Экспертиза речи в рамках категории дел о покупке и сбыте запрещённых или нелегальных веществ и предметов (например, наркотиков, алкогольной и табачной немаркированной продукции) чаще всего решает задачи по установлению тематики речи, коммуникативных ролей и функций говорящих (кто кого просил, кто кому указывал, что делать). В связи с разработкой вопроса тематики разговоров перед лингвистом также ставится вопрос о наличии скрытного обсуждения предмета речи: «Имеются ли в речи лиц признаки маскировки содержательных элементов речи? Если да, то каковы значения скрытых элементов или их характеристики?».

Под маскировкой экспертами понимается изменение каких-либо элементов текста в процессе его порождения посредством различных приёмов (пропуск, замена, искажение), не всегда имеющее криминологическое основание. И как раз на этапе определения наличия таковых изменений начинается экспертная магия.

Мы не будем затрагивать вопросы употребления известных многим единиц жаргонов (МарьИванн, плюшек, огненной воды и прочего). Тут всё более-менее понятно и прозрачно. Но что делать, когда разговоры идут о ламбо-дверях, а человеку предъявляют ст. 228 УК РФ?

Всё зависит от содержания разговора. Бывает так, что экспертный слух улавливает буквально один элемент, позволяющий аргументировать позицию: да, речь идёт о наркотиках. К примеру, в обсуждении ламбо-дверей присутствовали указания на вес дверей в граммах, а также лексемы типа ненаход.

Интересно: в нашей практике был случай сбыта «танцующего чая». Сможете догадаться, о каком напитке речь?

Однако же предоставляются и такие разговоры, в которых эксперт как человек всё понимает: да, это наркотики, я в этом уверен, но при этом объективно эту позицию подтвердить не могу. Тогда эксперт выбирает позицию перечисления признаков предмета речи, о котором говорят скрытно: «предмет речи наделяется говорящими такими свойствами: сыпучесть (измеряется граммами), большой силой воздействия (забористый); говорящие указывают на распространение предмета речи в виде свертков по называемым ими адресам». Затем принимается решение о достаточности данных для вероятностного вывода: вероятно, речь идёт о наркотических веществах.

На что важно обратить внимание всем, кто сталкивается с анализом заключения лингвиста, содержащем ответ на вопрос о маскировке:

— насколько аргументирован вывод эксперта и на что он опирается: на содержание разговоров или на постановление, на субъективное или объективное восприятие разговоров? Опора на постановление, на наш взгляд, может повлиять на объективность аргументации экспертного суждения;

— каков вывод эксперта: вероятностный или категорический? Некоторые эксперты не считают полноценными вероятностные выводы в силу их неопределённости (может, да, а может, нет). Мы считаем, что при установлении истины важны все детали. Заключение эксперта не обладает преимуществами и рассматривается в совокупности с другими доказательствами;

— совпадают ли характеристики предмета речи и предмета, сбыт/хранение/приобретение которого вменяют лицу? В нашей практике был случай рассмотрения разговоров в рамках расследования дела о продаже немаркированной алкогольной продукции, а речь шла о табачной продукции.

В следующих публикациях расскажу об экспертном взгляде на ситуацию, в которой стороны не могут убедить суд в наличии существенных недочётов экспертного заключения.



Добавлено: 12:39 14.07.2022

Уважаемые коллеги! Пришло время раскрыть карты!
Танцующим чаем был коньяк «Лезгинка»:)

Да 18 18

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Участники дискуссии: Климушкин Владислав, Матвеев Олег, Саидалиев Курбан, Лизоркин Егор, Зиновьев Дмитрий
  • 14 Июня, 12:38 #

    Уважаемый Дмитрий Евгеньевич, Вы пишете о вероятностном выводе, однако, вероятностный вывод предполагает: 1) Определение степени вероятности, 2) обоснование оценки вероятности, 3) указать на чём конкретно основаны веротяностные градации. Это позволяет суду как оценить доказательственную силу выводов, так и соотнести их с материалами дела, вплоть до опровержения всех или части таких выводов.Вывод в вероятностной форме является объективным результатом проведенного исследования и должен одновременно содержать экспертную оценку степени вероятности (надежности) полученных данных, причем эксперт правомочен указывать степень  вероятности словесно, в виде ориентирующей градации. Однако это не лишает эксперта обязанности обосновать в заключениис вою оценку вероятности с указанием, почему ответ на поставленный вопрос не дан в категоричной форме. Доказательственная сила вероятных выводов — предмет судебного усмотрения. Вероятный вывод эксперта в определенных случаях может быть использован в качестве косвенного доказательства. — Дмитриева Т.Б. и др. Судебная экспертиза в гражданском процессе. – СПб, 2003 –С. 117, 134, 145. — Сахнова Т.В. Судебная экспертиза. — М., 2000. — С.234-237.3 Сахнова Т.В. Судебная экспертиза. — М., 2000. — С.234-237.Интересно, это как-то реализуется в лингвистических экспертизах с учётом того, что сама по себе речь, как предмет исследования, даёт очень «хлипкий» материал?

