Методика экспертного исследования объектов порнографического характера – это программа действий эксперта, разработанная с использованием закономерностей, лежащих в основе психологии, психиатрии, сексопатологии, социологии, педагогики, а также положений, являющихся базовыми в сфере этики, эстетики, литературы и изобразительного искусства, основным содержанием которой является изучение формы, содержания определенных объектов и криминалистической оценки выявленных в них признаков наличия порнографии как информации, имеющей доказательственное значение.

Экспертная методика исследования объектов порнографического содержания базируется на положениях классификации объектов по признакам замысла и воплощения.

Замысел в порнографии может быть определен как намеренное представление (создание) в сознании человека фантазий, образов половых отношений либо анатомо-физиологических подробностей человеческого организма с целью вызвать сексуальное возбуждение.

В свою очередь, воплощение замысла порнографии может быть определено как достижение натурализма в демонстрации или описании полового акта или анатомо-физиологических особенностей половых органов.

Практическая реализация замысла и воплощения происходит с помощью известных и доступных в искусстве, литературе, кино, науке, технике изобразительных средств, способствующих созданию, хранению и воспроизведению информации порнографического характера на визуальном (зрительном) и вербальном (письменно-речевом) уровнях.

В качестве приемов, убеждающих субъекта в достоверности происходящих (демонстрируемых, описываемых) действий, используется визуальный или вербальный изобразительный ряд, внешне точно копирующий (отображающий), детали сексуальных отношений, анатомо-физиологических подробностей половых органов и представляющий их в грубо-вульгарной, непристойной форме.

Вместе с тем, анализ наблюдательных производств, в том числе, повторных экспертиз показывает, что на практике нередко происходит смешение таких понятий, как «половые отношения» и «интимные отношения», содержание которых одинаково интерпретируется как «сексуальные отношения».

С целью внесения однозначности в понимание используемых определений, представляется необходимым соответствующим образом их дифференцировать. Так, словосочетание «половые (сексуальные) отношения» следует истолковывать как: взаимное общение между людьми, формирующееся на почве полового влечения, определяемого физиологическими (телесными), психическими, социально-психологическими характеристиками партнеров.

Словосочетание «интимные отношения» следует понимать, как взаимное общение между людьми, имеющее глубоко личностный характер, формирующееся прежде всего на основе исключительности, предпочтительности и доверительности.

Так, в качестве признаков порнографии, общих для всех категорий объектов могут быть определены следующие:

  1. Наличие или отсутствие автоатрибутики, т.е. отнесение объекта (фильма, видеофильма, журнала, фотоснимков, печатной продукции и пр.) его создателями к классу порно-продукции, посредством придания им обозначений «Х», «ХХ», «ХХХ».
  2. Анонимность лиц – создателей объектов; отсутствие в работах указаний на участие конкретных лиц – исполнителей ролей, фотомоделей и пр.; использование псевдонимов.
  3. Отсутствие собственно художественного, психологического, социального содержания в изображениях, художественной идеи в работах в целом, когда основное экранное время либо изложение идеи, сюжета в публикациях посвящено отражению натурализма сексуальных отношений.
  4. Связь между отдельными эпизодами в работах имеет чисто условный, формальный характер, бессодержательна и не может считаться художественным сюжетом.
  5. Изображение в натуралистической форме физиологии совокупления – демонстрация (описание) эрекции, оргазма и других сексуальных состояний.
  6. Однозначность интерпретации изображаемых сцен, то есть отсутствие в них какого-либо иного смысла, кроме натуралистического.

Методика экспертного исследования объектов, пропагандирующих культ жестокости и насилия – это программа действий эксперта, основным содержанием которой является изучение формы, смыслового содержания и криминалистической оценки признаков объектов, несущих информацию, которая имеет своей целью изменение психологического состояния человека, посредством  показа (демонстрации) совокупности отношений между людьми, основанных на проявлении силы, крайней безжалостности, прямого принуждения за счет страдания –  боли, унижения, ограничений свободы, воли, возможностей и возможного лишения жизни – других,  и пропаганды этих отношений  как единственной осново­полагающей ценности (самодостаточность жестокости, самоцен­ность и самоцельность насилия).

Замысел идеи насилия определяется как намеренная однозначность и самодостаточность изображаемых сцен насилия, жестокости с подчеркнутой фиксацией натуралистического смысла производимых действий – нанесения телесных повреждений, пыток, убийств, изнасилования и т.д.

Говоря о воплощении замысла, следует отметить, что здесь условно выделяются два взаимодополняющие друг друга аспекта: так называемые эстетические – драматургические, постановочные (авторские – сценарные, режиссерские) приемы, убеждающие зрителя (читателя) в достоверности наблюдаемых (описываемых) событий и технические (операторские) средства, используемые для реализации замысла.

