Расскажу случай из своей адвокатской практики, но не буду ссылаться ни на одно реальное имя, место и время, не выложу для обозрения ни один представленный в следственные органы и полученный от следопыта документ, да и в личное пространство парня – горемыки и его девушки не влезу сам и не дам сделать это моим читателям, зато дам понимание того, чем отличается реальное правоприменение от того, что обывателям показывают по телевизору.

История развивалась именно так, как они развиваются в подавляющем большинстве случаев в нашей стране: ко мне по рекомендации общих знакомых по телефону обратился брат попавшего в беду молодого человека.

Не вдаваясь в выяснение личности того самого знакомого, который указал во мне профессионала защиты именно в этой области права, считая это неблагодарным занятием, после довольно-таки продолжительной беседы я уяснил для себя, что находящийся в застенках следственных органов парень – буквально ангел во плоти.

Несколько лет назад прибыл в культурную столицу из другой, экономической, где умудрился освоить один курс филологического факультета ВУЗа, бросить его, год отслужить во внутренних войсках, в прах перессориться с матерью и двумя братьями, и в поисках себя и золотого дна прибыть на невские берега Питера.

Поиск всех перечисленных благ затянулся, отсутствие постоянной работы, случайные заработки в качестве риелтора и бармена в заведениях, которые в последующем застеснялись дать справку о своей причастности даже на уровне знакомства к возникшему на моём горизонте соискателю счастья, проживание за счёт возрастной мамы – москвички, в конце концов закинуло бедолагу в изолятор временного содержания с подозрениями в совершении изнасилования, да в придачу ещё лишению свободы юной, но уже лет семь, как совершеннолетней девушки.

Переговорами с москвичом об условиях защиты его брата в казематах северной столицы и размере скромнейшего вознаграждения за эти труды, порядка его уплаты я утруждать никого не буду. Какую сумму гонорара я попросил, на той и остановились, так как не терплю в вопросах цены базарного торга. Договорная рутина, с которой сталкивался каждый практикующий юрист, а иным читателям эта практика понадобится лишь тогда, когда беда постучится в двери, заняла некоторое время.

Ни один адвокат не похож на своего собрата по ремеслу, а каждый жизненный случай неповторим, как и стоимость его разгребания и разрешения и их способ. Наш разговор с братом арестанта состоял из кучи самых разнообразных вопросов и такой же кучи порою повторяющихся ответов.

Скажу лишь, что до знакомства со своим гипотетическим подзащитным и материалами уголовного дела я мог объяснить родственнику лишь серьёзность ситуации, специфичность содержания в условиях изолятора, которые могут оказать весьма неизгладимое воздействие на психику и показания парня.

Обсудили отсутствие у страдальца как легального источника дохода, так и постоянного места жительства в городе стоянки легендарной Авроры, то есть иллюзорности возможности коротать дни в случае домашнего ареста. Нежелание внесения залога позволили нам лишь мечтать, но не более, об освобождении несостоявшегося филолога из-под стражи.

И, конечно, случился спуск единокровного столичного родственника и их общей, расстроенной происходящим мамашки, с высот книжно-киношного Олимпа на бренную землю и прояснение жизненного реализма, развенчивание гладко задуманного родственничками раскаяния жертвы насилия в ложном доносе.

Убедительно разъяснил, что без существенной материальной мотивации из-за высокой вероятности превращения юной леди в преступницу за несмешные шутки о покушении на её половую святость этот замысел лжесвидетельствования превращается лишь в несбыточный мираж. Ну, и, в довесок, поведал о следователе, который может выкинуть дело в корзину, сесть или сжечь его только в единственном случае, если гром на горе грянет. А вот стоимость этого грома, из-за экономии своего времени, даже обсуждать не стал.

Думали, считали, звонили, колебались, взвешивали, советовались, читали гениальные интернетовские подсказки, но… Через пару дней доверились и доверили, заключили соглашение на защиту того самого двадцатипятилетнего мальчика. И клятвенно зареклись, что ни сами, ни друзья сидельца больше не будут докучать потерпевшей своими звонками с увещеваниями, просьбами, мольбами и угрозами забрать заявления.

Не забирается оно. Дело возбуждено, расследуется следователем следственного комитета, в связи с чем полицейские уже ничего не решают. Разве что помогут расстаться с кровно нажитыми, предложив в полнолунье закопать монетки на всем известном поле.

Поездка к юному, ещё стажирующемуся следователю, с едва пробивающимися усиками на целеустремленном лице, сутуловатой долговатой фигурой и дорогущими часами на запястье оптимизма мне совсем не добавила.

Почувствовав во мне родственную душу, ведь бывших следователей не бывает, стажер ознакомил меня со всеми материалами дела. Признательные показания моего подзащитного, данные под видеозапись, в присутствии адвоката, куча изъятого из квартиры барахла, включая нижнее бель жертвы, со следами биоматериала, подробнейшее описание в многостраничных протоколах и заявлениях потерпевшей мельчайших деталей произошедшего, существенно подрезала крылья в выработке позиции защиты. До кучи, разрисовывая картину маслом, показания матери потерпевшей, соседей, оперов. Ну и само действо, сотворённое несостоявшимся писателем, выглядело совсем уж погано и неприглядно.

Где и при каких обстоятельствах двадцатипятилетний парнишка встретил свою ровесницу, впоследствии ставшую жертвой, особой роли для этого рассказа не имеет. Допускаю, что всё случилось без особого романтизма и изыска. То ли на очередной вечеринке у друзей, а может случай свёл их на одном из сайтов во всемирной паутине.

Он приятной наружности, высокий, с чёрными кудрями и поволокой в глазах. Она симпатичная сероглазая стройная шатенка с оконченным филологическим образованием и работой не по профилю ВУЗа в отделе кадров небольшой портовой фирмы.

Как бы то ни было, но через весьма непродолжительное время совместная тяга к литературе объединила их сердца, и зажила молодежь душа в душу. А так как ребята были уже весьма взрослые, не только души объединяли их отношения. Местом для встреч, а чуть позже, и для совместного проживания стала съёмная квартира юного филолога, которому на эти цели регулярно высылались деньги от сердобольной мамы.

Не всё оказалось в этой истории безоблачно. Чрезмерное количество алкоголя, и не только алкоголя, в жизни молодой пары сделали своё дело и рассказы парня становились всё более запутанными, нагромождёнными и бессвязными. Слова романтика оказались настолько тяжёлыми для девичьего восприятия, что девушка решила поискать другого рассказчика.

Расставание проходило тяжело и мучительно-драматично, с запиранием дверей, отключением телефонов, угрозами расставания с жизнью, муторно-тоскливым выяснением причин предстоящей разлуки и установлением кандидатуры возможного, но скрываемого изменницей преемника.

Так мальчик с девочкой и расстались. Без взаимных проклятий и почти без оскорблений. На этом бы всё закончилось, если бы романтические мечты и филологические потребности высказаться, быть услышанным и понятым, не толкнули бы парня на свершение очередной героической попытки возобновить прерванные отношения.

