Применение с 1 июля 2014 г. новой редакции главы 24 Гражданского кодекса РФ о перемене лиц в обязательстве вызвало многочисленные обсуждения в юридическом сообществе и споры относительно многих вопросов применения данных норм на практике.

В связи с этим 21 декабря 2017 г. Пленумом Верховного Суда РФ в целях обеспечения единства практики применения судами законодательства было принято Постановление № 54 «О некоторых вопросах применения положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации о перемене лиц в обязательстве на основании сделки», которое не только разъяснило многие вопросы, но, по сути, и дополнило нормы кодекса в части регулирования данного правового института.

Практикующим коллегам-юристам необходимо быть готовыми работать с кейсами, касающимися уступок и перевода долга, уже с учетом свежих разъяснений Пленума Верховного Суда РФ, для чего предлагаем читателям краткий обзор наиболее важных разъяснений, содержащихся в Постановлении Пленума ВС РФ № 54 от 21 декабря 2017 г. (далее «Постановление»):

1. В Постановлении ВС РФ со ссылкой на ст. 421 ГК РФ РФ (о свободе договора) разъяснил, что уступка требования оформляется договором между цедентом и цессионарием, как прямо предусмотренным законом, так и не предусмотренным законом, в том числе смешанным договором. Например, уступка требования может производиться на основании предусмотренных ГК РФ договора продажи имущественного права (п. 4 ст. 454 ГК РФ РФ) или договора дарения (п. 1 ст. 572 ГК РФ РФ); в таких случаях следует учитывать правила законодательства об отдельных видах договоров, в частности п. 1 ст. 460 ГК РФ РФ, по смыслу которого в случае неисполнения продавцом (цедентом) обязанности передать требование свободным от прав третьих лиц покупатель (цессионарий) вправе требовать уменьшения цены либо расторжения договора.

2. С учетом того, что по общему правилу договор, на основании которого производится уступка по сделке, требующей государственной регистрации, сам по себе должен быть зарегистрирован в порядке, установленном для регистрации этой сделки, ВС РФ в Постановлении разъяснил, что такой договор, по общему правилу, считается для третьих лиц заключенным с момента его регистрации (п. 2 ст. 389, п. 3 ст. 433 ГК РФ РФ). Например, договор, на основании которого производится уступка требования об уплате арендных платежей по зарегистрированному договору аренды, подлежит государственной регистрации. В отсутствие регистрации такой договор не влечет юридических последствий для третьих лиц, которые не знали и не должны были знать о его заключении, например для приобретателя арендуемого имущества. При этом несоблюдение цедентом и цессионарием указанного требования о государственной регистрации договора уступки не влечет негативных последствий для должника, предоставившего исполнение цессионарию на основании полученного от цедента надлежащего письменного уведомления о соответствующей уступке (ст. 312 ГК РФ РФ). По сути, в отсутствие государственной регистрации договора уступки обязательства для его сторон в любом случае по такой сделке возникают.

3. По общему правилу первоначальный кредитор не может уступить новому кредитору больше прав, чем имеет сам. Однако, ВС РФ разъяснил, что на основании закона новый кредитор в силу его особого правового положения может обладать дополнительными правами, которые отсутствовали у первоначального кредитора, например правами, предусмотренными Законом РФ от 07 февраля 1992 г. № 2300-1 «О защите прав потребителей».

4. Касательно применения п. 2 ст. 389.1 ГК РФ РФ относительно момента перехода права требования ВС РФ разъяснил, что законом или договором может быть установлен более поздний момент перехода требования. Стороны вправе установить, что переход требования произойдет по истечении определенного срока или при наступлении согласованного сторонами отлагательного условия. Например, стороны договора продажи имущественного права вправе установить, что право переходит к покупателю после его полной оплаты (п. 4 ст. 454, ст. 491 ГК РФ РФ). Также в договоре уступки стороны могут предусмотреть условие о том, что требование перейдет в момент совершения отдельного соглашения, непосредственно оформляющего уступку(отдельного двустороннего документа о переходе требования), а если цедент будет уклоняться от подписания такого документа, исполнивший свои обязанности цессионарий может через суд требовать перевода права требования на себя (ст. 12 ГК РФ РФ).

