О потребительском кредите
 
Директива о потребительских кредитах 87/102/EWG служит созданию единых правовых рамок для потребительских кредитов с целью обеспечения потребителя полной информацией об условиях кредита, его стоимости и о соответсвующих обязанностях того, кто предлагает подобную услугу.

Директива охватывает основные три сферы, это

— область применения требований (Статьи 1 и 2)

— информационные обязанности кредитующего (Статьи с 3 по 6)

— вопросы окончания договора и условия несогласий (Статьи с 7 и далее)
 
Директива применима к кредитным договорам с суммой между 200 и 20.000 Евро, чем исключаются минимальные кредиты и те, которые направлены на приобретение и владение земельными участками, имеющимися или возводимыми строениями, ремонтом или реставрацию зданий.

Кроме того предприниматель при обеспечении кредита залогом, освобождается от обязаности указания годового процента и требований о письменной форме договора.[1] Так же директива не относится к т.н. кредитам по умолчанию при пользовании банковским счётом. Страны сообщества могут сами определять виды кредитов, составляющих полное или частичное исключение к применению директивы, напр. кредиты на развитие, нотариальо подтверждённые договоры кредитования.
 
Обязательные данные, которые требует предоставлять потребителю Директива – это годовой процент и условия его изменения. Об обязательности данных, которые указаны в приложении I директивы каждая страна сообщества может принимать своё решение.

Лишь с вступлением в силу Директивы об изменении директивы о потребительских кредитах 90/88/EWG данные о полной стоимости кредита и расходах на него стали обязательными к предоставлению.
 
Математическая формула для определения ефективного и начального годового процента рассчитывается согласно норм § 492 BGB (Гражданский кодекс) и § 6 PAngVO (Распоряжения о предоставлении данных цены). Эта формула соответствует принятой второй Директиве об изменении директивы о потребительских кредитах 98/7/EWG, где в Приложении II введён общий метод рассчёта эффективного годового процента и факторов, действующих для всего сообщества.
 
Право отказа для потребительских договоров в директиве 87/102/EWG не урегулировано. Однако согласно положениям Статьи 8 Директивы 87/102/EWG потребитель имеет право выполнить свои обязательства согласно договора досрочно. Как следствие он может требовать соответствующий возврат или скидку на затраты по кредиту.

При этом нужно учитывать факторы потерь для кредитора и его вознаграждений. Последние не редко составляют главный интерес кредитора и подробно им регулируются, приближая «потерю» к «планируемой» прибыли от кредитного продукта, что всё чаще становится предметом недовольства потребителя.
 
Дистанционная продажа услуг финансового характера
 
Содержанием и смыслом директивы 2002/65/ EG является создание общих правовых рамок для дистанционной продажи финансовых услуг для потребителя.

В центре этой директивы стоит регулирование информации для потребителя до заключения договора и предоставляемое потребителю право отказа от договора.

Необходимость этой Директивы была вызвана тем, что директива 97/7/EG изначально не предусматривала случаи дистанционной продажи услуг.[2]

 Директивой охвачены случаи как обычных видов дистанционной продажы через почту или по телефону, так и основанные на современной технологии методы продаж. Этим данная Директива дополняет директиву об электронных средствах коммуникации 2000/31/EG.
 
Обязанность предлагающего услугу о предоставлении информации до заключения договора заложена в статье 3 Директивы.

Информация при этом различается на информацию относящююся к

— предлагающему услугу,

— к продукту

— к специфическую договорную.

Так согласно этой статьи потребителю должны предоставляться имя, адрес предлагающего и при наличии номера регистрации предприятия.

В связи с предоставляемыми услугами потребитель должен быть проинформирован об общей стоимости и цене, которую он должен оплатить продавцу услуги. Так же нужно предоставлять подробности оплаты и выполнения обязательств.

Потребитель должен быть так же проиформирован о своих правах отозвать данное им волееизъявление по заключению договора и связанных с этим условиях. Далее необходимо предоставлять информацию о праве расторжения договора потребителем и связанных с этим штрафами и иными договорными санкциями.

Согласно Статьи 5 Директивы вся эта информация должна быть предоставлена потребителю до заключения им договора. Другие преддоговорные обязанности сторон в контексте финансовых услуг заложенные в других Директивах остаются не тронутыми.
 
