(V.Haupt & Partner: Ваша правовая поддержка в Германии)
 
В предидущих публикациях по темам немецкого финансового права не раз упомянались положения, определяющие и регулирующие правомерность и легальное происхождение финансовых средств и потоков. Одной же из наболее привлекательных и популярных стран для независимого хранения и распоряжения капиталом является как известно Швейцария, законодательство которой во многом схоже с немецким.
 
Как же обстоят дела с законами и положениями в этом (так же немецкоязычном) государстве и каковы механизмы так часто в прессе шумящих известий о замораживании, аресте средств тех или иных политических деятелей, организаций или просто частных лиц. Чем урегулированы и кем осуществляемы такие процессы? Эти вопросы всегда интересут зарубежного клиента как любого кредитного института Швейцарии, так и клиента юриста или налогового консультанта, сопровождающих их действия.
 
В первую очередь стоит упомянуть о наличии таких же как и в Германии законодательных рамок в финансовой сфере по борьбе с финансовыми махинациями. Закон о борьбе с отмыванием денег в финансовом секторе существует так же и в Швейцарии.[1] Кроме множества регулирующих и обязывающих норм интересным и наиболее важным пунктом можно выделить Статьи 2, 9 и 23 о которых далее, а так же административные акты, на основе которых свою деятельность осуществляют контрольные органы.
 
Прежде всего закон определяет т.н. «Finanzintermediаеre», т.е. те бакновские, кредитные или страховые ведомства, юридические образования и частные лица которые ответственны за передачу информации о денежных средствах, находящихся у них или доверенных им для тех или иных целей.[2] Кроме указанных в Ст.3 обязанностей об идентификации договорного партнёра, такие учреждения, оперирующие с клиентским капиталом, имеют дополнительные обязанности, например о документации и дополнительной информации о целях трансакций финансового характера, их правообладателе и о иных участниках сделок. Кроме того они обязаны к предоставлению различного рода информации  государственным учреждениям и ведомствам Швейцарии, нуждающимся или оправданно заинтересованным в получении информации о их договорных партнёрах.
 
Подобное возложение обязанностей на указанный круг финансовых участников рынка можно разделить на т.н. обязанность пасивного действия и обязанность в активном содействии при наличии признаков, указывающих на неправомерность, нелегальность, недостаточную прозрачность сделки или доверяемых средств, не говоря о других явных признаках происхождения или предназначения финансового капитала. В первом случае необходимо обоснованное действие запрашивающего учреждения, во втором случае закон указывает на обязанность заявления такому органу.[3]
 
Интересен в этой связи тот факт, что согласно Ст. 9 Абз.2 GwG из круга т.н. «активно» обязанных в уведомлении исключены адвокаты и нотариусы, чья деятельность подлежит действию профессиональной тайны.
 
И наконец основная норма, обязывающая и в последствии регулирующая т.н. «замораживание» активов договорного партнёра при наличии обязанности к активным действием является Ст.10 GwG. Сам процесс и связанные с ним дополнительные обязанности или возможности финансового учреждения на прямую связан с положениями об уголовной ответственности и с положениями об освобождении от ответственности за разглашение коммерческой или доверенной в индивидуальном порядке тейны.[4] К возможностям относятся напр. передача информации соответствующему контрольному органу Швейцарии, для осуществления проверки обоснованности или ошибочности наличия запрещающих и ограничивающих обязательств.
 
Органы контроля
 
Органом принимающим и осуществляющий контроль сообщений от указанных выше обязанных финансовых учреждений является т.н. Ведомство по борьбе с отмыванием денег.[5]
 
Структурно это ведомство является специальным отделением федеральной полиции, предназначенным и специально оснащённым для обработки и контроля информации связанной с финансовой сферой деятельности. О полномочиях и обязанностях этого органа речь идёт не только в Ст. 23 GwG, но и более конкретизированной и специализированной форме, а именно в
т.н. Распоряжении о ведомстве по борьбе с отмыванием денег.[6]
 
Согласно этим положениям, основными задачами ведомства являются:
 
— поддержка уголовного преследования при борьбе с отмыванием денег, организованного криминалитета и финансирования терроризма,
— участие в виде «ведомства получающего и обрабатывающего информацию» от обязанных согласно  GwG,
— совместная информационно актуализующая  и сенсибилизирующая работа с обязанными согласно GwG об отмывании денег,
— публикация анонимизированных статистических отчётов по ситуации по борьбе с отмыванием денег, организованного криминалитета и финансирования терроризма в Швейцарии.
 