Предлог для встречи долго искать не пришлось, возврат девушке оставленных в квартире парнишки вещей оказался для этих целей весьма уместным. Встретились. Он был воодушевлён, без цветов, но в тонусе. Жаркие темы разговоров с покиданием вагонов метро на остановках, упрёки, прощания и прощение, планы на ближайшее будущее и описание заманчивых туманных далей, намёки на серьёзность всего происходящего и как венец – покупка девушкой водочной поллитровки в павильоне у метро, к которой незамедлительно приложился юный романтик.

Вся прелесть происходящего развеялась, вместе с закрытием замка входной двери съёмной квартиры. Тон разговора юноши незамедлительно наполнили требовательные, с оттенками обиды, нотки. Аргументы о столь долгожданной предстоящей близости из просительных перешли в угрожающе-беспощадные. Когда доводы филолога о незамедлительном переходе к желанной близости были исчерпаны, а согласие так и не произнесено, в ход пошла опустошённая за беседой водочная бутылка, разбитая о голову несговорчивой пассии.

Близость случилась. Случилась вопреки воли девушки. Тяжело, мучительно, больно, долго и отвратительно. С угрозами, упрёками и словесными описаниями происходящего и предстоящего. Но совсем не так, как того хотелось мальчику. Сказались выпитая водка, отсутствие закуски, затаившаяся обида на себя, на неё, на весь непонимающий происходящее злой и несправедливый мир.

Девичья одежда оказалась скинутой комом в углу комнаты. Истязание продолжалось всю ночь. И весь день. С перерывами на пьяно-сонное забытьё.

Всё закончилось лишь с появлением у дверей квартиры, барабанившей в железную преграду руками и ногами, звонящей соседям, орущей и воющей на лестничной площадке матери запертой девушки.

Осознав происходящее, мгновенно протрезвев, мальчик ошалел от испуга, сник, сдулся, бравада растворилась. После совсем непродолжительного раздумья филолог позволил девочке одеться и уйти. А вскоре в дверь уже постучали сотрудники полиции из ближайшего отдела, и горе-романтик безропотно открыл пришедшим двери.

Встреча с подзащитным в следственном кабинете изолятора произвела удручающее впечатление. Высокий, худой, чернявый. Неровная короткая стрижка с неопрятными островками, выполненная руками местных неумёх-сокамерников, бегающий по столу и стенам взгляд, постоянно перебирающие всё подряд тонкие пальцы, отчётливо выпяченный через материю спортивной куртки живот и грушевидная форма лица с одутловатыми щеками и угреватой кожей. Вот только кроссовки оказались весьма дорогими, такими неуместными в этом унылом заведении. Нелепым напоминанием о вольных деньках за стенами изолятора.

Представился, бегло рассказал о своём общении с матерью и старшим братом. Благо, телефонная связь из камеры с внешним миром присутствовала и о моём приходе юноша был осведомлен заранее, вопросы по моей личности и о деятельности подготовил. Принял участие в тестировании моих навыков и возможностей. Кратко рассказал о своём опыте, месте получения юридической практики, упомянул о службе в милицейском следствии и уходе на пенсию много лет назад именно оттуда. Особо сложно было донести до филолога, что у защитников строгой специализации по износным делам не существует.

А дальше понеслось с всхлипами и причитаниями.

Без миллиона операм делать нечего. А лучше двух или трёх. Тогда будет счастье, свобода и ласковое небо над головой без решёток и серых стен.

Потерпевшая может забрать заявление. А если это не предусмотрено уголовным законом, то рассказать, о своей безмерной любви и банальной забывчивости. Вот только деньги на это нужно спросить у мамы, у неё есть, у неё куча квартир в столице. Но лучше без денег, в память о не угасших чувствах.

А иначе – восемь лет. Не меньше. Об этом знают все. И менты, и сокамерники. Мне этого не понять. И сидеть ему, а не мне. Сидеть плохо, возможно – под нарами. Я ведь не знаю, как там относятся к этим… По этой статье. А он знает. Он уже всё знает.

Суды все куплены. Надо решать свои проблемы до суда, с операми. Каждый день просрочки делает решение проблемы всё дороже и дороже. Так и столичных мамашкиных квартир может не хватить.

Надо срочно ехать к потерпевшей. Срочно-срочно. Призывать, просить, молить, требовать, сулить, рассказывать, зачитывать… Делать всё, чтобы она срочно оказалась у следователя. Отказалась, изменила, простила, просила, сознавалась и каялась в произошедшем.

Показания под видеокамеру с адвокатом не считаются, женщина – защитник была пьяна. И не важно, что об этом нет записи в протоколе допроса.

Опера угрожали. Требовали от него именно этих показаний. Били. Вот только он об этих побоях никому не сказал. До встречи со мною.

Потерпевшая тоже сопротивлялась. Царапала шею и предплечья. Вела себя агрессивно. Ругалась.

Всё услышанное мною за первый час встречи крутилось только вокруг наставлений и пояснений, что и в какой последовательности, а лучше, незамедлительно, надо делать мне, родственникам и следователю. До инструкций моего подзащитного председательствующему в судебном процессе мы не дошли совсем немного.

Почувствовав, что романтик начинает всё чаще и чаще повторяться, но уже выговорился, предложил выслушать и моё мнение о сложившейся ситуации тоже. Раз уж мы встретились, мне поведали историю из первых уст, а родственники заключили со мною соглашение на защиту. Будем работать вместе, не будем работать, решать подзащитному, но моё видение проблемы и её решения существенно отличается от взгляда на защиту юного романтика.

Во-первых, отрицать очевидное после данных показаний с адвокатом и под видео крайне непродуктивно, а порою, весьма вредно.

Во-вторых, доказывать алкогольное опьянение адвоката нам практически нечем, а сама она в этом никогда не сознается.

В-третьих, незамедлительное давление на незажившие физические и душевные раны потерпевшей, как показывает мой опыт, чреваты осложнением ситуации. Показания девушкой уже даны, запротоколированы, требование об их незамедлительном изменении лишь раззадорит следствие и усилит его давление на всех участников процесса.

В-четвёртых, время лечит. Всё, что могло отвратительного случиться, уже произошло. Мы не торопимся с показаниями, уже и так много сказано, ждём заключения экспертизы, делаем выводы, а потом строим свои жизнеспособные версии.

В-пятых, стараемся избежать довеска в виде дополнительного обвинения по статье о лишении свободы дамы сердца. Лишнее нам не надо, нам и своего, тяжкого состава, вполне хватает, удержание потерпевшей это лишь способ насилия, и оно уже охвачено и поглощено более тяжкой статьёй.

В-шестых, набираемся терпения, процесс длительный, психиатрической экспертизы не избежать, а это время. Да и биологическая экспертиза быстро не делается. По изъятому. Не бежим впереди лошади.

В-седьмых, и это самое главное, думаем, как будем заглаживать вину, чем её искупать. Душевные страдания – это важно, но материальные стимулы более предпочтительны.

