Увидев интерес со стороны участников проекта, решил сделать еще одну мини-публикацию по делу, связанному с психиатрией и принудительным лечением, финалом которого стала победа в ЕСПЧ.

Пожилая женщина, видимо страдая психическим расстройствами, доставляла соседям массу неприятностей. 10 февраля 1999 года соседи вызвали специализированную бригаду «Скорой помощи». Ш. привезли в стационар областной психиатрической больницы на Александра Невского в г. Калининграде.


Довольно интересное дело, взялся за него с большой охотой и совершенно бесплатно, есть такие дела, интерес к которым состоит не в том, что можно зарабатывать на любой работе, но и в том, что это попросту интересно и значимо для общества, точнее для его здоровья, нраственного здоровья. Помещаете гражданина на принудительное лечение — соблюдайте законы. 

Письменная санкция

Представители психиатрической больницы обратились в Ленинградский районный суд Калининграда, поскольку содержать человека в лечебном заведении психиатрического профиля помимо его воли можно только на основании решения суда.

По закону суд должен изучить личность госпитализированного гражданина, исследовать медицинские документы и допросить свидетелей. Если в судебном заседании выяснится, что помещённое в лечебницу лицо не осознаёт характер своих действий, представляет угрозу для себя и окружающих, судья в 5-дневный срок выносит постановление.

В случае с Ш. Ленинградский районный суд вынес «письменную санкцию на содержание в стационаре до вынесения постановления суда». Именно эта формулировка и стала сутью одной из претензий к России в Европейском суде по правам человека. По российским законам никаких «письменных санкций» суд выносить не может.

Такого документа в судебном процессе просто нет.

По моему мнению, были нарушены сроки рассмотрения вопроса о принудительном лечении Ш. В письменном ответе на вопросы ЕСПЧ уполномоченный России при суде пояснил, что заявление врачей областной психиатрической больницы не было рассмотрено за 5 дней, потому что психическое состояние заявительницы не позволяло ей самой быть на судебном заседании. Назвать своего представителя, участие которого является обязательным, она «была не в состоянии».
 
Дела о незаконном помещении гражданки Ш. в психиатрическое лечебное заведение могло и не быть. Однако, выйдя из психиатрической больницы,  Ш. решила добиться справедливости. Она обратилась в прокуратуру Калининградской области. Прокуратура признала незаконность помещения Ш. в стационар психиатрической больницы.

В 2003 году Ш. вышла на Бориса Долгополова, руководителя общественной организации «Защиты прав человека и гражданина». Ей помогли подготовить необходимые бумаги, и она обжаловала своё помещение на недобровольное лечение в Ленинградском районном суде.

Суд нарушений не усмотрел. Ш. обжаловала в областной суд решение районного, но там не нашли оснований для пересмотра. Тогда Долгополов от имени Ш. обратился в Страсбург.

По правилам ЕСПЧ вся переписка ведётся с представителем. Весной 2006 года Борис Долгополов скончался. Письма из Страсбурга продолжали приходить на его имя. На них никто не отвечал, они просто лежали у него дома.

Наконец, родственники Бориса Николаевича решили передать письма заинтересованным лицам. В конце концов, письма оказались у Александра Саленко, доцента кафедры международного и европейского права РГУ им. Канта (ныне Балтийского Федерального Университета), и собственно, у меня.

Разбираясь в этом деле мы увидели, что представитель Российской Федерации предлагает представителю Ш. ответить на их возражения. Все предусмотренные для ответа сроки к тому моменту уже были пропущены.

По жёстким правилам ЕСПЧ это могло означать только одно: рассмотрение жалобы прекращается. Пришлось написать в Страсбург письмо, в котором изложить всю ситуацию. Суд посчитал обстоятельства уважительными и продолжил процедуру рассмотрения жалобы.

Впрочем, жалоба  могла и не дойти непосредственно до рассмотрения судом.

В июле 2008 года, ещё до рассмотрения дела Ш. в Страсбурге, мне позвонила женщина, представившаяся заместителем руководителя аппарата представителя России в ЕСПЧ. Она предложила заключить мировое соглашение, по которому Россия выплатит Ш. компенсацию в 3 000 евро, а Ш. отзовет жалобу из Страсбурга. Это в два раза меньше запрошенной компенсации.

Я отказался от такого мирового соглашения.

В декабре 2008 года официальный сайт ЕСПЧ проинформировал об итоге рассмотрения жалобы Ш. против России: признать обоснованной в связи с нарушением права на свободу и личную неприкосновенность. Россия должна выплатить Ш. компенсацию в размере 4000 евро.

Ирония в том, что я никак не могу связаться с Ш., все её телефоны отключены, а живет она достаточно далеко от Калининграда. Мой помощник пытался навестить ее, но не застал дома, а ответа на заказные письма мы так и не получили.

Очень жаль, нам хотелось бы обрадовать доверителя об исходе дела.

Драматичное дело, сначала эпопея с незаконным помещением в психиатрический стационар, затем смерть представителя Ш., а теперь и отсутствие информации о доверителе. Не хочется думать о плохом, все-таки пожилой человек, надеюсь, удастся выйти на связь и обрадовать ее победой.

Безалаберность

Итак, пожилая женщина, чьё психическое состояние не вызывает сомнений, выиграла у России – в том числе и 4000 евро. Была ли эта «победа» обязательной? Большой вопрос.Я  уверен, что только «безалаберность» является причиной поражения России.

