— В исследовании на предмет наличия или отсутствия монтажа отсутствует самостоятельная лингвистическая часть, лингвистические особенности необоснованно рассмотрены в рамках аудитивного анализа. Полного описания лингвистической группы признаков для представленных фонограмм произведено не было.

— В рецензируемых заключениях отсутствует описание методики проведения идентификационных исследований, ссылок на соответствующую литературу не приведено.

— Отсутствует анализ на пригодность фонограмм для проведения аудитивной, лингвистической и инструментальной частей идентификационного исследования.

— Объединение объектов исследования не обосновано. Утверждение о том, что на спорных фонограммах принимают участие одни и те же дикторы, не подтверждено фактическими данными.

— В тексте идентификационного исследования имеются ошибки и неточности. Выделение признаков лингвистического сравнения и описание речевых особенностей не соответствует принятым стандартам: имеются необоснованно выделенные признаки, наблюдается неточность и некорректность формулировок.

— Не сделано выводов по результатам лингвистической части идентификационного исследования.

— Общие выводы по результатом идентификационного исследования сделаны на основе аудитивного, спектрального и акустического анализа, о лингвистическом анализе в выводах не упоминается.

Очевидно, что при наличии даже части из имеющихся нарушений, ставящих под сомнение квалификацию эксперта, полученные противоречивые по отношению к другим экспертизам выводы, фоноскопические экспертизы Р. не могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу.

Кроме того, сторона защиты не может не указать, что сам исходный материал (аудиозаписи), использованные при проведении по уголовному делу фоноскопических экспертиз очевидно не стыкуются с другими материалами уголовного дела. Так, в материалах уголовного дела имеются заключения специалистов с № 1 по 318 (т. 40 – 48), согласно которых путем анализа аудиозаписей телефонных переговоров, специалисты состыковывали аудиозаписи с перечислениями. Специалистами установлено частичное совпадение аудиозаписей с перечислениями, но не в полном объеме.

Большая часть аудиозаписей телефонных переговоров не состыковалась с перечислениями, что также свидетельствует о наличии сомнений в достоверности аудиозаписей, использованных при проведении фоноскопических экспертиз и исходя из принципа презумпции невиновности, предусмотренного ст. 14 УПК РФ, недопустимости использования полученных на основе них фоноскопических экспертиз даже несмотря на то, что сами заключения специалистов № 1-318, содержащие сведения о со стыковании аудиозаписей телефонных переговоров с перечислениями не могут быть использованы в качестве доказательств, так как не содержат данных о предупреждении специалистов об уголовной ответственности по ст. 307 УК РФ, о чем сторона защиты уже указывала в ходе исследования доказательств, а материалы, связанные с указанными заключениямисодержат откровенные факты подтасовки, о чем сторона защиты также указывала. Так, согласно сопроводительного письма от 03.04.2012 года №12/22-1954 (т. 40 л.д.216-226) о направлении в соответствии со ст. 58 УПК РФ заключений экспертов, в сопроводительном письме отсутствуют сведения о наличии направляемых расписок о предупреждении об уголовной ответственности по ст. 307 УК РФ.

Повторюсь, сведения о предупреждении об уголовной ответственности по ст. 307 УК РФ в заключениях специалистов также отсутствуют. Однако, в деле имеются расписки после сопроводительного письма.

Очевидно, что расписки, имеющие существенное значение для придания законности заключений, быливложены в уголовное дело позднее. Официальная передача расписок от уполномоченного органа в материалах уголовного дела также отсутствует.

Таким образом, в действиях Н. отсутствует состав преступления, предусмотренный ст. 172 УК РФ, так как Н. не является специальным субъектом; отсутствует субъективная сторона — умысел, направленный на совершение незаконных банковских операций; отсутствует объективная сторона – совершение незаконных банковских операций; отсутствует доход, полученный от незаконных банковских операций; точная сумма полученного дохода от предпринимательской деятельности также не установлена, что отражается на квалификации действий; квалифицирующий признак – совершение организованной группой отсутствует; фоноскопические экспертизы и заключения специалистов выполнены с нарушениями действующего уголовно –процессуального законодательства РФ, противоречат материалам уголовного дела и не могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу.

  1. Статья 187 УК РФ.

