С ноября прошлого года я совместно с двумя коллегами осуществляю защиту гражданина по обвинению в совершении преступлений, предусмотренных п. «б» ч.4 ст.132, п.«а» ч.3 ст. 132 УК РФ. Уголовное дело достаточно неординарное как по причине личности подзащитного, так и ввиду особенностей описания следователем преступных деяний.

Благодаря кропотливой работе и вниманию к деталям защите удалось добиться отличного результата — переквалификации судом действий доверителя на ч.3 ст. 135 УК РФ и назначения минимального наказания, предусмотренного санкцией статьи. Но поскольку наша работа ещё не окончена (приговор обжалуется в апелляционном порядке), я расскажу об этом уголовном деле по мере его завершения. Сейчас бы мне хотелось остановиться на одном процессуальном аспекте, который вызвал немало вопросов там, где их быть не должно. 

Речь идёт об избрании в отношении осужденного меры пресечения в виде заключения под стражу до вступления приговора в законную силу и вопросах, возникающих в связи с этим решением.

Итак, 12 ноября 2019 года суд вынес обвинительный приговор в отношении доверителя и изменил ему меру пресечения с подписки о невыезде и надлежащем поведении на заключение под стражу. 

В силу п.17 ч.1 ст. 299 УПК РФ суд при вынесении приговора должен решить вопрос об отмене или изменении меры пресечения в отношении подсудимого. Согласно разъяснениям, данным Пленумом ВС РФ в постановлении от 29.11.2016 №55 «О судебном приговоре», решение по любому вопросу, указанному в ст. 299 УПК РФ, должно быть судом обосновано. 

Обычно на практике при избрании в отношении подсудимого меры пресечения в виде заключения под стражу в приговоре можно встретить стандартную мотивировку принятого решения: «в целях обеспечения исполнения наказания». В приговоре в отношении моего доверителя не содержалось ни одного слова про основания, по которым суд принял данное решение.

При этом суд вовсе проигнорировал наличие у подзащитного ряда тяжёлых заболеваний, одно из которых включено перечень, установленный Постановлением Правительства от 14 января 2011 года №3. Может возникнуть логичный вопрос: почему защита не обратила на это внимание суда в прениях? Но ответ на него будет столь же логичным: предложение суду альтернативных позиций — прямой путь к нарушению Кодекса профессиональной этики адвоката. Разве могу я просить не избирать в отношении подзащитного меру пресечения, если ранее озвучил доводы о его невиновности или непричастности к преступлению? Безусловно, нет.

Эта ситуация обозначила передо мной первый процессуальный пробел, связанный с избранием меры пресечения при вынесении приговора — разрешение этого вопроса в приговоре. На мой взгляд, этот вопрос должен решаться судом отдельно с вынесением постановления. Тогда защитники свободно смогут высказать свою позицию по этому вопросу, не противореча при этом интересам доверителя. Кроме того, отдельное постановление уберёт формальное препятствие для апелляционного обжалования соответствующего решения (об этом чуть позднее).

К слову, приговор в отношении подзащитного выносился в больнице, в которой он находился в течение трёх месяцев после прений. Там ему сделали несколько серьёзных операций, среди которых ампутация части стопы. Ещё одно оперативное вмешательство ожидалось 14 ноября 2019 года.

Естественно, ввиду тяжёлого состояния доверителя сразу отвезти его в следственный изолятор сотрудники конвойной службы не смогли, что с одной стороны дало мне возможность оперативно получить необходимые медицинские документы и подать апелляционную жалобу на приговор в части изменения меры пресечения, но с другой — создало большую проблему с подачей заявления о медицинском освидетельствовании.

Всё дело в том, что такое заявление необходимо подавать на имя начальника места содержания под стражей. Больница таким местом не является, а сотрудники следственного изолятора заявляют, что осужденный к ним фактически не поступил, в связи с чем они не могут рассмотреть подобное заявление.

Меж тем, ситуация критическая (в любой день доверителя могут выписать из больницы и отправить с СИЗО), а требования вышеупомянутого постановления Правительства РФ — вполне конкретны.

Мной было принято решение о незамедлительном направлении заявления о медицинском освидетельствовании в учреждение, обслуживающее соответствующую территорию — ФКУ СИЗО-2 УФСИН России по Калужской области.

В тот же день со мной связался сотрудник медицинской части изолятора и заявил, что осужденный к ним не пребывал и мне будет отказано. Но я уже был осведомлён о позиции учреждения, поэтому нашёл, что ей ответить. Мой аргумент был прост: «Судом вам была направлена выписка из приговора, соответственно подзащитный числится за вами с момента его оглашения».

