«Российская газета» опубликовано 29 мая 2013 г.  Федеральный выпуск №6089
Вступает в силу 21 мая 2013 г.
Именем Российской Федерации

КС РФ в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,
с участием полномочного представителя Совета Федерации в КС РФ А.И. Александрова,
руководствуясь ст.125 ч.4 Конституции РФ, пунктом 3 части первой, частями третьей и четвертой статьи 3, частью первой статьи 21, статьями 36, 74, 86, 96, 97, 99, 101, 102 и 104 Федерального конституционного закона «О КС РФ»,
рассмотрел в открытом заседании дело о проверке конституционности ч.2 и ч.4 ст.443 УПК РФ.
Поводом к рассмотрению дела явились жалоба гражданина С.А. Первова и запрос мирового судьи судебного участка N 43 города Кургана. Основанием к рассмотрению дела явилась обнаружившаяся неопределенность в вопросе о том, соответствуют ли Конституции РФ оспариваемые заявителями законоположения.
Поскольку жалоба и запрос касаются одного и того же предмета, КС РФ, руководствуясь ст.48 Федерального конституционного закона «О КС РФ», соединил дела по этим обращениям в одном производстве.
Заслушав сообщение судьи-докладчика Н.В. Мельникова, объяснения представителя Совета Федерации, выступления приглашенных в заседание представителей: от ВС РФ — судьи ВС РФ А.С. Червоткина, от Министерства юстиции РФ — Е.А. Борисенко, от Генерального прокурора РФ — Т.А. Васильевой, исследовав представленные документы и иные материалы, Конституционный Суд РФ установил:
1. В соответствии со ст.443 УПК РФ суд, признав доказанным, что деяние, запрещенное угол.законом, совершено лицом в состоянии невменяемости, выносит постановление о прекращении угол. дела и об отказе в применении принудительных мер мед.характера, если это лицо не представляет опасности по своему психическому состоянию либо им совершено деяние небольшой тяжести; одновременно суд решает вопрос об отмене меры пресечения ч.2; при прекращении угол. дела по основанию, предусмотренному частью второй данной статьи, копия постановления суда в течение 5 суток направляется в орган здравоохранения для решения вопроса о лечении или направлении лица, нуждающегося в психиатрической помощи, в психиатрический стационар ч.4.
1.1. Руководствуясь ст.21 «Невменяемость» УК РФ и п. 2 ч.1 ст. 24 «Основания отказа в возбуждении угол. дела или прекращения угол. дела» УПК Р.Ф, мировой судья судебного участка N 81 в Советском районе г.Красноярска постановлением от 22.11.2011 года прекратил угол.преследование в отношении страдающего психическим расстройством гражданина X., обвинявшегося в совершении деяний, предусмотренных ч.1 ст.116 «Побои», ч.1 ст. 119 «Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью» (5 эпизодов) и ч.1 ст.130 «Оскорбление» (7 эпизодов) УК РФ. Отказывая в применении в отношении X. принудительных мер мед. характера, мировой судья исходил из того, что совершенные им деяния относятся к категории преступлений небольшой тяжести, и не принял во внимание содержавшиеся в заключении судебно-психиатрической экспертизы выводы о том, что обвиняемый представляет опасность для себя и окружающих и нуждается в принудительном лечении в психиатрическом стационаре общего типа.
Советский районный суд г.Красноярска, исключив из обвинения ч.1ст. 119 УК РФ по одному из эпизодов (в связи с истечением срока давности привлечения к угол. ответственности) и ч.1 ст.130 УК РФ (в связи с декриминализацией), постановлением от 11 мая 2012 года оставил постановление мирового судьи в части отказа в применении принудительных мер мед.характера без изменения. Постановление суда апелляционной инстанции, в свою очередь, оставлено без изменения кассационным определением судебной коллегии по угол.делам Красноярского краевого суда от 24.07.2012 г.При этом суды не нашли оснований для направления в КС РФ запроса о проверке конституционности части второй статьи 443 УПК РФ, на которую они сослались как на не предусматривающую применение принудительных мер мед.характера к страдающему психическим расстройством лицу, совершившему в состоянии невменяемости запрещенное угол. законом деяние небольшой тяжести, и на неконституционность которой указывал адвокат гражданина С.А. Первова — потерпевшего по данному уголовному делу.
Нарушение ч.2 ст.443 УПК РФ своих прав, гарантированных статьями 17, 18, 45 ч.1, 46 ч.1и  52 Конституции РФ, гражданин С.А.Первов связывает с тем, что ее положения не обеспечивают государственную защиту достоинства личности, жизни и здоровья потерпевших, поскольку допускают отказ от принудительного лечения лица, страдающего психическим расстройством и совершившего запрещенное уголовным законом деяние в состоянии невменяемости, несмотря на сохраняющуюся общественную опасность этого лица, что может повлечь новые аналогичные или более тяжкие действия с его стороны.
