профессиональное сообщество юристов и адвокатов
Участники дискуссии: Рыжов Евгений, Евдокимов Денис, Соколов Владимир, Гурьев Вадим
Журналист несет повышенную ответственность при освещении уголовных дел, поскольку обвинения в совершении преступлений наиболее остро отражаются на судьбе человека, его чести и достоинстве. Обязанность журналиста — соблюдать презумпцию невиновности, не забывать, что опровергнуть ее вправе только суд, вынося обвинительный приговор.

Данная проблема работы репортеров на криминальные темы была поднята на заседании Общественной коллегии по жалобам на прессу, которое состоялось под председательством Генри Резника, по жалобе бывшего заместителя начальника управления Московской межрегиональной транспортной прокуратуры Дениса Евдокимова на публикации газеты «Известия», содержащих недостоверные сведения и предвзято освещающие уголовное дело, которое было возбуждено в отношении него.

В рассмотрении жалобы принимали участие: члены Палаты медиа-аудитории Генри Резник (председательствующий), Евгений Гонтмахер, Мария Каннабих, протоиерей Александр Макаров, Владимир Ряховский и Илья Шаблинский, а также члены Палаты медиа-аудитории Галина Арапова, Александр Копейка, Леонид Никитинский и Владимир Познер.

13.03.2013 Евдокимов Д. был задержан сотрудниками ГУЭБИПК МВД РФ (Сугробов, Муллаяров, Назаров и др.) и впоследствии осужден 13.12.2013 за получение денег от адвоката Кидяева И.И. в интересах двух компаний. Его действия квалифицированы как следствием, так и судом: получение денег за принятие законного решения о прекращении проверки в отношении ООО ТрансЭко и ООО РФК.

Однако, «Известия» в статьях от 17, 19 марта, 9 апреля и 20 декабря 2013 года распространили недостоверную информацию, что Евдокимов Д. якобы:
— вымогал деньги у руководства ООО ТрансЭко и ООО РФК;
— получил деньги за незаконное прекращение проверки в отношении ООО ТрансЭко и ООО РФК, так как выявил, что данные организации в нарушение экологического законодательства незаконно продавали ж/д шпалы вместо переработки;
— на следствии показал, что деньги должен был передать заместителю прокурора Кехлерову М.С., который является сыном заместителя Генерального прокурора РФ Кехлерова С.Г.

В то же время, вопреки распространенной информации Евдокимову Д. никогда не вменялось и не предъявлялось обвинение в вымогательстве денег за принятие незаконного решения о прекращении проверки, так как нарушений у проверяемых компанией выявлено не было. Кроме того, ни во время задержания, ни на следствии, ни в суде — Евдокимов Д. никогда не давал показаний, что должен был передать деньги Кехлерову М.С.

На примере обозначенных публикаций Евдокимов Д. инициировал рассмотрение сложившейся практики средств массовой информации, которые, с подачи Следственного комитета, при задержании какого-либо лица при получении денег, считают вопрос его виновности доказанным де-факто и, «забывая» принцип презумпции невиновности, именуют задержанного преступником, коррупционером, взяточником и т.п., тем самым задолго до суда формируя общественное мнение, которое зачастую играет не последнюю роль при разрешении судом вопроса о виновности.

Так, при освещении в 2013 году уголовного дела в СМИ журналистов вообще не интересовала позиция Евдокимова Д. или мнение его адвоката, хотя еще в сентябре 2013 года в суде было заявлено о незаконности проведенных ГУЭБИПК МВД России (Сугробов, Муллаяров, Назаров и др.) оперативно-розыскных мероприятий, и были представлены доказательства о подстрекательстве со стороны сотрудников полиции с участием негласного агента – адвоката Кидяева И.И.

Подобная позиция СМИ позволила судье Мещанского районного суда Москвы Гудошниковой Е.А. допустить ряд фундаментальных нарушений права на защиту, которые остались без внимания со стороны СМИ, так как их не интересовал вопрос виновности или невиновности, который фактически был предрешен ими до суда.

Так, в суде было отказано защите в исследовании вещественных доказательств путем прослушивания аудиозаписей в суде, отказано в допросе явившегося по инициативе защиты в суд специалиста, что прямо запрещено УПК, отказано в рассмотрении в качестве доказательств представленных защитой двух фоноскопических и одного лингвистического заключений специалистов, отказано также в назначении аналогичных судебных экспертиз и т.д. (более подробно в публикациях в интернет-блоге на сайте Праворуб.ру).