И последнее, но от этого не менее серьёзное для успеха итога нашей защиты, ни одного следственного действия без моего участия. Иначе…

Последний пункт, тот что был без номера, стал самым понятным подзащитному из всего нашего совместного плана, изложенного мною в ту встречу, и выполнялся юношей неукоснительно.

А ещё мой доверитель настоял на сохранении в тайне от администрации изолятора его службы во внутренних войсках. Переезжать в камеру бывших сотрудников в его планы не входило, видать, армия особым позитивом в его жизни не отразилась. О последствиях выявления сокамерниками биографической истории о причастности к правоохранительным органам я поведал парню вполне доходчиво и доступными для понимания словами. Но ему решать, а сам я был лишён права проявлять инициативу в этом вопросе.

Предварительное следствие не шло, а тянулось. Мучительно и тяжко. Со стационарным обследованием затемнения лёгкого в туберкулёзном диспансере. С амбулаторной, а потом и со стационарной психиатрической экспертизами.

Со жгучим желанием моего подопечного оказаться в психиатрической лечебнице даже навсегда, вместо зоны и разъяснениями ему карательных и непоправимых способов лечения там.

С отказами от участия в следственных действиях из-за неожиданно возникшего недомогания и болей в спине, голове и других местах тела у юноши.

С качелями в виде отказа следствия от привлечения нас за лишение свободы, одностороннему выходу из джентельменских договорённостей и возврату к первоначальному обвинению в двух составах.

С продлениями сроков содержания под стражей и гневным возмущением сидельца моими замечаниями на допущенную следствием волокиту.

Самое сложное – бесконечные причитания на судьбу и грядущий приговор. Причём не только во время наших встреч, но и в телефонных беседах. Мне не тяжело разговаривать с людьми, оказавшимися в беде, но одно и то же, из раза в раз, на протяжении часов, дней, месяцев, это сложно.

При личных встречах я начал вести протоколы наших бесед. Просто вынужден. В случае повторения уже прозвучавшего при встрече, указывал на письменный пункт протокола, зачитывал его и мы переходили дальше. Порою доходило до зачитывания положений кодексов и пленумов, но кратко, не впадая в основы теории и истории права.

За время предварительного следствия у потерпевшей появился представитель – адвокат, а вместе с ним и многотысячный гражданский иск. Звонки родственников и друзей моего подзащитного реально прекратились. Девушка начала оправляться от произошедшего. Затянулось лечение травмы колена.

Не сразу, но начала общаться со мною и моей коллегой, женщиной. Однако на встречу согласилась именно со мною и это было её непременным условием.

Пришла одна, скромно одетая, почти без макияжа. Милая особа, почти ровесница дочери, в кофейне за чашкой кофе выслушала меня, а потом приятным правильным русским языком спокойно и размерено выразила свою позицию.

Крови насильника не хочет, но и просить о смягчении наказания не будет. Как суд решит, так тому и быть. От гражданского иска ни на копейку отказываться не намерена. Мои слова о уже свершимся наказании и тяготах тюремного заключения были услышаны и поняты.

Не перебивали меня и в доводах, что скорейшее возвращение к нормальной жизни позволит парню устроится на работу и быстрее начать гасить присужденный гражданский иск. Обещания подзащитного оставить её в покое и навсегда испариться с берегов Невы, а также навечно сгинуть из жизни потерпевшей, были встречены девушкой со вздохом облегчения.

Неизбежное случилось. Мы начали судебное следствие.

Стенания, заламывание рук в следственном кабинете изолятора, причитания остались позади или в промежутки между судебными заседаниями. Мой подзащитный предупреждён, вольности, допускаемые в общении со следователем в судебных стенах чреваты суровыми цифрами в приговоре.

Сто раз, не меньше, и эта цифра не для красного словца, а действительно за бесчисленное количество подходов, терпеливо и не очень, иногда повышая тембр голоса, объяснял своему подзащитному нашу позицию по делу.

Доходило до того, что, встречая полное непонимание, несогласие с уже принятой позицией, заканчивал свидание, вызывал конвой, но поддавался мольбам и оставался в следственном кабинете. Вновь и вновь рассказывал про позицию, включающую мужской характер, осознание произошедшего, раскаяние, заглаживание вины и его неугасимое стремление к исправлению. И так из раза в раз, до самого приговора.

Отговорил от жалоб и сетований на побои потерпевшей, убедил, в их правомерности и соразмерности произошедшему. Опроверг доводы парня в необходимости отказа от показаний в части той самой злополучной бутылки, разбитой о девичью голову.

Отсутствие отпечатков на осколках стекла и стертость алкоголем памяти произошедшего сполна компенсировались признательными показаниями самого агрессора, и соответствующими утверждениями девушки, матери и всех, кому была пересказана эта история. Да и отдельной отягчающей квалификации нам эта бутылка не несла. Лучше молчать и покивать головой.

Нам повезло. Во всяком случае, я так считаю из опыта своих судебных процессов. Судил мужчина. Процесс вёл жестко, но профессионально. Без перегибов. Избегая ненужных эмоций и волокиты.

Мне удалось объяснить своему филологу, к тому времени уже переставшему быть романтиком, что торговаться с потерпевшей по сумме и порядку выплаты гражданского иска, когда мы можем предложить лишь признать заявленный иск, да перевести почтовым переводом лишь десять тысяч рублей, не лучшее его предложение.

С трудом, но поверил в мои попытки договориться с потерпевшей о просьбе мягкого наказания. Предупредил, в случае отказа, мусолить эту тему с бывшей возлюбленной и выпрашивать её согласие на смягчение приговора – не наш путь.

Категорично отказался встречаться повторно с потерпевшей после той самой единственной встречи в кафе. Убедил, раз у нас нет денег и гарантий возмещения морального ущерба, смысл встречаться только ради встречи отпадает. Как и тема для разговора, всё уже обговорено, добавить нечего. А денег, как мне сказали родственнички, нет и не предвидится. Только на гонорар успеха. Мне. Если меньше трёх лет нарежут.

Всеми правдами и неправдами склонил своего подзащитного воспользоваться правом давать показания в любое время и огласить их в начале судебного следствия. Именно при этом раскладе у него возникла возможность извиниться перед потерпевшей, да к тому же, первому изложить свою версию произошедшего. Решился. С розовыми юношескими надеждами, мечтами на светлую и чистую жизнь с той самой, единственной, на помутнение в любящем мозгу и громаднейшее искреннейшее сожаление о произошедшем.

А ещё подсудимый через жёлтые прутья решётки поведал о желании загладить вину, исчезнуть из жизни своей возлюбленной, возместить вред и начать новую жизнь уже в другом месте, пойти работать и выплачивать присужденный иск. Излагал не так бодро и убедительно, как мы репетировали в следственном кабинете, но без бумажки и подсказок справился.

