В настоящей статье продолжен обзор Постановлений Конституционного Суда РФ, принятых за последнее время по актуальным вопросам правоприменительной деятельности.

1. Конституционный Суд РФ признал незаконным увольнение со службы в органах внутренних дел сотрудников, уголовные дела в отношении которых прекращены в связи с примирением сторон до 01 января 2012 года

21 марта 2014 г. Конституционный Суд РФ принял Постановление  N 7-П

«По делу о проверке конституционности положения пункта 7 части 3 статьи 82 Федерального закона «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» в связи с жалобами граждан А.М. Асельдерова, К.Г. Рабаданова, Г.К. Сулейманова и Е.В. Тарышкина»

Указанным Постановлением Конституционный Суд РФ признал не соответствующим Конституции РФ норму пункта 7 части 3 статьи 82 Федерального закона от 30.11.2011 N 342-ФЗ «О службе в органах внутренних дел и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» предусматривающую, в частности, обязательное и безусловное  увольнение полицейских, уголовные дела в отношении которых прекращены в связи с примирением сторон до 01 января 2012 года.

Дело в том, что Федеральный закон № 342-ФЗ, предусмотревший обязательное увольнение полицейских со службы в органах внутренних дел в  связи с прекращением в отношении сотрудника уголовного преследования в связи с примирением сторон, вступил в силу с 01 января 2012 года. Данное правило применительно к службе в полиции было закреплено в пункте 3 части 1 статьи 29 Федерального закона от 7 февраля 2011 года № 3-ФЗ «О полиции», согласно которому сотрудник полиции не может находиться на службе в полиции в случае прекращения в отношении него уголовного преследования в связи с примирением сторон.

По смыслу оспариваемой нормы пункта 7 части 3 статьи 82 Федерального закона № 342-ФЗ, предусмотренное ею неблагоприятное последствие для сотрудника органов внутренних дел в виде расторжения контракта и увольнения со службы, связанное с прекращением в отношении него уголовного преследования в связи с примирением сторон, должно наступать независимо от того, когда такое прекращение имело место — после вступления в силу данного пункта (с 1 января 2012 года) или до этой даты.

Поводом для обращения ряда граждан в Конституционный Суд РФ с соответствующей жалобой послужило то обстоятельство, что в отношении всех них уголовные дела частного обвинения были прекращены до 01 января 2012 года и все  они были уволены со службы в органах по данному основанию, подлежащему применению после этой даты. В отношении одного из полицейских к моменту увольнения статья УК РФ, по которой возбуждалось уголовное дело, была исключена из уголовного закона.

Давая согласие на прекращение в отношении них уголовного преследования по делу частного обвинения в связи с примирением сторон, т.е. по нереабилитирующему основанию (при наличии возражений прекращение уголовного преследования согласно части второй статьи 27 УПК Российской Федерации не допускается), заявители не могли предвидеть последствий процессуальной позиции, которую они занимали во время производства по уголовному делу, для своей будущей служебной деятельности.

Такое регулирование поставило в неравное положение полицейских, в отношении которых дела были прекращены до 1 января 2012 года, с полицейскими, в отношении которых дела были прекращены после указанной даты.

Также Конституционный Суд РФ указал, что правовое регулирование, предполагающее обязательное и безусловное расторжение контракта о прохождении службы с сотрудником органов внутренних дел и увольнение со службы сотрудника, в отношении которого уголовное преследование по делу частного обвинения в связи с примирением сторон прекращено до вступления рассматриваемого законоположения в силу, — притом что деяние, в связи с совершением которого он привлекался к уголовной ответственности, впоследствии декриминализовано — ставит его в неравное положение с сотрудниками органов внутренних дел, совершившими аналогичные деяния после их декриминализации, и в силу этого не соответствует конституционному принципу равенства всех перед законом и судом, нарушает конституционные права увольняемого лица.

Рассмотрев доводы жалоб, Конституционный Суд РФ пришел к следующим выводам: положение пункта 7 части 3 статьи 82 Федерального закона «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» — в той мере, в какой в системе действующего правового регулирования оно предполагает обязательное и безусловное расторжение контракта о прохождении службы с сотрудником органов внутренних дел и увольнение его со службы, если в отношении него уголовное преследование по делу частного обвинения прекращено в связи с примирением сторон до вступления данного положения в силу, — не соответствует Конституции Российской Федерации, ее статьям 19 (части 1 и 2), 37 (часть 1), 45, 46 (части 1 и 2), 49 и 55 (часть 3).