1.2. В производстве мирового судьи судебного участка N 43 г.Кургана В.Г. Зайцевой находится уголовное дело о применении принудительных мер мед.характера в отношении гражданина А., который, как следует из соответствующего постановления следователя, 24.07. 2012 г.совершил в состоянии невменяемости деяния, предусмотренные ч.1 ст.116 «Побои» и ч.1ст. 119 «Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью» УК РФ. По имеющейся в распоряжении мирового судьи информации, в 1999 г.и в 2003 г. А. освобождался от угол.ответственности за совершенные в состоянии невменяемости деяния, предусмотренные ч.1,4 ст. 111 «Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью» УК РФ, с применением принудительных мер мед.характера, а 04.07.2012 г.он был освобожден от уголовной ответственности без применения принудительных мер мед.характера за нанесение побоев потерпевшей, которая является участницей уголовного судопроизводства и по данному уголовному делу. При этом согласно заключению судебно-психиатрической экспертизы имеющееся у А. психическое расстройство (с учетом его течения, неоднократности совершения общественно опасных деяний и склонности к злоупотреблению алкоголем) представляет опасность для него и других лиц, может повлечь причинение иного существенного вреда, в связи с чем ему рекомендовано принудительное лечение в психиатрическом стационаре специализированного типа.
Приостановив производство по данному уголовному делу, мировой судья В.Г. Зайцева обратилась в КС РФ с запросом о проверке конституционности частей второй и четвертой статьи 443 УПК РФ. По мнению заявительницы, оспариваемые ею нормы, обязывая суд вынести постановление о прекращении уголовного дела и об отказе в применении принудительных мер мед.характера без учета существенных обстоятельств дела, не согласуются с требованиями справедливости и соразмерности в регулировании общественных отношений, исключают в соответствующей части исполнение обязанности государства защищать права и свободы граждан, обеспечивать законность и правопорядок, а значит, противоречат статьям 1 ч.1, 2, 17 ч.3, 21 ч.1, 45 ч.1, 52, 55 ч.1,3, 71, п. «в», «о»и 72 п.«б» ч.1 Конституции РФ.
1.3. В силу требований статей 74, 96, 97, 101 и 102 Федерального конституционного закона «О КС РФ» КС  РФ  по жалобам граждан на нарушение конституционных прав и свобод и по запросам судов проверяет конституционность оспариваемых заявителями законоположений в той части, в какой они были применены (подлежат применению) в конкретном деле, и принимает постановление только по предмету, указанному в обращении, и лишь в отношении той части акта, конституционность которой подвергается сомнению, оценивая как буквальный смысл этих законоположений, так и смысл, придаваемый им официальным и иным толкованием, а также сложившейся правоприменительной практикой, и исходя из их места в системе правовых норм.
Соответственно, предметом рассмотрения КС РФ по настоящему делу являются взаимосвязанные положения ч.2 и 4 ст.443 УПК РФ, на основании которых суд, осуществляющий производство о применении принудительных мер мед.характера в отношении лица, совершившего запрещенное угол. законом деяние в состоянии невменяемости и по своему психическому состоянию представляющего опасность, выносит постановление о прекращении угол. дела и об отказе в применении принудительных мер мед.характера, если совершенное деяние отнесено к преступлениям небольшой тяжести, и направляет копию постановления о прекращении угол. дела в орган здравоохранения для решения вопроса о лечении или направлении лица, нуждающегося в психиатрической помощи, в психиатрический стационар.
При этом в настоящем деле КС РФ не оценивает конституционность положений уголовного закона, определяющих виды принудительных мер медицинского характера ст.100 и 101 УК РФ.
2. Провозглашая человека, его права и свободы высшей ценностью, а признание, соблюдение и защиту прав и свобод человека и гражданина — обязанностью государства, Конституция РФ относит к числу неотъемлемых и неотчуждаемых прав, принадлежащих человеку от рождения и охраняемых государством, право каждого на жизнь, защиту своей чести и доброго имени, право на личную неприкосновенность, исключающее незаконное — как физическое, так и психическое — воздействие на человека и, соответственно, не допускающее насилие, другое жестокое или унижающее человеческое достоинство обращение, а также право каждого на охрану здоровья и медицинскую помощь (ст.ст. 2,20; ч.1; ст.21, ч. 2; ст.22, ч.1; ст.23, ч.1; ст. 41, ч. 1).