Потерпевшая нас не разочаровала. Рассказала всё согласно протоколов, без особых красок и эмоций. Протоколов за период предварительного следствия родилось четыре штуки. Возможно, из-за неопытности следователя девушке приходилось приезжать в следственный отдел и раз за разом уточнять свои показания, да отвечать на дополнительные вопросы стажёра. А может и не из-за неопытности.

Потерпевшая была весьма симпатичной особой, а юноша-следопыт соответствовал её возрасту. Но утверждать ничего не буду. Главное, требований наказывать нас строжайшим образом не родилось и не прозвучало, а наши извинения были услышаны в зале судебного заседания.

Немаловажным ещё оказалось и подтверждённая девушкой техническая возможность открытия дверей изнутри квартиры, без помощи ключей. А ещё и отсутствие пут на руках и ногах жертвы. Это в последующем помогло мне убедить государственного обвинителя отказаться от состава незаконного лишения свободы.

Как я и предполагал, потерпевшая больше в процесс не ходила. Но мы сделали всё необходимое с ней в первом судебном заседании и больше в её присутствии не нуждались.

В ходе судебного следствия мы не настаивали на вызове всех свидетелей, не истязали явившихся дополнительными вопросами. Мы легко соглашались с оглашением ранее нами изученных письменных показаний. Не копались и вещдоках из картонной коробки, состоящих из того самого нижнего белья, которое не принято ворошить.

Любые подробности произошедшего могли лишь сгустить краски содеянного. Я категорически запретил своему подзащитному теребить кого бы то ни было опросами о красоте мироздания и бренности бытия. Всё существенное по делу уместилось в сухие слова обвинительного заключения, из показаний свидетелей нам важны были только добрые слова товарища моего юноши о романтичности отношений с потерпевшей, доброте души и работе в тех самых организациях, которые отказались письменно подтверждать эту самую трудовую деятельность.

Мамины рассказы о милом и трудолюбивом мальчике, видящем в мире только прекрасное, о месте постоянного жительства в Москве и возможности трудоустройства на работу со стабильным окладом тоже пришлись весьма кстати.

Накануне прений и приговора с моим подзащитным в изоляторе случился очередной истерический припадок. Ужас неотвратимости наказания и перспектива длительного заключения лишили юношу всех тех мужских качеств, которые мы пытались демонстрировать на протяжении всего судебного следствия.

Желание отложить судебное заседание под любым предлогом и отсрочить то самое убытие в колонию шло в непримиримое противоречие с намерением судьи закончить дело приговором именно в этот день, о чём председательствующий недвусмысленно заявил после окончания предыдущего заседания. Отрезвляюще на сидельца подействовал лишь один аргумент, выигранные отложением дни превратятся даже не в месяцы, а в годы дополнительного лишения свободы.

Докричался до сознания юноши. Достучался. Он обмяк. Сломался. Согласился.

Финиш. Государственный обвинитель отказался от обвинения в части лишения свободы девушки.

Многостраничных и многочасовых прений я закатывать не стал. Та же романтика, ошибки молодости, эмоции, влюблённость, желание сохранить чувства, раскаяние, стремление загладить свою вину. Срочная годовая служба во внутренних войсках, намерение навсегда покинуть питерскую землю, поселиться у мамы и работать, работать, работать, чтобы гасить и гасить заявленный гражданский иск, ничем не напоминая о своём существовании потерпевшей.

Иск признаём по праву, возражаем по размеру, полагаем возможным уменьшить. И огромнейшая просьба не лишать парня возможности вернуться к нормальной жизни, не давать чрезмерно длительного срока, проявить снисхождение и милосердие. Уже наказан жизнью и условиями изолятора, всё понял, проникся, не опасен для общества.

Что-то невнятное, с натуральной слезой в голосе и на щеках произнёс и мой подзащитный. Как тренировались. Естественно. Без бумажки. С рукой на железных прутьях решётки. В скромной, но опрятной одежде.

Суд удалился. Занавес.

Один год и три месяца. Через полтора месяца после приговора на свободу. Гражданский иск существенно похудел в размерах, почти в два раза.

Настойчиво рекомендовал юноше не будить лиха, пока тихо, не ввязываться в апелляционное обжалование приговора. Отменят, добавят. Судам не нравится, когда обжалуют чрезвычайно мягкие приговоры. Впрочем, как и государственным обвинителям.

Расстались. На апелляции не настаивал.

Потерпевшая, как и обещал её представитель, мягкость судебного решения не обжаловала, с размером гражданского иска согласилась. То ли простила, то ли решила больше не связываться.

Как вы понимаете, про гонорар успеха все забыли. А что я такого сделал? Как всегда, в подобных ситуациях, без меня всё было бы лучше.

Через месяц позвонил брат подзащитного, просил помочь встретить сидельца, за время отсидки тот поднабрал долгов у собратьев по несчастью и от него требовали расчёта по обязательствам. Требования ждали удовлетворения прямо на выходе из колонии.

Проинструктировал по телефону, что делать в подобной ситуации, чего избегать. Сам встречать не поехал. Не помню, то ли денег на букет для встречи не было, то ли занят был другими делами.

Так же занят оказался и через пару месяцев, когда мамашка по телефону, из Москвы, вспомнила о неполученных по делу вещественных доказательствах, сотовому и ноутбуке. Помочь не смог. Дел много. Просто не в проворот. Бывает же такое.

Юноша не звонил. Ни сразу после освобождения, ни позже. Не благодарил. Но и вслух не ругал тоже. И на том спасибо. Не думаю, что общение со мною совпало с лучшими моментами его жизни. Впрочем, как и моей. Есть истории, которые надо просто забыть. Поделиться и забыть. Как с этой, например.

Мальчик с девочкой дружил, а потом…

Автор публикации

Адвокат Болонкин Андрей Владимирович
Санкт-Петербург, Россия
Защита по уголовным делам против личности, корыстные и должностные преступления, незаконный оборот наркотиков.
Опыт, настойчивость и терпение помогут доверителям достойно выйти из сложной ситуации.

Да 81 81

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Участники дискуссии: Более 20 участников...
  • 10 Декабря 2020, 06:25 #

    про гонорар успеха все забылиУважаемый Андрей Владимирович, к сожалению, у большинства обывателей, на фоне полного непонимания реальных перспектив и сути работы защитника, складывается впечатление, что «всё и так бы получилось, а может быть даже и лучше», но это не от большого ума. 

    Вы в этой ситуации сделали практически невозможное и добились для своего подзащитного чрезвычайно мягкого приговора, что при описанных обстоятельствах можно смело классифицировать как чудо! Вашему подзащитному очень повезло, хотя на мой взгляд, он этого и не совсем заслуживал. 

    Однако неблагодарность доверителя не отменяет и не умаляет Ваших заслуг — Вы, в сложившихся условиях, сработали просто великолепно! (Y)

    +30
    • 10 Декабря 2020, 09:02 #

      у большинства обывателей, на фоне полного непонимания реальных перспектив и сути работы защитника, складывается впечатление, что «всё и так бы получилось, а может быть даже и лучше»Уважаемый Иван Николаевич,  и тут подошло моё фирменное: «А мы как хотели?!».  :D

      +14
  • 10 Декабря 2020, 06:49 #

    Уважаемый Андрей Владимирович, просто в избранное. Полагаю, что сделано невозможное. На этом и закончу комментирование данной публикации.

