Сегодняшних участников судебных разбирательств уже не удивить назначением фоноскопической экспертизы в делах, где среди доказательств имеются аудио- и/или видеоматериалы. Чаще всего в задачи экспертов-фоноскопистов входит установление дословного содержания разговоров.  О разнице между содержанием протокола осмотра и прослушивания материалов и установленного экспертами дословного содержания разговоров ходят разные толки, которые были бы смешными, если б не имели печального оттенка.

Однако наиболее востребованной задачей фоноскопического исследования является идентификация говорящих: принадлежат ли голос и звучащая речь лицу, образцы которого предоставлены на исследование. Задача идентификации говорящего действительно требует обширных специальных знаний, привлечения минимум двух специалистов в разных областях (электроакустики и звуко- и видеотехники с одной стороны, лингвистики и теории речеобразования с другой), владения методиками производства подобных исследований и подготовки в области применения специальных программных продуктов (из известных ­– «OTExpert», «ИКАР»). Иначе говоря, идентификацию говорящих по голосу проводят комплексно с применением современных технологий, что существенно снижает возможность ошибки. Но, как показывает практика, не сводит эту возможность к нулю.

В нашу организацию обратился адвокат с просьбой провести исследование записи разговора 8 лиц посредством конференц-связи и определить, имеется ли в данной записи голос и речь его доверителя (г-на Х). Конференц-связь была организована с помощью интернет-средств, что позволяет использовать в ходе разговора войсченджеры (программы для изменения голоса). На исследуемых материалах была представлена не светская или деловая беседа, а разговор в стиле «пранк»/«телефонный розыгрыш». Очевидно, задача не из лёгких: коммуниканты упражнялись в остроумии, манерничали, в т.ч. используя понижение и повышение тона голоса, перебивали друг друга. В ходе исследования все голоса участников разговора прошли сравнение с образцами подэкспертного Х (доверителя обратившегося к нам адвоката): 7 из голосов не совпали с образцами по совокупности индивидуальных признаков, 1 из голосов на слух (аудитивно) был схож с голосом подэкспертного. Лингвистический анализ показал наличие сходств, но они не образовывали устойчивого комплекса. Более того, эксперт-лингвист обнаружил существенные расхождения в произнесении некоторых звуков. Эксперт-инструментальщик также отметил и сходства, и различия. Различий было больше, они были устойчивыми, в отличие от сходств, которые то проявлялись, то нет в сходных случаях. Несмотря на некоторое сходство голосов, эксперты сделали категорический вывод: на исследуемой записи отсутствует голос г-на Х.

Затем оказалось, что в деле имеется заключение экспертизы, назначенной в рамках следствия. Данное заключение содержит категорический вывод о наличии голоса г-на Х на том же спорном материале. Экспертами исследовался голос того же коммуниканта, что и нами, были те же образцы, но выводы противоположные. Получается, что несмотря на методическое единство (были применены одни и те же методики и средства), у каждого эксперта получилась «своя правда».

Отметим ещё один факт: на этапе приобщения заключений экспертов и специалистов у стороны защиты появилась запись речи человека, признающегося в том, что это его голос и речь представлены на спорной записи, но никак не господина Х. Голоса этого человека и господина Х, что далее подтвердило другое заключение специалистов, действительно аудитивно похожи, но абсолютно точно обладают разными совокупностями идентификационных признаков.

Мы считаем, что в сложившейся ситуации тактика, выбранная защитниками, была оправдана: не проводить рецензию заключения экспертов, с которым они не согласны, а провести несколько не связанных между собой полноценных исследований. В чём же очевидные преимущества?

1. В ходе рецензирования заключения не проводится анализ объектов: рецензенты оценивают само заключение эксперта. В рамках рецензии рассматривается применимость методов в рамках исследования объекта, их целесообразность и методическая оправданность; объективность, полнота и всесторонность изложения хода исследования и полученных результатов, их научная обоснованность и проверяемость.

2. Полноценное исследование объектов экспертизы (очевидно, их копий) покажет сравнимый с заключением эксперта набор признаков, поможет стороне защиты аргументированно указать на возможные недочёты работы эксперта (даже в случае отказа судьи принять к рассмотрению заключение специалиста). У суда будет возможность получить объективные основания для назначения повторной экспертизы.

3. При условии вызова специалиста в суд, специалист будет готов отвечать на вопросы, касающиеся непосредственно объектов исследования, разъяснить участникам процесса, почему он пришёл к таким выводам, почему такие выводы справедливы. Изложение аргументированной позиции вне сравнения с результатами работы экспертов делает позицию специалиста более независимой, свободной в рамках рассмотрения дела.