5. ВС РФ разъяснил, что не является будущим требованием уже принадлежащее цеденту требование, срок исполнения которого не наступил к моменту заключения договора уступки, например требование займодавца о возврате суммы переданного займа до наступления срока его возврата. Такое требование переходит к цессионарию по правилу, установленному п. 2 ст. 389.1 ГК РФ РФ (то есть в момент заключения договора уступки, если договором не будет предусмотрено иное).

6. ВС РФ разъяснил ситуацию, когда цедент заключил несколько договоров с разными цессионариями относительно одного и того же права требования: если одно и то же требование уступлено первоначальным кредитором (цедентом) разным лицам, надлежащим новым кредитором (цессионарием) будет считаться то лицо, в отношении которого момент перехода требования наступил ранее (п. 2 ст. 388.1, п. 2 ст. 389.1, абз. 1 п. 4 ст. 390 ГК РФ РФ). Все иные цессионарии, в отношении которых момент перехода спорного требования должен был наступить позднее, вправе требовать от такого цедента возмещения убытков, вызванных неисполнением договора уступки.

7. ВС РФ разъяснил ситуации с уступкой права, совершенной в нарушение установленных запретов:

а) В частности, уступка права, совершенная в нарушение законодательного запрета, является ничтожной (п. 2 ст. 168 ГК РФ РФ, п. 1 ст. 388 ГК РФ РФ РФ). Например, ничтожной является уступка прав бенефициара по независимой гарантии без одновременной уступки тому же лицу прав по основному обязательству (абз. 2 п. 1 ст. 372 ГК РФ РФ). ст. 383 ГК РФ РФ устанавливает запрет на уступку другому лицу прав (требований), если их исполнение предназначено лично для кредитора-гражданина либо иным образом неразрывно связано с его личностью.

При этом ВС РФ разъяснил, что, например, исходя из положений п. 7 ст. 448 ГК РФ РФ запрет уступки прав по договорам, заключение которых возможно только путем проведения торгов, не затрагивает требований по денежным обязательствам (данная ситуация со взысканием долгов из подрядных договоров, заключаемых на конкурсах или тендерах, в том числе по гос.контрактам, неоднократно вызывала множество споров в судах, из-за отсутствия прямого разъяснения возможности уступки денежного требования по таким договорам).

б) Кроме того, ВС РФ в части возможности оспаривания уступки, совершенной в нарушение договорного условия о необходимости получения согласия должника либо о запрете уступки требования третьим лицам, теперь разграничивает уступку по денежному обязательству от уступки права на получение неденежного исполнения:

— уступка требований по денежному обязательству в нарушение условия договора о предоставлении согласия должника или о запрете уступки, по общему правилу, действительна независимо от того, знал или должен был знать цессионарий о достигнутом цедентом и должником соглашении, запрещающем или ограничивающем уступку (п. 3 ст. 388 ГК РФ РФ РФ). Вместе с тем, если цедент и цессионарий, совершая уступку вопреки названному договорному запрету, действовали с намерением причинить вред должнику, такая уступка может быть признана недействительной (ст. 10 и 168 ГК РФ).

— если же договор об уступке права на получение неденежного исполнения(неденежное обязательство) содержит условие о необходимости получения согласия должника либо о запрете такой уступки третьим лицам, передача такого требования, может быть признана недействительной по иску должника только в случае, когда доказано, что цессионарий знал или должен был знать об указанном запрете (п. 2 ст. 382, п. 3 ст. 388 ГК РФ РФ РФ), но соглашением должника и кредитора могут быть установлены иные последствия отсутствия необходимого в соответствии с договором согласия на уступку, в частности, данное обстоятельство может являться основанием для одностороннего отказа от договора, права требования по которому были предметом уступки (ст. 310, ст. 450.1 ГК РФ РФ).

