В отношении функции Совета адвокатской палаты и Совета Федеральной палаты адвокатов «защищать социальные и профессиональные права адвокатов» (ст.ст.31,37 действующего закона об адвокатуре).

Адвокат может всех защитить, а свои права адвокат, по логике законодателя, защитить не может? Их надо кому-то защищать? Нонсенс.

Более того, если по каким-то причинам я не могу сам выступить в защиту своих прав, я попрошу представлять мои интересы в суде, в другом месте, знакомого мне и знающего правовую проблему коллегу-адвоката. И отнюдь не пойду в эти Советы, квалификация юристов которых мне неизвестна, и сама-собой совсем не разумеется.

Внесение в закон этой функции именно для адвокатуры представляется явно надуманным.

И потом, в законе не прописан механизм защиты социальных и профессиональных прав адвокатов. Может быть от имени Советов куда-либо пишутся какие-то жалобы, обращения? Да, такое сейчас возможно согласно части 4 статьи 1 федерального закона 2 мая 2006 года № 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации» (часть 4 введена Федеральным законом от 07.05.2013 № 80-ФЗ).

В этой новой норме, напомню, сказано:
«Установленный настоящим Федеральным законом порядок рассмотрения обращений граждан государственными органами, органами местного самоуправления и должностными лицами распространяется на правоотношения, связанные с рассмотрением указанными органами, должностными лицами обращений объединений граждан, в том числе юридических лиц, а также на правоотношения, связанные с рассмотрением обращений граждан, объединений граждан, в том числе юридических лиц, осуществляющими публично значимые функции государственными и муниципальными учреждениями, иными организациями и их должностными лицами».

До закона № 80-ФЗ от 07.05.2013 такое право у Советов законодатель не закреплял, а имелось оно только у граждан, которые вправе были обращаться лично, а также направлять индивидуальные и коллективные обращения в государственные органы, органы местного самоуправления и должностным лицам. Изменение закона произошло только в связи с Постановлением Конституционного Суда РФ[1].

В этой связи указанные Советы вообще не имели правовых оснований каким-либо образом выступать в защиту указанных прав адвокатов (право было, механизма обращения не было).

Невозможность действий в этом направлении усугублялась и тем, что адвокатская палата субъекта федерации, Совет адвокатской палаты субъекта и Совет Федеральной палаты, не вправе осуществлять адвокатскую деятельность от своего имени (ст.ст.29,31,37 действующего закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации».

Насколько актуальны эти обращения для защиты прав неопределенного круга адвокатов?

Был бы признателен коллегам за перечисление по пунктам за все существование нового закона об адвокатуре тех благодеяний для адвокатов в деле защиты их социальных и профессиональных прав, которых удалось добиться, применяя этот закон.
***
Вызывают вопросы не только указанные нормы, но и фактические действия руководства ФПА в части защиты прав адвокатов.

15 июля президент ФПА РФ направил председателю Следственного комитета РФ и Генеральному прокурору РФ обращения в связи с возбуждением в Биробиджане уголовного дела в отношении адвоката АП Еврейской автономной области Николая Русинова по признакам преступления, предусмотренного ст. 294 УК РФ – воспрепятствование осуществлению правосудия.

Как сообщается на сайте Следственного комитета РФ по Еврейской автономной области, по версии следствия, 23 июня адвокат, «осуществляя защиту прав и интересов лица, обвиняемого в превышении должностных полномочий, преследуя цель вынесения оправдательного приговора, неоднократно обращался к судье и активно навязывал ему мнение о невиновности подзащитного, без фактического рассмотрения судом уголовного дела в отношении него». Также отмечается, что уголовное дело возбуждено, в том числе, на основании материалов, предоставленных УФСБ России по ЕАО.

11 июля Николай Русинов был задержан на двое суток в порядке ст. 91 УПК РФ и помещен в изолятор временного содержания, а 13 июля по решению суда помещен под домашний арест.

Защиту Николая Русинова осуществляют президент Адвокатской палаты Еврейской автономной области Татьяна Болотова и его сын адвокат Иван Русинов.

Татьяна Болотова не смогла прокомментировать ситуацию детально, поскольку как защитник Русинова дала подписку о неразглашении тайны предварительного следствия. Однако она отметила, что члены областной адвокатской палаты находятся в недоумении.