В деле, описанном выше, точка ещё не поставлена. Защитой было получено 3 заключения специалистов в области фоноскопических исследований, среди которых одно от международной организации; публичное мнение известных музыкантов и журналистов. Все они показали: на записи нет голоса г-на Х. Ещё одно заключение специалистов-фоноскопистов показало разные совокупности идентификационных признаков голосов и речи г-на Х и человека, признавшегося в звонке. Я, как специалист, уже трижды участвовал в заседаниях и последовательно поддерживаю выводы нашего заключения: голоса и речи подзащитного адвокатов на спорной записи нет. Но, как мы помним, экспертное заключение «не обладает преимуществом перед другими доказательствами и, как все иные доказательства, оценивается по общим правилам в совокупности с другими доказательствами» [Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации №28 от 21.06.2021 г.].

Да 30 30

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Участники дискуссии: Морохин Иван, Гулый Михаил, Саевец Игорь, Хоменко Сергей, Саидалиев Курбан, Лизоркин Егор, Чечеткина Ксения, Зиновьев Дмитрий
  • 06 Июня, 11:43 #

    Уважаемый Дмитрий Евгеньевич, спасибо за интересную и полезную статью!

    +4
  • 06 Июня, 11:52 #

    Уважаемый Дмитрий Евгеньевич, спасибо за познавательный материал, пригодится точно, заберу себе в избранное.

    +4
  • 06 Июня, 12:04 #

    Уважаемый Дмитрий Евгеньевич, а другими способами подкрепить позицию защиты, например, компьютерно-технической экспертизой телефона подзащитного или запросом к оператору или в мессенджер по поводу участников конференции, в этом деле не получается?

    +4
    • 06 Июня, 12:59 #

      Уважаемый Егор Владимирович, в этом деле много интересного. На Ваш вопрос могу лишь высказать свои предположения. Насколько мне известно, защита ходатайствовала о запросе данных у оператора, но ей отказали ввиду истекшего срока хранения записи. Однако защита совершенно точно планировала поднимать вопрос об исследовании телефона, на который была произведена запись фонограммы разговора. Телефон, по заявлению истца, на тот момент уже путешествовал по пунктам сбора мусора нашей необъятной Родины.
      Высказанные Вами предложения, на мой взгляд, имеют хороший доказательственный потенциал и совершенно точно могли бы быть успешно применены для защиты. Но увы…

      +4
      • 06 Июня, 18:19 #

        Уважаемый Дмитрий Евгеньевич, интересно получается — как мог истечь срок хранения записи, если он по приснопамятному «закону Яровой» аж три года составляет))))?

        +2
        • 07 Июня, 09:15 #

          Уважаемый Михаил Михайлович, не могу дать юридическую оценку ситуации в свете Вашего уточнения о сроках хранения по закону Яровой, так как не являюсь сведущим лицом в этой сфере. Уверен, есть свои тонкости и нюансы применения этой нормы.
          Я был удивлён, когда узнал об отказе в изъятии записи в  связи с истечением 6 месяцев. Обратился к 126-ФЗ «О связи», ст. 64: информация о фактах приёма/передачи — 3 года; сама переданная информация — до 6 месяцев.
          После этого у меня возник вопрос: а как тогда изымают записи разговоров жуликов спустя год или два? Вопрос, конечно, риторический.

          +3
          • 08 Июня, 02:29 #

            Уважаемый Дмитрий Евгеньевич, 
            а как тогда изымают записи разговоров жуликов спустя год или два? Вопрос, конечно, риторический.На мой взгляд, допустимы следующие версии:
            1) у отдельных операторов связи есть возможности более длительного, чем это предписано законом, хранения информации по инициативе самих операторов. Законом это не запрещено, а по его смыслу очень даже похвально;
            2) органы, осуществляющие ОРД, разведку, контрразведку, борьбу с терроризмом и т.д., выявили нужную информацию, исследовали её, получили результат, позволяющий решать задачи в указанных сферах деятельности, и предложили обеспечить более длительное, чем предписано законом, хранение именно этой информации до последующего изъятия. 
            Допускаю и иные версии, но эти считаю наиболее реальными.
            защита ходатайствовала о запросе данных у оператора, но ей отказали ввиду истекшего срока хранения записи.Отказал суд, которому неизвестно, продолжает ли оператор хранение искомой информации. Если спор ещё не разрешён, адвокатский запрос о том, продолжается ли его хранение и не соблаговолят ли предоставить её адвокату, вовсе не стоит исключать из арсенала. По-моему, труда особого это составит, а даже отрицательный ответ поможет. Хотя бы в достижении уверенности в исчерпывающем характере принятых мер.

            +1
            • 08 Июня, 08:20 #

              Уважаемый Курбан Саидалиевич, благодарю Вас за такой исчерпывающий ответ и Ваше предложение! Поддерживаю Ваши версии и думаю, что они действительно самые реальные из всех возможных.

