Судебные споры о защите чести, достоинства, а также деловой репутации стали неотъемлемой частью политической жизни. Одни печатают, другие требуют опровержения. При этом первые очень гордятся тем, что они могут, по их мнению, легко обойти действующее законодательство, защищающее граждан и юридических лиц от диффамаций.

Правовая традиция и культура у них явно отсутствуют. Знание закона  таким людям нужно только для того, что бы как можно более ловко  обойти закон. Гордыня и кураж по этому поводу стали характерной чертой некоторых издателей и корреспондентов.

Диффамационные споры, по их мнению, сводятся целиком к вопросу: является ли информационное сообщение утверждением о фактах или выражением частного мнения?

Конституция РФ (ч. 3 ст. 29) устанавливает: «Никто не может быть принужден к выражению своих мнений и убеждений или отказу от них». Некоторые издатели  рассматривают указанную статью Конституции как разрешение, при наличие оговорки «по моему мнению», писать все что угодно, давая любые оценки и характеристики своим героям.

Этих авторов легко узнать. Они обильно насыщают свои тексты модальными формами, такими как «по моему мнению», «с моей точки зрения», «я полагаю», «я думаю», а наиболее продвинутые используют ещё и предположения — «моя версия», «вероятно», «предположительно».
Указанные авторы, маргиналы по своей сути. Однако, такой свободой они обладают только в нашей стране.

Европейский суд по правам человека в своих решениях отмечал, что ст. 10 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод защищает права журналистов «при условии, что они действуют добросовестно, основываясь на достоверных фактах и предоставляя «надежную и точную» информацию в соответствии с журналистской этикой»; что «статья 10 Конвенции не предоставляет неограниченную свободу выражения мнения даже об отношении освещения прессой вопросов, имеющих существенное общественное значение».

В рамках п. 2 данной статьи Конвенции осуществление подобной свободы сопряжено с «обязанностями и ответственностью», которые также применимы к прессе. Эти «обязанности и ответственность» «должны принимать особое значение, когда возникает вопрос, связанный с порочением репутации названного лица».

Гражданин вправе требовать по суду опровержения порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности.

Обстоятельствами, имеющими значение для дела, являются: факт распространения ответчиком сведений об истце, порочащий характер этих сведений и несоответствие их действительности. При отсутствии хотя бы одного из указанных обстоятельств иск не может быть удовлетворен судом.
Оспариваемая информация должна содержать утверждения о нарушении ответчиком действующего законодательства или моральных принципов.

При защите чести, достоинства и деловой репутации действует презумпция, согласно которой распространяемые порочащие сведения считаются не соответствующими действительности. Это значит, что бремя доказывания соответствия распространенных сведений действительности лежит на ответчике.

Использование в сообщении модальных форм индульгенцией не является. Придание утверждению о фактах модальной формы, как бы выражающей личное отношение автора, не превращает  информационное высказывание  из утверждения о фактах в личное мнение, а, следовательно, может быть основанием для подачи искового заявления.

Лицо, чья честь и достоинство были задеты порочащими его публикациями, может так же  использовать предоставленное ему п. 3 ст. 152 ГК РФ и ст. 46 Закона РФ «О средствах массовой информации» право на ответ, комментарий, реплику в том же средстве массовой информации в целях обоснования несостоятельности распространенных суждений, предложив их иную оценку.

Обидные высказывания или сравнения распространением порочащих сведений не является. Но всегда следует помнить, если лицо распространило заведомо ложные сведения, порочащие честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию, его действия будут образовывать состав преступления, предусмотренного ст. 128.1 УК РФ (клевета).

Пострадавшая сторона, кроме предъявления иска о защите чести, достоинства или деловой репутации в порядке гражданского судопроизводства, вправе обратиться в суд с заявлением о привлечении виновного к уголовной ответственности.

Добавлено: 10:37 26.09.2014

Вы можете посетить страницу адвоката Алексеенко, если нажатьздесь

Да 12 12

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Участники дискуссии: Рудковская Екатерина, +еще 4
  • Борис Аркадьевич 14 Января 2013, 18:40 #

    Пострадавшая сторона, кроме предъявления иска о защите чести, достоинства или деловой репутации в порядке гражданского судопроизводства, вправе обратиться в суд с заявлением о привлечении виновного к уголовной ответственности Уважаемый Анатолий Владимирович, я правильно понимаю, что дела по ст. 128.1 УК, это дела частного обвинения?