Нет ни одной серьёзной причины, по которым юридическая процедура помещения Ш. в психиатрическую клинику могла бы быть нарушена. Содержательных аргументов не помещать Ш. в психиатрическую лечебницу просто не было! В то же время процедура принудительного лечения должна жёстко соблюдаться.

Иначе человека можно будет «упрятать» в больницу, например, за деньги, в интересах недобросовестных родственников.

Вместо эпилога

Совершенно не считаю это дело целиком своей заслугой, по понятным причинам, указанным выше. Тем не менее, вынесенное постановление ЕСПЧ — еще одна монетка в копилку ценных правовых позиций, которые непосредственно влияют на жизнь каждого гражданина.

В любом случае, Постановление может пригодиться многим, кто в своей практике сталкивается с вопросами принудительного психиатрического лечения. Ну и еще одной, мини-победой, считаю то, что удалось возобновить производство по делу и довести до победы начатую умершим коллегой работу.

Документы

1.Постановление ЕСПЧ н​а русском языке

Все документы в данном разделе доступны только профессиональным участникам портала, имеющим PRO-аккаунт.

Для доступа к документам необходимо авторизоваться

Да 20 25

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Участники дискуссии: Морохин Иван, Гольцман Вероника, Данилин Марк, Цыганков Владимир, Колмогорова Алена, Бозов Алексей, Косс Александр, +еще 3
  • Адвокат, модератор Морохин Иван Николаевич 01 Июня 2011, 05:27 #

    Этот прецедент очень важен для всех, кто может столкнуться с карательной психиатрией. Отличная работа!

    +13
  • Юрист Гольцман Вероника Васильевна 01 Июня 2011, 05:36 #

    Спасибо за публикацию. Полностью поддерживаю Ваше мнение о том, что процедура принудительного помещения гражданина в психиатрическую больницу, должна полностью соответствовать требованиям закона. Очень жаль, что Ваша доверительница пока не узнала о своей победе.

    +6
  • Адвокат Данилин Марк Дмитриевич 01 Июня 2011, 05:45 #

    Отличный прецедент.
    Недопустимо чтобы кто-то, вопреки требований закона, мог поместить человека в психиатрическую больницу и при этом не остаться безнаказанным.

    +6
  • Адвокат Цыганков Владимир Михайлович 01 Июня 2011, 06:54 #

    Несмотря на драматичность изложенных событий, данная публикация открывает еще одну сторону постсоветской жизни, когда человека, против его воли, могут элементарно «упрятать» в психиатрическую клинику. Спасибо, Александр Викторович, за опубликованный материал, который напоминает читателям и о такой вероятной и, безусловно, противоправной деятельности суда, направленной на ограничение прав и свобод человека.

    +7
  • Blondinka 01 Июня 2011, 07:53 #

    Отличный результат. Такая процедура должно проходить в строгом соответствии с законом.

    +3
  • Юрист Колмогорова Алена Евгеньевна 01 Июня 2011, 08:06 #

    Как бы прискорбно это не звучало, но в наше время, возможно, все, и не является исключением возможность упрятать человека против его воли в психиатрическую больницу. Я против такого незаконного и необоснованного помещения человека в психиатрическую больницу, ведь «иначе человека можно будет «упрятать» в больницу, например, за деньги, в интересах недобросовестных родственников».

    И действительно, если при рассмотрении большинства дел судами как гражданского, так и семейного и др. характера, родственники готовы друг с друга «штаны последние снять», до последней вилки и ложки делят имущество, иногда дело доходит и до убийства, а что же говорить о помещении человека в психиатрическую больницу ради денег и имущества…

    +5
  • sara 01 Июня 2011, 09:47 #

    Александр Викторович, спасибо за публикацию, очень надеюсь, что Вы все-таки найдете возможность связаться с Вашей доверительницей и порадуете нас этой новостью!

    +3
  • Адвокат Бозов Алексей Анатольевич 01 Июня 2011, 10:33 #

    «назначив сотрудников ответчика в качестве экспертов, суды страны поставили заявительницу в значительной степени неравноправное положение по отношению к ответчику-больнице. Таким образом, принцип равенства сторон не был соблюден» (§ 69)Интересный прецедент к ст.6 ЕКПЧ. Ранее исходили из того, что гарантия независимости и беспристрасности относится исключительно к суду, теперь можно говорить, что в некоторых случаях это распространяется и на экспертов.

    +7
  • Николаева Татьяна Ивановна 20 Августа 2012, 17:51 #

    У меня клиент попал в аналогичную ситуацию. Корыстные родственники упекли в психушку. Воюем и с продажной полицией и с продажной медициной. Человек более чем адекватен. Денег у него нет, пытаюсь ему помочь, хотя сама не из области медицинской адвокатуры.
    ↓ Читать полностью ↓

    УВД по Люберецкому району
    Копия: ГУ МВД России по Московской области
    Межмуниципальное управление МВД
    «Люберецкое»1-й отдел полиции

    Копия: МВД РФ

    Копия: Люберецкая городская прокуратура

    Копия: Генеральная прокуратура РФ Копия:
    Копия: Министерство здравоохранения МО

    Копия: Министерство здравоохранения и социального
    развития РФ

    Копия: Гражданская комиссия по правам человека
    Копия: Уполномоченному по правам человека в МО
    А. Жарову
    Копия: Приемная президента РФ
    Копия: телепрограмма «Пусть говорят»

    От Муфтиханова Энвера Аглямовича
    140014 Прожив.: Московская обл., г. Люберцы,
    Хлебозаводской пр-зд, д.6 «Б» кв.28
    Тел. 890329999792

    Заявление.