Рассматривая обращение Евдокимова Д., Коллегия отметила, что журналист этически не лишен возможности использовать информационные сообщения (пресс-релизы) следственных органов и прокуратуры, а в тех случаях, когда информация представляет особый общественный интерес, использовать и «утечки», получаемые ими от собственных «источников» в правоохранительных органах.

Однако при этом как журналист, так и редакторы (редакция СМИ) должны проявлять повышенную осторожность, понимая, что такие «сливы» могут быть частью оперативной или иной игры правоохранительных органов. Во всех случаях, когда информация, полученная от собственных источников впоследствии не подтверждается приговором суда, журналист и СМИ, безусловно, обязаны сообщить об окончательном исходе дела, в некоторых случаях принести свои извинения оправданному (в соответствующей части) лицу, а по его требованию также разместить последующее опровержение в СМИ.

По существу жалобы Коллегия не признала употребление журналистами «Известий» в отношении действий прокурора Евдокимова слова «вымогательство» профессионально-этической ошибкой. По мнению Коллегии, журналист, не являющийся специалистом в области права, может не знать тонкостей уголовно-правовой квалификации, может ошибаться в юридической терминологии, путая арест с задержанием, «вымогательство взятки» с «получением денег за принятие законного решения», поэтому такого рода терминологические ошибки не должны рассматриваться как серьезное нарушение норм профессиональной этики, если это не сделано намеренно, с целью нанести ущерб репутации героя публикации.

Аналогичную позицию высказывал и Европейский суд по правам человека, указывая, что такого рода ошибки, несущественные в контексте публикации, которые не вводят читателей в заблуждение относительно основной сути описываемой ситуации, не должны признаваться нарушением со стороны журналистов и не должны влечь наказания в правовом поле (Торгер Торгерсон против Исландии THORGEIR THORGEIRSON v. ICELAND от 25.06.1992). Также Европейский Суд указывал и на то, что «тонкости правовой терминологии не являются значимыми для обывателей, из которых в основном состоит аудитория прессы» (п.48 постановления Европейского суда по делу «Резник против России»), поэтому к журналистам не должны предъявляться такие же требования точности использования правовой терминологии, как к профессиональным юристам.

Безусловно, стоит отметить важность специализации журналистов в редакциях на освещении правовой тематики, судебных репортажах и криминальной хронике, что, безусловно, требует более углубленного понимания проблематики, знания правовой терминологии, понимание правовых и этических требований принципа презумпции невиновности, правовых ограничений, налагаемых законодательством на распространение информации в данной тематической сфере.

При этом, Коллегия заключила, что распространение в СМИ не соответствующих действительности сведений об оговоре Евдокимовым Д. заместителя прокурора Кехлерова М.С. порочит осуждённого, в первую очередь, в глазах самого этого человека. В связи с этим, Коллегия полагает, что на редакции «Известия» лежит не только этическая, но и юридическая обязанность опровергнуть недостоверные сведения по требованию заявителя Евдокимова Д., распространенные в 2013 году, при освещении резонансного коррупционного уголовного дела.

Полезная публикация? Проголосуй!

Да 13 13

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

  • Адвокат Рыжов Евгений Валерьевич 11 Января, 09:16 #

    Уважаемый Денис Владимирович, спасибо за публикацию.
    Вами затронута действительно актуальная тема, к сожалению, пришло время популистов и болтунов и уже никто не вникает в суть дела, в ходу новая терминология «кибератаки и гибридные войны».
    Этому дурному влиянию подвержена даже Генеральная Прокуратура, которая через свой сайт, несмотря на замечания о несоответствии, продолжает распространять информацию и даёт повод легально тиражировать её в СМИ.

    +4
    • Юрист Евдокимов Денис Владимирович 11 Января, 12:03 #

      Уважаемый Евгений Валерьевич, на мой взгляд, подобный PR уголовных дел начался с Маркина и СК… Я даже знаю несколько случаев, когда с адвокатов СК брал подписку о неразглашении, а сами в это время активно сливали нужную информацию в СМИ… тем самым формируя общественное мнение...

      +2
  • Адвокат Рыжов Евгений Валерьевич 11 Января, 17:38 #

    Цели и задачи их абсолютны понятны.

    Как всегда встаёт вопрос что делать?

    На мой взгляд, было бы логичным разрешить «обличающие публикации» только после постановления приговора.

