Если кто помнит, как начинались истории  с «готовыми ООО», «фирмами с директором и учредителем» — то было весьма смутное время.

Юридические лица, в состав которых входили номинальные руководители и номинальные учредители, использовались либо для уклонения от уплаты налогов, либо для мошенничества и прочих темных операций.

Законодатель, впрочем, достаточно быстро «закрутил гайки» и наделил ответственностью непосредственно реальных владельцев.

Но… Вот дошла очередь и до института банкротства. Кто-то особо одаренный и не особо добросовестный  придумал передачу конкурсного производства на юридический аутсорсинг и самоустранение арбитражного управляющего от ведения процедуры банкротства.

В юридической практике стал развиваться институт номинальных арбитражных управляющих.

Суть схемы состоит в том, что управляющий получает деньги, выведенные из конкурсной массы, а представители, выступающие от его имени, ничем не рискуют — финансовая, административная и уголовная ответственность так и остается на номинальном управляющем.

Обо всем по-порядку.

 1. Как  42,8% голосов превратились в «61,32 %» голосов и решение по выбору саморегулируемой организации, из числа которых будет утвержден конкурсный управляющий, было принято

В деле о банкротстве АО «Нефтегазмонтаж» за саморегулируемую организацию, в которой состоял арбитражный управляющий Кривобоков Александр Валерьевич, проголосовал всего один кредитор — ПАО «Сбербанк  России», обладающий 968 608 640, 20 голосов или 42,8% от общего числа голосов конкурсных кредиторов, требования которых были включены в реестр требований кредиторов АО «Нефтегазмонтаж».

Вы скажете, но ведь чтобы выбрать СРО, из числа которых будет утвержден конкурсный управляющий, нужно минимум 50% + 1 голос? И окажетесь безусловно правы.

Но... 

42,8% фактически набранных голосов руками управляющего поправили на  «61,32 %»

Получилось это по одной простой причине — в деле о банкротстве было уже три управляющих: первого управляющего снесли путем отмены решения о признании должника банкротом, дело направили на новое рассмотрение.

При новом рассмотрении снесли первого и второго кредитора-заявителя, но,  надо же так случится, что третий заявитель указал в качестве кандидатуры управляющего Морозову Т.О. — члена СРО АУ «Меркурий», аккредитованного при ПАО “Сбербанк России»

А кто знает — банк не особо жалеет ни административный, ни финансовый ресурс в подобных вопросах. Цепочка контроля выглядит следующим образом: «Сбербанк — СРО — управляющий», далее «Банк — управляющий».

Чтобы оградить Морозову Т.О. от претензий реальных кредиторов, банк всем объявил, что банкротство будет осуществлять «команда юристов Сбербанка», но… Что-то не получилось. Три месяца пассивности вызвали претензии реальных кредиторов и  Татьяна Олеговна решила написать «заявление по собственному».

Уходя, она своей ответственностью оправдала незаконные действия банка — реальным кредиторам так собраться толком и не дали, а СРО АУ «Содействие» получило  «61,32 %» голосов, вместо 42,8%. 

В итоге цена решения и незаконного назначения Кривобокова А.В. — карьера Морозовой Т.О., которая была вначале дисквалифицирована, затем решение о дисквалификации было отменено, но с деятельностью арбитражного управляющего она завязала.

 По старой доброй традиции «и так сойдет, а там слюбится, стерпится», 14.06.2018 конкурсный управляющий Морозова Татьяна Олеговна освобождена от исполнения обязанностей конкурсного управляющего АО «Нефтегазмонтаж», конкурсным управляющим утвержден Кривобоков Александр Валерьевич, чью кандидатуру предоставило то самое СРО АУ «Содействие», набравшее 42,8% голосов.

2. Передача процедуры банкротства на юридический аутсорсинг. Самоотстранение и выбор роли номинального конкурсного управляющего

За год с лишним разбирательств Кривобоков А.В. так и не появился ни на одном из судебных заседаний в деле о банкротстве АО «Нефтегазмонтаж».

Иногда его привозили, показывали кредиторам на собраниях кредиторов, но на вопросы он отвечал обычно невпопад. Он выбрал другую роль.

