1. Постановление ВС РФ от 19 сентября 2019 г. № 4-АД19-7

Нахождение иностранного гражданина на территории РФ по истечении срока временного пребывания является уклонением от выезда из РФ и должно квалифицироваться по части 1.1 ст. 18.8 КОАП РФ и по части 3.1 ст. 18.8 КОАП РФ, совершенное в городах федерального значения Москве и Санкт-Петербурге, либо Московской или Ленинградской области. 

Гражданка Республики Узбекистан была привлечена к административной ответственности по части 3 статьи 18.8 Кодекса РФ об административных правонарушениях, за нарушение требований статьи 5 Федерального закона от 25 июля 2002 года № 115-ФЗ «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации», выразившееся в том, что она находилась на территории Российской Федерации суммарно 160 суток в течение периода 180 суток.

В силу пункта 2 статьи 5 указанного ФЗ,  срок временного пребывания в Российской Федерации иностранного гражданина, прибывшего в Российскую Федерацию в порядке, не требующем получения визы, не может превышать девяносто суток суммарно в течение каждого периода в сто восемьдесят суток, за исключением случаев, предусмотренных настоящим Федеральным законом, а также в случае, если такой срок не продлен в соответствии с настоящим Федеральным законом. При этом непрерывный срок временного пребывания в Российской Федерации указанного иностранного гражданина не может превышать девяносто суток.

В установленном действующим законодательством порядке лицу, привлеченному к административной ответственности срок временного пребывания на территории РФ не продлевался. 

Таким образом, в действиях привлеченного к ответственности лица, имелось нарушение требований ФЗ № 115, выразившееся в уклонении от выезда за пределы РФ по истечении срока временного пребывания, что образует состав административного правонарушения, предусмотренного частью 3.1 статьи 18.8 Кодекса РФ об административных правонарушениях, а не части 3 той же статьи.

В связи с изложенным, ВС РФ отменил состоявшиеся судебные акты, производство по делу было прекращено в связи с отсутствием состава административного правонарушения, предусмотренного частью 3 ст. 18.8 КОАП РФ

2. Постановление ВС РФ от 24 сентября 2019 года № 87-АД19-15

В отношении лиц, совершивших административные правонарушения, за исключением управляющих транспортным средством, в отношении которых имеются достаточные основания полагать, что они находятся в состоянии опьянения, установлен порядок именно медицинского освидетельствования, то по делу об административном правонарушении, предусмотренном статьей 20.21 Кодекса РФ об административных правонарушениях, надлежит учитывать, что доказательством состояния опьянения лица является акт медицинского освидетельствования на состояние опьянения. 

Обстоятельства: гражданин был признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ст. 20.21 КОАП РФ, устанавливающей ответственность за появление на улицах, стадионах, в скверах, парках, в транспортном средстве общего пользования, в других общественных местах в состоянии опьянения, оскорбляющем человеческое достоинство и общественную нравственность. 

Доказательствами виновности гражданина являлись протокол об административном правонарушении, рапорты сотрудников полиции, протокол о направлении на медицинское освидетельствование, письменные объяснения свидетеля. Состояние опьянения у гражданина было установлено на основании показаний указанных свидетелей, медицинское освидетельствование на состояние опьянения не проводилось. 

Отменяя состоявшиеся решения и прекращая производство по делу, ВС РФ пришел к следующему выводу:

«Отсутствие акта медицинского освидетельствования на состояние опьянения в отношении Высоких А.А., не позволяет сделать однозначный вывод об обоснованности привлечения этого лица к административной ответственности, предусмотренной статьей 20.21 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях». 

3. Постановление ВС РФ от 27 сентября 2019 года № 67-АД19-11

При определении территориальной подсудности дел об административных правонарушениях, объективная сторона которых выражается в бездействии в виде неисполнения установленной правовым актом обязанности, необходимо исходить из места жительства физического лица, в том числе индивидуального предпринимателя, места исполнения должностным лицом своих обязанностей либо места нахождения юридического лица, определяемого в соответствии со статьей 54 Гражданского кодекса Российской Федерации. 