Согласно статьи 6 Директивы государства сообщества должны заботится о том, что бы в их национальных законах потребителю было предоставлено право отзыва и отмены договора.

На протяжении определённого срока потребитель должен иметь возможность без объявления причин отказаться от заключения договора.
Взыскания или компенсации за это в принципе не предусмотрены. В случае отказа потребитель может быть обязан оплатить лишь те затраты, которые действительно были понесены продавцом, при чём сами договорные услуги могут производится лишь с согласия потребителя.[3]

Право отказа при определённых видах услуг например срочные финансовые сделки исключается. В некоторых случаях государства сообщества должны реализовать право отказа в национальном законодательстве, например при кредитах для сделок с правами на земельный участок или при обеспеченных ипотекой займе.
 
Согласно статье 11 Директивы страны сообщества должны реализовать в своём национальном законодательстве приемлимые санкции к нарушениям положений требуемых директивой. Так например потребителю может быть дано право бессрочного расторжения договора без обязанности несения вытекающих из этого расходов. Немецкий законодатель реализовал требования директивы с введением в силу 8.12.2004 закона о дистанционном заключении договора при сделках с финансовыми услугами.
 
О поведении на рынке
 
Вводящая в заблуждение и сравнительная реклама.
Реклама является неотъемлемым инструментом для поддержания продаж товаров и услуг  и для выделения себя из конкурентного окружения.

Для потребителя она является так же ориентиром в густых джунглях переизбытка предложений продуктов и информации. Всё это определяет значение системы, которая должна защитить здаровую конкуренцию от недобросовестной рекламы внутри рынка сообщества.

Без здоровой конкуренции рынок сообщества вряд ли может ефективно функционировать.
 
Добросовестную конкуренцию должны защитить требования Директив 84/450/EWG и 97/55/EG. Директива 84/450/EWG в которую не вошли требования о сравнительной рекламе запрещает вводящую в заблуждение рекламу. Директива 97/55/EG формулирует критерии, которые должны быть выполнены, что бы сравнительная реклама, действие которой в здоровой конкуренции признано, была допустимой. Таким образом обе директивы себя дополняют.
 
В статье 2 Директивы 84/450/EWG  заложено ещё одно определение рекламы, согласно которому, рекламой является любое выражение при осуществлении торговли, коммерции, ремесла, свободной профессии, которое направлено на поддержку сбыта продуктов или предложения услуг, включая содействие в переходе прав, недвижимого имущества или требований. «Вводящее в заблуждение» в контексте этой директивы является любое рекламное высказывание, которое способно обмнуть представление человека и в результате повлиять на экономические его действия основанные на этом обманном представлении или которое способно повредить конкуренту или негативно на него повлиять.
 
В статье 2 Директивы 97/55/EG дополняется это определение Директивы 84/450/EWG  и вводит в него случай и определение сравнительной рекламы. Определение сравнительной рекламы дано широко и с охватом всех видов сравнительной рекламы. При этом Европейский суд (EuGH) в своих заключениях[4] считает дастаточным любое даже опосредованное сравнение, при котором не обязательно упомянание конкретных продуктов или услуг.
 
Центральным же определением является Статья 3 Директивы 97/55/EG: Сравнительная реклама допустима, если она не вводит в заблуждение, сравнивает товары или улуги, направленные на достижение одной и той же цели, и по объективным весомым, проверяемым, подходящим и типичным критериям сравнивает качества товаров или услуг.

К этому определению может относится и цена. При этом необходимо учитывать, что сравнительная реклама не должна вести к ситуации перепутывания разных товаров или услуг с другими, не должна унижать или осмеивать и использовать приемущества или изъяны уже имеющегося резонанса о продукте или услуге или того кто их предлагает, т.е. конкурента.
 
На основе этого определения и при реализации требований Директивы в национальном законодательстве, Высший Федеральный суд Германии отошёл от своих прежних взглядов на сравнительную рекламу, которая до этого считалась недопустимой и принял указанные Директивой рамки, в которых сравнительная реклама допустима, при соблюдении определённых требований.
 