    Н. обвиняется в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 187 УК РФ — изготовление в целях сбыта и сбыт поддельных иных платежных документов, не являющихся ценными бумагами, совершенные организованной группой.

    Защита не согласна с предъявленным Н. обвинением по ч. 2 ст. 187 УК РФ. Защита считает, что в действиях Н. отсутствует состав преступления, предусмотренный ч. 2 ст. 187 УК РФ, что подтверждается материалами уголовного дела, в том числе судебной практикой, например, постановлением президиума Московского городского суда от 26.11.2010 года по делу № 44у -346/10.

    Доктрина уголовного права предусматривает понятие не только юридического руководителя, но фактического руководителя, что нашло свое отражение в действующем законодательстве РФ. Так, например, в соответствии с п.10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 18.11.2004 года №23 «О судебной практике по делам о незаконном предпринимательстве и легализации (отмывании) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем» ответственности по ст.171 УК РФ подлежит лицо, фактически выполняющее обязанности или функции руководителя организации.

    Согласно предъявленного обвинения, обвинительного заключения Н. подконтрольны созданные Общества. Соответственно, Н. является фактическим руководителем Обществ. Действительно, Общества с согласия и в результате фактических действий юридических руководителей были зарегистрированы в установленном порядке. В установленном порядке юридическими директорами добровольно и с их согласия, были открыты расчетные счета и добровольно переданы все учредительные документы, банковские документы, необходимые для осуществления предпринимательской деятельности.

    Своими фактическими действиями юридические руководители созданных Обществ дали добро на управление Обществами. Н. не оспаривает тот факт, что является фактическим руководителем Обществ. Более того, как фактический руководитель, Н. организовал подачу отчетных документов по всем Обществам, о чем в деле есть подтверждающие документы.

    Так, например, в деле имеется изъятая по всем Обществам отчетность в ФСС, в ИФНС налоговой отчетностью. У органов предварительного следствия не возникло вопросов и нареканий к отчетным документам. Часть отчетной документации возвращена органами предварительного следствия за минованием надобности фискальным органам, что подтверждается, например, сопроводительным письмом от 22.06.2011 года о возврате за минованием надобности бухгалтерской и налоговой отчетности.

    Платежные поручения от имени Обществ, фактически принадлежащих Н. являются инструментом, способом осуществления предпринимательской деятельности. Соответственно, отсутствует необходимость в дополнительной квалификации действий Н. по ст. 187 УК РФ, что подтверждается, в том числе судебной практикой, например Постановлением президиума Московского городского суда от 26.11.2010 года по делу № 44у-346/10.

    Также, учитывая, что согласно предъявленного обвинения Н. являлся фактическим руководителем Обществ, что собственно и не отрицает и сам Н., то соответственно, изготовленные от имени Обществ Н. платежные поручения, как фактическим руководителем, по своей сути, не могут являться поддельными.

    Кроме того, обвинение в изготовлении в целях сбыта и сбыт является несостоятельным по той причине, что «сбыт» в понимании ст. 187 УК РФ отсутствует. Так, под «сбытом» понимается возмездная либо безвозмездная передача поддельного платежного документа ее изготовителем другому лицу. Исходя из грамматического толкования слова «сбыт» и разъяснений, содержащихся в п. 14 Постановления Пленума ВС РФ от 27.12.2007 № 51, к сбыту не относится использование поддельной карты или иного платежного документа для расчетов, поскольку в этом случае карта или иной платежный документ из фактического обладания лица не выходит.

    Совершенно аналогичная позиция содержится в комментарии к этой статье под редакцией председателя ВС РФ Лебедева вплоть до последнего вышедшего в 2013 года. Платежные поручения, которые передавались в банк как поручение банку для проведения платежа и списания денежных средств с р/с организации не выходили из обладания организации, не переходи в пользование ни банка, ни какого-либо иного лица, а оставались во владении самой организации, от имени которой они были составлены.

    Только по одному этому признаку в данном случае отсутствует сбыт платежных документов, так после исполнения банком распоряжения юридического лица о проведении платежа, оформленного в виде платежного поручения, данное платежное поручение остается платежным поручением этого юридического лица, а не переходит во владение и распоряжение иного лица, в том числе и банка, который лишь только его исполняет. А если нет сбыта поддельных платежных документов, то нет и их изготовления, т.к. криминализировано по ст. 187 УК РФ не любое изготовление поддельных платежных документов, а только изготовление в целях сбыта.