    +14
  • 10 Декабря 2020, 07:44 #

    Уважаемый Андрей Владимирович, поздравляю, отличная работа!
    Как говорил Ручечник в известном фильме
    Тебе бы начальник, книжки писать 

    +18
  • 10 Декабря 2020, 07:50 #

    Уважаемый Андрей Владимирович, прочитала с вполне ощутимым удовольствием от стиля изложения и художественного описания образов и ситуаций.
    Про забытый гонорар успеха вполне ожидаемо, есть известный юридический афоризм — клиент, как верблюд, пока стоит на коленях — готов на все, но как только поднимется с колен, обязательно плюнет в адвоката :)
    И не могу не отметить чрезвычайно мягкий приговор, повезло полуфилологу:)

    +24
  • 10 Декабря 2020, 08:04 #

    Уважаемый Андрей Владимирович, очень интересный рассказ получился, прочитала с удовольствием.

    Вам удалось сделать невозможное. Прекрасная работа! Приговор и вправду очень мягкий. (Y)

    +11
    • 10 Декабря 2020, 09:25 #

      Уважаемая Алёна Александровна, нас услышали! И юноше дали тот самый ШАНС! И девушка оказалась выше этой суеты.
      Вот воспользуется ли он этим шансом, только жизнь покажет!

      +13
  • 10 Декабря 2020, 08:30 #

    Уважаемый Андрей Владимирович, впечатлен не столько результатом Вашей работы, сколько Вашим непомерным терпением. Мне бы, наверное, его не хватило.

    +13
    • 10 Декабря 2020, 08:44 #

      Уважаемый Владимир Юрьевич, мне бы точно не хватило!

      +9
    • 10 Декабря 2020, 09:23 #

      Уважаемый Владимир Юрьевич, верно подметили, коллега. Иногда был на грани!

      +8
      • 10 Декабря 2020, 18:52 #

        Уважаемый Андрей Владимирович, читал и думал, что крови попил с Вас молодой детина немерено.
        Мне бы с таким доверителем, лично пришлось расшириться в размерах, мой диалог примерно бы состоял из следующего: «Слушай сюда, сука тупая....» а дальше, лучше не продолжать.
        Подумал так, ему в суде ( то есть Вам) было на порядки легче.
        И еще, у меня почему-то такое чувство, что после взаимодействия с этим делом (доверителем), у Вас остался в душе некий осадок, по причине очень сложной коммуникации. Подобный результат был бы, если он с самого начала Вас слушался, только с меньшими нервными затратами.

        +9
  • 10 Декабря 2020, 08:43 #

    Отличная история!  Очень верно сделали, что написали. Стиль изложения (Y)(Y)(Y).

    +12
    • 10 Декабря 2020, 09:34 #

      Уважаемый Андрей Валерьевич, спасибо за оценку стиля! Конференция Праворуба научила, надо отходить от сухости и сжатости фабул, в жизни всё ярче и острее!

      +15
  • 10 Декабря 2020, 10:19 #

    Уважаемый Андрей Владимирович, по тексту видно, какой большой объем работы проведен. Тактика выбрана верная, результатом удивлен, уж очень мягкий приговор. Думаю первое заседание с допросом потерпевшей, было ключевым в этом вопросе.

    +7
    • 10 Декабря 2020, 12:35 #

      Уважаемый Михаил Владимирович, «выстрелило» пости всё.  Не сморя на скомканность начала процесса защиты. Но при отсутствии гербовой, как говорится, писали на простой.

      +6
  • 10 Декабря 2020, 10:30 #

    Уважаемый Андрей Владимирович, согласен с коллегами — шедеврально! И применительно к процессу, который Вы сумели настолько колоссальными усилиями развернуть в сторону совершенно феноменального результата и применительно к стилю изложения. Спасибо, порадовали.
    Согласен, что Вашу высокопрофессиональную позицию в процессе весьма уместно дополнили и вдумчивый судья, и вполне разумная потерпевшая, и в конце концов  образумившийся недофилолог. Но суммировать все эти дополнительные успешные компоненты без Вашего личного отношения вряд ли у кого-то из категории адвокатов «подшофе» получилось бы, я полагаю.
    Единственный удручающий момент всей этой истории — это проигнорированный «гонорар успеха». Как правильно отметили коллеги — это, безусловно, не от большого ума, однако это мало утешает.
    Искренне желаю Вам успехов на профессиональном поприще и поменьше вкраплений подобного негатива.

    +12
    • 10 Декабря 2020, 12:38 #

      Уважаемый Сергей Валерьевич, благодарю за высокую оценку позиции по этому делу. Но не обошлось без анализа работы коллег на Праворубе! 
      Надеюсь, и мои труды окажут помощь коллегам!

      +9
      • 10 Декабря 2020, 13:23 #

        Уважаемый Андрей Владимирович, окажет! Отличная работа, читал и думал «наверно года 4 дадут» и тут 1,3 года, так это подарок судьбы, который не смогли бы подарить даже «решалы» за лям-два-три! Я для себя сделал вывод- никаких мимимишек с клиентами (есть конечно же  исключительно хорошие, порядочные люди), общаться с ними жестко, на уровне «обвинителя» или «Следака», приходиться иногда стукнуть об стол, чтоб привести их в чувства.  
        Такое же дело, что у меня сейчас, там ст. 127 (есть два свидетеля  которые это опровергают), статья 161, мол, после изнасилованию забрал планшет (из доказательств коробка от планшета и показания потерпевшей), статы 131 ч2 и статья 132 ч.2 (из доказательств СМЭ говорящее об отсутствии проникновения  и  отсутствии семени, ну и ее показания). Потом возбудили 228, мол, кто-то на зоне сказал что с ним торговал наркотой, после пары жалоб это статья отпала «ошиблись»! В моем случае парень молодец, как солдат все делает по инструкции, был предупреждён, любая самовольность и я выхожу из дела. Идёт судебное следствие, думаю под конец весны напишу, возможно, интересную статью...))

        +6
        • 10 Декабря 2020, 14:56 #

          Уважаемый Михаил Меликович, вы почувствовали, что осталось за кадром и не вошло в статью по этическим соображениям. Сюсюкание и кивание головой великовозрастному подзащитному далеко не всегда приводит к положительному результату. 
          Чаще, наоборот… Приходится восполнять пробелы воспитания. Быстро, ёмко, жёстко… На кону — судьба.

          +5
  • 10 Декабря 2020, 11:03 #

    Уважаемый Андрей Владимирович, замечательное окончание дела. Если результат дела хороший, то это и так бы было, а если плохой — то виноват адвокат. Такова логика большинства, которое ничего не понимает в адвокатской работе.

