«Есть три разновидности лжи: ложь, гнусная ложь и статистика»
Бенджамин ДИЗРАЭЛИ 

На дорогах наших Российских городов происходит много трагедий. Но этот случай из моей адвокатской практики имеет особый статус, так как поражает своей несправедливой незавершенностью. Все в этом случае отличается подозрительно быстротечными выводами и недоделками.Началось это еще в феврале месяце 2007 г.

Вечером одного из обычных будничных дней, когда я уже, по-обыкновению, планировал оставить незавершенную работу на завтра, ко мне в кабинет постучался клиент. Им оказался пожилой человек, отягощенный горечью утраты единственной дочери в результате автомобильной аварии. Оказалось, что его дочь насмерть сбила машина совсем недалеко от моего офиса еще 17 августа 2006 г.

«Тихо», не оповещая об этом убитого горем отца девушки, следователь УВД г.
Братска вынес постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. Ну, «не увидел» следователь Гнатюк Д.А. в этом происшествии состава преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 264 УК РФ «Нарушение лицом, управляющим автомобилем, правил дорожного движения или эксплуатации транспортных средств, повлекшее по неосторожности смерть человека»…

Первым делом по адвокатскому запросу в архиве УВД копирую весь отказной материал и ужасаюсь: в нём отсутствует протокол осмотра места происшествия, что исключило возможность опроса свидетелей ДТП со смертельным исходом, хотя этот трагический случай был засвидетельствован множеством людей, шедших в 08 часов 50 мин. на работу, в том числе и множеством работников ООО «Промсервисбанк» (офис по ул. Мира 29). Также не были произведены действия, связанные с фотографированием места происшествия.

Упущу все перипетии долгих судебных разбирательств по поводу отказа в возбуждении уголовного дела. 03.12.2007г., со второго раза (предыдущий судья отказал в жалобе), судьей Братского городского суда Бойковым В.Н. было вынесено обоснованное на глубоком изучении постановление о признании очередного постановления об отказе в возбуждении уголовного дела незаконным и необоснованным. Не давало покоя ощущение, что что-то не так в схеме происшествия. Уж слишком все «гладко» у милиции получилось: опросил следователь только водителя машины, сбившей девушку, и его пассажира, сотрудника прокуратуры Братского района, которая сидела на переднем пассажирском сидении.

Водитель объяснил, что ехал он с маленькой скоростью (40 км/ч), принял меры экстренного торможения, но избежать наезда на девушку не удалось. Пассажир в свою очередь заявила, что она не видела с какой скоростью ехал её водитель, но видела, что девушка двигалась к проезжей части со стороны переговорного пункта и, что впереди них транспортных средств не было. Но тут же возник вопрос по показаниям пассажира: если девушка двигалась со стороны переговорного пункта, то ближайшим местом перехода автомобильной дороги является оборудованный знаком и «зеброй» пешеходный переход(!).

Но схему наезда, составили на месте перехода, не оборудованного знаком, чем прямо и косвенно обвинили умершую в нарушении правил дорожного движения.
Вывод один – искать свидетелей, благо их тогда должно было быть много. Да и не верится, что тогда на месте наезда не было никаких машин.Опросил уборщицу банка и услышал от неё, что момент наезда она не видела, но услышала на этаже банка за стеклопакетами страшный удар, а когда обернулась в сторону дороги увидела как девушка в белом высоко подлетела от удара «Волги» на уровень кромок деревьев, перелетела через ударившую машину и упала на дорогу, а машина на огромной скорости ещё долго не останавливалась.22 февраля 2008 г. мои поиски машины свидетелей увенчались успехом. С видеокамерой и свидетелем приезжаю к банку, недалеко от места происшествия. Вышли из машины.

Предлагаю ему самому точно показать, где был наезд. Он меня, недоуменного, ведёт не к месту, указанному в милицейской схеме ДТП, а к месту пешеходного перехода. И наглядно показывает, что тем утром он ехал на своей машине (ВАЗ 2101) вместе с пассажиром на переднем сидении. Перед пешеходным переходом он остановился, что бы пропустить девушку пешехода в белом платье. Занял случайно крайне левое положение на дороге. Тут за своей спиной видит как на огромной скорости темная «Волга», обгоняя справа (запрещено правилами), обогнула его машину и, совсем не логично, приняла влево и выбрала траекторию движения в сторону пешехода, заканчивавшую переход проезжей части.Страшный удар, девушка высоко подлетает над машиной, и головой, пролетев над «Волгой», падает об асфальт.

Шансов выжить никаких…Садимся в машину с этим свидетелем. Делаю звонок с сотового телефона уже третьему по счету следователю. Прошу опросить этого очевидца, но слышу в трубку недовольные заявления, что свидетель уже не нужен, так как он уже вынес постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. Объясняю, что потом явку свидетеля будет трудно обеспечить, но следователь непреклонен: «Я не могу под вас подстраиваться, товарищ адвокат! Я сейчас уезжаю на выезд до конца дня!!!».Мои действия адекватны… Еду в офис, пишу ходатайство о приобщении диска с записью сегодняшнего моего опроса и просьбу об опросе этого свидетеля в рамках доследственной проверки. Чтобы не положили «под сукно» ходатайство и диск, привожу материал лично в канцелярию следственного отдела УВД г. Братска.