    Таким образом, в действиях Н. отсутствует состав преступления, предусмотренный ст.187 УК РФ.

    Кроме того, защита не согласна с квалификацией действий по ст. 187 УК РФ, как совершенные организованной группой.

    Согласно ч. 3 ст. 35 УК РФ, преступление признается совершенным организованной группой, если оно совершено устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений. Организованную группу от группы лиц по предварительному сговору, отличают признаки устойчивости и организованности.

    Об устойчивости свидетельствует объединение двух и более лиц на сравнительно продолжительное время для совершения нескольких преступлений либо одного, но сопряженного с длительной совместной подготовкой либо сложным исполнением (БВС РФ. 2003. N 7. С. 15; N 9. С. 22; 2007. N 11. С. 16; 2012. N 3. С.). Организованность — это подчинение участников группы указаниям одного или нескольких лиц, решимость организованно достигать осуществления преступных намерений (БВС РФ. 2001. N 12. С. 17; 2002. N 6. С. 11; 2008. N 6. С. 22.2).
В чем выразилась устойчивость и организованность, применительно к ст. 187 УК РФ в предъявленном обвинении не указано и не раскрыто, в связи с фактическим отсутствием каких –либо договоренностей между лицами, относительно к статье 187 УК РФ, в том числе в связи с фактическим отсутствием устойчивости и организованности, в понимании Верховного Суда РФ. Кроме того, не конкретизировано точное время и место достижения договоренностей о совершении действий организованной группой, в связи с фактическим отсутствием договоренностей.

Соответственно в нарушение требований ст. 73 УК РФ не доказан, не раскрыт, не конкретизирован квалифицирующий признак ч. 2 ст. 187 УК РФ – совершение организованной группой.

Таким образом, в действиях Н. отсутствует состав преступления, предусмотренный ч. 2 ст. 187 УК РФ – совершенный организованной группой.
  1. Н. обвиняется в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 210 УК РФ – создание преступной организации (преступного сообщества) для совершения тяжких преступлений, а равно руководство такой организацией (сообществом) и входящими в него структурными подразделениями.

    Защита не согласна с предъявленным Н. обвинением по ч. 1 ст. 210 УК РФ. Защита считает, что в действиях Н. отсутствует состав преступления, предусмотренный ч. 1 ст. 210 УК РФ, что подтверждается материалами уголовного дела.

    Согласно предъявленного обвинения, обвинительного заключения, созданная Н., Г., Га. преступная организация (преступное сообщество) характеризовалась рядом признаков:

    устойчивость,

    а) согласно предъявленного обвинения, обвинительного заключения, выразившаяся «в длительности существования структурированной преступной организации и осуществлении противоправной деятельности, которая продолжалась с октября 2007 года по май 2009 года», что не соответствует фактическим обстоятельствам.

    Согласно ч. 2 ст. 35 УК РФ, с учетом Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10.06.2010 года №12 структуированная организованная группа, в том числе характеризуется: наличием подразделений (подгрупп, звеньев) под единым руководством всеми подразделениями. Собранными материалами уголовного дела не подтверждается наличие подразделений (подгрупп, звеньев, состоящих из двух и более лиц) под единым руководством.

    б) согласно предъявленного обвинения, обвинительного заключения, выразившееся «в неоднократном и систематическом совершении членами преступной организации (преступного сообщества) финансовых операций, образующих незаконную банковскую деятельность, а также изготовлении в целях сбыта и сбыте поддельных платежных документов», что не соответствует материалам уголовного дела, в том числе по причине отсутствия единого умысла между всеми лицами, направленного на осуществление незаконной банковской деятельности, а также изготовлении в целях сбыта и сбыте поддельных платежных документов, а также самой незаконной банковской деятельности и изготовления в целях сбыта и сбыта поддельных платежных документов.

