Калужским районным судом было рассмотрено уголовное дело в отношении обвиняемого в грабеже.

Защита подсудимого в суде осуществлялась мною.

Мой подзащитный обвинялся в том, что он совместно с иными лицами, ранее уже осужденными, совершил групповой грабеж с незаконным проникновением в магазин, откуда они совместно и согласовано открыто похитили товарно-материальных ценностей на сумму около 50 тысяч рублей.

Сложность в защите представляло наличие преюдиции.

Так, вступивший в законную силу приговор в отношении соучастников моего подзащитного признал установленным совершение ими всеми преступления, предусмотренного п. «а», «б» ч.2 ст. 161 УК РФ (грабежа в группе лиц по предварительному сговору и с незаконным проникновением в помещение).

Вместе с тем, в действительности же, в момент приезда потерпевших к магазину, мой подзащитный сбежал с места преступления и никакого имущества похитить не успел.

Несмотря на это, государственный обвинитель требовал от суда признать его виновным по п. «а», «б» ч.2 ст. 161 УК РФ, то есть в грабеже. Наказание за данное преступление предусмотрено в виде лишения свободы до 7 лет.

У стороны защиты вызвала недоумение такая «активная и принципиальная» позиция государственного обвинителя о квалификации преступления.

Так, уже после исследования всех доказательств в судебных прениях прокурор прямо заявил – тот факт, что в момент обнаружения прибывшими потерпевшими преступления, подсудимый скрылся, никакого имущества не прихватил и не удерживал, не имеет принципиального значения; его действия должны быть квалифицированы как групповой грабеж.

И это прямо вопреки положению п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2002 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое», требованиям ст. 36 УК РФ.

Однако стороне защиты удалось убедить суд в отсутствии в действиях подсудимого признаков грабежа.

Защитник доказал, что изначально умысел у всех соучастников был направлен на тайное хищение имущества из магазина. Кража переросла в грабеж в тот момент, когда их действия стали очевидны для приехавших потерпевших.

При этом, соучастники моего подзащитного действовали по эксцессу исполнителей, открыто скрывшись на автомобиле с похищенным имуществом, а он сам свои преступные действия прекратил ранее и кражу не довел до конца, поскольку убежал и не смог распорядиться похищенным.

Суд согласился с доводами защитника и переквалифицировал действия подсудимого с п. «а», «б» ч.2 ст. 161 УК РФ на ч. 3 ст. 30 и п. «а», «б» ч.2 ст. 158 УК РФ, то есть с грабежа в группе лиц по предварительному сговору и с незаконным проникновением в помещение, на покушение на кражу группой лиц по предварительному сговору, совершенную с незаконным проникновением в помещение.

Вместе с тем, поскольку у подсудимого имелся рецидив преступлений, с учетом ч.2 ст. 68 УК РФ, суд приговорил его к сравнительно небольшому сроку – 2 годам лишения свободы.

Приговор не был обжалован и вступил в законную силу.

Да 23 23

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Участники дискуссии: Шмелев Евгений, Абакаров Святослав

Для комментирования необходимо Авторизоваться или Зарегистрироваться

Ваши персональные заметки к публикации (видны только вам)

Рейтинг публикации: «Переквалификация в суде преступления (эксцесс исполнителей)» 4 звезд из 5 на основе 23 оценок.

Похожие публикации

Продвигаемые публикации