Речь идет о ценности показаний соучастника в судебном процессе по основному уголовному делу, заявившего ходатайство о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве и материалы дела, в отношении которого выделены в отдельное производство.

Соблюдение лицом, заключившим досудебное соглашение о сотрудничестве, всех предусмотренных им условий и выполнение всех взятых на себя обязательств учитываются при определении срока и размера назначаемого наказания (части вторая и четвертая статьи 62 УК Российской Федерации) либо могут влечь (по усмотрению суда и с учетом положений статей 64, 73 и 801 УК Российской Федерации) назначение более мягкого, чем предусмотрено за данное преступление, наказания, условное осуждение или освобождение от отбывания наказания (часть пятая статьи 3177 УПК Российской Федерации). При этом Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации предусматривает особый порядок проведения судебного заседания и принятия судебного решения в отношении такого лица (статьи 3176 и 3177).Конституционный суд предлагает определить особый статус такого лица. По основным уголовным делам в отношении его соучастников, такое лицо будет считаться заинтересованным в исходе дела, но не будет ни свидетелем,  ни подсудимым.

То есть статус такого лица не может быть нейтральным.Что же касается лица, выступающего с показаниями по уголовному делу, по которому обвиняемым является его предполагаемый соучастник и по которому само это лицо изначально было признано обвиняемым, притом что его уголовное преследование в рамках выделенного уголовного дела может в этот момент продолжаться, то позицию такого лица — в силу его заинтересованности в исходе дела — нельзя рассматривать как процессуально нейтральную.Следовательно, обвиняемый по уголовному делу, выделенному в отдельное производство в связи с заключением досудебного соглашения о сотрудничестве, при производстве допроса в судебном заседании по основному уголовному делу в отношении лица, обвиняемого в совершении преступления в соучастии с ним, приобретает в процессе по основному делу особый статус, который не может быть соотнесен в полной мере ни с правовым положением свидетеля, ни с правовым положением подсудимого. Соответственно, процессуальный статус такого лица в случае привлечения его для дачи показаний в судебном разбирательстве по основному уголовному делу — учитывая, что в судебной практике не сложилось единообразное понимание его правового положения в качестве участника этого судебного разбирательства, — требует интерпретации в контексте гарантируемых Конституцией Российской Федерации прав и свобод человека и гражданина, как это вытекает из правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации об обусловленности их обеспечения наличием определенных сущностных признаков, не одним лишь формальным признанием лица тем или иным участником производства по уголовному делу, но и фактическим положением данного лица, которое дает показания, не будучи по этому делу ни подсудимым, ни свидетелем.При этом предупреждать его об уголовной ответственности за отказ от дачи показаний или дачу заведомо ложных показаний по ст.ст. 307 и 308 УК РФ неправомерно. Дача показаний лицом, уголовное дело которого выделено в отдельное производство в связи с заключением досудебного соглашения о сотрудничестве, в судебном заседании по основному уголовному делу вытекает не из процессуального статуса свидетеля, а из досудебного соглашения о сотрудничестве, заключенного им в качестве обвиняемого в преступлении, совершенном совместно с другими лицами, обвиняемыми по основному уголовному делу.

Следовательно, такое лицо при допросе в производстве по основному уголовному делу в отношении другого лица, с которым оно связано обвинением в совершении одного деяния, не является надлежащим субъектом преступлений, предусмотренных статьями 307 и 308 УК Российской Федерации. Соответственно, не предполагается возможность привлечения его к уголовной ответственности на основании указанных статей, а значит, и необходимость предупреждения о таковой при его допросе в производстве по основному уголовному делу.
Отсутствие гарантий правдивости показаний такого лица в связи с невозможностью наступления уголовно- правовых последствий по ст. 307 и 308 УК РФ будут компенсироваться, по мнению Конституционного Суда, наличием последствий, которые могут быть применены к такому лицу в связи с невыполнением обязательств по соглашению. Возложение на участников уголовного процесса, перечисленных в статьях 307 и 308 УК Российской Федерации, уголовной ответственности в предусмотренных данными статьями случаях является для обвиняемого (подсудимого) по уголовному делу дополнительной гарантией от дачи ими заведомо ложных показаний против него или от отказа от дачи показаний, которые могли бы свидетельствовать об отсутствии его вины или наличии вины в менее тяжком, чем ему вменяется, преступлении.