    Я, Муфтиханов Энвер Аглямович,1952г.р., с 1974г.р., являюсь инвалидом 1 группы военной службы. Проживаю и постоянно зарегистрирован в муниципальной квартире по адресу: Московская обл. г. Люберцы, Хлебозаводской пр-зд, д.6«Б» кв.28 в малогабаритной двухкомнатной квартире со смежными комнатами. С 2000г. в этой квартире постоянно зарегистрирован еще мой брат Муфтиханов Равиль Аглямович, который, несмотря на постоянную регистрацию в данной квартире, фактически проживает вместе со своей семьей в составе четырех человек в другой квартире, расположенной по адресу: Московская обл., г. Люберцы, ул. Побратимов, д.29 А, кв. 23. До 11 октября 2011г. совместно со мной в квартире, расположенной по адресу: Московская обл., г. Люберцы, Хлебозаводской пр-зд, д.6 «Б», кв.28, проживала моя мать, Муфтиханова Сания Фаттахетдиновна, которая в вышеназванной квартире была ответственной квартиросъемщицей. Она умерла 11октября 2011г. Еще при жизни матери у меня с братом сложились очень неприязненные отношения. Моя мать при жизни хоть как-то сдерживала агрессию моего брата в отношении меня и себя, основанную на его неукротимых алчных притязаниях. После ее смерти, я, оставшись один, без ее защиты, попадаю в еще более тяжелое положение. Практически с момента ее смерти брат требует от меня официального согласия на то, чтобы он стал ответственным квартиросъемщиком в данной квартире. Я его ему не предоставляю, понимая, что это еще более резко ухудшит для меня ситуацию.
    Практически сразу же после смерти нашей матери он потребовал от меня, чтобы я предоставил в ЖЭУ-4 письменное согласие на регистрацию его жены Муфтихановой Розии Хатмуновны в квартире, расположенной по адресу: Московская обл. г. Люберцы, Хлебозаводской пр-зд, д.6Бкв.28, в которой я фактически проживал до момента моего избиения один, но был совместно постоянно зарегистрирован вместе с братом. Я отказался это сделать. Кроме этого, во избежание регистрации его жены в обход меня, я написал заявление предупредительного характера в ЖЭУ-4, в котором заявил о своем письменном отказе регистрировать гр. Муфтиханову Розию Хатмуновну. С этой же проблемой прописки его жены я обратился в полицию, с заявлением в ГОМ-1(исх. 65-4/М-3 от 20.03.12, исполнитель Сверчинский О.Ю., который впоследствии откажется мне выдать запрос на получение справки из травмпункта №1), ответом из которого меня известили, что я не обязан прописывать в данной квартире кого-либо еще, после чего брат обозлился на меня еще больше и совсем разъярился.
    10 апреля 2012г., примерно в 8 часов утра, брат позвонил в квартиру, в которой я проживаю. Зайдя в нее, он прошелся по комнатам, проверив их, и убедившись, что в квартире кроме меня никого нет, быстро покинул квартиру. Буквально через несколько секунд, в квартиру ворвались медицинские санитары, которые повалили меня на пол, связали смирительным ремнем и стали избивать. Санитары с братом вытащили из моих внутренних карманов деньги в сумме 7тыс. рублей, ключи, сотовый телефон и некоторые документы, в том числе и ордер на квартиру, а так же страховой медицинский полис. Эти 7тыс. рублей, ордер на квартиру, а так же медицинский страховой полис брат мне так до сих пор не вернул, лишив меня возможности как платно, так и бесплатно пролечиться после им спланированного избиения и ограбления. Сотовый телефон после моего возвращения из 14 психиатрической больницы находился в квартире. Так как я имею весьма субтильную конституцию, весьма хил и болезненен (при росте 170 см я вешу всего 57кг), то мое избиение двумя довольно крупными и совершенно здоровыми мужчинами (как известно, в психбольницы на работу санитарами маломощных не берут) оказалось весьма пагубным для моего здоровья. Связав меня смирительным поясом, санитары, словно тряпичную куклу, волоком потащили меня по лестнице. Я был избит настолько сильно, что даже санитары испугались за мое состояние, боясь, что я умру на их руках от потери крови. Вся одежда насквозь была пропитана кровью. Они вынуждены были отвезти меня в травмпункт №1 г. Люберцы, где мне оказали срочную помощь. В травмпункте подбородок мне зашивали со связанными руками, наживую, без обезболивающего, видимо, не желая тратить на меня ампулу с каким – нибудь копеечным лидокаином. Хотя боль, когда тебя зашивают на живую, несравненно менее болезненна, чем та, когда меня ногами и руками избивали медицинские работники. Я в травмпункте вел себя весьма сдержанно, просил врача отметить в карточке, что меня избили и сообщить о факте избиения в полицию. Несмотря на то, что врач травмпункта Ильясов О.Д. обязан был сообщить об избиении полиции, он этого не сделал. Я сам, будучи избитым, связанным и лишенный сотового телефона не мог обратиться за защитой в полицию. Врач, выписав справку, как я позже узнав из ее дубликата, с диагнозом «ушибленная рана области подбородка» и оказанной помощи в виде наложения швов, отдал справку санитарам. Больше этой справки я не видел. Мое состояние было близко к обморочному. Но мои мучения на этом не закончились. Из травмпункта эти же санитары меня повезли в Люберецкий психоневрологический диспансер, где показав меня врачу-психиатру Митченко А.