Его роль говорить, что всем занимаются его помощники и все документы находятся у них. Роль помощников, соответственно, говорить, что вся информация и документы находятся у конкурсного управляющего.

Классическая схема «Вася — Петя». В данном случае несущая чрезвычайно негативные последствия для самой сущности процедуры конкурсного производства. 

06.07.2018 состоялось собрание кредиторов должника, на котором по третьему вопросу повестки дня – «Привлечение специализированной организации по возмездному оказанию юридических услуг» (вопрос, поставленный на голосование по инициативе конкурсного управляющего) кредиторами было принято общее решение «Не привлекать специализированную организацию для возмездного оказания юридических услуг» (проголосовало 99,99% участников).

Чтобы обойти данный запрет, поставив в договоре дату более раннюю, чем состоялось «запретительное собрание», 18.06.2018 Кривобоков А.В.  заключил договор с ООО «Юридическая фирма Бородин и партнеры» на юридическое сопровождение деятельности конкурсного управляющего, указав общую стоимость договора «по факту оказания услуг».

По итоговой хронологии получилось, что на собрании кредиторов 06.07.2018 управляющий скрыл от кредиторов факт того, что им уже был заключен договор со специализированной организации для возмездного оказания юридических услуг, не представил собранию кредиторов какие-либо основания для привлечения указанной организации.

 Когда кредиторы узнали о данном факте и начали оспаривать его в судебном порядке, представители управляющего принесли договор  между ООО „Юридическая фирма “Бородин и Партнеры» и Коллегией адвокатов «Бородин и Партнеры». Т.е. АО «НГМ» заключило договор с ООО, ООО заключило договор с коллегией адвокатов. Суммы везде идентичные.

Чтобы сделку не признали недействительной клятвенно заверили судью, что работают чисто на энтузиазме, без текущей оплаты услуг, а то, что попросят в будущем, не превысит 150 тыс. рублей в месяц.

И Коллегия Адвокатов «Бородин и партнеры» де-факто стало управляющей компанией конкурсного производства АО «Нефтегазмонтаж», при этом де-юро ответственность осталась на конкурсном управляющем Кривобокове А.В.

 По состоянию на текущую дату, услуги управляющей компании не оплачиваются, т.е. юристы и адвокаты сопровождают процедуру банкротства АО «Нефтегазмонтаж» исключительно в расчете на перспективу.

Год работы в Москве — год судов без оплаты.

И можно было бы подумать, что это благородной альтруизм, если бы не реестр расходов денежных средств, который тщательно скрывается управляющей компанией от кредиторов должника.

 

Передача процедуры конкурсного производства на аутсорсинг — процесс страшный по своей разрушительности, т.к. сам арбитражный управляющий перестает вникать в то, что происходит в процедуре,  перестает задумываться о финансовой, административной и уголовной ответственности.

Да и зачем задумываться, если договоры заключены, маржа капает, а бизнес идет?

 Ведь лозунг «после нас хоть потоп», придуманный маркизой Де Помпадур, лозунг, который так любил употреблять Людовик XV, не оставляет надежд тем, кто заинтересован в реальной, а не формальной процедуре.

 Банкротство АО «Нефтегазмонтаж» случилось по старой доброй российской традиции — должник получил деньги заказчика, приплюсовал к ним  невозвратный кредит Сбербанка и запустил программу ликвидации юридического лица через «управляемое банкротство».

Банк, которому вся эта история с невозвратным кредитом уже порядком поднадоела, должника в этом начинании поддержал. Люди, управляющие процедурой от имени конкурсного управляющего, поставленного банком, эту задачу стараются также скорее исполнить. 

Ведь, как известно — кто старое помянет…

А там миллиардом больше, миллиардом меньше — главное отщипнуть свой кусок от тех крошек, что остались от 2,8 миллиардов рублей, выведенных должником со своих счетов.

Мораль, честь, совесть? Улыбнулись, читаем дальше.

Реальные кредиторы по схеме аутсорсинга должны выступить в роли терпил. Погудят, погудят, да и успокоятся. А там — где документами, где деньгами, да все и потушится.

