С просьбой о защите молодого человека, обвиняемого по  ст.ст.30 ч.3 и 228.1 ч.5 УК РФ в покушении на незаконный сбыт наркотических средств в особо крупном размере группой лиц по предварительному сговору и находившегося под стражей, обратились его родители,  порядочные и уважаемые люди, для которых известие о привлечении к уголовной ответственности сына, ранее ни в чем подобном не замеченном, с весьма мрачной судебной перспективой (наказание в виде лишения свободы от 15 лет и выше) подействовало очень и очень угнетающе.

Не сразу согласился, поскольку предварительное следствие уже завершалось (что тут можно было успеть?), защита с самого начала осуществлялась адвокатом по соглашению, а при ознакомлении с фабулой обвинения сомнения лишь усилились: молодой человек с примением ноутбука в сети Интернет связался с неустановленным лицом (так и остался неустановленным) и получил от него по наводке в «тайнике» для последующего распространения путем «закладок» наркотическое средство в особо крупном размере. В съемной квартире с применением весов расфасовал часть наркотических средств, поместил их на балконе, после чего удалив записи с ноутбука стал выходить из квартиры, но был встречен сотрудниками ФСБ, продемонстрировавшим ему постановление суда о разрешении провести ОРМ «Обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств».

Далее последовали осмотр квартиры, обнаружение наркотических средств, весов и прочих  необходимых для подобных случаев атрибутов, исследование и экспертиза, задержание и заключение под стражу.

Мера пресечения защитником обжаловалась, но апелляционной инстанцией была оставлена без изменения.

Предварительное следствие сопровождалось признанием вины и чистосердечным раскаянием обвиняемого, так что у следователя какие-либо трудности не возникли и по истечении двухмесячного срока было составлено обвинительное заключение с указанием на смягчающее  обстоятельство — п. «и» ч.1 ст. 61 УК РФ – активное способствование раскрытию и расследованию преступления.

Вопросы к соблюдению процессуального законодательства возникли при ознакомлении с материалами уголовного дела, но задавать их следователю или прокурору не стал, не надеясь на взаимопонимание, и в суд пошло бы «отполированное» благодаря усилиям защитника уголовное дело и, самое главное,  вполне возможно — без указания на смягчающее обстоятельство.

В прениях обвинитель продемонстрировал гуманность и предложил суду назначить наказание с учетом смягчающего обстоятельства и применением ст. 64 УК РФ  – 10 лет лишения свободы.

Подзащитный признал себя виновным и уверил суд в своем чистосердечном раскаянии.

Свою речь я начал с недоумения – как можно признать виновным в покушении на сбыт наркотических средств в особо крупном размере, если большая часть наркотических средств не была расфасована и не была готова к сбыту?

После этого добавил, что удалив переписку с ноутбука  по собственной инициативе, до встречи с сотрудниками ФСБ, подзащитный прервал отношения с поставщиком наркотических средств, исключил возможность сообщать ему сведения о закладках, получать оплату и т.д., и тем самым прервал схему распространения и сбыта наркотических средств.  Разве это не свидетельствует о добровольном отказе от преступления?

Далее изложил перед судом факты, выявленные при ознакомлении со справкой и заключением эксперта:

1. В справке указано, что на исследование представлено «порошкообразное вещество белого цвета неоднородное…» (из справочника химика – к неоднородным относятся смеси, в которых обнаруживаются частицы двух или нескольких веществ), но экспертизой не установлено вещество, которое входило в состав наряду с выявленным наркотическим средством. Более того, в заключении эксперта факт о неоднородности вещества не был отражен.

Тогда как, согласно п.4 постановления Пленума ВС РФ от 15.06.2006 №14 если наркотическое средство, включенное в список 1, входит в состав смеси (препарата), содержащей более одного наркотического средства, его количество определяется весом всей смеси по наркотическому средству, для которого установлен наименьший значительный, крупный или особо крупный размер.

И тем самым не установив вещество, которое входило в состав смеси наряду с выявленным наркотическим средством, невозможно было определить размер наркотического средства, на основании которого квалифицируются действия подсудимого.

2. Если исходить  как из справки, так и заключения эксперта, то масса непосредственно наркотических средств не была определена, поскольку взвешивание осуществлялось без учета веса тары.

3. Как в справке, так и в заключении эксперт, сообщая о массе порошкообразного вещества, обязательно ссылался на то, что данная масса установлена на момент взвешивания.

Значение данной ссылки раскрывается в справке эксперта, где указано, что представленные на исследование вещества обладают развитой поверхностью, поэтому их масса может меняться как в сторону уменьшения, так и в сторону увеличения, в зависимости от способов упаковки, хранения и транспортировки.