Возможности эстетического воздействия реализуются посредством активизации эмоциональной сферы человека, включения его переживаний в процесс наблюдаемых (описываемых) действий.

Таким образом, общеметодический подход, разработанный с учетом положений социологической, медицинской, этико-психологической, педагогической, искусствоведческой направленности, позволяет решать  задачи любого уровня сложности. Вместе с тем, как показывает экспертная практика, действия, связанные с изготовлением объектов,  пропагандирующих культ жестокости и насилия, их  сбытом и распространением, могут быть производными иных  преступлений,  сопровождающихся физическим и психическим насилием над личностью, либо напротив, являясь основным преступным событием, могут провоцировать перечисленные насильственные деяния.

В подобных случаях, по согласованию с органом, назначающим экспертизу, в рамках исследования объектов, пропагандирующих культ жестокости и насилия, возможно проведение комплексной экспертизы, с привлечением специалистов (социолога, психиатра, психолога, сексопатолога, педагога, сценариста, оператора и др.), на разрешение которой могут быть поставлены такие вопросы, как:

Обладает ли лицо, исполнившее фото,- видео съемку профессиональными навыками оператора?

 Каковы медицинские, социально психологические  аспекты и назначение представленной печатной, аудио,- кино,- видеопродукции?

Данный дополнительный перечень вопросов позволяет решать задачи более высокого ситуационного уровня, определяющего результаты проведенного исследования в качестве статуса методики экспертного анализа криминального события.

Классификация объектов невозможна без определения смыслового содержания понятий, являющихся основными составляющими: «культ», «пропаганда», «жестокость», «насилие»:

Культ жестокости и насилия – проповедь (утверждение) этих явлений как единственной осново­полагающей ценности (самодостаточность жестокости, самоцен­ность и самоцельность насилия).

Пропаганда жестокости и насилияраспространение идеалов этого культа средствами кинема­тографа и другими носителями информации без противопоставления им других жизненных ценностей в качестве альтернативы; смакова­ние мучений, унижений человека, с натуралистическими подробностями страдания, с целью воздействия на психику человека, ее изменения и вызова, в последующем, эффекта  подражания изображаемым (наблюдаемым) действиям.

Таким образом, с учетом введенных понятий, объектами, пропагандирующими культ жестокости и насилия являются объекты, в которых различными визуальными или вербальными средствами подробно представлен (описано, изображено) натурализм сцен насилия и жестокости, посредством акцентирования внимания на отдельных деталях – использовании изощренных орудий пыток или убийства, а также нанесении повреждений и ощущений, испытываемых жертвой насилия, при полном отсутствии социальной или художественной ценности произведения.

Выделенные подгруппы, соответственно, могут содержать определенные совокупности признаков, присущие определенному жанру, но, возможно, неприемлемые для другого. Например, если в документальном кино либо в кадрах хроники могут наблюдаться какие-либо реальные кадры жестокости и насилия, кровавые расправы, то эти кадры, и способы демонстрации не противоречат выбранному жанру объекта. В игровом же фильме такой показ не приемлем. В художественных фильмах при показе того или иного вида насилия или жестокости используются различные специальные эффекты и съемки в так называемом «отраженном свете» и пр., которые позволяют автору произведения донести до зрителя всю глубину происходящих событий без демонстрации натурализма. При этом, во многом подобные приемы позволяют зрителю домыслить происходящие действия.

Заключение эксперта является доказательством, поскольку содержит сведения о подлежащих доказыванию фактах. Оценка и использование заключения эксперта является наиболее ответственным этапом проведения экспертизы по уголовному делу. Именно здесь экспертиза выступает как средство доказывания в системе других доказательств.

Представляется, что к данной группе (обязательное назначение экспертизы) можно отнести также экспертные исследования объектов на предмет определения в них наличия/отсутствия признаков, порнографического содержания и пропагандирующих культ жестокости и насилия, в рамках досудебного расследования и судебного рассмотрения уголовных правонарушений. Незаконное распространение порнографических материалов или предметов. Изготовление и оборот материалов или предметов с порнографическими изображениями несовершеннолетних либо их привлечение для участия в зрелищных мероприятиях порнографического характера. Незаконное распространение произведений, пропагандирующих культ жестокости и насилия.

Однако при этом следует отметить, что в юридической литературе отсутствуют какие-либо разъяснения правового характера, а именно – какие объекты могут быть отнесены к категории «порнографического содержания» и «произведений, пропагандирующих культ жестокости и насилия».