Банку с его красивыми вывесками, важна имитация работы, а не сама работа.  Юридическая фирма и коллегия адвокатов и целый арбитражный управляющий борются за интересы кредиторов с одним маленьким «но».

Через это маленькое «но» никто и не занимается реальным взысканием, т.к. главное — борьба за свои крошки, отнимает все время и силы.

На самой борьбе стоит остановится подробнее, т.к. некоторые ее моменты интересны в плане противодействия недобросовестным действиям со стороны людей, наделенных полномочиями конкурсного управляющего и реакции суда, иногда крайне удивляющего своими решениями (вспомним Н.Я. Мысака, его знаменитую фразу из Постановления от 28.06.2019 про «добросовестность конкурсного управляющего»).

Николай Ярославович, если вдруг зайдете на страницы портала, прочитайте этот материал — посмотрите в том числе последствия вашего судебного акта.

Учитывая, что ответственность осталась на управляющем, для удобства описываем нарушения от его имени, хотя он  далек, очень далек от всего этого, от всей этой суеты сует, бренной процедуры банкротства:

3. Формирование реестра кредиторов с нарушением требований АПК РФ и ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» с тем, чтобы Сбербанк как можно дольше числился наиболее крупным кредитором

Формально приступив с 07 июня 2018 года к исполнению обязанностей конкурсного управляющего АО «Нефтегазмонтаж» Кривобоков А.В. сформировал реестр кредиторов, в котором отсутствовал ряд лиц, чьи требования были включены в реестр кредиторов следующими определениями Арбитражного суда г. Москвы.

То есть, конкурсный управляющий Кривобоков А.В. проигнорировал 30 вступивших в законную силу судебных актов, чем грубо нарушил требования ч.1 ст. 16 АПК РФ и абз. 10 п. 2 ст. 129 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», устанавливающих обязательность актов арбитражного суда и обязывающих конкурсного управляющего вести реестр требований кредиторов.
Данное незаконное действие конкурсного управляющего привело к необходимости повторного обращения всеми указанным кредиторами в Арбитражный суд г. Москвы с ходатайствами о включении их требований в реестр кредиторов АО «Нефтегазмонтаж».

Все это привело к лишению данных кредиторов не только права голоса на собраниях кредиторов, но и самого права участия в собраниях кредиторов АО «Нефтегазмонтаж».

4. Дальше — больше. Чтобы удержать своего кандидата на роли конкурсного управляющего, Сбербанку пришлось признать потерю залогового имущества стоимостью 745 736 657,27 рублей

Если кто помнит  историю «Как Киевское отделение Сбербанка вместо настоящих денег предпочло 3,57 миллиарда рублей залогового обеспечения — »пустышки""

банк стал наиболее крупным кредитором АО «Нефтегазмонтаж» в виду того, что «кто-то» случайно выдал невозвратный кредит в размере одного миллиарда рублей, а затем «уполномоченные господа из Сбера» заключили ряд договоров обеспечения, позволив должнику без проблем похитить деньги субподрядчкиков.

Арбитражный суд определением от 02.10.2018 признал, что залоговое отношения между АО «Нефтегазмонтаж» и ПАО «Сбербанк России» прекращены:

Судом было установлено, что требования Сбербанка включены в реестр кредиторов АО «Нефтегазмонтаж» как обеспеченные залогом имущества и имущественных прав, переданных в залог по договорам № 1996/З/1913 от 24.10.2014, № 1996/З/2067 от 29.04.2016. и № 2019/З/1989 от 09.07.2015.
...
Указанные договоры залога заключены в обеспечение обязательств АО «Нефтегазмонтаж», возникших из договора № 1996 от 24.10.2014г. об открытии не возобновляемой кредитной линии и договора № 2019 от 09.07.2015г. об открытии не возобновляемой кредитной линии.
...
Судом было установлено, что фактическое отсутствие имущества у АО «Нефтегазмонтаж» свидетельствует о том, что предмет залога, указанный в договоре залога № 1996/З/2067 от 29.04.2016, погиб или поступил во владение иного лица.