    в) согласно предъявленного обвинения, обвинительного заключения, выразившееся «в представлении необходимой для осуществления преступной деятельности компьютерной техники для изготовления поддельных платежных поручений, машинки для перерасчета денежных средств, сотовых стационарных телефонов, необходимых для поддержания связи и быстрого обмена информацией между всеми членами преступной организации (преступного сообщества)», что не соответствует материалам уголовного дела, в том числе по причине отсутствия единой общей между участниками кассы, общей материальной базы, а также фактического отсутствия приобретения кем – либо из лиц технических средств для других лиц.

    — Сплоченность и организованность,

    а) согласно предъявленного обвинения, обвинительного заключения, «выразившиеся в наличии у создателей и руководителей преступной организации (преступного сообщества) и участников этой организации (сообщества) единого умысла на совершение тяжких преступлений», что не соответствует материалам уголовного дела, в том числе в связи с отсутствием единого умысла на объединение с целью совершения тяжких преступлений;

    б) согласно предъявленного обвинения, обвинительного заключения, выразившееся в осознании руководителями и участниками преступной организации (преступного сообщества) общих целей его функционирования, своей принадлежности к нему и своей конкретной роли в деятельности организации, что не соответствует материалам уголовного дела, в том числе в связи с отсутствием четкой внутренней структуры с единым руководством и единой системой планирования, премирования и наказаний.

    в) в наличии конспирации, иерархической подчиненности среди членов преступного сообщества, что не соответствует материалам уголовного дела, в том числе в связи с фактическим отсутствием внутренней структуры, с четко установленными правилами взаимоотношений и поведения, дисциплины, с единой системы премирования и наказаний, а также отсутствием общих мер безопасности, применяемых ко всем лицам.

    Наличие общей материально- финансовой базы,

    а) согласно предъявленного обвинения, обвинительного заключения, складывающейся из денежных средств, полученных от незаконной банковской деятельности, в несении расходов и распределении доходов в строгом соответствии с указаниями руководителей преступной организации (преступного сообщества), либо их согласия, что не соответствует материалам уголовного дела, в связи с отсутствием общей кассы, общих доходов, общих расходов, в том числе в отсутствии контроля со стороны руководителя за доходами и расходами других лиц.

    Распределение преступных ролей между участниками,

    а) согласно предъявленного обвинения, обвинительного заключения, выразившееся в исполнении каждым членом преступной организации (преступного сообщества) функций, возложенных на него руководителями преступной организации (преступного сообщества), что не соответствует материалам уголовного дела, в том числе в связи с отсутствием единого руководства и единой системы управления с едиными правилами взаимоотношений и поведения, дисциплины, единой системы премирования и наказаний.

    Структуированность,

    — согласно предъявленного обвинения, обвинительного заключения, выразившаяся в наличии подразделений (звеньев), характеризующихся стабильностью состава и согласованностью своих действий, что не соответствует материалам уголовного дела, в том числе в связи с фактическим отсутствием подразделений (звеньев) под которыми, согласно разъяснений Верховного Суда РФ, понимаются территориально обособленные группы, состоящие из двух и более лиц.

    Таким образом, содержание признаков, изложенных органами предварительного следствия в предъявленном обвинении, обвинительном заключении не соответствует фактическим обстоятельствам и материалам уголовного дела.

    Органами предварительного следствия в предъявленном обвинении, обвинительном заключении искажены фактические обстоятельства, а также не раскрыты в полном объеме признаки ч. 1 ст. 210 УК РФ, с целью искусственного создания видимости наличия в действиях Н. состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 210 УК РФ.

    Собранные материалы уголовного дела, с учетом разъяснений Постановления Верховного Суда РФ от 10.06.2010 года №12 «О судебной практике рассмотрения уголовных дел об организации преступного сообщества (преступной организации) или участии в нем (ней)» признаков характерных для ч. 1 ст. 210 УК РФ, свидетельствуют об отсутствии в действиях Н. и других лиц, состава преступления, предусмотренного ст. 210 УК РФ, так как:
-в действиях Н. и других лиц фактически отсутствуетединыйсформировавшийся совместно в ходе совместных обсуждений, либо других действий единый умысел, единый план, направленный на совершение тяжких и (или) особо тяжких преступлений;

-фактически отсутствует единое руководство структурными подразделениями и отсутствуют устойчивые связи между структурными подразделениями;