По дороге в канцелярию вижу открытую дверь кабинета «уехавшего» следователя и наблюдаю его на рабочем месте в добром здравии. В канцелярии спрашиваю о том, планировали ли сегодня какие-нибудь выезды, на что получаю ответ: «Какие выезды?! Все уже давно празднуют «рабочую» версию 23 февраля и никакого рабочего настроения!». «Да, — подумал я, — «честный» следователь попался…».12 апреля 2008 г. следователь СЧ СУ Зыков Д.С. вынес очередное постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, проигнорировав опрос главного свидетеля ДТП Иваненко В.Г., сославшись на то, что «Иваненко В.Г. не может утверждать о том, что явился очевидцем ДТП, … т.к. при опросе ему была показана ксерокопия страницы паспорта Покришка А.В. (водитель «Волги») с фотографией.

Иваненко В.Г. заявил, что данный гражданин ему не знаком и на того водителя «Волги» не похож» (почти дословно). Однако, как можно следователю делать такие глупые, на первый взгляд, выводы?! Ведь на момент ДТП свидетель (почти два года назад (!)) не приглядывался на него и не мог его запомнить в принципе, а тем более опознать по копии маленькой и чёрно-белой фотографии в паспорте…14.05.2008 г. у судьи Братского городского суда Чертовских Е.В.мне удалось по официальному ходатайству сфотографировать весь отказной материал доследственной проверки и обнаружил такой постыдный и, по сути своей, абсурдный факт, что 10 апреля 2008г., все таки, был сделан протокол осмотра происшествия, то есть спустя почти один год и 5 месяцев после даты трагедии (17 августа 2006г.).

Спрашиваю себя: а что вы там, уважаемые господа милиционеры, хотели увидеть и зафиксировать на месте происшествия, спустя полтора года? Ведь уже и труп девушки давно остыл в могиле, а следы преступления, если они и были, давно смыли ветер и дожди…Более того, как установлено из первоначальной схемы места ДТП от 17.08.2006г.[1], якобы понятыми, присутствовавшими при составлении этой схемы, были некто: Юсов А.Н., Зиза В.А. Намерившись провести абсолютно уже бессмысленную процедуру составления недостающего протокола осмотра места происшествия следователь СЧ СУ при УВД по г. Братску Зыков Д.С. 09.04.2008 г. подал рапорт на имя начальника СЧ СУ при УВД по г. Братску Матвеевой Н.Б., в котором поставил последнюю в известность, что произвести осмотр места происшествия с участием Юсова А.Н., Зиза В.А. не представляется возможным по причине того, что граждане Юсов А.Н., Зиза В.А. отказались от проведения указанного мероприятия, сославшись на пожилой возраст и состояние здоровья.

Напрашивается вопрос о том, как можно было составлять необъективный изначально и недостающий протокол осмотра места ДТП спустя полтора года, если при его составлении не присутствовали первоначальные понятые и сам составитель первоначальной схемы ДТП?Далеко не последней ключевой новостью всей этой истории противостояния одного адвоката против правоохранительной системы России стало 11 марта 2009 года. В этот день судебная система Иркутской области в лице судебной коллегией по уголовным делам Иркутского областного суда в составе: председательствующего Поповой Г.А., судей Ринчиновой Б.А. и Шандрук Н.Н., расписалась в своей беспомощности, вынеся новое кассационное определение, решение которого не предусмотрено действующим национальным уголовно-процессуальным законодательством (в перечне решений, предусмотренных частью 1 статьи 378 УПК РФ не предусмотрен такой вид решения), о снятии с кассационного рассмотрения материала по жалобе адвоката Афонина И.Н. в интересах Гапоненко А.И. и о возвращении его в Братский городской суд Иркутской области, для устранения отмеченных недостатков.В обоснование снятия с кассационного рассмотрения указанного материала судебная коллегия положила тот факт, что «отсутствие материала проверки за № 8999/1836 в данном случае является обстоятельством, препятствующим рассмотрению судом второй инстанции кассационной жалобы». И все это с учетом того, что это было второе кассационное рассмотрение, так как оно имело место после надзорного обжалования первого кассационного рассмотрения, состоявшегося 08 декабря 2008 года. Восьмого же декабря 2008 г. имело место грубое нарушение ст.ст. 240, 377 УПК РФ, так как оно было принято без устного заслушивания мнения стороны подавшей кассационную жалобу, чему является подтверждением аудиозапись разговора с указанными судьями коллегии. Суд тогда пришел к выводу, что произошло «досадное недоразумение» и, что он (суд) не обязан искать участников судебного процесса. Однако, нас не нужно было искать, так как мы стояли и ждали судебного процесса в специально отведенном для этого месте, о чем знали и должны были знать судебные приставы.

Также не понятно, каким образом в письменном виде за 5 мин. судом было изготовлено кассационное определение, если в зале суда не присутствовала какая-либо компьютерная техника и принтер. То есть фактически определение было изготовлено заранее судом и решение ими было уже предрешено, о чем коллегия и заявила громогласно под запись аудиосредства, не смущаясь от моего предупреждения о том, что такая аудиозапись ведётся(!). Данный факт выходит за рамки всякого человеческого и профессионального понимания.Весь материал с подробной жалобой мной был направлен в адрес Европейского Суда по правам человека в город Страсбург и поступил туда 23 апреля 2009 г. 

Кто-то сказал, что смерть одного человека – это трагедия, а смерти тысяч людей – уже статистика. Как объяснить оставшемуся без матери пятилетнему мальчугану, что стараниями равнодушных милиционеров, прокуроров и судей России, его мать, с её смертью, записали в «обычную» статистику…

Да 10 10

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Участники дискуссии: Блинов Анатолий, Цыганков Владимир, Elizaveta

Для комментирования необходимо Авторизоваться или Зарегистрироваться

Ваши персональные заметки к публикации (видны только вам)

Рейтинг публикации: ««Обычная» статистика»» 2 звезд из 5 на основе 10 оценок.

Похожие публикации