Полагаю, что в многолетней практике любого практикующего адвоката должны быть дела, связанные с лишением водительских прав.

Естественно, что ведя абонентское обслуживание семей, я не мог быть исключением из этого правила.

Полагаю весьма интересным недавнее дело,  включившее в себя множество разнообразных позиций защиты по данной категории правонарушений и которое я представляю Вашему вниманию в настоящей статье.

 Считаю, что этот положительный пример поможет в защите интересов и Ваших доверителей — лиц, в отношении которых ведется производство по делу об административном правонарушении (для краткости в данной статье я буду называть их подзащитными).

Перейду к сути дела.

Примерно год назад мне позвонил один из членов семьи, находящейся у меня на абонентском обслуживании, с просьбой о помощи. Он рассказал, что накануне, находясь на отдыхе у родственников в сельской местности другой области, он был задержан сотрудниками ГИБДД при управлении скутером в состоянии алкогольного опьянения.

Из разговора с ним я понял, что его задержали, составили протоколы в присутствии понятых и с фиксацией происходящего как ручной видеокамерой, так стационарной видеокамерой внутри автомобиля ГИБДД.

Его отправили на медицинское освидетельствование, где при продувании в алкотестер при видео фиксации происходящего у него установили состояние алкогольного опьянения.

По его словам, он расписался только один раз в протоколе направления на медицинское освидетельствование (МО), копию которого (как и всех остальных протоколов и актов) ему никто не вручал.

При этом, водительских прав у него при себе не было, соответственно, их никто у него их не изымал.

Лишение же его водительских прав, предусмотренное санкцией ст. 12.8 КОАП РФ было сопряжено с риском потери любимой и хорошо оплачиваемой работы в одной из Российских авиакомпаний.

Я понимал, что в таких случаях доверять словам правонарушителей особо не стоит, однако, осознавая необходимость защиты интересов моего «потенциального клиента», приступил к делу.

Понимая безнадежность чаяний по слому «местечковых связок» в совокупности с обвинительным уклоном судов по данной категории дел, сразу же была определена стратегия защиты – перевести поле потенциально предстоящей битвы на «свою» территорию (отличную от окученной местными сотрудниками ГИБДД) и искать доказательства нарушения порядка привлечения к административной ответственности.

Поэтому, данному человеку было рекомендовано: выяснить, кто является мировым судьей по месту правонарушения и обратиться к последнему с ходатайством о передаче пришедшего к нему административного материала мировому судье по месту жительства правонарушителя в Московскую область для рассмотрения дела по существу.

Данная рекомендация была выполнена.

Впоследствии на адрес правонарушителя заказным письмом пришли: копии протоколов отстранения от управления ТС, о задержании ТС, Акта освидетельствования на состояние алкогольного опьянения, протокол о направлении на МО и акт МО, а также сам протокол об административном правонарушении с сопроводительной запиской.

При беглом ознакомлении с содержимым этого письма я обратил внимание на то, что в составленных примерно в течение 30 минут протоколах отстранения, задержания ТС, акте освидетельствования на месте и протоколе направления на МО указаны 4 понятых, а также на то, что по существующим Правилам освидетельствования наличие Акта освидетельствования на месте исключает направление на МО.

После ознакомления с данными материалами я принял решение о защите «лица, совершившего правонарушение, предусмотренное ч.1 ст. 12.8 КОАП РФ».

После прихода административного материала к мировому судье в Московскую область, началась долгая и кропотливая работа по выявлению всех недостатков данного материала.

Затем, по выделению из них существенных – могущих повлиять на вынесение постановления о прекращении дела об административном правонарушении.

Среди них, выявление нарушений порядка привлечения к административной ответственности, противоречия между видеоматериалами и данными в письменных доказательствах, несоответствия между протоколами, Актами и их копиями.

Изначально я скопировал весь административный материал, в т.ч. скопировал и просмотрел видеоматериалы.

Затем детально «допросил» своего подзащитного по всем обстоятельствам увиденного и отраженного в письменных доказательствах.

Выяснилось, что один из 2 мужчин присутствующих на представленных сотрудниками ГИБДД видеозаписях не является лицом, указанным в протоколах в качестве понятого и его можно найти в той сельской местности.

Уже после разговора с данным человеком у меня появились обоснованные надежды на положительное разрешение дела.

Однако, наличие 2 распечаток алкотестера при МО со сведениями, свидетельствующими о наличии паров алкоголя в выдыхаемом воздухе в превышающем минимально допустимые пределы сдерживало мои радужные надежды.

Понятно, что надо было ввязываться в драку и позиционной, долгой борьбой убирать каждое из препятствий, которых оказалось немало.

Предварительная мною была избрана следующая тактика защиты: было принято решение первоначально «ошарашить» судью фактическими несоответствиями между протоколами и материалами видеозаписей, указать на странность присутствия 4 понятых и отсутствия их на видеозаписях, посеяв тем самым сомнения в объективности отражения вменяемого правонарушения и, следовательно, в виновности моего подзащитного.

Сразу после этого заявить о судебном поручении по допросу в моем присутствии указанных в протоколе понятых с целью выявления и процессуального закрепления «несоответствий» между их показаниями, данными ГИБДД.