Реализация указанных конституционных прав предполагает обязанность государства осуществлять комплекс мер, обеспечивающих не только безопасность личности от преступных и иных общественно опасных посягательств, но и получение гражданами необходимой медико-социальной помощи с учетом права каждого свободно принимать решение об обращении за медицинской помощью и о прохождении курса лечения. Отсутствие соответствующих правовых гарантий означало бы недопустимое вмешательство государства в сферу индивидуальной свободы, которая в силу ст. 55 ч.3 Конституции РФ может быть ограничена только в конституционно значимых целях и только в определенных, установленных ФЗ случаях.
К числу таких случаев относится наличие у лица психического расстройства, обусловливающего непосредственную опасность для него или окружающих, о существовании которой свидетельствует, в частности, совершение им общественно опасного деяния, содержащего совокупность объективных признаков преступления. Возможность ограничения прав этих лиц допускается утвержденными Генеральной Ассамблеей ООН Принципами защиты психически больных лиц и улучшения психиатрической помощи (Резолюция 46/119 от 17.12.1991 г.): любое лицо может быть госпитализировано в психиатрическое учреждение в качестве пациента в принудительном порядке или уже госпитализированное в качестве пациента в добровольном порядке может содержаться в качестве пациента в психиатрическом учреждении в принудительном порядке тогда и только тогда, когда уполномоченный для этой цели согласно закону квалифицированный специалист, работающий в области психиатрии, установит, что данное лицо страдает психическим заболеванием, и определит, что вследствие этого психического заболевания существует серьезная угроза причинения непосредственного или неизбежного ущерба этому лицу или другим лицам или что отказ от госпитализации или содержания данного лица в психиатрическом учреждении может привести к серьезному ухудшению его здоровья или сделает невозможным применение надлежащего лечения, которое может быть проведено при условии госпитализации в психиатрическое учреждение в соответствии с принципом наименее ограничительной альтернативы п.1 принципа 16.
Согласно практике ЕСПЧ по правам человека при решении вопроса о том, следует ли какое-либо лицо содержать в изоляции как «душевнобольного», необходимо, чтобы были признаны определенные полномочия национальных органов власти, поскольку именно они прежде всего должны оценивать в каждом конкретном случае доказательства, решая в том числе, послужит ли освобождение во благо интересам пациента и общества, в которое он должен вернуться (решение от 24.10.1979 г. по делу «Винтерверп (Winterwerp) против Нидерландов», постановление от 24 сентября 1992 года по делу «Херцегфалви (Herczegfalvy) против Австрии»). При этом ЕСПЧ по правам человека полагает, что законодатель не обязан исчерпывающим образом разъяснять понятие «опасность для себя или окружающих», поскольку вряд ли возможно охватить в законе все разнообразие состояний, которые включают в себя психиатрические риски, тем более если закон требует, чтобы суды проводили проверку всех дел о недобровольном помещении в психиатрический стационар на основании медицинских данных, что является важной гарантией от произвола (постановление от 28.10.2003 г.по делу «Ракевич против России»).
В соответствии с правовыми позициями КС РФ, выраженными в его решениях, Конституция РФ, прежде всего ее статьи 2 и 18, обязывает законодателя к установлению таких уголовно-процессуальных механизмов, которые в максимальной степени способствовали бы предупреждению и пресечению преступлений, предотвращению их негативных последствий для охраняемых законом прав и интересов граждан, а также упрощали бы жертвам преступлений доступ к правосудию с целью восстановления своих прав и получения необходимой компенсации с учетом того, что интересы потерпевшего в уголовном судопроизводстве в значительной степени связаны с разрешением вопроса о применении угол.закона (постановления от 08.12.2003 г.N 18-П и от 16.10.2012 г. N 22-П); выбор конкретных правовых средств и способов, с помощью которых могут быть защищены права потерпевших, осуществляется законодателем на основе принципов демократического правового государства и исходя из того, что в силу ст.19 ч.1 и 52 Конституции РФ права на доступ к правосудию и на компенсацию причиненного преступлением ущерба должны обеспечиваться всем потерпевшим в равной мере (постановления от 15.01.1999 г. N 1-П и от 24.04.2003 г. N 7-П).
Как указал КС РФ, государство, защищая конституционные права граждан на жизнь, свободу и личную неприкосновенность, честь и достоинство личности от преступных посягательств, для достижения тех целей, с которыми Конституция РФ и международно-правовые документы связывают допустимость ограничения соответствующих прав и свобод, обязано принимать такие необходимые и достаточные меры (способы) защиты общественной безопасности, нравственности, здоровья, прав и законных интересов граждан, которые минимизировали бы последствия общественно опасных посягательств, приводили бы к сокращению числа их жертв, предупреждению преступных посягательств на права и интересы личности и вместе с тем — в силу неотчуждаемости основных прав и свобод человека и их принадлежности каждому от рождения — не допускали бы какого бы то ни было умаления этих прав, в том числе в отношении лиц, страдающих психическими расстройствами (Постановление от 20.11.2007 г. N 13-П, Определение от 03.07.2008 г. N 612-О-П).