Итак, заявление подано. Теперь следующий этап — апелляционная жалоба на решение об изменении меры пресечения. При её подготовке у меня не было и тени сомнения по поводу возможности такого обжалования отдельно от приговора. Ведь УПК РФ не содержит каких-либо препятствий к этому, к тому же в столице подобная практика уже сложилась в ряде судов.

И вот, жалоба принята и передана в Калужский областной суд. 20 ноября 2019 года я являюсь в судебное заседание, на котором председательствующий вдруг ставит вопрос о прекращении производства по моей жалобе. Прокурор высказывает мнение о том, что ввиду отсутствия отдельного постановления решение о мере пресечения, содержащееся в приговоре, не подлежит самостоятельному обжалованию.

В свою очередь я ссылаюсь на ст. 389.2 УПК РФ и определения КС РФ от 19.03.2009 № 384-О-О, от 23.10.2014 № 2473-О, от 20.11.2014 № 2741-О, от 19.12.2017 № 2809-О, согласно которым если суд заключает под стражу обвиняемого, а равно продлевает срок содержания под стражей до вступления приговора суда в законную силу, действуют общие правила избрания и применения данной меры, в том числе правила обжалования.

Выйдя из совещательной комнаты, судья огласила апелляционное постановление, которым прекратила производство по жалобе (имеется в приложениях). Больше всего меня заинтересовал следующий фрагмент: 

В силу ч. 2, 3 ст. 389.2 УПК РФ судебные постановления или определения об избрании меры пресечения подлежат самостоятельному обжалованию и рассмотрению в апелляционном порядке до вынесения итогового решения по делу.

Открываю «шпаргалку» и определённо не вижу в ней фразы «до вынесения итогового решения по делу». Может быть, я что-то упустил при получении высшего образования или на курсах повышения квалификации? Или меня подводит зрение? Коллеги, прошу вас направить меня на путь истинный, если я не прав.

Деваться некуда, доверителя нужно вытаскивать (на момент рассмотрения апелляционной жалобы его уже выписали и привезли в СИЗО). Состояние его ухудшилось: раны загноились, повысилась температура. Пути было два: кассационная жалоба или ходатайство об изменении меры пресечения. Решение принял в пользу последнего, поскольку дальнейшее обжалование определённо затянулось бы, а дело ушло бы в кассационный суд общей юрисдикции. К тому же кассацию можно подать в любой момент.

Подготовил ходатайство, направил его в суд. Поскольку на момент его написания врачебная комиссия в отношении доверителя ещё не была проведена, пришлось ссылаться на сам факт наличия заболевания и указать, что заявление о медосвидетельствовании подано, но ещё не рассмотрено. К документу приложил выписной эпикриз. Чтобы хоть как-то ускорить процедуру медосвидетельствования (почему-то заявление из СИЗО было направлено в УФСИН по области) параллельно направил обращение прокурору по надзору за исправительными учреждениями.

На следующий день решил выяснить в суде, зарегистрировано ли моё ходатайство. Ответ помощника судьи меня обескуражил: «Ваше ходатайство зарегистрировано как дополнение к апелляционной жалобе на приговор и будет рассматриваться вместе с ним».

В этот момент меня одолели чувства безысходности и злости. Второе подтолкнуло меня к написанию обращения к председателю суда с просьбой «принять меры к регистрации и рассмотрению ходатайства об изменении меры пресечения». В нём я сделал ссылку на карточку уголовного дела в отношении Мамаева А.Э., рассмотренного Тимирязевским районным судом г. Москвы. Именно это дело сформировало практику подачи защитой ходатайств об изменении меры пресечения после вынесения приговора. 

27 ноября мне на электронную почту из СИЗО-2 поступило письмо с приложением в виде медицинского заключения, в котором было указано, что у доверителя установлено тяжёлое заболевание, препятствующее содержанию под стражей. Согласно письму, его копия была направлена в суд. Решил проверить.

Звонок помощнику судьи:

— Никаких документов не получали?

— Всё мы получили. Всё знаем. Завтра будет заседание. Обязательно было писать председателю?

— я вообще-то про медзаключение...

— его мы тоже получили...

— тогда причём здесь председатель? Вам деваться некуда. Или наша честь хочет дождаться того момента, как мой доверитель скончается в СИЗО?

— Ну мы ведь не виноваты, что УПК РФ не предусматривает возможность рассмотрения таких ходатайств!

На последнюю реплику я даже не нашёлся, что ответить. Только вежливо попрощался, хотя было желание поинтересоваться, не перепутала ли собеседница во время поисков работы суд с фермой.

Не знаю, что в конечном итоге принесло результат, но 30.11.2019 г. суд изменил доверителю меру пресечения на домашний арест. Как мне стало известно во время написания настоящей статьи — потерпевшие подали апелляционную жалобу на это решение. Но что-то мне подсказывает, что её оставят без удовлетворения. 

