока содержания под стражей суд, в соблюдение принципа равенства всех перед законом и судом, должен исходить не только из обоснованного подозрения, что лицо совершило особо тяжкое преступление, но и, главным образом, из обстоятельств, оправдывающих его содержание под стражей...».

Однако, в рассматриваемом случае, речь идет как раз о том, что Рудакову Ю.И. инкриминировано совершение тяжкого, а не особо тяжкого преступления. А согласно общему правилу, предусмотренному ч.2 ст.109 УПК РФ, для лиц, обвиняемых в совершении тяжких преступлений, предельный срок содержания под стражей – 12 месяцев. 

Оспариваемые в настоящей жалобе нормы предусматривают изъятия из этого общего правила и делят обвиняемых, нарушая равенство их перед законом и судом, по такому признаку, как время предъявления им материалов уголовного дела для ознакомления.
Более того, в упомянутом фрагменте письма Секретариата Конституционного Суда РФ ссылка на соблюдение принципа равенства всех перед законом и судом имеет в какой-то степени факультативный, второстепенный характер, тогда как во главу угла при разрешении вопросов о продлении срока содержания под стражей поставлены иные обстоятельства, как-то: оправдывающие содержания под стражей, важность предмета разбирательства, сложность дела, поведение подсудимого и другие факторы. 

Однако, учитывая конституционный же принцип презумпции невиновности, перечисленные обстоятельства не могут перевешивать правило уважения личной свободы. 

Нельзя признать убедительным и приведенный в письме Секретариата довод о неприемлемости жалобы, касающийся того, что судебные решения о продлении срока содержания под стражей могут быть обжалованы в вышестоящий суд, либо может быть заявлено соответствующее ходатайство об отмене или изменении меры пресечения.

Само по себе наличие процессуальных возможностей у стороны защиты на подачу кассационных и надзорных жалоб и ходатайств не устраняет имеющегося, по нашему мнению, несоответствия оспариваемых уголовно-процессуальных норм Конституции РФ.

Также противоречит изложенным в жалобе аргументам и утверждение Секретариата о том, что оспариваемые нами нормы не нарушают конституционные права Рудакова Ю.И.

Так, если бы закон не содержал изъятия из упоминавшегося общего правила, предусмотренного ч.2 ст.109 УПК РФ, в виде оспариваемых норм, то Рудаков Ю.И. подлежал немедленному освобождению из-под стражи по истечении предельного срока содержания под стражей – 12 месяцев, равно как и иные лица из данной категории обвиняемых, вне зависимости от судебного усмотрения и иных обстоятельств, которым фактически придано преимущественное значение, нежели конституционной норме (ст.19 Конституции РФ).

 В своей жалобе в Конституционный Суд РФ я не просил дать оценку обоснованности продления срока содержания под стражей судом общей юрисдикции, в связи с чем ссылка в письме Секретариата на данное обстоятельства является некорректной.  
Таким образом, полагаю, что жалоба возвращена необоснованно, поскольку она соответствует установленным требованиям.

Оспариваемые нормы закона затрагивают конституционные права и свободы Рудако-ва Ю.И., закон применен в конкретном деле, рассмотрение которого имело место в суде.

В соответствии со ст. 96 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» правом на обращение в Конституционный Суд Россий-ской Федерации с жалобой на нарушение конституционных прав и свобод обладают граждане, чьи права нарушаются законом, примененным или подлежащим применению в конкретном деле, а также иные органы и лица, указанные в федеральном законе.

Согласно ст. 53 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» адвокат вправе выступать в качестве представителя заявителя. Подпунктом 3 п. 2 ст. 2 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» при оказании юридической помощи адвокат представляет интересы до-верителя в конституционном судопроизводстве.

Допустимость настоящей жалобы основана на положениях ст. 97 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» и тех обстоятельствах, что моему подзащитному продлен срок содержания под стражей в соответствии с оспариваемыми нормами свыше предельного, 12-месячного, срока содержания под стражей, на неопределенный срок, т.е. до момента окончания ознакомления с уголовным делом. 

Таким образом, применение ч.ч.4 (в упомянутой части), 7 и 8 ст. 109 УПК РФ нарушило конституционные права и свободы Рудакова Ю.И., предусмотренные упомянутыми положениями Конституции Российской Федерации.

На основании вышеизложенного, руководствуясь ст.ст.36-39, 96, 97 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации»,

П Р О Ш У :

Признать не соответствующими Конституции Российской Федерации (статьям 2-й, 19-й ч.ч. 1 и 2, 22-й ч.1, 49-й ч.1, 55-й ч.ч. 2 и 3) части четвертую (в части, исключающей не-медленное освобождение лица, содержащегося под стражей, в случаях, предусмотренных пунктом 1 части восьмой статьи 109 УПК РФ), седьмую и восьмую статьи 109 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации по изложенным основаниям.  
 