Таким образом, осуществляя на основе предписаний статей 7, 20 ч.1, 21, 22 ч. 1, 23 ч.1, 41 ч.1, 45, 46 ч. 1и 52 Конституции РФ и соответствующих международно-правовых обязательств РФ правовое регулирование в сфере обеспечения общественной безопасности, здравоохранения, защиты прав и свобод человека и гражданина, в том числе от преступных и иных общественно опасных посягательств ст. 71, пункты «в», «м», «о»; ст. 72, пункты «б», «ж» ч.1, Конституции РФ, законодатель, призванный действовать в общих интересах, обладает дискрецией в выборе мер, направленных на обеспечение безопасности и неприкосновенности личности, исключающих незаконное — как физическое, так и психическое — воздействие на человека, и в определении ответственности за преступления или оснований применения иных мер уголовно-правового характера. Вместе с тем он связан требованиями Конституции РФ, которые обязывают его обеспечивать баланс конституционно защищаемых ценностей, публичных и частных интересов, прав и законных интересов различных категорий граждан, соблюдая при этом принципы справедливости, равенства и соразмерности, выступающие конституционным критерием оценки законодательного регулирования прав и свобод человека и гражданина, закрепленных непосредственно в Конституции РФ, и прав, приобретаемых на основании закона.
3. Реализуя свои конституционные полномочия по охране достоинства личности, обеспечению безопасности личности, общества и государства от преступных посягательств, права на государственную, включая судебную, защиту, права на охрану здоровья и медицинскую помощь и принимая во внимание, что лица, страдающие психическими расстройствами, нуждаются в повышенной правовой и социальной защите, федеральный законодатель ввел в правовое регулирование положения, которые исключают угол.ответственность лиц, совершивших запрещенные угол.законом деяния в состоянии невменяемости, и позволяют назначать таким лицам принудительные меры мед.характера.
В соответствии с УК РФ лицо, которое во время совершения общественно опасного деяния находилось в состоянии невменяемости, т.е. не могло осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими вследствие хронического психического расстройства, временного психического расстройства, слабоумия либо иного болезненного состояния психики, не подлежит уголовной ответственности ст.21, что не устраняет общественной опасности и противоправности самого деяния. Однако тяжесть деяния, совершенного лицом в состоянии невменяемости, не может служить определяющим критерием, на основании которого устанавливается возможность причинения таким лицом иного существенного вреда либо опасность для него самого или окружающих, наличие которой, согласно ч.2 ст.97 УК РФ, является основанием для назначения принудительных мер мед.характера, имеющих целью, как следует из его ст. 98, излечение или улучшение психического состояния лиц, совершивших запрещенные уголовным законом деяния в состоянии невменяемости, а также предупреждение совершения ими новых деяний, предусмотренных статьями Особенной части данного Кодекса.
Лишь в отношении лица, не представляющего по своему психическому состоянию опасности для себя и окружающих, суд может передать необходимые материалы органам здравоохранения для решения вопроса о его лечении или направлении в психоневрологическое учреждение социального обеспечения в порядке, предусмотренном законодательством РФ о здравоохранении п.«а» ч.1, ч.2,4 ст. 97 УК РФ. Отказ в применении принудительных мер медицинского характера допускается только в том случае, если лицо вследствие улучшения психического состояния утратило опасность для себя и окружающих; во всех иных случаях принудительные меры мед.характера подлежат применению к лицам, совершившим запрещенные уголовным законом деяния в состоянии невменяемости, в соответствии с рекомендациями судебных психиатров ст.ст.99-102 УК РФ.
Таким образом, в силу приведенного правового регулирования для применения к лицу принудительных мер мед.арактера необходимо принятие суд.решения, которым должно быть не только установлено совершение конкретным лицом запрещенного угол.законом общественно опасного деяния в состоянии невменяемости, наличие психического расстройства, подтвержденного заключением судебно-психиатрической экспертизы, но и определено, что это лицо по своему психическому состоянию представляет опасность для себя самого или других лиц. Ограничения, которые связаны с этими мерами, обусловленными вероятностью существенного ухудшения психического состояния лица, если оно будет оставлено без психиатрической помощи, соответствуют предписаниям ст. 55 ч. 3 Конституции РФ.