Очевидно, что в создавшейся ситуации, неопределенность смыслового содержания терминов, используемых в законодательстве, может привести к различной их трактовке, основывающейся на бытовых, в большей или меньшей степени субъективных представлениях, определяемых профессиональным уровнем, житейским опытом, средой общения, а также личными предпочтениями лица, призванного оценить объек­ты.

Использование правоохранительными органами общедоступной информации, в виде объяснения терминов: «эротика», «мягкая порнография», «жесткая порнография», «культ», «пропаганда», «жестокость», «насилие» и пр., предлагаемой в различного рода толковых словарях, не решает проблему правильной квали­фикации преступных деяний.

Законодатель говорит об ответственности лишь за незаконный характер совершаемых действий, допуская и разрешенную торговлю, распространение и рекламирование указанных материалов или предметов в строго отведенных для этого местах.

Представляется, что подобная экстраполяция положений, оговаривающих реализацию предметов порнографического и/или эротического содержания на порядок и правила реализации предметов, пропагандирующих культ жестокости и насилия не корректна по следующим основаниям:

— ознакомление с предметами порнографического (эротического) содержания, в отдельных случаях, имеет характер необходимого медицинского предписания и используется как одно из средств, психологической коррекции  в рамках практической медицины – сексопатологии, при лечении некоторых отклонений в сексуальной сфере человека;

— предметы порнографического (эротического) содержания в большей или меньшей степени отражают характер личностных предпочтений какого-либо конкретного человека и  использование им предметов порнографии (эротики) для себя лично при условии  отсутствия факта изготовления и распространения порнографии (торговли, демонстрации и пр.),  исключает состав преступления.

При этом, очевидно, что если факт законного распространения предметов порнографического (эротического) характера вполне уместен по медицинским показателям. Этого же нельзя сказать об объектах, пропагандирующих культ жестокости и насилия.

При этом, отнесение понятия незаконное распространение произведений, пропаганди­рующих культ жестокости и насилия к категории уголовных правонарушений против здоровья населения и нравственности свидетельствует, что подход к досудебному расследованию и судебному расс­мотрению уголовных дел только в рамках рекомендованных методи­кой следственных действий, недостаточен.

Указанное обстоятельство показывает неоднозначность подхода и необходимость всестороннего анализа данного вопроса, с учетом базовых положений из таких областей специальных научных знаний, которые раскрывали бы медицинские, психологические, морально-этичес­кие, культурологические и пр. аспекты, являющиеся составляющими элементами в рассмотрении составов уголовных правонарушений.

Автор публикации

Эксперт Воропаев Дмитрий Сергеевич
Новосибирск, Россия
Эксперт АНО "Региональное Экспертное Бюро"

Да 12 12

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Участники дискуссии: Морохин Иван, Мамонтов Алексей, Колмыков Антон, Дзюба Олег, Воропаев Дмитрий
  • 08 Октября, 10:51 #

    Уважаемый Дмитрий Сергеевич, спасибо за интересную и содержательную статью!

    +5
  • 08 Октября, 10:52 #

    Статья нашего эксперта на эту же тему Вам в помощь. Экспертиза порнографии.  Праворуб: Экспертиза порнографии

    +4
  • 09 Октября, 17:32 #

    Уважаемый Дмитрий Сергеевич, спасибо за интересную публикацию. Вы вполне понятно изложили критерии экспертных оценок, на которые следует обращать внимание в заключении. Было интересно читать. Хотелось бы поинтересоваться Вашим мнением. Когда речь идет об откровенно порнографической или пропагандирующей насилие продукции, тогда все более или менее понятно. Тут причина анонимности авторов и исполнителей не вызывает вопросов. Хотелось бы узнать Ваше мнение о возможности экспертной оценки некоторых произведений современного искусства, в которых и авторы и исполнители не скрывают свои личности, естественно детализации полового акта нет, лишь его симуляция, но авторский замысел о чем-то, кроме рассмотрения самих сексуальных отношений не просматривается. Мне кажется, что в этом случае можно вести речь лишь о дурном вкусе. Раньше обязательным критерием все-таки была демонстрация самого акта с показом половых органов.

    +1
  • 09 Октября, 18:03 #

    Уважаемый Дмитрий Сергеевич, ваша статья очень расширила кругозор в части освещенных вопросов. Насколько я понял существуют критерии по которым можно отделить некоторые ролики хотя и показывающие сцены сексуальных отношений от понятия порнография.

    +2

Для комментирования необходимо Авторизоваться или Зарегистрироваться

Ваши персональные заметки к публикации (видны только вам)

Рейтинг публикации: «Принципы экспертного исследования объектов порнографического характера и объектов, пропагандирующих культ жестокости и насилия, а также проблемы квалификации деяний по указанным направлениям.» 2 звезд из 5 на основе 12 оценок.

Похожие публикации