15 июля президент ФПА РФ направил председателю Следственного комитета РФ Александру Бастрыкину обращение с просьбой взять расследование уголовного дела в отношении Николая Русинова под личный контроль с целью обеспечения законности его расследования и принятия по нему законного решения. Также президент ФПА РФ обратился к Генеральному прокурору РФ Юрию Чайке с просьбой дать указание о проведении проверки законности возбуждения данного уголовного дела.

Тема этого сообщения на сайте ФПА: «Защита профессиональных прав адвокатов» (http://www.fparf.ru/news/all_news/news/24153/).

О процессуальных правах защитника сказано в статье 53 УПК РФ. Согласно этой норме с момента допуска к участию в уголовном деле защитник вправе приносить жалобы на действия (бездействие) и решения дознавателя, начальника подразделения дознания, начальника органа дознания, органа дознания, следователя, прокурора, суда и участвовать в их рассмотрении судом. Этот же допущенный к участию в деле защитник вправе использовать иные не запрещенные настоящим Кодексом средства и способы защиты. Адвокат допускается к участию в уголовном деле в качестве защитника по предъявлении удостоверения адвоката и ордера (ст. 49 УПК РФ).

У Русинова есть два адвоката-защитника, допущенных к участию в уголовном деле. Президент ФПА РФ не является таковым. Следовательно, не вправе осуществлять какие-либо права в уголовном процессе. Не выступает он и как частное лицо, имеющее в деле интерес, а только как представитель ФПА, полномочия которого в уголовном процессе не определены. Нет полномочия у президента ФПА, в отличие от Совета ФПА, и «защищать социальные и профессиональные права адвокатов».

Таким образом, на соответствующих должностных лицах Следственного комитета и Генпрокуратуры РФ законом не возложена обязанность рассматривать подобные «обращения» президента ФПА в порядке и сроки, установленные процессуальным законом (ст.ст.123, 124 УПК РФ).

Принципиальная позиция по этому вопросу, как представляется, содержится в пункте 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28 января 2014 г. № 2 «О применении норм Главы 47.1 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих производство в суде кассационной инстанции», в котором указано, что к числу иных лиц, обладающих правом на обжалование судебного решения в той части, в которой оно затрагивает их права и законные интересы, относятся лица, не признанные в установленном законом порядке теми или иными участниками процесса, но исходя из своего фактического положения нуждающиеся в судебной защите (заявитель, которому отказано в возбуждении уголовного дела, залогодатель, лицо, на имущество которого наложен арест, и другие). Право на обращение в суд кассационной инстанции с жалобой на законность вынесенного судом частного определения (постановления) имеет лицо, в отношении которого может быть возбуждено дисциплинарное производство или применены иные меры, затрагивающие личные интересы этого лица, в связи с обстоятельствами, указанными в частном определении (постановлении). В других случаях кассационные жалобы дознавателя, начальника органа дознания, следователя, руководителя следственного органа, представителя учреждения или органа, исполняющего наказание, возвращаются без рассмотрения.

На сказанное можно возразить тем, что в статье 37 действующего закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» предусмотрено право президента Федеральной палаты адвокатов представлять Федеральную палату адвокатов в отношениях с органами государственной власти, и что в рамках этого правомочия он, якобы, и действовал.

Нет возражений, представляй. Только если хочешь получить предусмотренный законом результат в уголовном процессе, действуй в установленном там порядке: будь допущенным к участию в уголовном деле, предварительно получи ордер, предъяви удостоверение адвоката, подписывай процессуальные документы так: защитник, президент ФПА РФ. Тогда это и будут гармонизированные с УПК РФ отношения, легитимность твоего участия в которых не вызывает сомнений, поскольку основана не только на уголовно-процессуальном законе, но и на положениях указанного закона об адвокатской деятельности.

Неприменим в данном случае для обращения президента ФПА и упомянутый закон «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации», поскольку там есть статья 1, которая называется «Сфера применения настоящего Федерального закона», в части 2 которой сказано, что «установленный настоящим Федеральным законом порядок рассмотрения обращений граждан распространяется на все обращения граждан, за исключением обращений, которые подлежат рассмотрению в порядке, установленном федеральными конституционными законами и иными федеральными законами».

Для такого рода обращений, о чем сказано, существует порядок, установленный УПК РФ. А это и есть иной федеральный закон.