Такое правовое регулирование согласуется со ст.41 Конституции РФ, гарантирующей каждому право на охрану здоровья и медицинскую помощь, и отвечает требованиям международно-правовых актов в сфере защиты психически больных лиц и улучшения психиатрической помощи. Коррелирует оно и с Законом РФ от 02.07.1992 г. N 3185-I «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании», который предусматривает правовые, организационные и экономические принципы оказания психиатрической помощи в РФ с учетом того, что психическое расстройство может изменять отношение человека к жизни, самому себе и обществу, а также отношение общества к человеку (преамбула), и в соответствии с которым принудительные меры мед.характера применяются по решению суда в отношении лиц, страдающих психическими расстройствами, совершивших общественно опасные деяния, по основаниям и в порядке, установленным УК РФ и УПК РФ ч.1 ст. 13.
4. Из принципов правового государства, справедливости и равенства всех перед законом и судом ст.ст.1, 18,19 Конституции РФ вытекает обращенное к законодателю требование определенности, ясности, недвусмысленности правовых норм и их согласованности в системе действующего правового регулирования, поскольку такое равенство может быть обеспечено лишь при условии единообразного понимания правовой нормы. Как отмечал КС РФ в постановлениях от 15.07.1999 г. N 11-П и от 27.05.2003 г. N 9-П, не согласующиеся друг с другом правовые нормы порождают противоречивую правоприменительную практику, создают возможность произвольного их применения, ослабляют гарантии государственной защиты прав, свобод и законных интересов граждан ст.45; ст.46, ч.1,2, Конституции РФ.
Определение оснований и условий применения принудительных мер мед.характера к лицам, совершившим в состоянии невменяемости деяния, запрещенные угол.законом, либо оснований передачи необходимых материалов органам здравоохранения для решения вопроса о лечении этих лиц или направлении их в психоневрологические учреждения социального обеспечения в порядке, предусмотренном законодательством РФ о здравоохранении, находится в сфере уголовно-правового регулирования и уголовно-правовых отношений. Следовательно, с положениями УК РФ, предусматривающими — с учетом целей и задач уголовного законодательства — основания и цели применения принудительных мер мед.характера за совершение запрещенных угол. законом деяний, виды таких мер, продление, изменение и прекращение их применения ст.21, ст.ст. 97-102, должны быть согласованы и соответствующие положения УПК РФ.
Между тем употребление в диспозиции ч.2 ст.443 УПК РФ, призванного, как следует из его ст.1, регулировать лишь порядок угол.судопроизводства, разделительного союза «либо» позволяет суду рассматривать условия, при которых выносится постановление о прекращении угол.дела и об отказе в применении принудительных мер мед.характера («если лицо не представляет опасности по своему психическому состоянию» и «если им совершено деяние небольшой тяжести»), в качестве альтернативных и при наличии любого из них отказывать в принудительном лечении, несмотря на то что УК РФ такое условие для отказа от применения принудительных мер мед.характера, как совершение деяния небольшой тяжести, не предусмотрено. Это приводит к отступлению от реализации конституционно значимых задач охраны прав и свобод человека и гражданина, предупреждения преступлений, препятствует достижению целей применения принудительных мер мед. характера — излечению указанных в ч.1 ст.97 УК РФ лиц, которые по своему психическому состоянию представляют опасность для себя или окружающих, либо улучшению их психического состояния, а также предупреждению совершения ими новых деяний, предусмотренных статьями Особенной части УК РФ.
В результате, если лицом совершено деяние небольшой тяжести, осуществленная на предыдущих этапах производства по угол. делу оценка того, представляет ли его психическое расстройство опасность для него самого или других лиц и возможно ли причинение данным лицом иного существенного вреда, во всяком случае утрачивает свое правовое значение, хотя самим УПК РФ связь характера совершенного деяния и психического расстройства лица с опасностью для него самого или других лиц либо возможностью причинения им иного существенного вреда включена в предмет доказывания при производстве предварительного следствия по таким делам, что обязывает следователя по окончании предварительного следствия направить уголовное дело в суд для применения к лицу принудительной меры мед. характера либо — при отсутствии указанной связи — вынести постановление о прекращении угол. дела ст.433, п.5 ч.2 ст.434 и ст.439.