    +1
  • Адвокат Соколов Владимир Владиславович 12 Января, 06:16 #

    Давно обратил внимание на аналогичные публикации. Особенно обожаю, такую формулировку: «Вина гражданина X установлена, дело направлено в суд». И под публикацией гневные комментарии этих «обывателей» с различными, в основном, не самыми приятными пожеланиями. Всегда было жаль этих людей, которые привлекли внимание прессы и были признаны преступниками еще до суда.

    +1
  • Адвокат Гурьев Вадим Иванович 14 Января, 22:59 #

    Уважаемый Денис Владимирович, Вы обозначили проблему, которая появилась несколько лет назад.
    Если раньше, как-то дозировано ее применяли, как мне кажется для «обкатки», пошло на «Ура».
    Сейчас,  дезинформация, обрушивается лавинообразно, как Цунами...
    Такое ощущение создается, что и само уголовное дело, особенно, что там «внутри» находится, уже никого не интересует, кроме самого обвиняемого, которого не услышат…

    +1
    • Юрист Евдокимов Денис Владимирович 14 Января, 23:50 #

      Уважаемый Вадим Иванович, нашёл на одном сайте, посвященному судебному PR...«в достаточно большом количестве случаев сопровождение процесса, его освещение в прессе, телевидении и радио дает положительный результат.

      Разумеется подобное утверждение относится далеко не ко всем делам. К примеру «общественный резонанс» не идет на пользу делам о должностных преступлениях, не в зависимости от силы правовой позиции защиты.

      Любое освещение подобных процессов почти всегда приводит к негативным последствиям, которые выражаются в негативном отношении к подозреваемым, обвиняемым, подсудимым».

      В связи с этим, не удивительна информационная гиперактивность Следственного комитета  в отношении коррупционных и иных дел о должностных преступлениях (даже до направления дела в суд).

      При этом, ч.3 ст. 161 УПК РФ, согласно которой: «данные предварительного расследования могут быть преданы гласности лишь с разрешения следователя,  и только в том объеме, в каком ими будет признано это допустимым», ставит в неравное положение защиту, скажем, обвиняемого, при попытке организовать «судебный PR», в то время как СК РФ ничем не ограничен.

      +1
      • Адвокат Соколов Владимир Владиславович 16 Января, 06:38 #

        Уважаемый Денис Владимирович,
        ч.3 ст. 161 УПК РФ, согласно которой: «данные предварительного расследования могут быть преданы гласности лишь с разрешения следователя, и только в том объеме, в каком ими будет признано это допустимым», ставит в неравное положение защиту, скажем, обвиняемого, при попытке организовать «судебный PR», в то время как СК РФ ничем не ограничен.Вот это особенно опасный момент.
        Вообще у меня есть некоторые сомнения по поводу того, насколько допустимо и законно освещать в СМИ подозрения и обвинения правоохранительных органов до вынесения приговора суда.

        +1
  • Юрист Евдокимов Денис Владимирович 19 Января, 20:56 #

    Пример очередной лжи Следственного комитета РФ.

    В материалах уголовного дела экс-губернатора Сахалина Александра Хорошавина отсутствует ручка стоимостью 36 млн руб.

    О ней сообщал Владимир Маркин, ранее занимавший пост официального представителя СКР.

    Следствие не изымало у бывшего губернатора Сахалинской области Александра Хорошавина пишущей ручки за 36 млн руб. Это следует из описи изъятого у экс-чиновника имущества, с которой ознакомился РБК.

    Существование ручки за 36 млн руб. опровергал сам Хорошавин, который в ноябре 2016 года обратился с письмом к президенту Владимиру Путину. «С легкой руки Следственного комитета была запущена неправда о моем несметном богатстве, что выразилось в заявлении Маркина о наличии у меня «ручки за 36 млн руб. и миллиарда под кроватью». Оправдываться было бессмысленно, даже не пытался. Сейчас, когда материалами дела установлено, что никакой ручки за 36 млн руб. и миллиарда под кроватью у меня не было, думаю, эту информацию до вас не довели», — говорится в послании, копия которого есть у РБК.

    http://www.rbc.ru/.../2017/5880b55f9a79473b62a52614

    0

Полезная публикация? Проголосуй!

Да 13 13

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Для комментирования необходимо Авторизоваться или Зарегистрироваться

Ваши персональные заметки к публикации (видны только вам)

Рейтинг публикации: «Журналист – не юрист, поэтому может ошибаться, используя юридическую терминологию при освещении уголовных дел в СМИ» 2 звезд из 5 на основе 13 оценок.

Похожие публикации

Продвигаемые публикации