    +10
  • 10 Декабря 2020, 11:18 #

    (handshake)Уважаемый Андрей Владимирович, прочитала, как хорошее кино посмотрела. Как тонко подмечено поведение всех участников. Таким поведением отличаются основная масса подзащитных и их близких. А ход следствия и суд. Классика! Про гонорар успеха тоже все проходили не раз. У меня практически по каждому делу такие увещевания, при том, что сама ничего не просишь. Видимо в планах тебя заинтересовать, а когда все случилось в дело вступает пресловутая жаба, подкреплённая оправданием, что адвокат чего он сделал то, ведь это все мы. В конце суда уже так в роль входят, так верят в позицию выстроенную защитником, что искренне полагают, что именно так и было. )))

    +13
    • 10 Декабря 2020, 12:41 #

      Уважаемая Оксана Николаевна, но я здесь не указал и на помощь родных подзащитного. Многочасовые разговоры и увещевания по телефону легли на их плечи. Особенно досталось старшему брату. Не удивлюсь, если он тоже остался без слов благодарности младшенгького! Впрочем, как и мама.
      Впрочем, это уже их семейная история, которую ворошить совсем не хочется.

      +6
  • 10 Декабря 2020, 11:19 #

    Уважаемый Андрей Владимирович, замечательная статья. 
    А про гонорар успеха никто не забывает, многоуважаемые клиенты считают, что такими обещаниями подталкивают адвоката к рвению в работе.

    +10
  • 10 Декабря 2020, 12:38 #

    Уважаемый Андрей Владимирович,
    Как вы понимаете, про гонорар успеха все забыли. А что я такого сделал? Как всегда, в подобных ситуациях, без меня всё было бы лучше.Пока носил погоны, не уставал повторять, что самое главное поощрение — это неприменение дисциплинарного взыскания. В современной отечественной адвокатуре похожая ситуация: отсутствие жалобы в палату это тоже своеобразный гонорар успеха.

    +10
    • 10 Декабря 2020, 12:43 #

      Уважаемый Роман Павлович, поэтому и рад, что не обхаяли и не обвинили в реальном сроке за содеянное. 
      Хотя всё возможно. Допускаю, что другой защитник решил бы всё через оперов, до суда и координально! :))) 
      Я же не могу запретить мечтать!

      +9
  • 10 Декабря 2020, 13:14 #

    Уважаемый Андрей Владимирович, не скучно у Вас в культурной столице… филологи бьют дам сердца  по голове бутылкой и насилуют, историки расчленяют… боюсь предположить, что делают с пассиями химики и физики8-|
    Ваша работа выше всяких похвал!(Y)
    Лишь бы действительно подопечный все осознал и не раздался от него или от его родственников  новый тревожный звонок с мольбой о помощи. Вот тогда будет вполне уместным, дополнительно к гонорару за новое дело, взять гонорар успеха за предыдущее.

    +8
    • 10 Декабря 2020, 14:38 #

      Уважаемый Игорь Михайлович, и с такой ситуацией сталкивался. 
      Ведь при достигнутом результате люди всё равно обращаются именно к вам, как к проверенному делом. Да родственников-знакомых шлют именно к вам, стыдливо прося их не ссылаться на рекомендации должников по гонорарам. 
      Именно по-этому я не особенно интересуюсь, кто именно посоветовал обратиться ко мне. Ведь от этого качество моей работы не зависит ни коем образом.

      +4
    • 10 Декабря 2020, 19:10 #

      Уважаемый Игорь Михайлович,
      боюсь предположить, что делают с пассиями химики и физики8-|они берут пример с Саддама

      +4
      • 10 Декабря 2020, 20:48 #

        Уважаемый Константин Сергеевич, еще интересует каким способом математики своих врагов на ноль множат(giggle)

        +3
        • 11 Декабря 2020, 03:18 #

          Уважаемый Игорь Михайлович, имхо, при помощи этого, а для тренировки извилин, попутно высчитывают траектории рикошета 9 мм гонцов смерти;)

          +2
      • 10 Декабря 2020, 22:57 #

        Уважаемый Игорь Михайлович, а вот зря Вы не приехали на конференцию. Прочуствовали бы немного Питера изнутри:D

        +4
    • 10 Декабря 2020, 13:42 #

      Уважаемый Андрей Владимирович, всё настолько жизненно и ясно изложенно(Y), что не требует ни слова добавки. Результат(handshake) Ваша статья по сути не просто необходимый выпуск пара, считаю, что она прежде всего полезна для наших потенциальных клиентов, с тем, что бы они понимали существо и весьма непростую специфику нашей работы.
      Вспоминая разные моменты общей у нас с вами, прошедшей службы, спрашиваю себя: каков объем денежных средств явился бы более или менее адекватной денежной компенсацией описанной защиты с «лечением» вывернутого (не сказать что бы напрочь, но...) мозга вашего подзащитного, усугубленной «прелестными» взаимоотношениями с родственниками и необходимостью попутного выправления мозгов этих чудных людей? 300-400-500 тысяч рублей, за этот казалось бы обычный, рутинный труд уголовного адвоката? Мой ответ — НЕТ.
      Поясню почему.
      За недолгие годы следствия у меня не было возвращено ни одного дела на доследование и ни одного с оправдательным приговором, и достаточно редко с переквалификацией. Процент прекращенных дел (особенно по экономическим статьям) доходил до 40%. Из-за своей принципиальности (с гипертрофированной тогда жаждой всесторонней справедливости) я не боялся спорить,  а иногда и ругаться с начальством, прокурорами, их замами, многие их которых, кстати говоря, впоследствии стали мне если не друзьями, то хорошими знакомыми,  приятелями. Про нюанся с «терпилами», жуликами, их адвокатами и пр. я естественно молчу. Всё это потому, что к почти к каждому делу относился, как своему ребенку. Результат долго не заставил себя ждать — потеря здоровья. И теперь никто и ничто мне и моим близким её не компенсирует.
      А ведь подзащитный и/или его родственники требуют от адвоката полного погружения в их проблемы  и, как правило, редко остаются благодарными. При этом только попутное «лечение» их мозгов позволяет нам более или менее нормально выполнять свои профессиональные обязанности.
      Между тем, нам очень не просто направлять умы своих родных и близких в нужное, правильное для нормальной жизни в окружающем мире, русло. А с не близкими — априори гораздо тяжелее.
      Вот, будучи адвокатом семьи (где как известно не без ур… да), не так давно я вынужден был ринуться в защиту подобного чуда (отягощенного свернутым напрочь наркотиками  умишкой), поехавшего «со своим самоваром» за границу. Зарекался не браться за такую категорию дел, но пришлось... Нервное расстройство, полученное после защиты такого чуда,  при всем опыте  предыдущих лет общения с ними, таки взберидило мои старые болячки. Локализация последствий в несколько раз превысила так называемый гонорар.
      Поэтому таков был мой ответ.
      Действительно, даже небольшую госкомпенсацию того вреда здоровью, который фактически был причинен мне тяготами и лишениями службы в ОВД, в виде пенсии МВД,  среднестатический потенциальный подзащитный потянуть не может. А это всего лишь примерно 500 тыс. руб. за 1,5 года — средне статический гонорар по такого рода делам. О чем говорить дальше?
      Благо вы еще не коснулись почти повсеместно распространенного аспекта ментального копания подзащитного (его родственников) в вашем кармане по причине присутствия в нем некоторых «их» денежных средств.