Недобросовестные деловые методы
 
Директива о недобросовестных деловых методах 2005/29/EG определяет рамки и критерии отношений между предприятием и потребителем, которые недопускают недобросовестные деловые методы. Опосредованно директива так же защищает предприятия от конкурентов, которые не придерживаются этих условий и позволяют пользование недопустимыми методами, для чего определяются конкретные санкции.[5]
 
Центральной статьёй директивы является статья 5, согласно которой деловой метод считается недопустимым, если он противоречит требованиям профессионального усердия и применение которого может повлиять на экономическое поведение среднего потребителя при использовании конкретного продукта. Приложение I Директивы содержит описание возможного поведения, которое может считаться недопустимым. К ниму пренадлежит например использование знаков качества или отличий без наличия соответствующих допусков и разрешений, презентация данных законом прав как особенность предложения предприятия.
 
Потребителю не допускается так же умалчивание важной информации, которая ему необходима для принятия делового решения.[6] Важными при этом считается информация, к которой действуют все принятые сообществом требования по отношению к коммерческой информации. Приложение II Директивы содержит ссылки об этом. Предложения содержащиеся в объявлениях или находящиеся в офисах предприятий, которые нацелены на продажу кредита или его посредничества и в которых указан процент или другие данные относительно стоимости кредита, обязательно должны указывать ефективный годовой процент.[7] Требования директивы должны были быть реализованы странами сообщества до 12.06.2007.
 
Правовая защита
 
Директива о негаторных исках 98/27/EG нацелена на уравнивание правовых и административных норм стран сообщества относящихся к негаторных искам.

С помощью этой директивы должно быть достигнуто обеспечение правом ситуации, при которых организации по защите прав потребителя сталкиваются с нарушениями требований к допустимым деловым методам, которые исходят из другого государства сообщества и против чего необходимо использование негаторных исков в судах государства, в которых находится нарушитель.
 
Другие правовые инструменты кроме самих негаторных исков Директивой не регулируются.
Директива регулирует лишь нарушения национальных законодательств, которые являются реализацией принятых директив о защите потребителя и которые находятся в Приложении этой директивы, например Директива о вводящей в заблуждение рекламе, о сделках на дому у потребителя, о статьях договоров.
 
Для предотвращения нарушений к подаче иска допускаются лишь т.н. квалифицированные инстанции. Согласно Статье 3 Директивы 98/27/EG к ним относятся все организации, созданные согласно праву страны сообщества и целью деятельности которых является звщита потребителя и его прав упомянутых в директивах сообщества. К таким организациям могут относиться как общественные, государственные, так и частные объединения по защите прав потребителя.

 Для проверки правомочности таких организаций введён процесс регулирования.[8] Занесение в предназначенный для этого регистр является условием для правомочности подачи негаторного иска в другом государстве сообщества.

Судам, которые ответственны за рассмотрение иска дано право проверки соответствует ли цели создания и функции организации смыслу подаваемого ими иска.

Положения этой Директивы реализованы в немецком законодательстве с вступлением в силу 01.06.2000 Закона о договорах заключённых дистанционно и о реализации требований сообщества по защите прав потребителя.
 


[1] Статья 2 Абз. 3 Директивы 87/102/ EWG
[2] Статья 7 Директивы 97/7/EG
[3] Статья 7 Директивы 2002/65/EG
[4] Решение суда: С-112/99 от 25.10.2001.
[5] Статья 11 Директивы 2005/29/EG
[6] Статья 7 Директивы 2005/29/EG
[7] Статья 3 Директивы 87/102/EWG
[8] Статья 4, Абзатц 3 Директивы 98/27/EG

Автор публикации

Адвокат Vitaliy Haupt
Ганновер, Германия
Германия: правовые, разъяснительные, экспертные, процессуальные, договорные и языковые вопросы немецкого права на русском языке. Для компаний и частных лиц.

Да 33 32

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Участники дискуссии: Морохин Иван, Гольцман Вероника, Vitaliy Haupt
  • 13 Января 2011, 14:31 #

    Хороший анализ. Однако, хотелось бы уточнить: только ли суд, может давать оценку добросовестности сравнительной рекламы, или существуют административные регуляторы рекламного рынка? (В России эта функция возложена на Федеральную Антимонопольную Службу (ФАС)).