Следует напомнить читателям, что с 1 июня 2018 года утрачивает силу норма абзаца 2 пункта 2 ст. 382 ГК РФ РФ, по которой предусматривалась возможность оспаривания сделки по уступке, совершенной в нарушение договорного запрета, в случае когда доказано, что другая сторона сделки знала или должна была знать об указанном запрете.

При этом с 1 июня 2018 года пункт 4 ст. 388 ГК РФ РФ дополняется новым абзацем, согласно которому: если договором был предусмотрен запрет уступки права на получение неденежного исполнения, соглашение об уступке может быть признано недействительным по иску должника только в случае, когда доказано, что другая сторона соглашения знала или должна была знать об указанном запрете. То есть, ВС РФ в Постановлении по сути, даёт разъяснение по новым правилам, не дожидаясь вступления в силу изменений в главу 24 ГК РФ.

8. ВС РФ поставил окончательную точку в многочисленных спорах, касавшихся уступленных долгов, изначально возникших перед банками и страховыми компаниями, разъяснив, что отсутствие у цессионария лицензии на осуществление страховой либо банковской деятельности не является основанием недействительности уступкитребования, полученного страховщиком в порядке суброгации или возникшего у банка из кредитного договора.

9. Также ВС РФ подтвердил допустимость уступки требований о возмещении убытков, вызванных нарушением обязательства, в том числе которое может случиться в будущем, о возврате полученного по недействительной сделке, о возврате неосновательно приобретенного или сбереженного имущества (п. 2 и 3 ст. 307.1, п. 1 ст. 388 ГК РФ РФ РФ).

10. В Постановлении ВС РФ разъяснил, что уступка требования об уплате неустойки, начисляемой в связи с нарушением обязательства, в том числе подлежащей выплате в будущем, допускается как одновременно с уступкой основного требования, так и отдельно от него.

11. Также ВС РФ разъяснил правила относительно момента, с которого должник считается уведомленным о состоявшейся цессии: по общему правилу должник считается о переходе права с момента, когда соответствующее уведомление доставлено или считается доставленным по правилам ст. 165.1 ГК РФ РФ. Если требуемое уведомление должнику не доставлено и отсутствуют обстоятельства считать его таковым, цедент не вправе отказаться от принятия исполнения со ссылкой на состоявшийся переход права.

12. Касательно возможности зачета встречных требований ВС РФ разъяснил, что по смыслу ст.ст. 386 и 412 ГК РФ должник имеет право заявить о зачете после получения уведомления об уступке, если его требование возникло по основанию, существовавшему к этому моменту, и срок требования наступил до получения уведомления либо этот срок не указан или определен моментом востребования. Если же требование должника к первоначальному кредитору возникло по основанию, существовавшему к моменту получения должником уведомления об уступке требования, однако срок этого требования еще не наступил, оно может быть предъявлено должником к зачету против требования нового кредитора лишь после наступления такого срока (ст. 386 ГК РФ РФ).

13. В Постановлении ВС РФ разъяснил принципиальные моменты относительно института перевода долга и ввёл понятия «кумулятивный перевод долга» и «привативный перевод долга»:

— При переводе долга по обязательству, связанному с осуществлением всеми его сторонами предпринимательской деятельности, либо первоначальный должник выбывает из обязательства (привативный перевод долга), либо первоначальный и новый должники отвечают перед кредитором солидарно (кумулятивный перевод долга), соглашением сторон также может быть предусмотрена субсидиарная ответственность.

— Если из соглашения кредитора, первоначального и нового должников по обязательству, связанному с осуществлением предпринимательской деятельности, неясно, привативный или кумулятивный перевод долга согласован ими, следует исходить из того, что первоначальный должник выбывает из обязательства.

- Если неясно, кумулятивный перевод долга или поручительство согласованы кредитором и новым должником, осуществляющими предпринимательскую деятельность, следует исходить из того, что их соглашение является договором поручительства.

