Постановлением Пленума Верховного Суда РФ № 48 от 30.11.2017 признано утратившим силу ранее действовавшее постановление Пленума № 51 от 27.12.2007 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате», разъяснены по-новому отдельные вопросы уголовной ответственности по делам данной категории, в том числе за мошенничество.

Пленум конкретизировал, что способами хищения чужого имущества (или приобретения права на него) при мошенничестве являются исключительно обман или злоупотребление доверием, под воздействием которых владелец имущества или иное лицо передают имущество или право на него другому лицу либо не препятствуют изъятию этого имущества или приобретению права на него другим лицом.

Верховный суд раскрыл конкретные понятия обмана и злоупотребления доверием. При этом обман должен быть направлен непосредственно на завладение чужим имуществом. Если же обман используется только для облегчения доступа к чужому имуществу, действия виновного мошенничеством не являются, а в зависимости от способа хищения могут образовывать состав кражи или грабежа.

Так, Верховный суд указал, что будет кражей, а не мошенничеством, если лицо похитило безналичные средства, используя конфиденциальную информацию, которая ему была передана самим держателем платежной карты под воздействием обмана или злоупотребления доверием. Как кражу следует квалифицировать и хищение чужих денежных средств из банкомата путем использования заранее похищенной или поддельной платежной карты.

Кражей, а не мошенничеством, должны признаваться и действия лица, которое как тайно, так и путем обмана воспользовался, например, телефоном потерпевшего, подключенным к «мобильному банку», или авторизовался в системе интернет-платежей под известными ему чужими данными, если он не оказывал незаконного воздействия на программное обеспечение серверов, компьютеров или на сами информационно-телекоммуникационные сети.

Пленум подчеркнул, что мошенничество является оконченным в момент, когда чужое имущество поступило в незаконное владение виновного или других лиц, и они получили реальную возможность (в зависимости от потребительских свойств этого имущества) пользоваться или распоряжаться им по своему усмотрению. При этом, окончанием преступления, связанного с хищением безналичных средств, является момент изъятия этих средств с банковского или электронного счета, в результате чего владельцу причинен имущественный ущерб.

Важным нововведением является указание Пленума на необходимость дополнительной квалификации по ч.1 ст. 327 УК РФ, если хищение лицом чужого имущества или приобретение права на него путем обмана или злоупотребления доверием, совершены с использованием подделанного этим лицом официального документа, предоставляющего права или освобождающего от обязанностей (ранее подделка официального документа в качестве способа совершения мошенничества дополнительной квалификации по ст. 327 УК РФ не требовала).

При этом, если лицо, подделав официальный документ, по независящим от него обстоятельствам фактически им не воспользовалось, то Пленум требует квалифицировать содеянное по ч.1 ст. 327 УК РФ, а также в соответствии с ч.1 ст. 30 УК РФ как приготовление к мошенничеству, в том  случае,  если обстоятельства свидетельствуют о направленности умысла лица на использование подделанного документа для совершения квалифицированных составов мошенничества, являющихся тяжкими преступлениями (ч. 3, 4, 6, 7 ст. 159, ч. 3, 4 ст. 159.1, ч. 3, 4 ст. 159.2, ч. 3, 4 ст. 159.5 УК РФ).

Если же лицо использовало изготовленный им поддельный документ для хищения чужого имущества путем обмана или злоупотребления доверием, но по независящим от него обстоятельствам не смогло изъять имущество потерпевшего либо приобрести право на него, то Пленум предлагает квалифицировать содеянное по совокупности преступлений, предусмотренных ч.1 ст. 327 УК РФ, и ч.3 ст. 30 УК РФ и соответствующей ст. Особенной части УК РФ, предусматривающей ответственность за мошенничество.

Хищение же лицом чужого имущества или приобретение права на него путем обмана или злоупотребления доверием, которое совершенно с использованием подделанного иным лицом официального документа, не требует дополнительной квалификации по ст. 327 УК РФ, поскольку полностью охватывается составом мошенничества.

Если лицом совершено хищение чужого имущества с использованием чужих официальных документов (паспорта, пенсионного удостоверения и т.п.), при этом указанные документы были предварительно похищены, то его действия должны быть квалифицированы по ч. 1 или 2 ст. 325 УК РФ и по соответствующим статьям УК РФ, предусматривающим ответственность за мошенничество.