    По поводу «танцующего чая» — рискну предположить, что это один из видов зелёного китайского чая, в котором листки бродят при заварке вверх-вниз, ещё принят способ заварки с подогревом на спиртовке снизу, что усиливает брожения. Этот чай ещё рекомендуют заваривать медитируя, так, чтобы духовно почувствовать момент окончания брожения и наилучшей экстракции при заваривании, не глядя на чай, а чувствуя его, сидя с закрытыми глазами.

    +4
    • 14 Июня, 13:45 #

      Уважаемый Владислав Александрович, спасибо за Ваш вопрос! 
      Наши эксперты всегда прописывают в заключении, почему сделали вероятностный вывод, руководствуясь методиками производства лингвистических исследований. Чаще всего причиной некатегорического вывода служит недостаточность речевого материала: не хватает объективных оснований, чтобы уверенно сказать, что это, например, наркотики/немаркированная продукция. Однако, к примеру, сам контекст может обозначать вероятность ситуации сбыта, содержать определенные коммуникативные сигналы ситуации сбыта.
      Оценка вероятности чаще всего остаётся в исследовательской части, в выводы не переносится. Вывод даётся в виде, рекомендованном методикой лингвистического исследования (общие примеры есть в Типовых методиках под ред. Ю.М. Дильдина 2010 года).
      Отмечу по поводу хлипкости материала: когда речь идёт о маскировке, да, чаще всего материал очень тонкий. Мне кажется, в этом и есть прелесть экспертной работы: выявить то, что неочевидно, и обосновать это объективно и полно так, что тайное станет явным. А простые материалы, где коммуниканты прямо называют свою деятельность, сами по себе обладают большой доказательностью. Остаётся лишь структурировать всё, что сказано.
      Ваши рассуждения о танцующем чае мне видятся очень интересными и красочными! Подождём варианты коллег, и я раскрою предмет.

      +3
      • 14 Июня, 14:47 #

        Оценка вероятности чаще всего остаётся в исследовательской части, в выводы не переносится.Уважаемый Дмитрий Евгеньевич, вот:@ Лишь немногие юристы (особо умные) читают исследовательскую часть. Для остальных выводы — это руководство к действию. В условиях нашего обвинительного уклона суду (прокурору, следователю) только это и надо. Сошлются на выводы, и дело в шляпе. Потуги защиты что-то разглядеть в исследовательской части будут с негодованием отметены(devil)

        +6
        • 15 Июня, 11:15 #

          Уважаемый Олег Витальевич, понимаю Ваше негодование. Вижу, что Вы указываете на проблемы восприятия, а не порождения заключения. То, как воспринимают и работают с заключением, – ответственность того, кто им оперирует, но никак не эксперта, написавшего заключение. Эксперту необходимо провести полное, всестороннее и объективное исследование. И эксперт обязан в ходе исследования рассмотреть объект со всех сторон и выявить значимые характеристики, пусть даже и в вероятностной форме. Главное в таком случае: опора на объект и верифицированные методы и методики исследования, а не субъективные впечатления эксперта.

          +1
  • 14 Июня, 12:59 #

    Уважаемый Дмитрий Евгеньевич, закон запрещает основание обвинительного приговора на предположениях (ст. ст. 14, 302 УПК РФ). Толкование иносказательного — разве это не оно самое?

    +5
    • 14 Июня, 13:46 #

      Уважаемый Олег Витальевич, благодарю за интерес к публикации! 
      Думаю, что нет, это не совсем оно самое. Маскировка не ограничивается только средствами иносказания, а выводы по данному вопросу не всегда носят вероятностный характер. Всё зависит от речевого материала. Более того, заключение эксперта не имеет преимуществ перед другими доказательствами и не может быть единственным основанием для обвинительного приговора, тем более, если речь идёт о вероятностном выводе эксперта. Хочется верить, что видя вероятностную формулировку, отрабатывается и версия 'нет, это не наркотики/не немаркированная продукция'.

      +2
      • 14 Июня, 14:11 #

        заключение эксперта не имеет преимуществ перед другими доказательствами и не может быть единственным основанием для обвинительного приговораУважаемый Дмитрий Евгеньевич, эту скороговорку мы часто видим в приговорах. Но де факто судье очень нужно именно заключение эксперта, чтобы на него сослаться (переложить ответственность), указав: «Ну вот же эксперт сказал… с него и спрос, а я всего лишь определю наказание в соответствии с...»

        А почему так эксперт сказал? Основания для выводов? У меня есть знакомый бывший военный эксперт (инженер), которому результаты своих изысканий приходилось докладывать в очень высоких кабинетах (по-моему, даже Ю. В. Андропову докладывал). Он говорит, что за формулировки типа «я считаю, что...» можно было угодить в Лефортово, годилась только формулировка «исследованиями доказано, что...»

        Какие в данном случае исследования? Количество опытов (экспериментов)? Количество совпадений результатов? Что измерялось? Все это вопросы — предохранители от ошибок. В данном случае их (предохранителей) нет. Насколько достоверны такие выводы?