Обстоятельства дела: администрация муниципального образования была признана виновной в совершении административного правонарушения, предусмотренного частью 1 ст. 12.34 КОАП РФ

Администрации было вменено неисполнение установленной правовым актом обязанности по обеспечению безопасности дорожного движения при содержании дороги, т.е. администрацией было совершено административное правонарушение в форме бездействия. Вместе с тем, местом совершения административного правонарушения в форме бездействия следует считать, исходя из положений подпункта «з» пункта 3 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 марта 2005 года № 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» место, где должно быть совершено действие, выполнена возложенная на лицо обязанность. 

Таким образом, территориальная подсудность рассмотрения данной категории дел определяется не местом где выявлено несоблюдение требований законодательства по обеспечению безопасности дорожного движения, а местом нахождения привлекаемого юридического лица, а точнее, местом его государственной регистрации. 

В рассматриваемом случае адрес места регистрации администрации не входил в юрисдикцию судебного участка, мировым судьей которого, администрация была привлечена к административной ответственности, что является нарушением правил подсудности.

В этой связи, состоявшиеся судебные акты были отменены ВС РФ, а производство по делу было прекращено в связи с истечением сроков давности привлечения к административной ответственности.

4. Постановление ВС РФ от 27 сентября 2019 года № 46-АД19-18

Факт отмены предписания имеет существенное значение для рассмотрения дела об административном правонарушении, предусмотренном частью 25 статьи 19.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях. Отмена предписания, за неисполнение которого лицо было привлечено к административной ответственности, свидетельствует об отсутствии в его деянии состава вмененного административного правонарушения. 

Обстоятельства дела: в апреле 2017 года, гражданину, должностным лицом Управления Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Самарской области, было выдано предписание об устранении нарушений требований земельного законодательства при использовании определенного земельного участка.

В целях проверки исполнения выданного предписания и после истечения срока для его выполнения, была осуществлена внеплановая выездная проверка. В рамках этой проверки было выявлено неисполнение требований предписания, что явилось основанием для привлечения гражданина к административной ответственности по части 25 ст. 19.5 КОАП РФ.

Вместе с тем, лицо, привлеченное к ответственности к жалобе, поданной в ВС РФ приобщило документы, свидетельствующие об отмене спорного предписания уполномоченным на это должностным лицом в порядке, предусмотренном действующим законодательством.

Исходя из указанных обстоятельств, ВС РФ пришел к выводу об отсутствии в действиях привлеченного лица состава административного правонарушения и прекратил производство по делу.

Автор публикации

Адвокат Шмелев Евгений Викторович
Москва, Россия
Защита по уголовным делам и делам об административных правонарушениях;
Представление интересов доверителей по семейным спорам и в рамках исполнительного производства.

Да 23 23

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Участники дискуссии: Пятицкий Евгений, Печенев Игорь, Абдулвагабов Магомедкамиль, Шмелев Евгений
  • 02 Ноября, 15:36 #

    Уважаемый Евгений Викторович, Спасибо Вам за интересную и полезную подборку. (handshake)

    +3
  • 02 Ноября, 19:37 #

    Уважаемый Евгений Викторович, спасибо. Полезная и интересная публикация.

    +2
  • 03 Ноября, 20:06 #

    Уважаемый Евгений Викторович, спасибо за свежие новости! 
    В отношении лиц, совершивших административные правонарушения, за исключением управляющих транспортным средством, в отношении которых имеются достаточные основания полагать, что они находятся в состоянии опьянения, установлен порядок именно медицинского освидетельствованияС трудом въезжаю в логику ВС, т.е. по главе 12 КоАП РФ для привлечения за управление в состоянии опьянения стало достаточно свидетельских показаний и иных документов (без результатов освидетельствования)???!!! Или имеется ввиду, что водителя можно «продуть» алкотестером экипажа ДПС, а для привлечения лица по 20.21 только мед. освидетельствование?!

    +2
    • 03 Ноября, 20:12 #

      Уважаемый Игорь Викторович, благодарю за внимание к публикации!
      Я думаю, что ВС РФ подразумевал, что для водителей доказательством опьянения может являться и акт освидетельствования на состояние алкогольного опьянения.

      +2

Да 23 23

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Для комментирования необходимо Авторизоваться или Зарегистрироваться

Ваши персональные заметки к публикации (видны только вам)

Рейтинг публикации: «Дайджест судебной практики Верховного Суда РФ по делам об административных правонарушениях за сентябрь 2019 года» 4 звезд из 5 на основе 23 оценок.

Похожие публикации

Продвигаемые публикации