Далее, при возможной встрече с инспектором ГИБДД «в местечковом суде» я был готов указать ему на доказательства внесения им исправлений и дописок в протоколы (свидетельствующие о фальсификации доказательств по делу об административном правонарушении), помещения скутера не на штрафстоянку, а на иную территорию при отсутствии в протоколе данных о собственнике скутера и его возвращении законном владельцу, а также готов разъяснить ему последствия выявления этих фактов для его дальнейшей службы.

Не скрою, моя поездка в суд по месту совершения правонарушения принесла свои результаты.

Затем было решено заявить ходатайство об истребовании могущих быть полезными для защиты сведений с места совершения правонарушения.

Отмечу однако, как часто бывает было и разочарование, омрачившее мое адвокатское расследование: в противовес утверждениям моего подзащитного был выявлен факт наличия его подписи на информированном согласии, полученном до начала проведения такой медицинской манипуляции, как МО.

Отдельно отмечу, что мною изначально (на всякий случай) были подготовлены ходатайства об исключении из числа доказательств (протоколов и Актов), полученных с нарушением закона, которые уточнялись по ходу получения соответствующих данных из учреждений и организаций в месте совершения правонарушения и подавались соответствующими партиями.

Последние из них были представлены в суд, после крайних полученных по запросам суда сведений.

Находясь в Московской области (куда инспектору  из региона вряд ли кто оплатит командировку, при отсутствии,  его желания ехать на суд в Московскую область после просветительной беседы с адвокатом – бывшим следователем по ОВД)  уже по полученным результатам, был составлен проект Позиции защиты в виде мотивировочной части постановления по делу и «забыт» в суде (для дачи возможности осознания обоснованности прекращения дела) после моего ознакомления с делом всего лишь за день (а фактически за несколько часов) до его рассмотрения по существу.

Отмечу, что пару козырей я все же намедни приберег и не указал в проекте, оставив его до реальных прений, т.е. момента когда суд в любом случае не смог бы восполнить этот существенный пробел, поскольку ч.2 ст. 29.9 КОАП РФ не предусматривает возможности вынесения определения о возвращении протокола и иных материалов органу или должностному лицу, составившим протокол, по результатам рассмотрения дела.

Первый козырь в рукаве — отсутствие в Акте МО даты выдачи документа о подготовке медработника по вопросам проведения медицинского освидетельствования и наименование наркологического учреждения, на базе которого проводилась подготовка, без чего решение о привлечении к административной ответственности подлежит отмене (Постановление Санкт-Петербургского городского суда от 13.12.2010 N 4а 1890/10).

Таким образом, в конечном счете мировому судье была представлена прилагаемая в статье несколько подредактированная Позиция защитника по делу об административном правонарушении.

Считаю, что в ней содержится основная (необходимая и достаточная для защиты по данной категории дел) информация.

Для своего окончательного спокойствия и устранения возможного сопротивления суда в прекращении дела (что обычно проявляется при рассмотрении административных протоколов особенно такой категории — по ст. 12.8 КОАП РФ), мною были заготовлен второй козырь — тезисы из дела ЕСПЧ «Карелин против России» по административному правонарушению, предусмотренному ст. 12.8 КОАП РФ, что для многих наших судей является заморским откровением, но одновременно в силу прямого действия Конституции РФ и частью нашей Российской правовой системы.

С пониманием отсутствия «местечковой заинтересованности» мирового судьи, наличия посеянных и подтвержденных сомнений в объективности и достоверности представленных ГИБДД доказательств вины подзащитного, при перспективах отписывания судьей постановления с опровержением каждого приведенного мною довода, из высказанной в прениях и приобщенной к делу Позиции защиты, я направился в суд.

Положительный результат планомерной работы защиты не заставил себя ждать.

Надеюсь и Вам что-то из приведенного в данной статье станет полезным.

P.S. Я долго ждал реакции господ из ГИБДД, как минимум, предполагая возмущение их начальника. Однако, то ли «Гайцам» было лень, то ли они вняли указанным судом ошибкам, то ли тема разъяснительной беседы или что-то иное внушило им спокойствие…  Не знаю… И хотя я был готов пообщаться с ними в апелляции, но… срок давности привлечения к административной ответственности тем временем истек, как говорится, со всеми вытекающими о из этого обстоятельства последствиями.

Документы

Вы можете получить доступ к документам оформив подписку на PRO-аккаунт или приобрести индивидуальный доступ к нужному документу. Документы, к которым можно приобрести индивидуальный доступ помечены знаком ""

1.Правовая позиция адв​оката94.5 KB
2.Постановление мирово​го судьи1.4 MB

Автор публикации

Адвокат Шелестюков Роман Николаевич
Москва, Россия
Опытный адвокат для семьи и/или бизнеса. Положительный опыт представления интересов юридических и физических лиц в суде, на предварительном следствии свыше 25 лет. +7(903)9442333. www.shelestyukov.com

Да 44 44

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Участники дискуссии: Баландин Виктор, Шелестюков Роман, Беляев Максим, Ташланов Антон, Носков Иван, Бесунова Алёна, Глухов Андрей, Цыганков Владимир, Хрусталев Андрей, Савин Сергей, Николаев Андрей, Астапов Максим

Да 44 44

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Для комментирования необходимо Авторизоваться или Зарегистрироваться

Ваши персональные заметки к публикации (видны только вам)

Рейтинг публикации: «"Лишить прав нельзя помиловать". Где будем ставить запятую? На примере защиты лица, привлекаемого к административной ответственности по ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ» 5 звезд из 5 на основе 44 оценок.

Похожие публикации