Аналогичные положения содержатся и в Инструкции о порядке рассмотрения обращений и приема граждан в органах прокуратуры Российской Федерации, утвержденной приказом Генерального прокурора РФ от 30 января 2013 года № 45.

В п.2.1. указано, что установленный Инструкцией порядок рассмотрения обращений распространяется на все обращения, за исключением тех, которые подлежат рассмотрению в порядке, предусмотренном федеральными конституционными законами или федеральными законами, предусматривающими специальный порядок рассмотрения.

В п.2.5. — Жалобы на действия (бездействие) и решения органа дознания, дознавателя, начальника подразделения дознания, следователя, руководителя следственного органа, прокурора, а также на действия (бездействие), приговоры, определения, постановления и решения суда, в том числе на решения, принимаемые в ходе досудебного производства по уголовному делу, проверяются в порядке и в пределах полномочий, предусмотренных процессуальным законодательством.

Раз уж президент ФПА РФ обратился к Генеральному прокурору РФ «с просьбой дать указание о проведении проверки законности возбуждения данного уголовного дела», он должен был знать и требования п. 3.8. указанной Инструкции, согласно которой в Генеральной прокуратуре Российской Федерации после предварительного рассмотрения для доклада Генеральному прокурору Российской Федерации либо лицу, его замещающему, передаются поручения, указания, обращения, запросы только определенных лиц, среди которых президента ФПА РФ нет. Не сообщал последний и об указанных в этом пункте фактах и решениях, которые также давали бы основания доложить его обращение Генеральному прокурору РФ.

Теперь об обращении в Следственный комитет РФ.

Обращение к председателю СК РФ «с просьбой взять расследование уголовного дела в отношении Николая Русинова под личный контроль с целью обеспечения законности его расследования и принятия по нему законного решения», по существу является ходатайством о производстве процессуальных действий и принятии процессуальных решений (ст. 119 УПК РФ).

В соответствии со ст.1 федерального закона от 28 декабря 2010 года № 403-ФЗ «О Следственном комитете Российской Федерации», среди основных задач СК указано осуществление процессуального контроля деятельности следственных органов Следственного комитета и их должностных лиц.

Однако это обращение не может быть рассмотрено в СК РФ по двум основаниям.

Во-первых, президент ФПА согласно ст. 119 УПК РФ не является лицом, имеющим право заявить ходатайство. Согласно части первой этой нормы к таковым относятся: подозреваемый, обвиняемый, его защитник, потерпевший, его законный представитель и представитель, частный обвинитель, эксперт, гражданский истец, гражданский ответчик, их представители, представитель администрации организации и иное лицо, права и законные интересы которых затронуты в ходе досудебного или судебного производства.

Ни к одному из них президент ФПА не относится, поскольку к участию в деле, как защитник, не допущен.

Во-вторых, согласно части 2 ст. 119 УПК РФ, ходатайство заявляется дознавателю, следователю либо в суд. Председатель СК РФ правом рассмотрения ходатайств законом не наделен.

Конечно, из вежливости кто-то и что-то ответит из указанных правоохранительных ведомств президенту ФПА РФ. Но это что, реальная защита профессиональных прав адвоката?

Реальную помощь осужденному адвокату оказал вице-президент ФПА РФ, вице-президент АП г. Москвы, член Совета ФПА РФ, Г.М.Резник.

Как указано на сайте ФПА РФ, по адресу: http://www.fparf.ru/news/all_news/news/22453/, 23 июня, в результате рассмотрения кассационной жалобы Генри Резника, поданной в Президиум Верховного Суда Республики Хакасия, было вынесено постановление об отмене приговора и апелляционного постановления, а также о прекращении уголовного дела в отношении адвоката Владимира Дворяка в связи с отсутствием в его действиях состава преступления.

Понятно, что без ордера адвоката (ст. 401.4 УПК РФ), никто не стал бы рассматривать указанную кассационную жалобу.

Пишу все это не для того, чтобы кого-то обидеть. Просто досадно за адвокатуру, которая в официальных публикациях, получается, подставляется стараниями неких лиц, такие публикации готовящих. Или я не прав?