Т.е. судебным актом было объективно установлена пропажа имущества из конкурсной массы, общей стоимостью 745 736 657,27 рублей. При том, что совокупный размер залогового обеспечения Сбера изначально составлял 3,7 миллиарда рублей.

Конкурсный управляющий, которому объективно стало известно об исчезновении залогового имущества, обязанность, предусмотренную п.2 ст. 20.3 закона о банкротстве, не исполнил. И, понятное дело, исполнить не мог в виду поставленных перед ним (вернее перед управляющей компанией) целей.

А 745 миллионов, страховка залога — это ведь мелочи, когда в деле играют такие игроки.

5. Конкурсный управляющий АО «Нефтегазмонтаж» не принял в ведение имущество должника (п.2. ст. 129 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)». А зачем? Ведь есть номинальный ликвидатор. А номинальность она ведь заразна

Как следует из инвентаризационной описи № 4 от 13.09.2018 года, составленной конкурсным управляющим Кривобоковым А.В., в собственности АО «Нефтегазмонтаж» находилось 18 мобильных зданий контейнерного типа «Ахтуба» ЖК2 2,4×6, которые располагались на территории временного городка строителей в Черноземельском районе Республики Калмыкия в 13,8 км по направлению на северо-восток от п. Нарын-Худук. Данный факт также подтверждается вступившим в законную силу Решением Арбитражного суда Астраханской области от 14 июня 2018 года по делу № А06-1100/2018 и фотографиями, фиксирующими состояние временного городка строителей на 01 июня 2018 года и на 24 января 2019 года.
В нарушение требований п. 2 ст. 20.3 и п. 2 ст. 129 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» конкурсный управляющий Кривобоков А.В. не принял мер, направленных на защиту и сохранность выявленного имущества должника, следствием чего явилась полная утрата 18 мобильных зданий контейнерного типа «Ахтуба» ЖК2 2,4×6 со всем внутренним оборудованием.
Данное обстоятельство наглядно подтверждается фото и видеоматериалами, в частности двумя фотографиями, одна из которых сделана 01 июня 2018 года, а вторая — 01 февраля 2019 года.

Пример того как было: (фотография от 01.06.2018):

Пример того, как стало (фотография от 01.02.2019):

 6. Еще одна интересная «мелочь» всплыла 12.07.2018, когда состоялось собрание кредиторов по вопросу определения кандидатуры конкурсного управляющего АО «Нефтегазмонтаж». Конкурсный управляющий, действуя в интересах ПАО «Сбербанк России», грубо нарушая диспозиции ст. ст. 12, 15 127-ФЗ «О несосто-ятельности (банкротстве)» не допустил к участию в собрании кредиторов представителя «ЛУКОЙЛ-НИЖНЕВОЛЖСКНЕФТЬ-КАЛМЫКИЯ» с формулировкой о том, что якобы не изготовлено определение о включении указанного кредитора в реестр требований кредиторов должника.

А ситуация была простой — сидели за столом шесть реальных кредиторов и Сбербанк. Привезли на собрание самого Кривобокова — лично. И лично г-н Кривобоков не допустил к участию в собрании кредиторов представителя «ЛУКОЙЛ-НИЖНЕВОЛЖСКНЕФТЬ-КАЛМЫКИЯ», голос которого был решающим и мог повлиять на принятие решения о выборе кандидатуры конкурсного управляющего.

И управляющий знал, что требования включены в реестр. И кредиторы, мягко говоря, не возражали против его участия. Но…

Тем и хороша эта процедура, что каждый показал в ней свою сущность.

 7. Когда нарушения, допущенные управляющей компанией стали отражаться в соответствующих жалобах, начались судебные тяжбы по их рассмотрению. Здесь представители взяли сразу максимальный темп — на первом заседании было заявлено, что конкурсному управляющему ничего не известно про комитет кредиторов

На судебном заседании 22.11.2018 по рассмотрению ходатайства комитета кредиторов, представитель конкурсного управляющего откровенно ввела Арбитражный суд в заблуждение, заявляя, что конкурс-ному управляющему не известно про избрание комитета кредиторов и его членов.