Если в результате мошенничества гражданин лишился права на жилое помещение, то действия виновного требуется квалифицировать по ч.4 ст. 159 УК РФ независимо от того, являлось ли данное жилое помещение у потерпевшего единственным и (или) использовалось ли оно потерпевшим для собственного проживания. Пленум определил понятие жилого помещения  по смыслу указанной нормы УК РФ в ее взаимосвязи с примечанием к ст. 139 УК РФ и ст. 16 ЖК РФ РФ. Не влияет на квалификацию преступления то, что, например, жилое помещение может не соответствовать санитарным, техническим и иным нормам, а равно быть непригодным для проживания. При этом в качестве жилого помещения не могут рассматриваться объекты, которые не являются недвижимым имуществом, например, палатки, автоприцепы, дома на колесах, строительные бытовки, иные помещения, строения и сооружения, не входящие в жилищный фонд.

Пленум разъяснил, что то в действиях виновного отсутствует признак лишения гражданина права на жилое помещение в том случае, если в результате мошенничества потерпевший лишился не права на жилое помещение, а возможности приобретения такого права. Например, в случае хищения денег при заключении фиктивного договора аренды жилого помещения либо хищения денег под видом привлечения средств для участия в долевом строительстве многоквартирных домов.

Кроме того, отметил, что ответственность за привлечение денежных средств граждан в нарушение требований законодательства об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и (или) иных объектов недвижимости при отсутствии признаков мошенничества наступает в соответствии со ст. 200.3 УК РФ.

При этом, не требует дополнительной квалификации по ст. 172.2 либо 200.3 УК РФ состав мошенничества (ч. 1, 2, 3 или 4 ст. 159 УК РФ) или мошенничества, сопряженного с преднамеренным неисполнением договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности (ч. 5, 6 или 7 ст. 159 УК РФ), если у лица был направлен умысел на хищение чужого имущества путем обмана или злоупотребления доверием под видом привлечения денежных средств или иного имущества граждан или юридических лиц для целей инвестиционной, предпринимательской или иной законной деятельности, которую фактически не осуществляло.

Однако, мошенничество, совершенное посредством неправомерного доступа к компьютерной информации или посредством создания, использования и распространения вредоносных компьютерных программ, требует дополнительной квалификации по ст. 272, 273 или 274.1 УК РФ.

Важным аспектом является акцентирование внимание Пленумом на то, что в целом мошенничеством следует признавать деяние лица, которое получает чужое имущество или приобретает право на него, не намереваясь при этом исполнять обязательства, связанные с условиями передачи ему этого имущества или права, лишь если умысел, направленный на хищение чужого имущества или приобретение права на него, возник у лица ДО получения этого чужого имущества или права на него.

Что именно может свидетельствовать о наличии такого умысла, Верховный суд подробно описал: это в частности, заведомое отсутствие у лица реальной возможности исполнить обязательство в соответствии с условиями договора, использование лицом при заключении договора поддельных документов, в том числе документов, удостоверяющих личность, уставных документов, гарантийных писем, справок, сокрытие лицом информации о наличии задолженностей и залогов имущества, распоряжение полученным имуществом в личных целях вопреки условиям договора и др.

При этом Пленум указал, что судам следует учитывать – указанные обстоятельства сами по себе не могут предрешать выводы о виновности лица в совершении мошенничества. В каждом конкретном случае необходимо с учетом всех обстоятельств дела установить, что лицо заведомо не намеревалось исполнять свои обязательства.

Таким образом, само по себе неисполнение обязательства, связанного с условиями передачи лицу имущества или права, причинившее материальный ущерб, если умысел, направленный на его неисполнение возник после получения чужого имущества или права на него – мошенничеством являться не может, а данные правоотношения должны рассматриваться как гражданско-правовые.

Необходимость возникновения у лица прямого умысла, направленного на хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество, до получения такого имущества или права на него, требуется и при квалификации состава мошенничества, предусмотренного ч. 5-7 ст. 159 УК РФ, сопряженного с умышленным неисполнением принятых на себя виновным лицом обязательств по договору в сфере предпринимательской деятельности, сторонами которого являются только индивидуальные предприниматели и (или) коммерческие организации. Размер причиненного ущерба индивидуальному предпринимателю или коммерческой организации надлежит исчислять исходя из стоимости похищенного имущества на момент совершения преступления, он должен составлять 10 тыс. руб. и более.

Не будет состава мошенничества в сфере кредитования, если индивидуальный предприниматель либо руководитель организации представил кредитору заведомо ложные сведения о хозяйственном положении или финансовом состоянии не с целью хищения денежных средств, а с иной целью (например, для получения кредита либо льготных условий кредитования, намереваясь при этом исполнить договорные обязательства). Такие действия, если они причинили крупный ущерб кредитору (свыше 2 млн. 250 тыс. руб.), подлежат квалификации по ч.1 ст. 176 УК РФ.

При отсутствии же как совокупно, так и отдельно таких обязательных признаков, как противоправность, корыстная цель, безвозмездность изъятия и (или) обращения чужого имущества в пользу виновного или других лиц, содеянное не является мошенничеством, но может быть квалифицировано как причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием при отсутствии признаков хищения, по ст. 165 УК РФ.