А., снова привязали к батарее. Я страдаю сосудистой дистонией, связывать меня запрещено по медицинским показаниям, но, несмотря на это, в связанном состоянии я провел свыше 5 часов. Мои руки просто онемели. Через некоторое время ко мне подошел врач Митченко А.А. с какими-то бумагами и стал вначале уговаривать, а затем требовать, чтоб я подписал добровольное согласие на помещение меня в данный диспансер. Я категорически отказался. Не получив от меня согласия на «добровольно-принудительное» помещение меня в психоневрологический диспансер, которое санитарам во главе с психиатром МитченкоА.А., и предположительно в сговоре с моим братом у меня так и не удалось «выбить» как кулаками, так и ногами, а так же уговорами и угрозами со стороны Митченко А.А., психиатр Митченко А.А. в оправдание своих вопиюще беззаконных действий представил меня буйным, кидающимся на собственного брата с ножом, вырвавшим из рук санитаров несуществующий электрошокер, который я якобы выбросил неизвестно куда. Глядя на мою конституцию и поведение, любой поймет, что я не могу обидеть даже комара. Все происходящее со мной напоминало чудовищный фарс, в котором я выступал разменной монетой в достижении единственной цели моим братом: обогащении и единоличном пользовании муниципальной квартирой, которую он собрался единолично приватизировать, а так же единоличном пользовании до моей смерти, а затем наследовании за мной находящегося в моей единоличной собственности земельного участка с расположенным на нем жилым домом, расположенным по адресу: Орехо-Зуевский район, д. Белево, дачный участок «Вишенка-2»
    Ранее, моя мама, которая, как никто другой, знала о чудовищно корыстной и подлой сущности моего брата, с единственной целью хоть как-то защитить меня от такого близкого родственника, завещала мне свою 1\2 долю земельного участка и находившегося строения на нем, лишив тем самым права наследования моего брата Муфтиханова Равиля Аглямовича. Правда, 27лет назад наша мать прописала в мунициальную квартиру, которую она получила на производстве, всю семью моего брата, в которой он проживал с семьей один. Затем мама тяжелым трудом на стройке заработала еще одну квартиру, в которой я с ней и прописался. На эту – то вторую квартиру впоследствии и позарился мой брат точно так же. И не только на вторую квартиру, но и на дачный участок с домом. Мой брат оказался весьма ушлым, в 2000г. выписавшись из квартиры, в которой он проживал и проживает до настоящего времени со своей семьей, постоянно зарегистрировавшись в муниципальную, в которой проживали мы. Затем он попытался прописать в муниципальную квартиру, в которой теперь мы с ним постоянно зарегистрированы, свою жену, но встретив мой категорический отказ, попытался «упечь» меня в психбольницу, затем признать меня в судебном порядке недееспособным, тем самым добиться столь вожделенной для него цели- квартиры и дачи в его пользовании, а затем и собственности!!! Кроме этого, моего брата спровоцировала и подтолкнула к столь решительным и чудовищным действием мною случайно оброненная фраза по поводу моей предстоящей женитьбы. Я, наивный, думал, что мой брат порадуется моему личному счастью. Как оказалось, мой предстоящий брак нес реальную угрозу планам моего брата. Появление наследника первой очереди явно не входило в его планы, точно так же, как и расстаться с дачей, которую в мечтах он считал уже своей. Мой брат Муфтиханов Равиль Аглямович предпочел вступить в сговор с санитарами, и, наверное, не только с ними, но и с психиатром Митченко, так как санитары не могут поместить совершенно адекватного и тщедушного человека в психбольницу по собственной инициативе санитаров и врачей, кто-му же без его на то письменного согласия. Подсовывая мне заявление на мое якобы добровольное согласие на помещение и лечение в психоневрологическом диспансере, но не «выбив» из меня столь необходимую им мою подпись, Митченко А.А. решил представить меня этаким буйно помешанным, реально угрожавшим здоровью и жизням другим членам общества, и в первую очередь моему брату, направил меня в 14 психиатрическую больницу Дмитровского района, где я находился 21 день.
    Меня, не пьющего, не курящего, ведущего здоровый образ жизни, активного члена КПРФ в Люберецком районном отделении, члена всероссийского общества инвалидов, участника «круглых столов» в Государственной Думе, члена садоводческого объединения « синьор Помидор», члена профсоюза работников физической культуры, спорта и туризма в РФ, члена шахматного клуба, фотолюбителя, члена астрономического клуба «ГАИШ» и участника астрофестов, после побоев медицинских работников-санитаров насильно «упекают» в психушку, вместо предоставления защиты полицией и столь жизненеобходимого лечения последствий побоев.
    Дальнейшее мое обращение в полицию было не менее плачевным. Обратившись к участковому ГОМ-1 Сверчинскому О.Ю., я с очень большим трудом мог добиться от него, чтобы он хоть как-то выслушал меня, но никак не мог добиться, чтобы он выдал мне на руки запрос в Люберецкий травмпункт № 1 на получение дубликата справки от 10 апреля 2012г., так как оригинал справки мне ни санитары, ни кто-либо другой до сих пор так и не отдал. Обратившись за помощью в полицию к участковому Сверчинскому О.Ю., я запроса так и не получил. Только вмешательство начальника ГОМ-1 Свинцова И.А. помогло мне получить этот запрос.