Представитель конкурсного управляющего, оформившего и подписавшего соответствующий протокол, заявила, что соответствующего собрания кредиторов не было и что «про комитет кредиторов конкурсный управляющий слышит первый раз»

При этом согласно протоколу, оформленного и подписанного непосредственно конкурсным управляющим Кривобоковым А.В., 06.07.2018 состоялось собрание кредиторов, на котором в том числе были приняты решения по выбору членов комитета кредиторов и выбору председателя комитета кредиторов.

Следует отметить, что объяснения лиц, участвующих в деле, — разновидность личных доказательств. Доказательство, в свою очередь, это след обстоятельства, входящего в предмет доказывания. Для объяснений лиц, участвующих в деле — это память. Именно в человеческой памяти отпечатывается реальная действительность, что впоследствии позволяет установить факты прошлого путем опроса или допроса этого человека.

Но схема «Вася — Петя» фактор человеческой памяти не учитывает.

 8. Конкурсный управляющий АО «Нефтегазмонтаж» А.В. Кривобоков не проинформировал собрание кредиторов о поступлении денежных средств на счета должника и не отразил данную информацию в Отчете конкурсного управляющего о своей деятельности и о результатах проведения конкурсного производства от 27.02.2019 года.

ООО «ЛУКОЙЛ-Нижневолжскнефть-Калмыкия» 20.02.2019 года вернуло АО «Нефтегазмонтаж» гарантийные удержания порядка 12 миллионов рублей.

В Отчете конкурсного управляющего о своей деятельности и о результатах проведения конкурсного производства, который был составлен через неделю после данного факта, в разделе сведения о размере денежных средств, поступивших на основной счет должника, об источниках данных поступлений поступившие деньги отражены не были.

Да и зачем — все же на альтруизме. Правда потом указанные суммы как-то растворились в каких-то расходах, но, это ведь потом.

Таким образом, конкурсный управляющий скрыл сведения о денежных средствах, находящихся на счете, и тем самым ввел конкурсных кредиторов в заблуждение.

Как отмазался управляющий? Да очень просто — сказал, что выписку с расчетно счета получил поздно в банке. А системы дистанционного банковского обслуживания не использует… Ведь там всего-ничего — порядка 12 миллионов рублей.

9. Касаемо самих жалоб и сведений об их удовлетворении, представители управляющей компании решили их не раскрывать. В нарушение п.6 статьи 20.4 закона о банкротстве, не включили в ЕФРСБ сведения о судебных актах о признании действий арбитражного управляющего незаконными в течение трех дней с даты вступления соответствующего судебного акта в силу

Управляющий компанией была выбрана тактика «ничего не вижу, ничего не слышу, ничего никому не скажу».

И судебные акты, которыми действия управляющего признавались не соответствующим закону, не публиковались в ЕФРСБ с тем, чтобы не тревожить ни управляющего, ни других участников. 

  • Определение Арбитражного суда города Москвы от 18.03.2019 о несоответствии закону действий арбитражного управляющего 18.03.2019 28.05.2019 (через 41 день) п.6 статьи 20.4 ч. 3.1 ст. 14.13 КоАП
  • Определение Арбитражного суда города Москвы от 25.05.2019 о несоответствии закону действий арбитражного управляющего 25.05.2019 По состоянию на 04.06.2019 не включен п.6 статьи 20.4 ч. 3.1 ст. 14.13 КоАП

 Ведь в процедуре «все нормально» с позиции управляющей компании. Ей ничего не грозит и грозить не может. Под «расстрел» — интересы управляющего и интересы кредиторов.

10. Конкурсный управляющий  ограничил право конкурсных кредиторов на получение информации о ходе конкурсного производства в отношении должника. Cкрыл от кредиторов размер вознаграждения, который планирует потратить на сторонние организации, а также не предоставил договоры со сторонними организациями, отчеты о выполненных работах и оказанных услугах, не обосновал целесообразность заключения указанных договоров

 Согласно «Сведений о лицах, привлеченных арбитражным управляющим для обеспечения своей деятельности», Кривобоков А.В. установил размер вознаграждения «по факту оказания услуг»:

  • ООО «Юридическая фирма «Бородин и партнеры»;
  • ИП Полиенко А.А.;
  • ООО «Охрана и безопасность».