        +4
        • 15 Июня, 11:16 #

          Уважаемый Олег Витальевич, основания для выводов как раз-таки и содержатся в исследовательской части заключения. Исследование должно быть построено на объективных данных об объекте, на строго научной основе. И вот тут стоит обратить внимание, что Вы описываете точные науки. Гуманитарные науки отличаются от точных своей методологией, метаязыком, способами исследования и инструментарием. Лингвистика, в частности, по сути описательная наука, которая практически не имеет экспериментальных методик, методик конструирования и моделирования. Поэтому все предложенные Вами мерила и предохранители от ошибок в малой степени применимы к гуманитарным исследованиям. При этом всё то, что я перечислил, характеризуя лингвистические исследования, не умаляет их значимости.

          Каждое «я считаю, что…» в заключении эксперта подтверждается объективными данными: содержанием высказывания, его формой, иными речевыми сигналами (тоном, например). Но не основывается на «я художник, я так вижу, знаю о 307 УК РФ».

          +2
      • 14 Июня, 19:11 #

        Уважаемый Дмитрий Евгеньевич, ввиду вышестоящего поста кллеги Матвеева Олега Витальевича (за экспертизу можно в Лефортово угодить..., какие основания для выводов..., да и о том, что судье легче сослаться на заключение эксперта...) — скажите, Вы такого «загадочного зверя», как анализ фреймов применяете?

        +3
        • 15 Июня, 11:17 #

          Уважаемый Владислав Александрович, да, коллеги применяют анализ фреймов при необходимости. Например, при описании метафор или оценке речевой ситуации с точки зрения её реализации (придерживается ли коммуникант структуры коммуникации по сценарию: ученик – учитель, например; для классификации текста: например, это проповедь или молитва и т.д.). Такой метод нами не применяется для определения аспектов мыслительной деятельности говорящего: а что имел в виду, а как он так пришёл к такому высказыванию.

          +1
  • 14 Июня, 20:20 #

    Уважаемый Дмитрий Евгеньевич, супер публикация! Может и без раскрытия «тонкостей', но по „существу“. Порой пессиместичный настрой коллег понятен, но это не повод не говорить об изложенном. В одном деле по 228, фигурировало слово „крисы“, не путать с крысами, дотошный адвокат оперов ф… замучил до судорог глаз, в итоге признали, что без экспертизы не так то всё и явно. Второй год судебных тяжб пошёл…

    +2
    • 15 Июня, 11:21 #

      Уважаемый Егор Владимирович, благодарю за Вашу высокую оценку!
      Интересно, чем закончится описанный Вами случай. Интересно и то, что часто назначают экспертизы по разговорам типа «подгони мне мета», а вот такие случаи типа «крис» на вес золота, экспертные бриллианты!
      Из очень запутанного по 228 у нас было киндероведение и курабжирование. В том деле, правда, и без этих лексем всё было ясно, но уж больно интересные лексемы.

      +3
  • 15 Июня, 00:04 #

    Уважаемый Дмитрий Евгеньевич, статья понравилась, спасибо! 
    Честно говоря, уже начал подзабывать про подобные исследования, а Вы напомнили и, можно сказать, возвращаете в курс дела. Буду ждать подробности.

    +2
    • 15 Июня, 11:21 #

      Уважаемый Курбан Саидалиевич, благодарю Вас за внимание! Всегда радуюсь тому, что мой труд полезен! Такие исследования имеют большие возможности применения как при доказывании вины, так и при защите от несправедливого обвинения.

      +2

Да 18 18

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Для комментирования необходимо Авторизоваться или Зарегистрироваться

Ваши персональные заметки к публикации (видны только вам)

Рейтинг публикации: «Гадание на «разговорной» гуще: маскировка содержательных элементов речи» 3 звезд из 5 на основе 18 оценок.
Адвокат Гречанюк Василий Герольдович
Владивосток, Россия
+7 (914) 342-9220
компетенции: трейдинг, инвестиции, страхование, налоги, юридические лица, долги, ответственность, комбинации.
Консультации, дела.
Действую с интересом, спокойно и тщательно, очно и дистанционно.
https://urmanwin.pravorub.ru/ Стать VIP
Адвокат Морохин Иван Николаевич
Кемерово, Россия
+7 (923) 538-8302
Сложные гражданские, уголовные и административные дела экономической направленности.
Дорого, но качественно. Все встречи и консультации, в т.ч. дистанционные только по предварительной записи.
https://morokhin.pravorub.ru/ Стать VIP
Адвокат Фищук Александр Алексеевич
Москва, Россия
+7 (932) 000-0911
Гражданские, административные и уголовные дела в сфере экономики. Налоговые споры, налоговые преступления. Банкротство и субсидиарная ответственность. Абонентское юридическое сопровождение бизнеса
https://fishchuk.pravorub.ru/ Стать VIP
Адвокат Костюшев Владимир Юрьевич
Москва, Россия
+7 (903) 273-9292
Уникальная защита по уголовным делам различных категорий на основе большого опыта работы. Представление интересов по гражданским и административным делам, дорожно-транспортных происшествиях.
https://user58814.pravorub.ru/ Стать VIP

Похожие публикации

Продвигаемые публикации