    Только 4 мая 2011г., после выхода из 14 психиатрической больницы Дмитровского района, где я находился 21 день, я частным образом обратился в рентгенкабинет ЛРБ №2(так как брат у меня украл мой страховой полис) и после рентгенограммы выяснил, что мне санитары нанесли перелом нижней стенки глазницы слева. Но почему-то 10 апреля 2012 г., на приеме у травматолога Ильясова О.Д., он не заметил и не отразил в медицинской справке, внушительную гематому вокруг глаза и не направил меня на рентген, несмотря на то, что я заявлял ему и об этой травме. В прочем, как и о боли в ребрах, которые так, как и моя глазница, же не удосужились по вине Ильясова О.Д. рентгенограммы. Эта гематома не заживает у меня уже свыше месяца. Как я думаю, это далеко не единственная травма, которую мне нанесли санитары.
    Мой брат пытается лишить меня основных гражданских и процессуальных прав, тем самым присвоить мое имущество. Только вмешательство нескольких общественных организаций и моих хороших знакомых предотвратило исполнение преступных планов Муфтиханова Равиля Аглямовича.
    В результате принудительного помещения меня в 14 психиатрическую больницу Дмитровского района, в котором я пробыл с 10 апреля 2012г. до 2 мая,2012г., я лишился защиты полиции по вине врача-травматолога Ильясова О.Д., который не исполнил надлежащим образом свои должностные обязанности и не сообщил в полицию о происшедшем. Будучи связанный в руках и лишенный сотового телефона братом и санитарами был лишен права самолично и своевременно обратиться в правоохранительные органы, а так же в судебно-медицинскую и судебно-психиатрическую экспертизы, чтобы своевременно зафиксировать побои и получить столь необходимое мне лечение. За 21 день, проведенных в психбольнице, часть побоев зажила.
    В результате действий неустановленных лиц, предположительно санитаров, я получил вред здоровью. Прошу запросить в Люберецком травмпункте №1 медицинскую документацию, подтверждающую факт полученных мною травм 10апреля 2012г. и выписку рентгенограммы из ЛРБ №2 от 4 мая 2012г.
    В настоящее время я боюсь появляться в квартире, в которой прописан, так как второго избиения и очередных чудовищных каверз моего брата Муфтиханова Равиля Аглямовича мои тело и психика больше не выдержат. Со 2 мая, момента выхода из психбольницы, я, как бомж, вынужден скитаться у сердобольных людей, которые принимали активное участие в моем розыске и выписке из психиатрической больницы. Считаю, что мое опасение более чем обосновано. Теперь мой брат забирает квитанции на оплату коммунальных платежей, и оплачивает их сам, несмотря на то, что раньше за квартплату он не платил ни копейки. Я справедливо опасаюсь, что следующим его ходом будет попытка выписать меня из муниципальной квартиры ввиду моего вынужденного не проживания в ней и неоплаты за социальный найм в виду отсутствия у меня квитанций.
    Заранее предупреждаю правоохранительные органы, что в случае, если со мной произойдет какой-либо несчастный случай, убедительно прошу его тщательно расследовать, моего брата Муфтиханова Равиля Аглямовича рассматривать в качестве главного подозреваемого.
    Я до сих пор не знаю, дан ли вообще ход моему делу, если да, то на каком этапе оно находится.
    Прошу поставить мое заявление на контроль все контролирующие и надзорные ведомства и органы, приять меры к правонарушителям в соответствии с законом, о результатах рассмотрения сообщить заявителю."«ПОСЛЕ ЭТОГО БЫЛ ВТОРОЙ РЕЙД РОДСТВЕННИОВ,-пытались снова поместить в психушку, теперь привлекли и полицию, которая меня не допустила к доверителю, насильно усадили в полицейскую машину и держали в полиции 2 часа.
    ГУ МВД России по Московской области
    Межмуниципальное управление МВД
    «Люберецкое»1-й отдел полиции
    Копия: ГУВД по Московской области
    Копия: МВД РФ
    Копия: губернатору Московской области
    С.Шойгу
    Копия: прокуратура г. Люберцы
    Копия: Прокуратура Московской области
    Копия: Генеральная прокуратура РФ
    Копия: Уполномоченному по правам человека в МО
    А. Жарову
    Копия: Управление здравоохранения г. Люберцы
    Копия: Министерство здравоохранения МО
    Копия: Министерство здравоохранения и социального
    развития РФ
    Копия: Приемная президента РФ
    Копия: телепрограмма «Пусть говорят»
    От Муфтиханова Энвера Аглямовича
    140014 Прожив.: Московская обл., г. Люберцы,
    Хлебозаводской пр-зд, д.6 «Б» кв.28
    Тел. 890329999792
    От Василенко Ольги Константиновны
    140000 Прожив: Московская обл., г. Люберцы,
    Ул. Волковская, д.5А кв.54
    Тел. 89250243581
    От Михеевой Надежды Владимировны
    140000 Прожив: Московская обл., г. Люберцы,
    Ул. Волковская, д.5А кв.54
    Тел. 89250075760
    От Михеевой Татьяны Владимировны
    140000 Прожив: Московская обл., г. Люберцы,
    Ул. Волковская, д.5А кв.54