Кроме этого, конкурсный управляющий отразил в своем отчете сведения о заключении договора подряда на демонтаж строительного городка  с ИП Форманенко С.Г., размер вознаграждения по которому в сумме 5 000 000 рублей, показался кредиторам завышенным (монтаж данного городка обошелся в три раза дешевле).

На собрании кредиторов, которое состоялось 30.05.2019 предоставить указанные договоры, а также результаты финансового анализа, заключение о наличии признаков преднамеренного банкротства, представителю работников должника Шаруда В.А. конкурсный управляющий Кривобоков А.В. отказался, сославшись на необходимость ознакомления с материалами заблаговременно.

(Схема «Вася — Петя»)

Представителю ООО «Стройиндустрия», который заблаговременно, в период с 23.05.2019 по 30.05.2019 пытался ознакомиться с вышеперечисленными договорами, уполномоченные конкурсным управляю-щим лица пояснили, что с материалами можно будет ознакомится только на собрании кредиторов 30.05.2019.

(И здесь «Вася — Петя»)

На запросы комитета кредиторов о предоставлении вышеуказанной информации, конкурсный управляющий не ответил.

Запрос ООО «Стройиндустрия» о предоставлении документов, также остался без ответа.

Журнал ознакомления с документами конкурсного управляющего не содержит данных об ознакомлении с договорами, заключенными со сторонними организациями, финансовым анализом, заключением о наличии признаков преднамеренного банкротства, реальных кредиторов АО «Нефтегазмонтаж».

Договор с ООО «Юридическая фирма «Бородин и партнеры» представители управляющего предоставили только после обращения ООО «Стройиндустрия» в Арбитражный суд города Москвы и прямого указания судьи Арбитражного суда на обязательность предоставления договора.

11.  «Слепость и глухость» к техническим организациям бенефициара должника - непринятие мер по взысканию дебиторской задолженности АО «Нефтегазмонтаж» 

Как следует из Акта инвентаризации № 3 от 26.01.2017 года, составленного конкурсным управляющим Басковым И.Г., АО «Нефтегазмонтаж» имело права требования на сумму 1 535 062 028 (один миллиард пятьсот тридцать пять миллионов шестьдесят две тысячи двадцать восемь) рублей 77 копеек.

А вместе с тем, большая часть этих денег пошла на покупку активов, в том числе за рубежом.

Причины, по которым управляющая компания «слепа и глуха» к основному потенциалу для взыскания, оставим за скобками.

12. Конкурсный управляющий АО «Нефтегазмонтаж» не предоставил собранию кредиторов и в Арбитражный суд отчет об использовании денежных средств. Не смотря на юридический альтруизм управляющей компании, все расходы тщательно скрываются

В соответствии с пунктом 2 Общих правил подготовки отчетов (заключений) арбитражного управляющего, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 22.05.2003 № 299 (далее — Общие правила), арбитражный управляющий при проведении в отношении должника конкурсного производства составляет отчеты о своей деятельности, об использовании денежных средств должника, о результатах проведения конкурсного производства.

Кредиторы должника неоднократно обращались к управляющему с требованиями о предоставлении пояснений по факту траты денежных средств должника, на которые управляющий не представил внятного ответа.

Cвоими действиями конкурсный управляющий фактически лишил кредиторов и арбитражный суд, рассматривающий дело о банкротстве должника, возможности осуществлять контроль за деятельностью арбитражного управляющего, поскольку на основании изложенных в отчете сведений невозможно получить полную и достоверную информацию о расходах на проведение процедуры конкурсного производства, их составе и реальном размере.

Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 30.05.2019 дана точная характеристика отношению Кривобокова А.В. к полномочиям конкурсного управляющего АО «Нефтегазмонтаж»:

«Иное поведение управляющего может свидетельствовать либо о грубой некомпетентности конкурсного управляющего должника, либо о его недобросовестности.» (лист 3 постановления).