Отсутствие такой ответственности (и, следовательно, необходимости предупреждения о ней) у лица, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве, повлекшее выделение его уголовного дела в отдельное производство, при рассмотрении судом основного уголовного дела компенсируется наличием неблагоприятных последствий, которые влечет дача им не соответствующих действительности показаний в рамках досудебного соглашения о сотрудничестве, обязывающего это лицо давать правдивые показания об известных ему обстоятельствах, подлежащих установлению по основному уголовному делу, с той, однако, существенной разницей, что данное обязательство вытекает не из закона, а из основанного на законе и заключенного им по собственной воле досудебного соглашения о сотрудничестве.
Лицо, заключившее досудебное соглашение о сотрудничестве, принимая на себя соответствующие обязательства в обмен на рассмотрение его уголовного дела, выделенного в отдельное производство в связи с заключением такого соглашения, в особом порядке и специальные условия назначения ему уголовного наказания, обязано в судебном заседании по основному уголовному делу дать правдивые и достоверные показания относительно совершенного преступления. Вместе с тем то обстоятельство, что заключение досудебного соглашения о сотрудничестве само по себе предполагает, прежде всего, содействие лица в изобличении соучастников преступления, ни в коей мере не означает его обязанность давать только обвинительные показания.

Соответственно, если это лицо, в том числе исходя из превратно понятых целей, ради которых заключается досудебное соглашение о сотрудничестве, будет давать в отношении своих соучастников заведомо ложные обвинительные показания или утаивать сведения, свидетельствующие в их пользу, такие действия должны рассматриваться как не меньшее нарушение условий соглашения, чем сообщение заведомо искаженных сведений в интересах оправдания соучастников или уменьшения степени их вины, и влечь для него установленные законом последствия — расторжение соглашения, судебное разбирательство дела в обычном порядке или пересмотр судебного решения в части назначенного ему наказания.
Выявление нарушений соглашения, в том числе и в даче показаний, будут возложены на прокурора, подписавшего досудебное соглашение о сотрудничестве. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации также наделяет прокурора полномочием выносить постановление об изменении или о прекращении действия досудебного соглашения о сотрудничестве в порядке и по основаниям, предусмотренным данным Кодексом (пункт 52 части второй статьи 37), а выявление данных, свидетельствующих о несоблюдении лицом условий и невыполнении им обязательств, предусмотренных досудебным соглашением о сотрудничестве, относит к числу оснований отмены или изменения судебных решений в апелляционном, кассационном и надзорном порядке (пункт 6 статьи 38915, часть первая статьи 40115 и часть первая статьи 4129), притом что данное основание поставлено вровень с такими допущенными в ходе судебного разбирательства и повлиявшими на исход дела нарушениями закона, которые, искажая саму суть правосудия и смысл судебного решения как акта правосудия, допускают поворот к худшему при пересмотре судебного решения (статья 4016 и часть вторая статьи 4129), а также закрепляет возможность пересмотра вынесенного приговора, если после назначения такому лицу наказания будет обнаружено, что оно умышленно сообщило ложные сведения или умышленно скрыло от следствия какие-либо существенные сведения (статья 3178). Конституционный Суд предлагает судам применять и позиции ЕСПЧ, определять по каждым конкретным делам ценность показаний таких лиц при вынесении приговора. Любые сомнения должны толковаться в пользу подсудимого, участвующего в судебном процессе в общем порядке. Обращая внимание на особенности процессуального статуса лица, допрашиваемого по уголовному делу в отношении соучастника преступления, Европейский Суд по правам человека отмечает, что оценка его показаний требует более внимательного подхода и более высокой степени контроля, поскольку положение сообщников, дающих показания, отличается от положения обычных свидетелей: они не дают показаний под присягой, т.е. правдивость сообщаемых ими сведений не имеет никаких гарантий, позволяющих привлечь их к ответственности за умышленную дачу ложных показаний (постановления от 24 июля 2008 года по делу «Владимир Романов против России» и от 23 октября 2012 года по делу «Пичугин против России»).Конституционный Суд в итоге признал достаточно защищенными права лица, являющегося обвиняемым по основному уголовному делу.