[1] Взаимосвязанные положения части 1 статьи 1, части 1 статьи 2 и статьи 3 признаны не соответствующими Конституции РФ Постановлением Конституционного Суда РФ от 18.07.2012 N 19-П в той мере, в какой они — в силу неопределенности нормативного содержания, порождающей на практике неоднозначное их истолкование и, соответственно, возможность произвольного применения, — препятствуют распространению положений данного Федерального закона на отношения, связанные с рассмотрением органами государственной власти и органами местного самоуправления обращений объединений граждан, включая юридические лица, а также рассмотрению обращений осуществляющими публично значимые функции государственными и муниципальными учреждениями и иными организациями, в том числе введению законом субъекта Российской Федерации положений о возможности рассмотрения обращений такими учреждениями и организациями.

Автор публикации

Да 17 15

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Участники дискуссии: Николаев Андрей, Назаров Олег, Борисов Юрий, Бесунова Алёна, Морохин Иван, Шелестюков Роман, Веселов Василий
  • 06 Августа 2016, 15:10 #

    Уважаемый Олег Вениаминович, полагаю, что все те удивительные люди, которые сочиняли заведомо неработающие нормы, очень хорошо понимали, что отсутствие правовой связи между различными законами и описанием механизма реализации закона в какой-то его части, приведет к потере смысла принятия закона в этой части.
    Равно, как и то, что, нельзя поверить об отсутствии понимания в возможность создания механизма защиты прав и интересов адвокатов, например, силами ФПА очень простым способом — создание фонда, где бы аккумулировались средства на оплату труда адвокатов, приглашаемых палатами для защиты прав и интересов адвокатов.

    +9
    • 06 Августа 2016, 15:32 #

      Уважаемый Андрей Юрьевич, спасибо. Элегантно и просто. Я не додумался. Единственная проблемка — все, что связано с деньгами, «наверху» — тайна за 7 печатями. Я вот не нашел Регламент ревизионной комиссии ФПА. А он должен быть. А как тогда ревизуют её административно-хозяйственную деятельность? Каковы дебит и кредит? А Вы говорите фонд. Ох, и головняк у них будет… А вот защита адвокатов — вряд ли. Это первое. Второе — как-то больше доверяю коллегам, которых лично знаю, а не тем, кого сможет пригласить палата. Так что все равно самому, наверное, придется платить… Если что.:)

      +7
      • 06 Августа 2016, 15:37 #

        Уважаемый Олег Вениаминович, понятно, что за святое дело — за финансы ФПА будет сражаться не считаясь с жертвами с нашей стороны:) А вот многие коллеги из дальних регионов (сужу по частоте обращений в ГРА), как раз просят прислать им адвоката из «центра»…

        +6
  • 07 Августа 2016, 01:06 #

    Уважаемый Олег Вениаминович,
    СПАСИБО за статью.
    Все подробно, и главное — обосновано.
    По сути — это англо-саксонское право: ПРОЦЕСС первичен.
    Если нарушен процесс — то дальше и говорить не о чем.
    И лично мне по душе англо-саксы с его прецедентным правом — намного ближе.
    Вот пока только ищу ответ на вопрос: что делать, когда ВСЕ (действительно ВСЕ) стадии (включая ЕСПЧ, но не КС РФ — т.к. именно он превысил собственные правомочия) пройдены.
    И ВСЕ инстанции (что в Гражданском процессе, что в Уголовном по одному и тому же гражданину) отказалиь давать возражения относительно доводов, изложенных и в прениях, и в жалобах (АЖ, КЖ-1, КЖ-2, зам.Пред. ВС РФ).
    Может только тогда имеет смысл обобщать судебную практику и выступать с Посланиями к первым лицам (ГП, ВС РФ и т.п.)?

    +4
  • 07 Августа 2016, 05:11 #

    Уважаемый Олег Вениаминович, может быть я, конечно, не права, но лично у меня складывается такое ощущение, что чаще всего ФПА придерживается позиции  председателя правительства. В трудной ситуации, с которой может столкнуться любой адвокат, от АП можно услышать только пожелание «Вы держитесь здесь!».

    +7
    • 07 Августа 2016, 08:14 #

      Уважаемая Алёна Александровна, вопрос о роли и значении управленцев в нашей среде требует специального исследования. Общими фразами и утверждениями здесь не обойтись. Пока к предметному разговору не готов.(wasntme) Хотя, кое-что на эту тему уже писал по адресу: Праворуб: И еще раз об "адвокатской монополии".