    В частности, интересно применение т.н. «знаков качества», т.к. в телевизионной рекламе, по крайней мере у нас, регулярно используются приёмы, в которых потенциальному потребителю сообщается, что тот или иной товар, работа или услуга, «Одобрены» некими, никому не известными институтами с громкими, но бессмысленными названиями.

    Рассмотрение негаторного иска судом может занимать весьма продолжительное время, в течение которого недобросовестная реклама, может изменить положение рекламируемого товара на соответствующем рынке, и прекращение демонстрации которой, по истечении нескольких месяцев, уже не сможет предотвратить, а тем более возместить причинение убытков добросовестному продавцу — рекламодателю.

    +19
    • 13 Января 2011, 15:18 #

      Краткие ответы по порядку:
      На вопр.1:
      Об одном из таких «органов» (BaFin) уже упомяналось в моей публикации этой серии, к тому же сам рекламодатель в большенстве как «кредитный институт» и компания  имеет свой правовой отдел, следящий за «корректностью», т.е. т.н. «внутренний контрольный орган».
      К тому же таким органом может быть правовой отдел носителя рекламы (напр. телеканал, агенство) которые так же, будучи компанией имеют либо свой правовой отдел (проводящий обучения и контроль) либо как минимум консультанта по правовому аудиту каждого заказа.
      Таким образом пока дойдёт до административного регулирования (прецедента) проходятся несколько уровней контроля как внутреннего, так и внешнего.

      +16
    • 13 Января 2011, 17:06 #

      На вопр.2
      Названия институтов может присутствовать, но обычно это всем известные в Германии независимые исследовательские или технические учреждения или организации, к мнению которых  обычно прислушиваются потребители и услугами которых пользуеются гос. ведомства в вопросах «допуска», «экспертизы», «соответствия нормам DIN и EN» при принятии решения о товаре или услуге предлагаемых на территории страны. Многие из таких институтов имеют историю в несколько десятилетий (напр. Siftung Warentest, http://www.test.de/ или TUEV, http://www.tuev-nord.de/de/index.htm) и пользование их знаком урегулировано различными законодательными актами и является небесплатным удовольствием.
      Напомню, что всё это не «далёкая теория», а предлагаемые нами услуги и для российских производителей товаров, желающих получить оценку их качества в подобых немецких организациях, что предусматривает в первую очередь общение по правовым вопросам (см. мой правовой продукт: Правовой Катастер в опции «Мои Документы»)

      Последнее, в скобках является примером параллельной саморекламы, что надеюсь в рамках общения на сайте и при ответе на вопросы не воспрещается. )))

      +14
    • 13 Января 2011, 17:41 #

      На вопр. 3:
      Согласен, если речь идёт о рекламе, но в статье при обзоре директив и инструмента «негаторный иск» имеется в виду не конкретный случай телерекламы например (где такой инструмент для потребителя не совсем эфективен), а и другие, где целью может явиться срочный (в течене 24 ч.) запрет при истце — конкуренте, который при удачном наложении запрета в этот же срок делает все рассходы оппонента на напр. рекламу «моментальным» убытком.

      +14
  • 13 Января 2011, 14:44 #

    Vitaliy, спасибо за обзор. Расскажите нам, пожалуйста, в какие сроки в Германии суд обязан рассмотреть дело и вынести решение?

    +13
    • 13 Января 2011, 17:28 #

      Сроки установлены процессуальными положениями и поэтому рассматривается не совсем «дело», а процессуальный инструмент, применённый в каждом конкретном случае и предложенный суду для обработки в те сроки, которые для такого инструмента предусмотрены. Самым быстрым можно считать применимые инструменты как т.н. заявление на внеочередное рассмотрение/решение (Einstweilige Verfuegung см. напр. §916 ZPO) когда решение должно приниматься в течение 24 ч. В остальном действуют другие положения, в зависимости от ситуации, вида иска, вида процесса, области права и т.д. (напр. §214… ZPO)

      +13

Да 33 32

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Для комментирования необходимо Авторизоваться или Зарегистрироваться

Ваши персональные заметки к публикации (видны только вам)

Рейтинг публикации: «О финансовом, кредитном и банковском праве Германии. Обзор директив о портебительском кредите, дистанционной продаже, недобросовестных деловых методах. Часть 7» 5 звезд из 5 на основе 32 оценок.

Похожие публикации

Продвигаемые публикации