      +10
      • 10 Декабря 2020, 14:52 #

        Уважаемый Роман Николаевич, меркантильную сторону этого вопроса я оставляю за пределами статьи, для конфединциального обсуждения с коллегами по цеху. 
        Допускаю, что крайне важно каждому адвокату не сопоставлять себя с подзащитным и представляемым потерпевшим. Это очень эмоционально и болезненно. И совсем не безопсасно для здоровья. 
        Когда меня спрашивают, как бы я поступил на месте подсудимого или потерпевшего,  не стесняюсь говорить, что на их месте никогда бы не оказался,  если это действительно так. Но всегда напоминаю, что судьбоносные решения принимают сами доверители. После консультаций со мной, прогноза возможных последствий, взвешивания рисков и шансов. Но сами.
        И всё равно бывают такие ночи перед процессами, когда без сна думаю о судьбе людей, доверивших мне свою защиту. Или поручивших представление интересов. И ничего не могу с собою поделать, чтобы перестать волноваться за результат.

        +8
    • 10 Декабря 2020, 15:57 #

      Уважаемый Андрей Владимирович, год и три по 131 — сказка, а не приговор.Поздравляю Вашего доверителя, ему с адвокатом точно повезло (Y)

      +8
    • 10 Декабря 2020, 16:17 #

      Уважаемый Андрей Владимирович, меня потянуло поржать!(rofl)
      Думали, считали, звонили, колебались, взвешивали, советовались, читали гениальные интернетовские подсказки, но… Через пару дней доверились и доверили, заключили соглашение на защиту того самого двадцатипятилетнего мальчика. между строк читаю — изнасиловали во все извилины ЦНС адвоката...(rofl)
      Не забирается оно.LOL!LOL!LOL!:D
      Она симпатичная сероглазая стройная шатенка с оконченным филологическим образованием и работой не по профилю ВУЗа в отделе кадров небольшой портовой фирмы.… кажется влюбился, кричали грузчики в порту(rofl)
      в ход пошла опустошённая за беседой водочная бутылка, разбитая о голову несговорчивой пассииумение обращаться с женщиной у парня не отнять!:*
      Надо решать свои проблемы до суда, с операми. так он их тоже бутылкой обработал?
      Потерпевшая тоже сопротивлялась. Царапала шею и предплечья. Вела себя агрессивно. — вот падаль! Так это она сидеть должна(rofl)
      С УДОВОЛЬСТВИЕМ ПРОЧИТАЛ, КОЛЛЕГА! СЛОГ У ВАС НЕ ХУЖЕ, ЧЕМ У ГОЯЧО ЛЮБИМОГО МНОЮ А.П. ЧЕХОВА(Y)

      +9
      • 10 Декабря 2020, 16:19 #

        Уважаемый Константин Сергеевич, спасибо за высокую оценку. Ценю Ваше мнение, как автора публикаций, которые читаются мною и коллегами с интересом и пользой!

        +7
      • 10 Декабря 2020, 16:21 #

        Уважаемый Константин Сергеевич, а по поводу привлечения потерпевшей за телесные я шутил, а юноша юмора не понял и воспринял всерьёз. Вовремя приземлил полёт фантазий.

        +4
        • 10 Декабря 2020, 16:32 #

          Уважаемый Андрей Владимирович, результат по делу — отличный! Мозг Вам выклевывали, как дикие птицы. У меня в каждом соглашении отдельная оплата за каждый телефонный мозговынос. Тарификация 5000 рэ от минуты до пяти и так далее, оплата не позднее 25 числа каждого месяца. После первого же залета на деньги, звонки от плательщиков не повторяются.

          +5
          • 10 Декабря 2020, 17:09 #

            Уважаемый Константин Сергеевич, рациональный подход. Учту в работе. 
            Ладно бы по существу дела, а то больше о природе и погоде, да что в инете очень умные люди пишут!

            +3
        • 10 Декабря 2020, 16:30 #

          Уважаемый Константин Сергеевич, натюрлих(Y)

          +3
      • 10 Декабря 2020, 19:39 #

        Уважаемый Андрей Владимирович, хорошо то, что хорошо кончается. Жаль, что эта история не закончилась хорошо для потерпевшей, для осужденного. Зато она хорошо закончилась для нас всех.
        Да! И забудьте про «гонорар успеха». То что Вам обещали явно не является «patto di quota lite», и вряд ли может быть «success fee». Нечего тут делить, чтобы взять долю. Нет тут успеха как такового. 
        Плата за честь (honorarium) берётся при самой помощи. После её оказания редко кто платит за честь. В подобных делах клиент может от щедрости своей наградить из восхищения Вами, за выдающиеся ваши качества (palmarium). Но клиенты нередко страдают merces — интересом. 
        Потому забудьте. Просто пусть платят, а остальное это на их усмотрение.

        +7
        • 10 Декабря 2020, 19:47 #

          Уважаемый Владислав Александрович, а я и не скорблю по деньгам! 
          Жизнь продолжается. А опыт, приобретенный в этом деле остался в моей копилке и мне не жалко поделиться им со всеми читателями. Это же не статья о гонорарах и способах их получения! :)
          Для потерпевшей и осуждённого эта история закончилась надеждой на новые страницы и главы в их жизненной книге. И от них самих во многом зависит их дальнейшая судьба. 
          Она не подчинила своё существование планам мести и их реализации, он пропал с просторов Питера. Глядишь, поймут произошедшее через несколько лет и осознают тот самый шанс, который подарила им жизнь.

          +9
      • 10 Декабря 2020, 21:35 #

        Уважаемый Андрей Владимирович, очень интересная публикация и результат отличный. Поздравляю!

        +6
      • 10 Декабря 2020, 21:37 #

        Уважаемый Андрей Владимирович, спасибо за проявленное внимание к статье.

        +4
      • 10 Декабря 2020, 22:05 #

        Уважаемый Андрей Владимирович, поздравляю!

        Кроме матных слов в отношении такого дерьма, которое Вам попалось в защиту, у меня лично нет. :@

        +7
      • 11 Декабря 2020, 16:28 #

        Уважаемый Андрей Владимирович, много чего хотел сказать по публикации, но коллеги, вижу, уже все сказали. И про слог, и про терпение, и про то, что Вы сделали невозможное, воспользовавшись 100 возможностями из 100 имевшихся, и все это вытащили на том самом терпении. Как мы в свое время в футболе говорили, «из «невозмоги» вытащили». 

        Что от себя могу добавить?