В ходе производства о применении принудительных мер мед.характера суд, в свою очередь, должен на основании заключения судебно-психиатрической экспертизы установить, представляет ли лицо в силу своего психического расстройства опасность для самого себя или других лиц и возможно ли причинение данным лицом иного существенного вреда, а также подлежит ли применению принудительная мера меД.характера, и определить ее вид п. 5,6 ст.442 УПК РФ. Однако при рассмотрении угол.дела о деянии небольшой тяжести, совершенном в состоянии невменяемости лицом, которое в силу своего психического состояния продолжает представлять опасность для себя или других лиц, суд фактически лишен возможности применить положения уголовного закона, которые адекватно отражают предназначение принудительных мер мед. характера как средства защиты прав самого лица, совершившего общественно опасное деяние, а также других лиц, включая потерпевшего: если следователь согласно угол.закону и в соответствии с положениями УПК РФ выносит постановление о прекращении угол.дела в том случае, когда характер совершенного деяния и психическое расстройство лица не связаны с опасностью для него или других лиц либо с возможностью причинения этим лицом иного существенного вреда, то суд, напротив, выносит постановление о прекращении угол. дела и об отказе в применении принудительных мер мед.характера в отношении лица, психическое расстройство которого представляет опасность для него самого или других лиц, и при наличии возможности причинения данным лицом иного существенного вреда лишь на том основании, что это лицо совершило деяние небольшой тяжести.
Таким образом,дефектность ч.2 ст.443 УПК РФ, ее несогласованность как с другими положениями данного Кодекса, так и с положениями УК РФ -единственного закона, образующего уголовное законодательство, которым определяются уголовно-правовые последствия совершения запрещенного уголовным законом деяния, порождают неопределенность, которая не позволяет единообразно понимать и толковать правовые нормы, создает противоречивую правоприменительную практику, что приводит к нарушению конституционного принципа равенства, ставит под угрозу неприкосновенность личности, ее честь и достоинство, право на жизнь и охрану здоровья.
5. При прекращении угол.дела и отказе в применении принудительных мер мед.характера по основанию, указанному в ч.2 ст.443 УПК РФ, копия постановления суда, согласно части четвертой той же статьи, в течение 5 суток направляется в орган здравоохранения для решения вопроса о лечении или направлении лица, нуждающегося в психиатрической помощи, в психиатрический стационар. В таком случае, как следует из Закона РФ «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании», предполагается согласие лица на лечение и возможность отказа от лечения, по крайней мере до тех пор, пока не будет иметь место недобровольная госпитализация ч.1 ст.4, ч.1,4 ст.11.
Вместе с тем непосредственная опасность для себя или окружающих рассматривается названным Законом в качестве основания для психиатрического освидетельствования без согласия лица, в том числе по устному заявлению «иных граждан», к которым могут быть отнесены пострадавшие ранее от его действий и (или) нуждающиеся в защите от его новых противоправных деяний, и для недобровольной госпитализации данного лица п.«а» ч.4 ст.23, ч.2,3 ст.25, п.«а» ст. 29; при этом вопрос об освидетельствовании лица без его согласия решается судом по месту жительства данного лица ч.5 ст.25, а о госпитализации в недобровольном порядке — по месту нахождения психиатрического учреждения по заявлению его представителя, т.е. в ином, а именно в предусмотренном ГПК РФ п. 8 ч.1 ст.262, ст.ст.302-306 порядке.
Следовательно, в системе действующего правового регулирования лицо, совершившее запрещенное уголовным законом деяние небольшой тяжести в состоянии невменяемости, освобождается от принудительных мер медицинского характера во всех случаях, в том числе если свойство обусловленной психическим заболеванием общественной опасности им не утрачено. Недобровольное же лечение такого лица возможно лишь в порядке, установленном Законом РФ «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» и ГПК РФ для лиц, страдающих психическими расстройствами, которыми применительно к указанным ситуациям специальная процедура принятия соответствующего решения не установлена, что не обеспечивает лицу, совершившему запрещенное угол. законом общественно опасное деяние, возможность лечения в необходимых условиях и в течение неопределенного времени подвергает как само это лицо, так и потерпевших, а также иных лиц новым, дополнительным рискам. При этом суд, разрешающий угол. дело о применении принудительных мер мед. характера по существу, придя к выводу об общественной опасности лица, т.е. о наличии уголовно-правового основания для его изоляции от общества, лишен полномочия применить во исполнение задач угол. и уголовно-процессуального регулирования принудительные меры медицинского характера в отношении лиц, совершивших в состоянии невменяемости запрещенные угол.законом деяния, в целях их излечения или улучшения их психического состояния, а также предупреждения совершения ими новых запрещенных уголовным законом деяний.