«Довод апеллянта о незаконности комитета кредиторов отклонен судом, поскольку факт избрания собранием кредиторов должника комитета кредиторов опубликован в ЕФРСБ сообщением конкурсного управляющего от 12.07.2018 №2859470. Согласно письменным пояснениям ООО «ПрофБК», представленным в суд первой инстанции, к указанному сообщению приложена копия протокола собрания кредиторов от 06.07.2018, на котором избран состав комитета кредиторов, протокол заверен подписью конкурсного управляющего Кривобокова А.В. Вышеуказанное свидетельствует о злоупотреблении правом со стороны конкурсного управляющего Кривобокова А.В.» (лист 4 постановления)

 Весь смысл аутсорсинга процедуры конкурсного производства сводится, не к удовлетворению прав и законных интересов участников дела о банкротстве, а в марже, которую управляющий получает из разницы между денежными средствами, выведенными со счетов должника в пользу третьих лиц и фактически понесенными расходами.

Управляющий своей пассивностью и самоустранением прямо полагает, что собрание кредиторов, комитет кредиторов, представитель работников должника, иные участники процедуры банкротства АО «Нефтегазмонтаж», не аффилированные с конкурсным управляющим, не имеют права на какую-либо достоверную информацию о ходе конкурсного производства, подтвержденную первичными документами.

Что дальше:

Когда субъект не несет никакой ответственности, незаконность его действий ничем не ограничена.

Кривобоков Александр Валерьевич трижды в течение года привлекался к административной ответственности по ч.3 ст. 14.13 КОАП РФ «Неправомерные действия при банкротстве»:

Одно дело по ч. 3.1. КоАП РФ назначено на 18.09.2019:

Дело № А40-194350/2019 АС города Москвы

Две жалобы кредиторов с ходатайствами об остранении управляющего еще не рассмотрены.

Но главный смысл не в этом, он в другом.

Передача процедуры банкротства на аутсорсинг и использование номинальных арбитражных управляющих — крайне опасная тенденция. Развитие этого института нужно пресечь на корню.

Самое интересное, что Верховный суд обратил внимание на данное явление, а управляющий, который стал фигурантом судебного акта состоял в том же СРО АУ, что и Кривобоков А.В,: Федор Мерешкин, член СРО АУ «Содействие»:

«Управляющий «Армакс Групп» Федор Мерешкин заключил агентский договор с ООО «Приоритет» на текущее управление должником… Одновременно Мерешкин зарезервировал для себя 1,5 млн руб. на выплату вознаграждения от дохода с аренды. При этом он сообщал кредиторам, что средств на оплату текущих платежей нет.»

 Что это — совпадение или новый вид бизнеса?

 в том споре решающий разворот сделал Верховный Суд:

Управляющий вправе передавать полномочия, но не так много, чтобы фактически отстраниться от руководства текущей деятельностью банкрота», – Верховный суд. в определении № № 310-ЭС17-14074 от 25.02.2019 по делу № А14-6753/2015 

В деле о банкротстве АО «Нефтегазмонтаж» разворот только осуществляется. 

Соавторы: Петров Андрей Анатольевич

Документы

1.Об утверждении конку​рсного управляющего219.8 KB
2.Заявление о пересмот​ре по вновь открывши​мся обстоятельствам86 KB
3.Пропажа залогов Сбер​банка226 KB
4.Жалоба комитета кред​иторов содержащая хо​датайство об отсране​нии75 KB
5.Об отказе в отстране​нии конкурсного упра​вляющего230.5 KB
6.Дополнение к жалобе ​Комитета кредиторов ​(назначил отдельно)421.5 KB
7.О несоответствии зак​ону действий арбитра​жного управляющего о​т 18.03.2019227.7 KB
8.О несоответствии зак​ону действий конкурс​ного управляющего от​ 27 мая 2019240.3 KB

Все документы в данном разделе доступны только профессиональным участникам портала, имеющим PRO-аккаунт.