-фактически отсутствует структурированность, характеризуемая наличием четкой внутренней иерархии, наличием обособленных подгрупп, звеньев, состоящих из двух и более людей;

-фактически между структурными подразделениями отсутствуют выработанные совместно общие цели и общая стратегия;

-фактически отсутствует совместная разработка, планирование и согласование общих действий между структурными подразделениями;

-фактически отсутствует контроль работы структурных подразделений со стороны руководителей, координация деятельности структурных подразделений;

-фактически отсутствует возможность и отсутствует фактическое влияние со стороны Н. на других лиц;

-фактически отсутствует единая общая касса Н., Г., Га., К., Ч. для финансирования деятельности структурных подразделений;

-фактическим отсутствует единая общая материальная база Н., Г., Га., К., Ч., в том числе приобретенная за счет средств общей кассы;

-фактически отсутствует единаяс истема отчетности структурных подразделений;

-фактически отсутствуют обязательные к исполнению структурными подразделениями приказы (указания) руководителей;

-фактически отсутствует между лицами выработанная руководителями и контролируемая руководителями единая система премирования и наказаний;

-фактически отсутствует договоренность между Н., Г., Га., К., Ч.: о создании, руководстве структурными подразделениями и совместной деятельности под единым руководством, с единой кассой, с единой материальной базой, с единой системой конспирации, с единой системой премирований и наказаний, с иерархическим распределением обязанностей, о совместном планировании действий и совместном выполнении действий, связанных с функционированием структурных подразделений;

-фактически отсутствуют отношения между Н., К., Ч., выходящие за рамки «клиентских» отношений.

-фактически отсутствует финансирование Н. «деятельности структурных подразделений» под руководством К., Ч., а также Га. «с неустановленными лицами».

-фактически отсутствует структурное подразделения«с неустановленными лицами»под руководством Га., в том числе в связи с фактическим отсутствием структурного подразделения, включающего в себя двух и более лиц;

-фактически отсутствует структурное подразделение«с неустановленными лицами»под руководством К., в том числе в связи с фактическим отсутствием структурного подразделения, включающего в себя двух и более лиц;

-фактически отсутствует структурное подразделение«с неустановленными лицами»под руководством Ч., в том числе, в связи с фактическим отсутствием самого структурного подразделения, включающегося в себя двух и более лиц.

Таким образов, в действиях Н. отсутствует состав преступления, предусмотренный ч. 1 ст. 210 УК РФ.

Кроме того, сторона защиты хочет акцентировать внимание суда не следующем. Хотя в УПК РФ нет статьи, подобной статьи 20 УПК РСФСР, однако, органы предварительно расследования никто не освобождал от обязанности всесторонне, полно и объективно исследовать обстоятельства уголовного дела и устанавливать обстоятельства не только обвинения, но и обстоятельства, освобождающие от него. Такое требование, например, прямо вытекает из п.5 -7 ч. 1 ст. 73 УПК РФ, указывающих, что следователь обязан доказывать и обстоятельства, свидетельствующие в пользу подозреваемого, обвиняемого, могущие повлечь прекращение дела или оправдание этого лица, исключающее его ответственность и наказание.

В тексте УПК РФ в целом ряде статей неоднократно встречаются частные указания следователю на необходимость заботиться о всесторонности, полноте и объективности расследования (ч. 4 ст. 152, ст. 154, ч.1 ст. 119, ч. 1-2 ст.159).

Системный анализ УПК РФ позволяет утверждать, что сторона обвинения, в том числе следователь, становиться единственным субъектом уголовно –процессуальных отношений, на котором и по тексту закона, и по существу выполняемой функции лежит обязанность исследовать обстоятельства дела всесторонне, полно и объективно, что по данному уголовному делу фактически органами предварительного следствия не было сделано. Более того, материалы уголовного дела очевидно свидетельствуют об отсутствии объективности при расследовании по настоящему уголовному делу.