Таким образом, положения ч.2 и ч.4 ст.443 УПК РФ, расширяя границы уголовно-правового бездействия относительно возможности применения принудительных мер мед.характера к лицам, уже совершившим в состоянии невменяемости деяния, предусмотренные статьями Особенной части УК РФ, и по своему психическому состоянию представляющим опасность для себя или окружающих, сводя указанную возможность лишь к случаям совершения посягательств средней тяжести и выше, не позволяют суду в полной мере осуществлять отправление правосудия и применять угол.закон в соответствии с его целями, оставляя таких лиц без необходимой и своевременной медицинской помощи, что не только не способствует улучшению их психического состояния, но и, напротив, может его усугубить, и лишая уже пострадавших от деяний небольшой тяжести, равно как и потенциальных потерпевших от их деяний государственной и судебной защиты от общественно опасных и противоправных посягательств. Тем самым нарушаются защищаемые Конституцией РФ и не подлежащие ограничению права на охрану достоинства личности и личную неприкосновенность, а также право на охрану здоровья, что должно расцениваться как ограничение обусловленных потребностью в безопасности естественных неотчуждаемых прав человека и гражданина, реализация которых гарантируется статьями 18, 21, 22 ч.1, 41ч.1, 45 ч.1, 46 ч.1. и 52 Конституции РФ.
6. Право на судебную защиту, закрепленное ст.46 Конституции РФ, а также международно-правовыми актами, являющимися в силу ст.15 ч.4. Конституции РФ составной частью правовой системы РФ (ст.8 ВДПЧ, п.1 ст.14 Международного пакта о гражданских и политических правах, п.1 ст.6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод), предполагает, как неоднократно указывал КС РФ, не только право на обращение в суд, но и гарантии, позволяющие реализовать его в полном объеме и обеспечивающие эффективное восстановление в правах посредством правосудия, отвечающего требованиям справедливости и равенства (постановления от 14.07.2005 г.N 8-П, от 26.12.2005 г.N 14-П, от 25.03.2008 г.N 6-П и др.).
При этом любая дифференциация правового регулирования, приводящая к различиям в правах и обязанностях субъектов права, должна осуществляться законодателем с соблюдением требований Конституции РФ, в том числе вытекающих из универсального принципа равенства ст.19, ч.1,2, в силу которого различия допустимы, если они объективно оправданны, обоснованны и преследуют конституционно значимые цели, а используемые для достижения этих целей правовые средства соразмерны им. Соблюдение данного принципа, гарантирующего защиту от всех форм дискриминации при осуществлении прав и свобод, означает, помимо прочего, запрет вводить такие различия в правах лиц, принадлежащих к одной и той же категории, которые не имеют объективного и разумного оправдания (запрет различного обращения с лицами, находящимися в одинаковых или сходных ситуациях) (постановления КС РФ от 09.07.2009 г. N 12-П, от 22.10.2009 г. N 15-П, от 27.11.2009 г.N 18-П, от 03.02.2010 г.N 3-П, от 20.04. 2010 г.N 9-П, от 28.05.2010 г.N 12-П и др.).
Цели не допустить лишения потерпевшего возможности защитить свои права и законные интересы соответствует обязанность федерального законодателя установить — с соблюдением общеправовых принципов равенства и справедливости, пределов конституционно допустимых ограничений прав и свобод и не ущемляя закрепленные Конституцией РФ права на доступ к правосудию и на судебную защиту — уголовно-процессуальные механизмы, в максимальной степени упрощающие жертвам преступлений, в том числе потерпевшим от общественно опасных посягательств лиц, страдающих психическими расстройствами, доступ к правосудию и реализацию конституционного права на судебную защиту. Вместе с тем — исходя из того, что угол.судопроизводство имеет своим назначением не только защиту прав и законных интересов потерпевших от преступлений, но и защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод ч.1 ст.6 УПК РФ, и учитывая обусловленную состоянием психического здоровья лица опасность для себя самого или окружающих в качестве обстоятельства, вызывающего необходимость как оказания ему медицинской помощи, так и предотвращения причинения ему вреда, в том числе правомерными действиями по защите от его общественно опасных посягательств, — лица, совершившие запрещенные уголовным законом деяния в состоянии невменяемости, также нуждаются в судебной защите своих прав посредством правосудия, отвечающего требованиям справедливости и равенства, при применении к ним принудительных мер медицинского характера, предполагающих (допускающих), в частности, фактическое удержание, в зависимости от их психического состояния, в психиатрическом стационаре, а следовательно, не только защиту гарантированного Конституцией РФ права на охрану здоровья и медицинскую помощь ст.41, но и ограничение закрепленных ею прав на свободу передвижения и на свободу и личную неприкосновенность ст.ст.22 и 27.