Пленум указал, что при решении вопроса о том, имеется ли в действиях лица состав преступления, предусмотренного ст. 165 УК РФ, требуется установить, причинен ли собственнику или иному владельцу имущества реальный материальный ущерб либо ущерб в виде упущенной выгоды, то есть неполученных доходов, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено путем обмана или злоупотребления доверием, и превышает ли сумма ущерба 250 тыс. руб.

Документы

1.Постановление Пленум​а Верховного Суда Ро​ссийской Федерации о​т 30 ноября 2017 год​а № 48256.3 KB

Все документы в данном разделе доступны только профессиональным участникам портала. Автор публикации может дополнительно установить доступ к некоторым документам только для обладателей PRO-аккаунта.

Для доступа к документам необходимо авторизоваться

Да 25 24

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Участники дискуссии: Климушкин Владислав, Бадалова Зания, Абакаров Святослав
  • Адвокат, модератор Климушкин Владислав Александрович 12 Февраля, 22:37 #

    Уважаемый Святослав Магомедович, спасибо за информацию.
    Жаль только, что не указали на основании каких данных следует определять причинён ущерб организации или нет. Неоднократно возникают случаи, когда участники или руководители отдают деньги в организацию, либо не получают причитающееся, а потом изымают средства под видом сделок.

    +4
    • Адвокат Абакаров Святослав Магомедович 13 Февраля, 07:09 #

      Уважаемый Владислав Александрович, спасибо за конструктивное замечание. Вы правы, возвращение собственных средств из владения организации мошенничеством считаться не может, так как нет факта противоправного и безвозмездного изъятия ЧУЖОГО имущества. Однако, на практике зачастую сложно определить, реально ли причинен ущерб организации, или же имеется «вывод» ранее вложенных собственных средств лица. И у следственных-судебных органов может возникнуть соблазн пойти по пути «наименьшего сопротивления». Но это уже вопросы доказывания.

      +3
  • Юрист Бадалова Зания Фахразовна 13 Февраля, 21:05 #

    Уважаемый Святослав Магомедович, спасибо за напоминание о постановлении Пленума ВС РФ №48 от 30.11.2017 г.  Дистанционно помогаю осужденному к 6 годам л.с. по ст. 159 УК РФ, которому вменено мошенничество при получении кредита. Руководитель ООО, имеющий право по Уставу единолично принимать решения о крупных сделках, получил кредит в размере более 40 млн. руб. сроком до 2023 г. В течение полутора лет исправно выплачивал проценты, всего выплатил 16 млн. руб.  И его осудили в мошенничестве путем представления подложных документов, а именно протокола собрания участников Общества, в котором главный бухгалтер подписался за одного из участников, который даже свою долю в уставном капитале не оплатил и никак не пострадал от такой сделки. В данном случае следствие  как раз и пошло  по пути наименьшего сопротивления. К моменту возбуждения уголовного дела в результате заключения мирового соглашения  Общества с  банком  все заложенное имущество было передано банку. При этом  стоимость имущества  намного превышала сумму задолженности, которая образовалась в результате определенных действий того участника и его покровителя из властных структур (даже в изоляторе от этого человека требовали 10 млн. руб, пообещав, что его не осудят к лишению свободы).  Дело сформировалось в 35 тома, но в приговоре нет ни одной ссылки на Устав Общества, кредитный договор, кредитное досье, которые полностью доказывают невиновность осужденного. Но есть заявление от так называемого потерпевшего, которому вообще никакой ущерб не причинен и  который даже не может назвать сумму  ущерба;  заявление банка, который фактически никак не пострадал от действий осужденного, даже остался с прибылью.  Изучаю материалы дела и  не нахожу слов для выражения своего возмущения, как действует иногда полиция, следствие и суд.

    +3
    • Адвокат Абакаров Святослав Магомедович 13 Февраля, 21:12 #

      Уважаемая Зания Фахразовна, понимаю и целиком разделяю Ваше возмущение! Упрощенчество и нежелание досконально вникать в суть — типично для современных представителей нашей Фемиды, увы… Остаётся только колотить во все двери и доказывать очевидное, что порой сравнимо с битвой с ветряными мельницами. Но мы не должны и не будем сдаваться и опускать руки! А Вам пожелаю успеха и победы!

      +2

Для комментирования необходимо Авторизоваться или Зарегистрироваться

Ваши персональные заметки к публикации (видны только вам)

Рейтинг публикации: «Об отдельных вопросах уголовной ответственности за мошенничество» 4 звезд из 5 на основе 24 оценок.

Другие публикации автора

Похожие публикации