Так, например, сторона защиты уже указывала о спорных с точки зрения закона, фактах придания органами предварительного следствия законности заключениям специалистов № 1-318, содержащих сведения о со стыковании аудиозаписей телефонных переговоров с перечислениями, в которых отсутствуют предупреждения специалистов об уголовной ответственности по ст. 307 УК РФ, согласно сопроводительного письма от 03.04.2012 года № 12/22-1954 (т. 40 л.д. 216-226) о направлении в соответствии со ст. 58 УПК РФ заключений экспертов, в сопроводительном письме отсутствуют сведения о наличии направляемых расписок о предупреждении об уголовной ответственности по ст. 307 УК РФ. Однако, в деле имеются вложенные расписки, после сопроводительного письма (т. 40 л.д. 227-230).

Очевидно, что расписки, имеющие существенное значение для придания законности заключений, были вложены в уголовное дело позднее. Официальная передача расписок от уполномоченного органа в материалах уголовного дела также отсутствует.

Указанный факт очень показателен и очевидно свидетельствует об отсутствии объективности и искусственном создании доказательственной базы в ходе предварительного расследования. Указанный факт не единичный.

Так, сторона защиты указывала, что органы предварительного расследования, с целью придания действиям Н. видимости незаконной банковской деятельности, вероятностные суммы дохода, полученного от предпринимательской деятельности, пытается выдать за суммы дохода, полученные от незаконной банковской деятельности. При этом, ни одного вопроса о сумме дохода, полученного от незаконной банковской деятельности перед экспертом следователем не ставилось.

Очевидно, что следователь прекрасно понимал, что таких сумм дохода нет, в связи с отсутствием самой незаконной банковской деятельности. Об отсутствии объективности и наличии обвинительного уклона со стороны органов предварительного расследования свидетельствует тот факт, что на всех подсудимых оказывалось психологическое давление, а отказ от подписания бланка допроса в редакции следователя автоматически приводил к ходатайству следователя об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу.

При этом, при подписании допроса в редакции следователя, лицу избиралась более мягкая мера пресечения. Об отсутствии объективности и наличии обвинительного уклона свидетельствуют допросы свидетелей.

Так, например, допрос засекреченного агента «Ярика», допрошенного 31.05.2011 года по событиям 2007-2009 годов, согласно которого, по предъявленным копиям формы №1 с указанием на них фамилий и паспортных данных, «Ярик» не узнает К., Ч., а также не говорит о том, что вообще ему знакомы такие фамилии. При этом, после возбуждения уголовного дела по ст. 210 УК РФ и необходимости формирования органами предварительного расследования доказательств обвинения в совершении преступления, вновь допрошенный свидетель Ярик спустя два года, 04.02.2013 года «вдруг» вспоминает о том, что ему очень хорошо знакомы фамилии Ч. и К.

Более того, если в 2011 году Ярик их не узнает по форме № 1, то 2013 году он «вдруг» их узнает среди трех фотографий. Указанные факты являются не единичными.

Так, например, допрошенная свидетельница Ма., если в первые допросы говорит об одних обстоятельствах, то после необходимости формирования доказательственной базы по ст.210 УК РФ, начинает «вдруг» вспоминать, того, что раньше не знала, говорить профессиональным юридическим языком и дает противоречивые по сравнению с первоначальными показания в редакции, фактически дублирующей в последствии предъявленное обвинение, профессионально написанное следователем. Кроме того, следует отметить, что ни один свидетель в суде не смог пересказать дословно свои ранее подписанные показания, а стиль изложения большинства свидетелей идентичен, что очевидно даже без проведения экспертизы.

При этом, в соответствии со ст. 190 ч. 2 УПК РФ показания допрашиваемого лица записываются от первого лица и по возможности дословно, что очевидно не было соблюдено стороной обвинения, так как не могли разные люди, разных профессий излагать фактические обстоятельства в одном стиле и еще юридически грамотно. Более того, существует судебная практика Верховного Суда РФ об исключении показаний свидетелей, написанных с нарушением ч. 2 ст. 190 УК РФ.

Аналогичная позиция по указанному вопросу Европейского Суда по правам человека, например, Постановление от 25.04.2013 года по делу Эркапич против Хорватии жалоба № 51198/08.

Указанные и другие факты, имеющиеся в материалах дела, очевидно свидетельствуют об отсутствии объективности со стороны органов обвинения, обвинительном уклоне, искусственном формировании доказательственной базы, надуманности предъявленного обвинения. Защита не просит о проведении проверок по указанным фактам. Защита не просит об исключении доказательств.