    Жалоба на сотрудника полиции ГУ МВД России по Московской области
    Межмуниципальное управление МВД «Люберецкое»1-й отдел полиции
    Синельникова А.В. и санитаров Люберецкого психоневрологического диспансера.
    Я, Муфтиханов Энвер Аглямович, 1952г.р., с 1974г.р., являюсь инвалидом 1 группы военной службы. Проживаю и постоянно зарегистрирован в муниципальной квартире по адресу: Московская обл. г. Люберцы, Хлебозаводской пр-зд, д.6«Б» кв.28 в малогабаритной двухкомнатной квартире со смежными комнатами. С 2000г. в этой квартире постоянно зарегистрирован еще мой брат Муфтиханов Равиль Аглямович, который, несмотря на постоянную регистрацию в данной квартире, фактически проживает вместе со своей семьей в составе четырех человек в другой квартире, расположенной по адресу: Московская обл., г. Люберцы, ул. Побратимов, д.29 А, кв. 23. До 11 октября 2011г. совместно со мной в квартире, расположенной по адресу: Московская обл., г. Люберцы, Хлебозаводской пр-зд, д.6 «Б», кв.28, проживала моя мать, Муфтиханова Сания Фаттахетдиновна, которая в вышеназванной квартире была ответственной квартиросъемщицей. Она умерла 11октября 2011г. Еще при жизни матери у меня с братом сложились очень неприязненные отношения. Моя мать при жизни хоть как-то сдерживала агрессию моего брата в отношении меня и себя, основанную на его неукротимых алчных притязаниях. После ее смерти я, оставшись один, без ее защиты, попадаю в еще более тяжелое положение. Практически с момента ее смерти брат требует от меня официального согласия на то, чтобы он стал ответственным квартиросъемщиком в данной квартире. Я его ему не предоставляю, понимая, что это еще более резко ухудшит для меня ситуацию, так как он попытается выжить меня из квартиры. Для этого он вступил в сговор с двумя санитарами, которые меня серьезно избили, нанеся мне перелом глазницы, разбив подбородок и отбив грудную клетку, после чего по заявлению брата поместили меня в психоневрологический диспансер (ПНД) №14.
    На этом козни моего единственного и ближайшего родственника не закончились. Если раньше я писал в неоднократных своих жалобах, что брат со своей семьей в составе пяти человек покушается не только на квартиру, но и мою дачу (земельный участок), то теперь я реально опасаюсь, что они покушается на мою жизнь. Вначале он меня поместил в психушку, потом, 15.07.2012г., выгнал нас с моим представителем Василенко О.К. и ее детьми с моей собственной дачи, причем полиция г. Куровское открыто пособничала моему брату, пытаясь скрыть это преступление, не давала нам направление в судмедэкспертизу. Дальше, — больше. 23.07.2012г., я находился в квартире по адресу, в которой зарегистрирован и фактически проживаю. На стационарный телефон раздался звонок. Подняв трубку, я услышал в ответ лишь молчание. Так мой брат проверяет, нахожусь я в данный момент дома или нет. Я срочно вызвал к себе домой своего представителя Василенко О.К., боясь, что брат в очередной раз упечет меня в психушку. Мои опасения оказались оправданы. Но, как оказалось, брат вызвал не только санитаров из психушки, но и полицию.
    Подъехав к дому, у подъезда которого стоял наряд полиции и наряд санитаров из ЛПНД, мой представитель Василенко О.К. попыталась защитить мои интересы. Она предоставила паспорт, который ошибочно оказался паспортом ее дочери, Михеевой Татьяны Владимировны. Полицейские, изъяли у нее паспорт ее дочери. Она срочно позвонила своей дочери, Михеевой Татьяне Владимировне, прося ее срочно привезти ее паспорт, взяв такси. Полицейских она попросила немного подождать и не предпринимать никаких действий по отношению к Муфтиханову Энверу Аглямовичу. Так как ранее, брат Муфтиханова Энвера Аглямовича-Равиль Аглямович со всей своей родней в количестве четырех человек, упекал его в психушку, желая завладеть его дачей, а так же единолично распоряжаться муниципальной квартирой, для чего в дальнейшем, пытаясь признать своего брата Энвера Аглямовича недееспособным. Кроме этого, он однажды избил его, его представителя Василенко О.К. с ее детьми, когда они приехали с Муфтихановым Энвером Аглямовичем на дачу Муфтиханова Энвера Аглямовича, являющуюся его единоличной собственностью. Василенко О.К. давно уже поняла, что намерения Муфтиханова Равиля Аглямовича по отношению к своему брату чудовищно подлые и корыстные, и что он ни перед чем не остановится в достижении своих корыстных целей. Он сделает все, чтобы Муфтиханова Энвер Аглямович или был помещен чуть ли не пожизненно в психушку, где его действительно сделают дураком, или же с ним произойдет «несчастный случай», и он погибнет.
    Так или иначе, но Муфтиханов Равиль Аглямович своего добьется рано или поздно и навсегда избавиться от столь неугодно ему брата, чьим имуществом он так жаждет срочно завладеть. Но вернемся к происшествию, которое произошло 23.08.2012г. Василенко О.К. заявляет полицейскому Синельникову А.В., что она является официальным представителем и просит подождать всего полчаса, когда ее дочь Михеева Т.В. привезет ее паспорт.