Положение пункта 7 части 3 статьи 82 Федерального закона «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» не соответствует Конституции Российской Федерации, ее статьям 19 (части 1 и 2), 37 (часть 1), 46 (часть 1), 49 (часть 1), 54 (часть 2) и 55 (часть 3), в той мере, в какой по смыслу, придаваемому ему правоприменительной практикой, в системе действующего правового регулирования оно допускает наступление предусмотренных им неблагоприятных последствий в связи с совершением сотрудником органов внутренних дел деяния, которое на момент решения вопроса о расторжении с ним контракта о прохождении службы и увольнения его со службы не признается преступлением.

2.Снижать административные штрафы ниже низшего предела, установленного санкцией статьи КоАП РФ можно!

25 февраля 2014 г. Конституционный Суд РФ принял Постановление № 4-П по делу о проверке конституционности ряда положений статей 7.3, 9.1, 14.43, 15.19, 15.23.1 и 19.7.3 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в связи с запросом арбитражного суда Нижегородской области и жалобами обществ с ограниченной ответственностью «Барышский мясокомбинат» и «Волмет», открытых акционерных обществ «Завод «Реконд», «Эксплуатационно-технический узел связи» и «Электронкомплекс», закрытых акционерных обществ «Геотехника П» и «Ранг» и бюджетного учреждения здравоохранения Удмуртской республики «Детская городская больница № 3 «Нейрон» Министерства здравоохранения Удмуртской республики».

По данному делу заявители оспаривали положения ряда статей КоАП РФ в части минимально установленного для организаций административного штрафа,.

При этом, заявители указали, что КоАП РФ не позволяет дифференцировать штрафы для организаций в зависимости от обстоятельств. Так, при назначении наказания не учитывается статус организации (например, малое предприятие), ее имущественное положение, степень вины нарушителя, размер вреда, факт добровольного устранения допущенных нарушений до назначения наказания. В результате в некоторых случаях даже минимальный административный штраф не соразмерен совершенному правонарушению и обременителен для организаций.

Нарушение Конституции Российской Федерации, а именно ее статей 17, 19 (части 1 и 2), 34 (часть 1), 35 (части 1, 2 и 3), 45 и 55 (часть 3), заявители усматривали в том в том, что установленные Кодексом об административных правонарушениях РФ для юридических лиц значительные минимальные размеры административных штрафов в системе действующего правового регулирования, не допускающего назначение административного наказания ниже низшего предела соответствующей административной санкции, не позволяют обеспечить применение соразмерного и дифференцированного в зависимости от материального положения нарушителя административного наказания и, тем самым, создают предпосылки для необоснованного ограничения права собственности и права на занятие предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельностью.

Следует отметить, что действующая редакция КоАП РФ действительно не содержит возможности  назначения административного наказания ниже низшего предела санкции, предусмотренной за совершение соответствующего административного правонарушения.

Ранее в практике арбитражных судов неоднократно поднимался вопрос о возможности назначения наказания ниже нижнего предела, установленного в КоАП РФ, при наличии каких-либо смягчающих обстоятельств. Однако суды указывали, что положениями названного Кодекса не допускается подобное снижение (см., например, Постановления ФАС Волго-Вятского округа от 10.12.2012 N А79-3008/2012, ФАС Московского округа от 20.06.2012 N А40-69771/11-92-586, ФАС Центрального округа от 20.03.2012 N А62-3380/2011).

Верховный суд РФ в п. 21 Постановления от 24.03.2005 г. №5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» также обратил внимание судов на отсутствие правовых оснований для  принятия судами  решений о снижении минимального размера санкции за совершение административного правонарушения.

С учетом известной тенденции государства в последние годы к ужесточению административной ответственности, установленные минимальные размеры административных штрафов за отдельные виды правонарушений могут достигать 500 – 800 тыс. рублей. Необходимость уплаты столь значительного административного штрафа негативно влияет на имущественное положение организаций, а некоторые из них приводит к состоянию банкротства. Особенно остро данную проблему ощутили на себе предприятия малого и среднего бизнеса.

В связи с этим Конституционный Суд РФ пришел к выводу, что в КоАП РФ должна быть предусмотрена возможность назначения административного наказания ниже минимального предела. Законодателю следует рассмотреть вопрос о соответствующих поправках.

Конституционный Суд РФ отметил, что назначение наказания (в данном случае административного штрафа) должно соответствовать принципу индивидуализации ответственности за совершенное правонарушение, на что ранее он неоднократно уже обращал свое внимание в Постановлениях от 15.07.1999 N 11-П, от 19.03.2003 N 3-П, от 27.05.2008 N 8-П, от 17.01.2013 N 1-П, от 14.02.2013 N 4-П.