    +1
  • Энтузиаст Нестерова Ирина 15 Января 2013, 01:36 #

    Использование в сообщении модальных форм индульгенцией не является. Придание утверждению о фактах модальной формы, как бы выражающей личное отношение автора, не превращает информационное высказывание из утверждения о фактах в личное мнение, а, следовательно, может быть основанием для подачи искового заявления.Это новелла в лингвистике.  Источник не уточните? 

    +3
  • Тарасов Олег Николаевич 15 Января 2013, 04:47 #

    Уважаемый Анатолий Владимирович позволю себе не согласиться с Вами.
    ↓ Читать полностью ↓
    Статья 10 ЕК гарантирует, непосредственно свободу выражения мнения:

    1. Каждый имеет право свободно выражать свое мнение. Это право включает свободу придерживаться своего мнения и свободу получать и распространять информацию и идеи без какого-либо вмешательства со стороны публичных властей и независимо от государственных границ. Настоящая статья не препятствует государствам осуществлять лицензирование радиовещательных, телевизионных или кинематографических предприятий.
    2. Осуществление этих свобод, налагающее обязанности и ответственность, может быть сопряжено с определенными формальностями, условиями, ограничениями или санкциями, которые предусмотрены законом и необходимы в демократическом обществе в интересах национальной безопасности, территориальной целостности или общественного порядка, в целях предотвращения беспорядков и преступлений, для охраны здоровья и нравственности, защиты репутации или прав других лиц, предотвращения разглашения информации, полученной конфиденциально, или обеспечения авторитета и беспристрастности правосудия.
    В деле «ОБУХОВА ПРОТИВ РОССИИ»

    … Суд напоминает о том, что свобода выражения мнения представляет собой одну из несущих опор демократического общества, основополагающее условие его прогресса и самореализации каждого его члена. (см. постановление по делу Лингенс против Австрии (Lingens v. Austria) от 8 июля 1986 года, Серия A № 103, стр. 26, § 41). В соответствии с пунктом 2 она применима не только к «информации» и «идеям», которые встречаются благоприятно или рассматриваются как безобидные либо нейтральные, но также и к таким, которые оскорбляют, шокируют или внушают беспокойство. Таковы требования плюрализма, толерантности и либерализма, без которых нет «демократического общества». Учитывая ключевую роль прессы в демократическом обществе, ее долгом является передача – способом, соответствующим ее «обязанностям и ответственности» – информации и идей относительно любых вопросов, вызывающих общественный интерес. Не только пресса имеет перед собой задачу передачи такой информации и идей, но также и общественность имеет право на их получение (см., среди многих других источников, постановления по делам Бладет Тромсё и Стенсаас против Норвегии (Bladet Tromsø and Stensaas v. Norway) [БП], № 21980/93, §§ 59 и 62, ЕСПЧ 1999-III и Коломбани и другие против Франции (Colombani and others v. France), № 51279/99, § 55, ЕСПЧ 2002-V).

    +3
  • Эксперт Рудковская Екатерина Александровна 15 Января 2013, 06:15 #

    Статья безусловно интересная и актуальная, особенно в наше время, когда средства массовой информации пестрят разного рода новостями, интригами и скандалами, кто во что горазд.

    Уважаемый Анатолий Владимирович, хотелось бы уточнить лично для себя, на чем базируются (с юридической точки зрения) эти утверждения?:
     Придание утверждению о фактах модальной формы, как бы выражающей личное отношение автора, не превращает  информационное высказывание  из утверждения о фактах в личное мнение, а, следовательно, может быть основанием для подачи искового заявления.Обидные высказывания или сравнения распространением порочащих сведений не является.

    +2
    • Энтузиаст Алена 18 Января 2013, 09:17 #

      Мне кажется, обидные высказывания или сравнения действительно не являются сведениями — это характеристики, оценочные суждения по мнению автора статьи. Например, автор сравнивает своего героя с неуклюжим медведем или с хитрой лисой, со скунсом)))

      +1

Для комментирования необходимо Авторизоваться или Зарегистрироваться

Ваши персональные заметки к публикации (видны только вам)

Рейтинг публикации: «О защите чести, достоинства и деловой репутации» 2 звезд из 5 на основе 12 оценок.

Похожие публикации