    Кроме этого, она заявляет, что полиция нарушает федеральное законодательство, незаконно изымая паспорт Михеевой Т.В., но полицейские паспорт ей не отдают.
    Но полицейские ничего и слушать не желают. Василенко О.К., понимая, что Муфтиханова Энвера Аглямовича сейчас заберут санитары и неизвестно куда запрячут, пытается хоть как-то спасти положение и оттянуть время, пока ее дочь Михеева Т.В. не привезет ей паспорт. Василенко О.К. почти удалось осуществить задуманное. Но санитары забирают Муфтиханова Энвера Аглямовича, не разрешая Василенко О.К. его сопровождать. При этом санитары хватают за руки Василенко О.К., грубо отпихивая ее в сторону. Полицейские насильно запихивают Василенко О.К. в полицейскую машину, препятствуя ей в сопровождении Муфтиханова Энвера Аглямовича, тем самым нарушая его право на защиту его интересов. В этот момент подъехала на такси дочь Михеева Т.В., чтобы отдать своей матери паспорт на имя Василенок О.К. Так как полицейские ознакомились ранее с доверенностью, выданной Василенко О.К. Муфтихановым Энвером Аглямовичем, Василенко О.К. требует выпустить ее из полицейской машины, тем самым давая возможность сопровождать Муфтиханова Энвера Аглямовича. Но этого не происходит. Полицейские начинают умышленно тянуть время, умышленно-дотошно разглядывая ее паспорт и паспорт Михеевой Т.В. Затем полицейские нехотя вернули паспорт Михеевой Т.В. В это время машина скорой помощи еще стояла под подъездом Муфтиханова Энвера Аглямовича, Василенко О.К. безуспешно требовала ее отпустить, но полицейские, удерживая дверь, не выпускали ее из своей машины. Кроме этого, Василенко О.К. потребовала, чтобы полицейские, так как не хотят отпускать Василенко О.К. из машины, посадили туда и ее дочь, которая является несовершеннолетней и впервые находится в Панках. Она пыталась им объяснить, что своими действиями полиция грубо нарушает, не только права Муфтиханова Э.А., Василенко О.К., но и ее несовершеннолетней дочери Михеевой Т.В., которая по вине полиции остается брошенной одна в незнакомой местности, без попечения ее законного представителя, — ее матери.
    Но полиция ничего не хотела слушать, продолжала силой удерживать дверь, бросила ребенка одну в чужом дворе и на чужой железнодорожной станции. Вот так родная полиция открыто наплевала на законные интересы сразу троих людей, один из которых являлся ребенком. Михеева Т.В. с воплями попыталась залезть в машину, но полицейские ее грубо оттолкнули. Ребенок остался один. В это время полиция повезла Василенко О.К. в неизвестном направлении, куда — они отказались сообщить. Все время поездки полицейские грубо затыкали ей рот, на ее вопросы, куда, и на каком основании ее везут, откровенно хамили ей. Как оказалось, ее привезли в ОПМУ МВД России «Люберецкое», и на ее очередной вопрос, на каком основании ее задержали, ей опять ничего не ответили. В это время полицейские заявили, что если Василенко О.К. не заткнется, они ее посадят в обезьянник (дословно). Вот так в полиции обращаются с официальными представителями. Становится страшно подумать, как они ведут себя по отношению к юридически безграмотным гражданам. Все поведение полицейских явно указывало на открытую предвзятость и личную заинтересованность в пользу Муфтиханова Равиля Аглямовича. В кабинете полиции, Синельников А.В. пытался взять у Василенко О.К. объяснения, удерживая ее в здании полиции несколько часов. Все это время доверить Василенко О.К. — Муфтиханова Энвера Аглямовича оставался предоставленным самим себе, без какой-либо защиты. Учитывая, что в свое прошлое препровождение санитарами Муфтиханов Энвер Аглямович был зверки избит, и санитары ему проломили глазницу, рассекли подбородок, из которого хлыстала кровь, он буквально истекал кровью, и санитары, боясь, что он умрет у них на руках, вынуждены были везти его в травмпункт, где ему наживую зашили подбородок, не желая потратить на него какой-нибудь копеечный лидокаин, после чего, его, связанного, привязали к батарее, что было совершенно противопоказано по медицинским показания, и врач Митченко А.А.в течение 5(пяти!!!!!!) часов то уговаривал, то требовал его подписать свое согласие на добровольное помещение и лечение Муфтиханова Энвера Аглямовича, я просто боялась представить себе, что они сейчас с ним вытворяют, видя какой беспредел чинят полицейские и санитары. Затем полицейский Синельников А.В. написал объяснение за Василенко О.К., которая отказалась его подписывать, так как факты там были грубо извращены. Василенко О.К. пишет объяснение своей рукой. Кроме этого, она регистрирует заявление у дежурного, в котором указывает на нарушения Синельникова А.А. в отношении трех лиц, взяв талон-уведомление. Кроме этого, она отражает в объяснительной, что по вине Синельникова А.В., который незаконно удерживает Василенко О.К. в здании полиции, Василенко О.