Между тем положения ч.2 ст.443 УПК РФ, обязывая суд отказывать в применении принудительных мер медицинского характера к лицу, совершившему в состоянии невменяемости запрещенное уголовным законом деяние небольшой тяжести, но по своему психическому состоянию представляющему опасность для себя или других лиц, не только заведомо предопределяют решение суда, но и, по существу, делают бесполезным (бессмысленным) судебное разбирательство с точки зрения защиты как прав и законных интересов потерпевших в связи с угрожающей им опасностью повторных посягательств со стороны лица, уже совершившего в состоянии невменяемости деяние, запрещенное уголовным законом, так и прав и законных интересов лиц, по своему психическому состоянию представляющих опасность для себя или окружающих, а потому нуждающихся в лечении, хотя и принудительном.
Тем самым — вопреки требованиям Конституции Рф, гарантирующей каждому право на судебную защиту и обязывающей государство обеспечить всем потерпевшим в равной мере доступ к правосудию и компенсацию причиненного вреда (постановления КС РФ от 03.05.1995 г. N 4-П, от 02.02.1996 г.N 4-П, от 16.05.1996 г.N 12-П и от 15.01.1999 г.N 1-П), — умаляются права потерпевших от запрещенных уголовным законом деяний небольшой тяжести, которые оказываются в неравном положении с потерпевшими от посягательств, относящихся к средней или большей категории тяжести, совершенных лицами в состоянии невменяемости. Нарушаются указанные требования и в отношении лиц, совершивших в состоянии невменяемости запрещенные уголовным законом деяния, отнесенные к категории небольшой тяжести, поскольку фактически суд отказывает им в необходимой и своевременной, хотя и принудительной, медицинской помощи, не защищает их от собственного общественно опасного поведения и возможного воздействия иных лиц, что приводит к недопустимому ограничению их прав на охрану здоровья и медицинскую помощь, на судебную защиту, на защиту достоинства личности, личную неприкосновенность.
7. Таким образом, взаимосвязанные положения частей второй и четвертой статьи 443 УПК РФ не соответствуют Конституции РФ, ее ст.19 ч.1,2, 21, 41 ч. 1, 45, 46 ч.1,2, 52 и 123 ч.3, в той мере, в какой — в силу нарушения критериев формальной определенности, точности, ясности, недвусмысленности правовых норм — эти положения в системе действующего правового регулирования не позволяют суду назначить принудительные меры медицинского характера в отношении лица, совершившего в состоянии невменяемости запрещенное уголовным законом деяние, отнесенное к преступлениям небольшой тяжести, если такое лицо по своему психическому состоянию представляет опасность для себя или окружающих, оставляя тем самым его без необходимой и своевременной медицинской помощи, а лиц, пострадавших от совершенных им деяний, — без государственной и судебной защиты от общественно опасных посягательств.
Соответственно, федеральный законодатель, руководствуясь требованиями Конституции РФ и правовыми позициями КС РФ, выраженными в настоящем Постановлении, обязан внести необходимые изменения в правовое регулирование производства о применении принудительных мер медицинского характера. Этим не исключается правомочие федерального законодателя вводить — с соблюдением принципов правовой определенности, полноты и эффективности судебной защиты прав человека и основных свобод — процедуры применения к лицам, совершившим запрещенные уголовным законом деяния в состоянии невменяемости и по своему психическому состоянию представляющим опасность для себя или окружающих, психиатрического лечения без их согласия.
Исходя из изложенного и руководствуясь ч.2 ст.71, статьями 72, 74, 75, 78, 79, 87, 100 и 104 Федерального конституционного закона «О КС РФ», КС РФ постановил:
1. Признать взаимосвязанные положения частей второй и четвертой статьи 443 УПК РФ не соответствующими Конституции РФ, ее статьям 19 ч.1,2, 21, 41 ч.1, 45, 46 ч.1, 2, 52 и 123 ч.3, в той мере, в какой в системе действующего правового регулирования они исключают для суда возможность назначить принудительные меры мед.характера лицу, совершившему в состоянии невменяемости запрещенное угол.законом деяние, отнесенное к преступлениям небольшой тяжести, и при этом по своему психическому состоянию представляющему опасность для себя или окружающих.
2. Правоприменительные решения по делу, по которому гражданин Первов Сергей Александрович признан потерпевшим,
Ссылка на оригинал

Да 0 -2

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Пока нет комментариев

Для комментирования необходимо Авторизоваться или Зарегистрироваться

Ваши персональные заметки к публикации (видны только вам)

Рейтинг публикации: «Конституционный Суд от 21 мая 2013 г. N 10-П признал лечить невменяемых за преступления небольшой тяжести,которые по своему психическому состоянию представляют опасность для себя или окружающих. » -0 звезд из 5 на основе -2 оценок.

Похожие публикации