Для доступа к документам необходимо авторизоваться

Автор публикации

Адвокат Фищук Александр Алексеевич
Москва, Россия
Сопровождение налоговых проверок, досудебное урегулирование налоговых споров. Арбитраж,судебное представительство.Защита интересов бизнеса и его бенефициаров, в т.ч. в делах банкротcтве, 44-ФЗ,223-ФЗ

Да 25 25

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Участники дискуссии: Коробов Евгений, Гурьев Вадим, Сизоненко Александр, Фищук Александр
  • Адвокат Гурьев Вадим Иванович 21 Августа, 23:45 #

    Уважаемый Александр Алексеевич, еще один конкурсный управляющий, еще один будущий сиделец ;(
    Скольких уже наловили карательные органы.

    +2
  • Юрист Коробов Евгений Алексеевич 25 Августа, 00:01 #

    Уважаемый Александр Алексеевич, закон писался под таких как раз дельцов и даже, скорее всего, такими дельцами. Кто придумал, что такой объём должен тащить один КУ? ИП, маленькую организацию да. Но с многомиллиардными долгами должна банкротить организация КУ, а такового нет. Причем такие организации КУ должны иметь страховку своим действиям.

    +1
    • Адвокат Фищук Александр Алексеевич 25 Августа, 03:58 #

      Уважаемый Евгений Алексеевич, термин «дельцы» крут, как и «дельце»! Про законы — безусловно, добавляем еще различных уполномоченных лиц и получаем множество небольших «делец», которые составляют одно большое «дело». Причем как в философском так и в правовом значении.

      +1
      • Юрист Коробов Евгений Алексеевич 25 Августа, 11:22 #

        Уважаемый Александр Алексеевич, отмечу, что сложившаяся практика по делам о банкротстве свидетельствует о том, что конкурсный управляющий представляет интересы не самого банкротства как такового, а интересы конкретной стороны. Обычно стороны должника, но иногда и интересы кредитора. В результате чего другой стороне наносится непоправимый ущерб, а правосудие низводится  в продажный орган. 
        Беда нашего судопроизводства, так будет правильней назвать сей орган государственной власти, в том, что он не принимает никаких мер по привлечению лиц, осуществляющих фактическую преступную деятельность в рамках гражданского и арбитражного судопроизводства.
        Поэтому в законотворчестве и в судах принимают участие и дельцы и появляются дельца. Это как про ж… у: она есть, а слова такого нет! ;)

        0
        • Адвокат Фищук Александр Алексеевич 25 Августа, 12:13 #

          Уважаемый Евгений Алексеевич, да, согласен. Плюс представьте себе ситуацию, когда интересы должника и наиболее крупного кредитора совпадают. А управляющий — так, гонец за своими крошками маржи. Вроде как — нонсенс, такое невозможно, противоположные цели, но — нет, возможно. Все определяют дельцы. Как-то чрезмерно много их стало, даже для такой большой страны как наша.

          +1
  • Адвокат Сизоненко Александр Аркадьевич 26 Августа, 16:25 #

    Уважаемый Александр Алексеевич, интересное дело. А можно ли в этом деле исключить коррупционную составляющую в отношениях между КУ и судом?

    0
    • Адвокат Фищук Александр Алексеевич 27 Августа, 04:58 #

      Уважаемый Александр Аркадьевич, там немного все сложнее. Но, с учетом того, что эти публикации представители Сбербанка распечатывают, заверяют у нотариуса и несут в Суд (включая наши с Вами комментарии), то тут оставим ответом на Ваш вопрос "..." Судья в первой инстанции, видимо, хочет разобраться в деле — но не в его интересах отстранять КУ, т.к. это приведет к затягиванию процесса, а это уже третий КУ.
      Хотя есть определение об отказе в отстранении по ходатайству комитета кредиторов — весьма странное определение. Есть судебный акт кассационной инстанции, также весьма и весьма странный. И это далеко не все. Но не будем огульно обвинять — если кто-то был ангажирован — пусть это останется на его совести.

      +1

Да 25 25

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Для комментирования необходимо Авторизоваться или Зарегистрироваться

Ваши персональные заметки к публикации (видны только вам)

Рейтинг публикации: «Номинальный конкурсный управляющий: грязные технологии банкротства АО "Нефтегазмонтаж"» 4 звезд из 5 на основе 25 оценок.

Похожие публикации