К. не может защищать интересы Михеевой Н.В. в Видновском городском суде, где на сегодня назначен гражданский процесс. Но Синельников А.В. игнорирует и это заявление Василенко О.К. и Михеевой Н.В. и продолжает умышленно тянуть время, не отпуская Василенко О.К. Все это время полицейский Синельников А.В. не скрывая свою заинтересованность в пользу Муфтиханова Равиля Аглямовича, говорил Василенко О.К., что Муфтиханов Равиль Аглямович является единственным наследником Муфтиханова Энвера Аглямовича, и как его ближайший родственник, будет наследовать его имущество. Свою открытую заинтересованность полицейский Синельников А.В даже не удосужился скрывать, и на заявление Василенко О.К, что Муфтиханов Энвер Аглямович оставил завещание на другого человека, прямо-таки слетел со стула, перевалившись через стол, подался в сторону Василенко О.К., крича, «Кому он оставил завещание,???? Вам????», неоднократно пытаясь выведать имя наследника. Василенко О.К. заявила, что это его никоим образом не касается, требуя отпустить ее из полицейского участка. Тут на помощь Василенко О.К. появилась Михеева Надежда Владимировна, у которой была доверенность на представление интересов Василенко О.К., и попыталась выяснить у полицейского Синельников А.В, на каком основании он задержал Василенко О.К., препятствуя ей в защите ее доверителя Муфтиханова Энвера Аглямовича, а так же на каком основании они с другим полицейским бросили совершенно одного ребенка Михееву Т.В. в незнакомом месте. Так как полицейский Синельников А.В. так же не удосужился ответить ей на ее вопрос, она вынуждена была записать на видео этот момент. Полицейский Синельников А.В. стал теперь угрожать нам обоим, требуя, чтобы мы стерли видео, грозясь нас оставить в участке, пока видео не будет стертою. Мы с Михеевой Н.В. сообщили Синельникову А.В., что видео стирать не будем, его попытки выхватить планшет ни к чему не привели. После длительного препирательства теперь уже со многими полицейскими, нас наконец-таки отпустили из участка.
    Первый раз, как и сейчас, 23.07.2012г. вызов санитаров осуществлял родной брат. Создается уверенность, что если брат будет вызывать санитаров из психушки по пять разна день, то они с большой готовностью буду ездить и забирать Муфтиханова Энвера Аглямовича, совершенно спокойного и адекватного, тщедушной внешности человека, который в своей жизни не обидел даже мухи. Меня, не пьющего, не курящего, ведущего здоровый образ жизни, активного члена КПРФ в Люберецком районном отделении, члена всероссийского общества инвалидов, участника «круглых столов» в Государственной Думе, члена садоводческого объединения « синьор Помидор», члена профсоюза работников физической культуры, спорта и туризма в РФ, члена шахматного клуба, фотолюбителя, члена астрономического клуба «ГАИШ» и участника астрофестов, после побоев медицинских работников-санитаров насильно «упекают» в психушку 10.04.2012г. только по одному звонку моего брата, вместо предоставления защиты полицией и столь жизненеобходимого лечения последствий побоев, следующий раз, точно так же по звонку моего брата меня опять попытались упечь в психушку уже 23.07.2012. Когда наступит дата очередных посягательств на мою свободу???? Когда меня схватят насильно в очередной раз по очередному звонку моего брата??? Какую опасность я представляю для общества???? Почему и полиция, и медицина столь дружно идут на поводу моего брата, творя беззакония не только в отношении меня, но и в отношении сразу четверых людей????
    Мы вынуждены задать вопрос, до каких пор российские граждане будут терпеть как произвол власти, так и произвол медицинских работников, которые по указанию таких вот недобросовестных родственников будут чинить открытый беспредел???
    Неужели так вот запросто, по ложному доносу брата, Муфтиханова Энвера Аглямовича будут постоянно тягать в ЛПНД, запрещая его представителю Василенко О.К. отстаивать его интересы???? К счастью, на этот раз в психушку Муфтиханова Энвера Аглямовича не упекли, а отпустили. В настоящее время он продолжает скитаться у сердобольных людей, принимающих его из милости, боясь проживать в своей квартире, панически пугаясь очередных нашествий по заявке родственников санитаров из психушки, а так же полицейских. Вот так в нашей стране множится армия бомжей.
    На основании вышеизложенного, Просим:
    1) рассмотреть вопрос соответствия занимаемой должности полицейским Синельниковым А.В.
    2) рассмотреть вопрос законности вызова санитаров ЛПНД в отношении меня 15.07.2012г.

    Муфтиханов Э.А.
    Михеева Н.В.
    Михеева Т.В.
    Василенко О.К.




    0

Да 20 25

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Для комментирования необходимо Авторизоваться или Зарегистрироваться

Ваши персональные заметки к публикации (видны только вам)

Рейтинг публикации: «Дело о незаконном помещении гражданина в психиатрический стационар» 4 звезд из 5 на основе 25 оценок.

Похожие публикации