Приложение: 

Текст оспариваемых правовых норм – 3 экз.;

Ордер адвоката;

Копия удостоверения адвоката;

Квитанция об уплате госпошлины;

Постановление органа следствия о возбуждении перед судом ходатайства о продлении срока содержания под стражей Рудакова Ю.И. от 05.11.08г. – 3 экз.;

Постановление судьи Белгородского областного суда от 11.11.08г. о продлении Рудакову Ю.И. срока содержания под стражей свыше 12 месяцев – 3 экз.;

Кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 23 декабря 2008 года – 3 экз.;

Постановление органа следствия о возбуждении перед судом ходатайства о продлении срока содержания под стражей Рудакова Ю.И. от 24.12.08г. – 3 экз.;

Постановление судьи Белгородского областного суда от 30.12.08г. о продлении Рудакову Ю.И. срока содержания под стражей свыше 12 месяцев до момента окончания ознакомления обвиняемого с делом и направления прокурором уголовного дела в суд – 3 экз.;

Письмо Секретариата Конституционного Суда РФ от 30.01.09г. – 1 экз.


Представитель обвиняемого Рудакова Юрия Игнатьевича

Адвокат Е.Б.Назаров  

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ


от 19 марта 2009 г. N 271-О-О

ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ
ГРАЖДАНИНА РУДАКОВА ЮРИЯ ИГНАТЬЕВИЧА НА НАРУШЕНИЕ
ЕГО КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ ПОЛОЖЕНИЯМИ ЧАСТЕЙ ЧЕТВЕРТОЙ,
СЕДЬМОЙ И ВОСЬМОЙ СТАТЬИ 109 УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО
КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Н.В. Селезнева, А.Я. Сливы, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,
рассмотрев по требованию гражданина Ю.И. Рудакова вопрос о возможности принятия его жалобы к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,

установил:

1. Судья Белгородского областного суда постановлением от 30 декабря 2008 года продлил срок содержания под стражей гражданина Ю.И. Рудакова, привлеченного к уголовной ответственности за совершение ряда преступлений, до момента окончания ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела и направления прокурором уголовного дела в суд.

В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации Ю.И. Рудаков утверждает, что положения частей четвертой, седьмой и восьмой статьи 109 УПК Российской Федерации противоречат Конституции Российской Федерации, ее статьям 2, 19 (части 1 и 2), 22 (часть 1), 49 (часть 1) и 55 (части 2 и 3), поскольку позволяют суду продлевать срок содержания обвиняемых под стражей на неопределенное время, свыше установленного той же статьей уголовно-процессуального закона предельного срока содержания под стражей.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.

Как неоднократно указывал Конституционный Суд Российской Федерации, необоснованное применение мер, связанных с ограничением прав, гарантированных статьей 22 (часть 1) Конституции Российской Федерации, пунктом 1 статьи 9 и пунктом 3 статьи 14 Международного пакта о гражданских и политических правах, недопустимо;
при решении вопроса о продлении срока содержания обвиняемого под стражей суд должен исходить не только из обоснованного подозрения, что лицо совершило преступление, но и, главным образом, из обстоятельств, оправдывающих его содержание под стражей (возможность оказания давления на свидетелей, опасение, что подсудимый скроется от правосудия, может совершить новое преступление, и др.), а также важности предмета разбирательства, сложности дела, поведения обвиняемого и других факторов (Постановление от 13 июня 1996 года N 14-П, определения от 25 декабря 1998 года N 167-О и от 15 мая 2002 года N 164-О).

Норма пункта 1 части восьмой статьи 109 УПК Российской Федерации не предполагает избыточного или не ограниченного по продолжительности содержания обвиняемого под стражей; эта норма не лишает обвиняемого и его защитника права обжаловать в вышестоящий суд законность и обоснованность судебного решения о продлении срока содержания под стражей, а также права в любой момент производства по уголовному делу заявить ходатайство об отмене или изменении данной меры пресечения и не препятствует суду принять соответствующее решение (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 6 июня 2003 года N 184-О).

Таким образом, оспариваемые заявителем законоположения его конституционные права не нарушают. Установление же того, обоснованно ли суд продлил срок содержания Ю.И. Рудакова под стражей, является прерогативой судов общей юрисдикции и в компетенцию Конституционного Суда Российской Федерации, как она определена статьей 125 Конституции Российской Федерации и статьей 3 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», не входит.
Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 части первой статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации,

определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Рудакова Юрия Игнатьевича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации
В.Д.ЗОРЬКИН

Судья-секретарь
Конституционного Суда
Российской Федерации
Ю.М.ДАНИЛОВ

Да 11 11

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Участники дискуссии: Морохин Иван, Климушкин Владислав
  • Адвокат, модератор Морохин Иван Николаевич 17 Декабря 2009, 13:11 #

    В который уже раз КС уклонился от прямой оценки действий правоприменителей, завуалировав свое нежелание (или опасение) поколебать порочную практику неоправданно длительного содержания под стражей, по одним лишь мотивам тяжести обвинения.

    +3
  • Адвокат, модератор Климушкин Владислав Александрович 11 Сентября 2010, 22:54 #

    Нарушение прав конкретного человека является поводом, а не предметом рассмотрения дела в КС. Надо просто брать это определение и требовать пересмотра судебных актов.

    +3

Для комментирования необходимо Авторизоваться или Зарегистрироваться

Ваши персональные заметки к публикации (видны только вам)

Рейтинг публикации: «Жалоба в Конституционный Суд РФ о признании не соответствующими Конституции РФ части четвертой, седьмой и восьмой статьи 109 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации. ОПРЕДЕЛЕНИЕ Конституционного Суда РФ. » 2 звезд из 5 на основе 11 оценок.

Похожие публикации

Продвигаемые публикации