Эти права гарантируются в системе действующего правового регулирования наступлением для обвиняемого по выделенному уголовному делу — в случае умышленного сообщения в отношении этого лица ложных сведений или утаивания сведений, свидетельствующих об отсутствии его вины или наличии вины в менее тяжком преступлении, — неблагоприятных последствий нарушения заключенного досудебного соглашения о сотрудничестве, а также необходимостью установления виновности такого лица в процедуре, отвечающей требованиям состязательности и равноправия стороны обвинения и стороны защиты, на основе исследования всех собранных по делу доказательств, лишь одним из которых являются показания обвиняемого, заключившего досудебное соглашение о сотрудничестве. Думаю, что точка в этом вопросе поставлена на достаточно длительный период времени.

Теперь все будет зависеть от правоприменения в этом вопросе.

Автор публикации

Адвокат Чебыкин Николай Васильевич
Мурманск, Россия
АДВОКАТ В МУРМАНСКЕ
уголовные дела, раздел имущества, наследство, жилищное и семейное право, возмещение вреда, арбитраж (юридические консультации, представительство в суде, подготовка исков и жалоб)

Да 18 18

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Участники дискуссии: Климушкин Владислав, Чебыкин Николай, Лисов Алексей, Администратор, Гурьянов Валерий, Александр А, Шарапов Олег
  • 04 Августа 2016, 14:07 #

    Ну да, правильно, возложили на прокурора, подписавшего соглашение, он-то незаинтересованный…

    А слабо установить уголовную ответственность за сокрытие оправдывающих доказательств, в том числе за отказ в их приискании, исследовании, указании в обвинительном заключении и судебных постановлениях (как в США)?

    +8
    • 04 Августа 2016, 15:05 #

      Уважаемый Владислав Александрович, я полагаю прокурора отметили как сторону досудебного соглашения.  Понимаю Ваш сарказм по поводу прокурора. Вот понаблюдайте за судьями, они ведь всерьез считают прокурора в процессе самой незаинтересованной стороной. Некоторые прямо об этом говорят. (devil)

      +6
    • 04 Августа 2016, 15:48 #

      Уважаемый Владислав Александрович, видимо слабо и надолго слабо)

      +6
    • 04 Августа 2016, 17:22 #

      Уважаемый Владислав Александрович,  как-то у Вас прочитал про «один в поле не воин». Представляется, что в подобных ситуациях оценку действиям участника соглашения с прокурором должен давать суд с использованием мнения всех участников процесса. Ну и конечно же с установлением уг. ответственности.(handshake)

      +3
  • 04 Августа 2016, 15:53 #

    Уважаемый Николай Васильевич, большое спасибо за публикацию, все собирался сесть найти и почитать данное постановление, поскольку буквально вчера, прошел допрос под 307 «соглашенца»...

    +4
  • 04 Августа 2016, 16:13 #

    Уважаемый Николай Васильевич, полный текст Постановления КС РФ, опубликован здесь: Праворуб: Постановление Конституционного Суда РФ от 20 июля 2016 г. № 17-П“По ...

    +6
    • 04 Августа 2016, 20:08 #

      Уважаемый Николай Васильевич, спасибо, интересное постановление КС РФ!
      А ведь есть и другие свидетели, заинтересованные в исходе дела. Например, водитель ТС, в действиях которого следователь не увидел признаков преступления по ст. 264 УК РФ. Ведь явно заинтересованное лицо, а по делу будет проходить как обычный свидетель.

      +1
      • 04 Августа 2016, 22:44 #

        Уважаемый Александр А, о процессуальном положении соучастника соглашенца много спорили, чего только не предлагали, это постановление долго ждали, кто то возлагал надежды. Ну вот КС и определился, ни туда, ни сюда.

        +1
    • 05 Августа 2016, 10:18 #

      Буквально вчера изучал приговор: соглашенец на суде промолчал, и огласили его показания в качестве свидетеля, на их основе вынесли приговор другому лицу. Вот и какой же он после этого свидетель???

      +2

    Да 18 18

    Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

    Для комментирования необходимо Авторизоваться или Зарегистрироваться

    Ваши персональные заметки к публикации (видны только вам)

    Рейтинг публикации: «Опубликовано Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 20 июля 2016 г. N 17-П "по делу о проверке конституционности положений частей второй и восьмой статьи 56, части второй статьи 278 и главы 40.1 Уголовно-процессуального кодекса» 3 звезд из 5 на основе 18 оценок.

    Похожие публикации

    Продвигаемые публикации