Защита просит суд критически отнестись к искусственно сформированным по делу доказательствам, предъявленному обвинению и самому уголовному делу.

На основании изложенного, по предъявленному обвинению в совершении преступлений, предусмотренных ст. ч. 1 ст. 210, ч. 2 п. а, б ст. 172 УКРФ, ч. 2 ст. 187 УК РФ, прошу Вас Н. оправдать.

С Уважением, адвокат Е.В.Якобчук

Предыдущая — часть 4.

Да 19 19

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Участники дискуссии: Бозов Алексей, colonel96, Якобчук Евгений, alexandro81881, tverdislav
  • 25 Февраля 2015, 19:18 #

    А какой результат? Приговор хотелось бы почитать

    +3
  • 25 Февраля 2015, 20:17 #

    Добрый день! Суд согласился по существу с нашей позицией. Статью 172 УК РФ суд переквалифицировал на 171 УК РФ. Суд согласился, что статья 187 УК РФ излишне вменена и является способом незаконной предпринимательской деятельности. По статье 210 УК РФ оправдал полностью.  В итоге осталась статья 171 ук РФ, однако суд применил амнистию и освободил от наказания и по этой статье. Все вышли не судимыми. 

    +5
  • 25 Февраля 2015, 20:18 #

    С приговором сложней. Он больше 250 листов. 

    +2
  • 26 Февраля 2015, 04:43 #

    Уважаемый Евгений Владимирович, начинающим адвокатам Ваши публикации надо штудировать, как учебники профессионального мастерства.
    Например, тезис (посыл) — его обоснование — вывод. 
    Подобный подход в исследовании доказательств на суде дисциплинирует, не позволяя «растекаться мыслью по древу».
    Замечательно!

    +2
    • 26 Февраля 2015, 09:43 #

      Большое спасибо! Очень боялся отзывов. Дело большое и специфическая объективная сторона позволили  размышлять. Чаще все гораздо прозаичнее. Пространственными рассуждениями не загружаю выступления, так как чаще это отрицательно сказывается на клиенте. Судьи очень не любят. Только по существу.

      +3

Да 19 19

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Для комментирования необходимо Авторизоваться или Зарегистрироваться

Ваши персональные заметки к публикации (видны только вам)

Рейтинг публикации: «Статья 172 УК РФ. Часть 5. Выступление в прениях. Адвокат Якобчук Е.В.» 3 звезд из 5 на основе 19 оценок.
Адвокат Морохин Иван Николаевич
Кемерово, Россия
+7 (923) 538-8302
Сложные гражданские, уголовные и административные дела экономической направленности.
Дорого, но качественно. Все встречи и консультации, в т.ч. дистанционные только по предварительной записи.
https://morokhin.pravorub.ru/ Стать VIP
Адвокат Гречанюк Василий Герольдович
Владивосток, Россия
+7 (914) 342-9220
компетенции: трейдинг, инвестиции, страхование, налоги, юридические лица, долги, ответственность, комбинации.
Консультации, дела.
Действую с интересом, спокойно и тщательно, очно и дистанционно.
https://urmanwin.pravorub.ru/ Стать VIP
Адвокат Гурьев Вадим Иванович
Москва, Россия
+7 (925) 333-5733
Моя специализация бизнес и финансы.
Защита по сложным уголовным экономическим делам.
Борьба с фальсификациями и незаконными методами расследования. Опыт, надёжность, добросовестность!
https://advokat-guriev.pravorub.ru/
Адвокат Мамонтов Алексей Вячеславович
Воронеж, Россия
+7 (919) 184-9057
Специализация: споры о собственности, об обязательствах, банкротство, интеллектуальная собственность, защита по уголовным делам в сфере экономики, коррупционные и должностные преступления
https://taimyr68.pravorub.ru/ Стать VIP
Юрист Фищук Ольга Сергеевна
Краснодар, Россия
+7 (999) 637-2795
Арбитражный (финансовый) управляющий. Честное банкротство физических и юридических лиц в любом регионе РФ. Специальные условия в рамках профессионального сообщества юристов и адвокатов "Праворуб"
https://fedresurs.pravorub.ru/ Стать VIP