              +1
  • 08 Июня, 02:30 #

    Уважаемый Дмитрий Евгеньевич, очень полезно, плюсую (Y)(handshake)

    0
  • 08 Июня, 11:36 #

    Уважаемый Дмитрий Евгеньевич, тема злободневная и для других видов экспертиз.
    Сталкивался с ситуацией, когда в рамках уголовного дела было проведено 8 экспертиз, а суд не мог выбрать, выводы какой из них достоверны. Никогда не пишу рецензий. На мой взгляд -  в такой ситуации нужно назначать повторную экспертизу. Эксперт выполнивший повторную экспертизу  обязан указать, почему его выводы расходятся с выводами первичной.  На основе анализа причин разногласий их можно устранить,  А если устранить нельзя — задача неразрешима экспертными методами, либо потребуются иные исходные данные, объекты исследования.

    +3
    • 09 Июня, 09:31 #

      Уважаемый Сергей Евгеньевич, благодарю Вас за то, что поддержали и поделились опытом! Даже опытному специалисту понадобятся месяцы, чтобы качественно разобрать и оценить 8 экспертиз, а суду и участникам процесса это необходимо сделать в ограниченные процессом сроки. Ситуация, на мой взгляд, сложная для всех участников, в т.ч. и для экспертов, т.к. обнажает многие проблемные места нашей сферы.
      Согласен с Вами, что целесообразно разрешать все недопонимания повторной экспертизой. Но ведь нужно ещё и обосновать суду необходимость её назначения. А это бывает очень сложно, как показывает опыт общения с защитниками. Наверное, поэтому и приходится выбирать: или рецензия, или заключение специалиста, прекрасно осознавая всю процессуальную тщетность этих форм применения специальных знаний.  У меня есть некоторая надежда на развитие новой формы научно-правовой консультации, но пока это только на уровне ощущений.

      +1
      • 09 Июня, 10:46 #

        Уважаемый Дмитрий Евгеньевич, если за этим не следует допрос специалиста в в суде — тогда польза под сомнением, а если удается выступить с суде — тогда есть шанс добиться назначения повторной экспертизы.  А что такое научно-правовая консультация и что она может дать?

        +1
        • 09 Июня, 14:46 #

          Уважаемый Сергей Евгеньевич, согласен. Особенно, если допрос специалиста был по существу исследования, а не строился вокруг возможности производства экспертизы по тем же вопросам. 
          О научно-правовом исследовании я узнал из доклада Е.И. Галяшиной на одной из недавних конференций. Если говорить очень коротко, то суть в том, что процессуальную сторону оформления заключения эксперта оценивает человек с юридическим образованием, а исследовательскую часть — эксперт в той же области. Похоже на рецензию, но обладает иным статусом, иным весом. В этой области, как я понял, ещё делаются первые шаги, потому остаётся только наблюдать.

          +1
          • 09 Июня, 20:40 #

            Уважаемый Дмитрий Евгеньевич, наверное, в этом что-то есть. Процессуальные требования к заключению эксперта эксперты должны знать не хуже юристов. А вот исходные данные ( я могу говорить только применительно к автотехнике) частенько  сомнительные  и  юридическая оценка этих данных может поставить под сомнение достоверность выводов эксперта.

            +2
  • 10 Июня, 15:50 #

    Уважаемый Дмитрий Евгеньевич, очень интересно и познавательно!

    0

Да 30 30

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Для комментирования необходимо Авторизоваться или Зарегистрироваться

Ваши персональные заметки к публикации (видны только вам)

Рейтинг публикации: «Когда в экспертах нет согласия: как в одном голосе эксперты услышали разных людей и как поступила защита» 5 звезд из 5 на основе 30 оценок.
Адвокат Гречанюк Василий Герольдович
Владивосток, Россия
+7 (914) 342-9220
компетенции: трейдинг, инвестиции, страхование, налоги, юридические лица, долги, ответственность, комбинации.
Консультации, дела.
Действую с интересом, спокойно и тщательно, очно и дистанционно.
https://urmanwin.pravorub.ru/ Стать VIP
Адвокат Морохин Иван Николаевич
Кемерово, Россия
+7 (923) 538-8302
Сложные гражданские, уголовные и административные дела экономической направленности.
Дорого, но качественно. Все встречи и консультации, в т.ч. дистанционные только по предварительной записи.
https://morokhin.pravorub.ru/ Стать VIP
Адвокат Фищук Александр Алексеевич
Москва, Россия
+7 (932) 000-0911
Гражданские, административные и уголовные дела в сфере экономики. Налоговые споры, налоговые преступления. Банкротство и субсидиарная ответственность. Абонентское юридическое сопровождение бизнеса
https://fishchuk.pravorub.ru/ Стать VIP
Адвокат Костюшев Владимир Юрьевич
Москва, Россия
+7 (903) 273-9292
Уникальная защита по уголовным делам различных категорий на основе большого опыта работы. Представление интересов по гражданским и административным делам, дорожно-транспортных происшествиях.
https://user58814.pravorub.ru/ Стать VIP

Похожие публикации

Продвигаемые публикации