Таким образом это ведомство при федеральной полиции выполняет функцию фильтрирования, оценки, контроля и передачи данных между участниками свободного финансового рынка и государственными органами по уголовному преследованию нарушений. На ряду с этим ведомство является так же профессионально-аналитическим отделом, обрабатывающим сложную финансовую информацию по происхождению, применению, целенаправленности потока капитала и применяемых при этом финансовых инструментов. К одной из задач ведомства относится так же определение новых типологических признаков как в действиях попадающих в разряд подозрительных или нелегальных, так и в типологии быстро меняющейся технической оснащённости электронного финансового оборота при противоправных или  нелегальных действиях.
 
Кроме того ведомство является участником множества международных организаций,[7] которые преследуют те же или подобные цели в сфере борьбы с финансовыми правонарушениями на международном финансовом рынке.
 
Говоря о необходимости и возможности взаимодействия различных участников рынка и государсвенных органов в борьбе с финансовыми правонарушениями и отмывании денег нельзя не упомянуть нормы GwG, обеспечивающие возможность быстрого и небюрократизированного обмена необходимой для этого информацией на федеральном уровне Швейцарии. Так определены правовые рамки об обмене необходимой информацией на национальном уровне[8] и в условия такого обмена на интернациональном уровне[9].
 
Не вдаваясь в отдельные подробности регулирования межведомственного информационного обмена как в Германии так и в Швейцарии, можно выделить общие принципы их нормирования и осуществления.
 
Зарубежному клиенту финансового института при основании новых договорных отношений об обслуживании его средств рекомендуется ознакомление не только с условиями работы всемирноизвестных банковских учреждений Швейцарии, но и с правовыми рамками, определяющими их взаимоотношение как с клиентом, так и с контролирующими органами.


[1] GwG Geldwaeschereigesetz, Федеральный Закон об отмывании денег от 10. октября 1997 (см. так же SR 955.0)
[2] Ст. 2 GwG
[3] Ст. 9 GwG
[4] Ст. 305 StGB (См. так же SR 311.0)
[5] Meldestelle fuer Geldwаеscherei (MROS)
[6] Verordnung ueber die Meldestelle fuer Geldwaescherei (MGwV), см. так же SR 955.23.
[7] Напр. т.н. «Группы Эгмонт», см. Financial Intelligence Units (FIU).
[8] Ст. 29 GwG (и далее)
[9] Ст. 32 GwG

Автор публикации

Адвокат Vitaliy Haupt
Ганновер, Германия
Германия: правовые, разъяснительные, экспертные, процессуальные, договорные и языковые вопросы немецкого права на русском языке. Для компаний и частных лиц.

Да 30 29

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Участники дискуссии: Морохин Иван, Колмогорова Алена, Vitaliy Haupt
  • 05 Февраля 2011, 08:09 #

    По нашим меркам довольно сурово, но вполне оправдано. У меня почему-то не возникает опасений в том, что к добросовестному клиенту могут быть применены санкции…
    Адвокатов и нотариусов освободили от обязанности «стучать», и на том спасибо :)

    +14
  • 07 Февраля 2011, 06:52 #

    Тот факт, что адвокаты и нотариусы исключены из перечня лиц, «активно» обязаных в уведомлении это очень здорово. Но действительно ли соблюдаются нормы прописанные в Ст. 9 Абз.2 GwG?

    +5
    • 11 Февраля 2011, 17:04 #

      Подумайте сами: почему различные клиенты (диктаторы, олигархи, «крёстные отцы», "… в законе") о которых обычно пишут после замораживания их счетов являются клиентами UBS, Credit Suiss и других банков Швейцарии?

      Намекну: перед тем как стать клиентом тех, кто попадает под действие Ст. 2, 3 и 10 GwG они сначало становятся клиентами тех, кто попадает под действие Ст. 9 Абз.2 GwG, в рамках чего оказываются квалифицированные правовые услуги по разъяснению законов. Результатом и его проявлением становится в основном неприменимость Ст. 2, 3 и 10 GwG к первым, что позволяет до определённого момента сохранять клиентские отношения как с первыми, так и со вторыми.
      Ответил?

      +4

Для комментирования необходимо Авторизоваться или Зарегистрироваться

Ваши персональные заметки к публикации (видны только вам)

Рейтинг публикации: «О финансовом, кредитном и банковском праве Германии. Законодательные акты, инструменты и ведомства Швейцарии. Часть 8.» 5 звезд из 5 на основе 29 оценок.

Похожие публикации

Продвигаемые публикации