Но при этом эксперт как в справке, так и в заключении не указал, произошли ли и какие именно изменения массы вещества в период времени от обнаружения до поступления на исследование к эксперту.

После этого напомнил, что был составлен лишь Протокол «обследование помещений, зданий, сооружений…», т.е. проведенного ОРМ, где был указан лишь факт обнаружения белого порошкообразного вещества, но не изъятия, тогда как, согласно ч.1 ст.15 ФЗ «Об ОРД» в случае изъятия предметов при проведении гласных ОРМ должностное лицо, осуществившее изъятие, составляет протокол в соответствии с требованиями Уголовно-процессуального законодательства РФ.

Что дает основание утверждать, что обнаруженное при проведении ОРМ  порошкообразное вещество в установленном как ФЗ «Об ОРД», так и УПК РФ порядке не изымалось и, как следствие, все последующие действия с обнаруженным веществом процессуально неправомерны и незаконны, в том числе и результаты исследования и заключение эксперта..

Поскольку возникает вопрос, на который нет ответа: проводились ли исследования и экспертиза именно с теми веществами, которые были обнаружены при проведении ОРМ «Обследование помещений, зданий, сооружений…».

В завершении я попросил суд постановить оправдательный приговор в связи с отсутствием в деянии подсудимого состава преступления. Имею же я право, согласно ст.6 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», занимать позицию вопреки воле доверителя, если убежден в его самооговоре.

Реплик от обвинителя не последовало.

В приговоре изложенные мной доводы не были упомянуты, но я не особенно обиделся, поскольку суд, сосредоточившись на смягчающем обстоятельстве, предусмотренном п. «и» ч.1 ст. 61 УК РФ, с применением  ст. 64 УК РФ назначил наказание — 5 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режим.

Но в данном случае может обидеться обвинитель, а потому ждем продолжения.

Документы

1.PDF - IMG_14742.8 MB

Все документы в данном разделе доступны только профессиональным участникам портала, имеющим PRO-аккаунт.

Для доступа к документам необходимо авторизоваться

Да 47 47

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Участники дискуссии: Пятицкий Евгений, Шарапов Олег, Щербинин Евгений, Исянаманов Ильдар, Ильин Александр, Шмелев Евгений
  • 25 Сентября, 10:21 #

    Уважаемый Ильдар Салихьянович, спасибо за интересную публикацию! (handshake) Добавил в избранное!

    +4
  • 25 Сентября, 15:13 #

    Уважаемый Ильдар Салихьянович, мои поздравления (handshake)
    Суд принял компромиссное решение с учетом всех недостатков следствия.
    Однажды, я обрисовал судье процессуальную ситуацию, на что судья мне ответила — "что теперь, оправдывать его что ли", вот так и работаем :) вместо оправдания мягкий приговор

    +3
    • 25 Сентября, 17:45 #

      Уважаемый Александр Валерьевич, спасибо! Можно сказать, что с судьей повезло, а мог бы просто назначить наказание в пределах, предусмотренных статьей. Или прислушаться к обвинителю

      +3
  • 25 Сентября, 17:54 #

    Уважаемый Ильдар Салихьянович, отличная работа. Если бы не ваши усилия, не было столь мягкого приговора. Я соглашусь с уважаемым Александром Валерьевичем, судьи у нас, вместо оправдательных приговоров идут на всяческие компромиссы.

    +1
    • 26 Сентября, 08:04 #

      Уважаемый Евгений Федорович, спасибо! Мне иногда бывает жалко судей — видно, что неплохой человек, понимает и переживает, но вынужден идти на компромисс (в лучшем случае).

      +2
  • 26 Сентября, 19:00 #

    Уважаемый Ильдар Салихьянович, класс! Такая двойная ловушка для судьи и прокурора. Мои поздравления(Y)

    +2
  • 27 Сентября, 03:22 #

    Уважаемый Ильдар Салихьянович, очень редко в суде звучит разбор обстоятельств по веществу, как Вы описали. ЗдОрово!
    А позиция прокурора улыбнула: он потребовал применить ст. 64, но наказание попросил МАКСИМально возможное, с учетом 3-30 и 1-62!

    +2
    • 27 Сентября, 09:08 #

      Уважаемый Олег Александрович, спасибо! Если покопаться в справках и заключениях экспертов, то можно найти интересное и полезное для защиты. Следователи, как правило, читают только выводы, по себе знаю.

      +2

Да 47 47

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Для комментирования необходимо Авторизоваться или Зарегистрироваться

Ваши персональные заметки к публикации (видны только вам)

Рейтинг публикации: «"Двойная защита" при обвинении по ст.ст.30 ч.3 и 228.1 ч.5 УК РФ» 5 звезд из 5 на основе 47 оценок.

Похожие публикации

Продвигаемые публикации