      +9
      • 09 Августа 2016, 11:08 #

        Уважаемый Олег Вениаминович, на Ваше мягкое
        о роли и значении управленцев в нашей среде требует специального исследования.По моему мнению, чиновничья среда в сообществе адвокатов — червоточина, способная погубить любое здоровое дерево, её введение в нашу среду и культивирование властью даст вполне предсказуемые результаты (кто девушку контролирует, тот её и «румбует»).
        Мы сами должны определять наш Устав (во главе угла которого соблюдение законности всегда, везде и во всём), а государство обеспечивать свое невмешательство в дела адвокатуры и права (с поддержанием высоких критериев гарантий независимости) каждого из его членов.
        Именно такое соотношение создаст необходимый противовес госмашине, в свою очередь необходимый власти для соблюдения необходимого баланса интересов между государством и Обществом.

        0
  • 07 Августа 2016, 09:50 #

    Уважаемый Олег Вениаминович, статья абсолютно правильная и нужная, поскольку далеко не все наши коллеги понимают, что в случае необходимости, реальной помощи о адвокатских палат не будет. Помощь могут оказать только конкретные люди, но не «советы».

    +9
    • 09 Августа 2016, 10:43 #

      Уважаемый Иван Николаевич, не могу не согласиться с
      Помощь могут оказать только конкретные люди, но не «советы».
      Пока лично моя практика в АП КО показала, что мы играем в помоги себе сам и 
      в случае необходимости, реальной помощи о адвокатских палат не будет,
      при  этом я сам лично видел (при поступлении в АП г. Москвы) как Г.М.Резник исключительно словесно утихомирил рьяного следователя по особо важным ГУВД КО, пытавшегося провести следственные действия в отношении адвоката, состоящего в реестре АП г. Москвы — одного из бывших (в реестре АП КО) адвокатов Кемеровской области.

      +1
  • 09 Августа 2016, 11:41 #

    Уважаемый Олег Вениаминович, пока это невзаимосвязанная возня похожа на элементарную профанацию заботы кошки о мышке.
    Вот когда власть для начала Законом введет в обязанность любого из представителей ФПА, АП субъектов всеми не запрещенными Законом методами прежде всего отстаивать права и интересы членов адвокатского сообщества с наказанием за отступление от этого правила, вот тогда можно и поговорить (о методах, инструментах и прочее). 
    Исключение же из этой обязанности (по отстаиванию интересов адвоката(ов) установить только при их явных, грубых и/или систематических злоупотреблениях правами с обязательным одобрением отказа в защите большинством членов определенного адвокатского сообщества (по аналогии с ГД, СФ) .
    При этом можно предусмотреть, к примеру, обязательное квотирование (допустим даже из наших взносов) средств на возмещение реальных расходов на эти цели (с открытым доступом к расходованию и отчетностью перед съездом). Но это уже второе… Пока нет первого — главного, а де факто есть культивирование чиновьечего (чуждого для адвокатуры по духу) сословия в нашей среде:(.

    +1
    • 09 Августа 2016, 11:57 #

      Уважаемый Роман Николаевич, я вообще за возврат к положению в структуре адвокатства, существовавшему в соответствии с прежним Положением об адвокатуре. Частично об этом писал по адресу: Праворуб: И еще раз об "адвокатской монополии". Что касается централизованного «квотирования», то уже писал на форуме, что в природе нет Регламента ревизионной комиссии в ФПА. А должен быть. Так что с любыми деньгами там… Ну, Вы меня понимаете…

      +2
  • 04 Августа 2017, 16:01 #

    По моему мнению Адвокаткая палата предназначена для сбора денег, привлечению адвокатов к дисциплинарной ответственности. Адвоката она не защищает. А адвокат самый незащищенный субъект общества: его может обидить клиент — жалобой, правоохранительные органы и суд -частным определением, он унижен материально — за такие деньги  (по бесплатному оказанию услуг) не будет работать ни один грузчик. Закон об адвокатской деятельности представляет декларацию. Не ужели его писал адвокат?

    0

Да 17 15

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Для комментирования необходимо Авторизоваться или Зарегистрироваться

Ваши персональные заметки к публикации (видны только вам)

Рейтинг публикации: «Нас кто-то защищает?» 3 звезд из 5 на основе 15 оценок.

Похожие публикации