        Я бы вынести это систематическое высверливание мозга не смог. Подобные попытки пресекаю требованием отказаться от моей помощи, если она не устраивает. Не отказываются, но поползновения прекращают, пусть и не с первого раза.

        Да, и никакие гонорары успеха не обсуждаю — есть стоимость работы, предоплата 100%, и точка. Не надо меня мотивировать. Если кто-то вдруг потом отблагодарит — спасибо, конечно. 

        П. С. Вы молодчина (Y)(Y)(Y)

        +11
        • 14 Декабря 2020, 12:58 #

          Уважаемый Олег Витальевич, это было реально испытание воли и терпения. Но и многое поучительное я вынес для себя из той истории.
          Хочу поделиться с коллегами историей, когда хорошо продуманная и даже отрепетированная линия защиты рухнула как карточный домик при даче показаний подзащитным в суде.
          А ведь ничто этого совсем не предвещало. Люди бывают слабы в своих искушениях. Подсудимый решил поискать правду на стадии законченного предварительного и заканчиваемого судебного следствий. И получил правду в размере 4 лет реального лишения свободы. Но в том случае он оказался сам кузнец своего счастья.

          +2
      • 11 Декабря 2020, 18:30 #

        Уважаемый Андрей Владимирович, я — человек циничный, и почти всегда, за редкими исключениями, рассматриваю доверителя, как объект с проблемами, с которыми мне нужно разбираться при условии адекватного вознаграждения. 
        Нет денег? Так, я при чем?
        Гонорар успеха? Это как?
        Ваше дело, с профессиональной точки зрения, весьма интересно не правовыми, а психологическими нюансами работы с потерпевшей, что до обвиняемого — мое терпение закончилось бы на стадии предварительного следствия — нервы и здоровье дороже.

        +7
      • 11 Декабря 2020, 18:54 #

        Уважаемый Андрей Владимирович, читал и восхищался Вашим терпением в процессе работы с недофилологом.
        Полагаю, что если бы Вы знали заранее об этой его особенности, то размер гонорара для его родственников был бы увеличен в несколько раз.
        Может быть стоит предусмотреть в наших соглашениях возможность увеличения гонорара из-за тупости, глупости, неадекватности  и прочих нехороших характеристик подзащитных (клиентов, доверителей), которые оказывают неблагоприятное воздействие на психо-эмоцианальное состояние адвоката?

        +5
        • 14 Декабря 2020, 13:01 #

          Уважаемый Евгений Викторович, я из этой истории вынес очень многое для себя. А из обсуждения на Праворубе ещё больше. Надо общаться. 
          А эта история… В том числе и для коллег, чтобы вынесли урок из моих ошибок. Ведь лучше на чужих ошибках учиться. Не  так ли?

          +1
        • 14 Декабря 2020, 16:32 #

          Может быть стоит предусмотреть в наших соглашениях возможность увеличения гонорара из-за тупости, глупости, неадекватности и прочих нехороших характеристик подзащитных (клиентов, доверителей), которые оказывают неблагоприятное воздействие на психо-эмоцианальное состояние адвоката?
          Уважаемый Евгений Викторович, подобные вещи трудно определить. Насколько проявляется недакватность? А насколько увеличить гонорар? 
          У меня на подобный случай есть несколько визиток психологов. Начинает названивать человек и подолгу жаловаться на жизнь, я ему говорю: «Извините, это не правовая проблема, сам Вам помочь в этом не смогу, но вот по этому телефону можете записаться на приём к психологу, который Вас внимательно выслушает и даст соответствующий совет.»

          +2
      • 12 Декабря 2020, 09:52 #

        Уважаемый Андрей Владимирович, отличная  работа и замечательная статья!

        +4
      • 12 Декабря 2020, 11:23 #

        Уважаемый Андрей Владимирович, как правило, я не читаю публикации коллег по уголовным делам, потому как занимаюсь гражданскими. Но начав читать ваш рассказ, не смогла не дочитать его до конца. Вы не только раскрыли специфику работы по таким делам, но и сумели многое сказать что называется «между строк». Работа вами сделана на совесть, труд титанический, доверители этого не понимают, к сожалению. 
        Результат отличный, о таком мягком приговоре ваш доверитель и не мечтал! Заслуга исключительно ваша! (Y)

        +7
        • 14 Декабря 2020, 13:03 #

          Уважаемая Ольга Алексеевна, мне с этим рассказом очень помог Иван Николаевич Морохин. Обработал, подчистил и почистил. Думаю, это тоже привлекло Ваше внимание!

          +3
      • 12 Декабря 2020, 19:57 #

        Уважаемый Андрей Владимирович, читала на одном дыхании, прекрасное изложение! Сработали очень профессионально!

        +4
      • 14 Декабря 2020, 20:41 #

        Уважаемый Андрей Владимирович, восхищаюсь Вашим стилем изложения — статья супер! А результат по делу просто невозможный!  Профессиональная работа!

        +2
      • 15 Декабря 2020, 08:35 #

        Уважаемый Андрей Владимирович, с удовольствием прочитал публикацию и особенно комментарии.
        Подумал, заканчивал бы с адвокатской практикой и шел бы в частную психиатрию.

        +1

      Да 81 81

      Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

      Для комментирования необходимо Авторизоваться или Зарегистрироваться

      Ваши персональные заметки к публикации (видны только вам)

      Рейтинг публикации: «Мальчик девочку любил, а потом в тюрьме тужил… История защиты по обвинению в изнасиловании (ст. 131 УК РФ), чрезвычайно мягком приговоре и благодарности доверителя » 5 звезд из 5 на основе 81 оценок.
      Эксперт Лизоркин Егор Владимирович
      Пятигорск, Россия
      +7 (960) 228-1228
      Персональная консультация
      Независимый эксперт по наркотикам. Рецензирование экспертизы наркотиков. Помощь адвокатам в оспаривании экспертиз наркотических средств. Выезд в суд любого региона страны.
      https://lizorkin.pravorub.ru/
      Адвокат Морохин Иван Николаевич
      Кемерово, Россия
      +7 (923) 538-8302
      Персональная консультация
      Сложные гражданские, уголовные и административные дела экономической направленности.
      Дорого, но качественно. Все встречи и консультации, в т.ч. дистанционные только по предварительной записи.
      https://morokhin.pravorub.ru/
      Адвокат Архипенко Анна Анатольевна
      Южно-Сахалинск, Россия
      +7 (924) 186-0606
      Персональная консультация
      Защита прав и свобод граждан в уголовном судопроизводстве и оперативно-розыскной деятельности.
      https://arkhipenko6.pravorub.ru/
      Адвокат Фищук Александр Алексеевич
      Краснодар, Россия
      +7 (926) 004-7837
      Персональная консультация
      Банкротство, арбитражный управляющий: списание, взыскание долгов, оспаривание сделок, субсидиарная ответственность. Абонентское сопровождение бизнеса. Арбитраж, СОЮ, защита по налоговым преступлениям
      https://fishchuk.pravorub.ru/

      Похожие публикации

      Продвигаемые публикации