Между тем в условиях, когда нижняя граница административных штрафов для юридических лиц за совершение административных правонарушений составляет как минимум сто тысяч рублей, как это предусмотрено отдельными нормами Особенной части КоАП Российской Федерации, обеспечение индивидуального — учитывающего характер административного правонарушения, обстановку его совершения и наступившие последствия, степень вины, а также имущественное и финансовое положение нарушителя — подхода к наложению административного штрафа становится крайне затруднительным, а в некоторых случаях и просто невозможным.

Мотивируя принятое по делу Постановление, Конституционный Суд РФ указал, что административный штраф, равно как любое другое административное наказание, является установленной государством мерой ответственности за совершение административного правонарушения и применяется в целях предупреждения совершения новых правонарушений как самим правонарушителем, так и другими лицами. Соответственно, устанавливаемые данным Кодексом размеры административных штрафов должны соотноситься с характером и степенью общественной опасности административных правонарушений и обладать разумным сдерживающим эффектом, необходимым для соблюдения находящихся под защитой административно-деликтного законодательства запретов. В противном случае применение административной ответственности не будет отвечать предназначению государственного принуждения, которое, по смыслу статей 1 (часть 1), 2, 17 (часть 3), 18 и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации, должно заключаться главным образом в превентивном использовании соответствующих юридических средств для защиты прав и свобод человека и гражданина, иных конституционно признаваемых ценностей гражданского общества и правового государства.

Конституционный Суд РФ отметил, что административный штраф по своей сути не должен превращаться в инструмент подавления экономической самостоятельности и инициативы, чрезмерного ограничения свободы предпринимательства и права собственности.

Интересно, что аналогичную позицию Конституционный Суд РФ выразил еще ранее в Постановлении от 17.01.2013 N 1-П. В нем он указал на неконституционность положений ч. 5 ст. 19.8 КоАП РФ (нарушение правил представления в ФАС России обязательной информации) во взаимосвязи с общими положениями назначения административного наказания, не позволяющими устанавливать штраф в размере менее нижнего предела.

Однако на практике суды восприняли данную позицию очень ограничительно и применяли ее только к  отношении назнаения административного наказания по ч. 5 ст. 19.8 КоАП РФ. При этом суды указывали, что положения части 1 статьи 4.1 КоАП РФ, устанавливающие правило назначения наказания в пределах, установленных законом, предусматривающим ответственность за данное административное правонарушение, противоречащим Конституции Российской Федерации не признано (см., например, Постановления Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 14.02.2013 N 17АП-542/2013-АК по делу N А50-21094/2012, Третьего арбитражного апелляционного суда от 12.03.2013 N А33-12959/2012, Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 27.03.2013 N А56-54918/2012).

В рассматриваемом Постановлении № 4-П Конституционный Суд РФ прямо указал на необходимость внесения в КоАП РФ соответствующих изменений, вытекающих из настоящего Постановления. Представляется, что речь идет о необходимости прямого закрепления в КоАП РФ полномочия судьи, рассматривающего дело об административных правонарушениях, принимать решение о возможности назначения административного штрафа ниже минимального предела, установленного санкцией соответствующей статьи за совершенное административное правонарушение.

Однако, исходя из позиции Конституционного Суда РФ, такая возможность будет предоставлена только по тем административным правонарушениям, за совершение которых минимальный размер административного штрафа установлен в размере ста тысяч рублей и более.

Ориентируя суды на такого рода «планку» — сто тысяч рублей – Конституционный Суд РФ отметил, что федеральный законодатель не лишен возможности закрепить — как на универсальной основе, так и применительно к отдельным видам административных правонарушений — предельный размер административного штрафа, назначаемого юридическому лицу, ниже которого его снижение не допускается.

Документы

1.LAW159544_0_20140228​_141258_53372571 KB
2.LAW160804_0_20140228​_141258_5337256.6 KB

Все документы в данном разделе доступны только профессиональным участникам портала. Автор публикации может дополнительно установить доступ к некоторым документам только для обладателей PRO-аккаунта.

Для доступа к документам необходимо авторизоваться

Да 11 11

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Участники дискуссии: Блинов Анатолий, Княжевская Галина, Климушкин Владислав

Для комментирования необходимо Авторизоваться или Зарегистрироваться

Ваши персональные заметки к публикации (видны только вам)

Рейтинг публикации: «Право есть! (часть 2)» 2 звезд из 5 на основе 11 оценок.

Продвигаемые публикации