Однако, остался без удовлетворения и я. Какой же всё-таки мой шаг был верным, а какой нет? Суд неверно толкует закон или я? Апелляция или ходатайство об изменении меры пресечения? В итоге, что рассматривалось на заседании 30.11.2019 — моё ходатайство или «поступившее в суд медицинское заключение»? Как поступать в аналогичной ситуации по другим делам? 

Представляется, что правильный ответ на последний вопрос содержится в ст. 42 УПК РФ: использовать все «средства и способы, не запрещённые законом». То есть, пробовать оба варианта — до тех пор, пока Верховный Суд РФ или ГД РФ не поставят точку в этом сложном вопросе.

Документы

1.30.11.19_Постановлен​ие_домашний арест_це​нзура2.1 MB
2.На приговор_в части ​меры пресечения_ценз​ура185.6 KB
3.Заявление_о проведен​ии медосвидетельство​вания169.8 KB
4.20.11.19_ап_постанов​ление_о прекращении ​производства по жало​бе_цензура2.3 MB
5.Ходатайство_об измен​ении меры пресечения​_цензура163.7 KB

Все документы в данном разделе доступны только профессиональным участникам портала, имеющим PRO-аккаунт.

Для доступа к документам необходимо авторизоваться

Автор публикации

Адвокат Смирнов Юрий Витальевич
Калуга, Россия
Профессиональная защита по уголовным делам об экономических, должностных, коррупционных и насильственных преступлениях в Калужской области.

Да 27 27

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Участники дискуссии: Морохин Иван, Баркунов Сергей, Щербинин Евгений, Курбанов Курбан, Смирнов Юрий, Полинская Светлана
  • 03 Декабря, 05:37 #

    Уважаемый Юрий Витальевич, проблема «автоматического» изменения меры пресечения при вынесении приговора существует уже очень давно, и немотивированное заключение под стражу до вступления приговора в законную силу, для большинства судей является само-собой разумеющимся, хотя УПК и не содержит однозначных требований по этому вопросу, а напротив требует обязательно мотивировать такие решения, и предоставляет возможность их самостоятельного обжалования отдельно от приговора. 
    Позиция ЕСПЧ по этому вопросу давно сформирована и она кардинально отличается от обычной практики российских судов, хотя все мы знаем, что иногда исключения всё-таки случаются, но почему-то они всегда происходят в резонансных делах с участием известных лиц. 
    К сожалению, такая ситуация свидетельствует о том, что «закон что дышло», и применяется избирательно, в зависимости от текущей «политической обстановки», что ставит под сомнение всю систему судопроизводства.

    +12
    • 03 Декабря, 21:41 #

      Уважаемый Иван Николаевич, да, я тоже помню дискуссии на различных юридических интернет-площадках  как теоретиков уголовного процесса, так и практиков, которые не могли сойтись в едином мнении, когда подобный прецедент с оспариванием заключения под стражу отдельно от приговора был инициирован прокуратурой в отношении Навального...
      И ведь прокатило…

      +1
    • 04 Декабря, 09:21 #

      Уважаемый Иван Николаевич, деваться некуда — бороться всё равно нужно, иначе в стране вообще понятие судопроизводства исчезнет.

      +2
  • 04 Декабря, 07:46 #

    Уважаемый Юрий Витальевич, Вы просто молодец! Нереальный молодец!Однако, остался без удовлетворения и я. Какой же всё-таки мой шаг был верным, а какой нет?Да бог с Вами! Предпринятые Вами шаги, судя по результату, и являются верными.

    +1
  • 05 Декабря, 19:26 #

    Уважаемый Юрий Витальевич, Ваши рассуждения совершенно верны. Применение практики ЕСПЧ и КС РФ стало насущной потребностью именно потому, что отсутствуют какие либо правила игры внутри. Все это указывает на то, что сложившуюся систему не надо поддерживать — ее менять надо. Поздравляю с результатом, ваш доверитель лучшей работы и не мог ожидать.

    0
  • 10 Декабря, 16:35 #

    Уважаемый Юрий Витальевич, Ваш профессионализм и настойчивость сыграли в деле важнейшую роль. Поздравляю Вас с положительным результатом. Не поделитесь ли самим приговором? Интересны основания переквалификации.

    0

Да 27 27

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Для комментирования необходимо Авторизоваться или Зарегистрироваться

Ваши персональные заметки к публикации (видны только вам)

Рейтинг публикации: «Изменение меры пресечения после постановления приговора» 5 звезд из 5 на основе 27 оценок.

Другие публикации автора

Похожие публикации

Продвигаемые публикации