- В случае привативного перевода долга новый должник вправе выдвигать против требования кредитора возражения, основанные на отношениях между кредитором и первоначальным должником, но не вправе осуществлять в отношении кредитора право на зачет встречного требования, принадлежащего первоначальному должнику (ст. 392 ГК РФ РФ).

— По смыслу п. 5 ст. 166 ГК РФ РФ новый должник не может противопоставитьтребованию кредитора об исполнении обязательства возражения о том, что новый должник не получил встречное предоставление от первоначального должника за перевод долга, а также о недействительности перевода долга в силу подп. 4 п. 1 ст. 575 ГК РФ РФ (о недопустимости дарения между коммерческими организациями).

14. Касательно применения ст. 392.3 ГК РФ РФ о передаче договора ВС РФ дал новые разъяснения о том, что стороны договора и третье лицо вправе согласовать переход всех прав и обязанностей одной из сторон договора третьему лицу. В этом случае к третьему лицу переходит комплекс прав и обязанностей по договору в целом, в том числе в отношении которых не предполагается совершение отдельной уступки или перевода долга, в частности, по отношению к третьему лицу, вступившему в договор, у кредитора сохраняется право на безакцептное списание денежных средств, если это право было предоставлено кредитору по отношению к первоначальному должнику. Например, если с согласия арендодателя арендатор и третье лицо заключили договор перенайма, то третье лицо полностью заменяет первоначального должника в отношениях с кредитором и обязано вносить арендную плату за все периоды пользования имуществом, в том числе до вступления в договор, если в соглашении о передаче договора не предусмотрено иное. Вместе с тем, если такой перенаем правомерно происходит без согласия арендодателя, например, в случае, предусмотренном п. 5 ст. 22 ЗК РФельного кодекса РФ, первоначальный и новый арендаторы, по общему правилу, несут солидарную ответственность перед арендодателем за встречное исполнение в ответ на исполнение, осуществленное арендодателем до заключения соглашения о передаче договора (ст. 323 ГК РФ РФ).

15. Относительно арбитражной оговорки ВС РФ подтвердил ранее сформировавшуюся практикой позицию о том, что арбитражное соглашение сохраняет силу для нового кредитора и должника, если иное не предусмотрено первоначальным договором либо договором уступки.

16. Также ВС РФ разъяснил ряд процессуальных вопросов касательно уступки:

— если законом или договором предусмотрен обязательный досудебный порядокурегулирования спора, данный порядок считается соблюденным и в том случае, когда претензия направлена должнику первоначальным кредитором до уведомления должника о состоявшемся переходе права, а иск подан цессионарием;

— если при рассмотрении вопроса о процессуальном правопреемстве установлено, что совершено несколько последовательных уступок, суд производит замену истца(первоначального цедента) конечным цессионарием.

— если при недействительности уступки цессионарием уже предъявлен иск к должнику по такому требованию, цедент вправе самостоятельно предъявить иск к должнику или вступить в начатое дело.

— осуществляя процессуальное правопреемство на стадии исполнения судебного акта, суд производит замену цедента цессионарием по заявлению или с согласия последнего в той части, в которой судебный акт не исполнен, при этом должник, получивший уведомление об уступке на стадии исполнения судебного акта, вправе не осуществлять исполнение цессионарию до замены взыскателя.

 По вопросам оказания услуг договорного сопровождения и представления интересов в судебных делах рекомендуем обратиться в Юридический Центр «Защита Прав».

 

Николай Челюканов

Управляющий партнер проекта

advokat@zashitaprav.com

+7(985)520-33-20

 

18.01.2018

Да 9 7

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Пока нет комментариев

Для комментирования необходимо Авторизоваться или Зарегистрироваться

Ваши персональные заметки к публикации (видны только вам)

Рейтинг публикации: «Кумулятивный перевод долга, уступка с нарушением запретов, свобода договора цессии и другие разъяснения нового Постановления Пленума ВС РФ № 54 от 21.12.2017 о перемене лиц в обязательстве» 1 звезд из 5 на основе 7 оценок.

Другие публикации автора

Похожие публикации

Продвигаемые публикации