Вопрос, обязаны ли суды прослушивать аудио и просматривать видеозаписи в ходе уголовных процессов, был поставлен мною несколько лет тому назад перед Верховным и Конституционным судами, то есть задолго до нашумевшего решения судьи Криворучко, отказавшего защите Павла Устинова в просмотре видеозаписей.

ст. 284 УПК РФ устанавливая, что вещественные доказательства должны быть осмотрены в суде, не содержит требования об их исследовании с применением технических средств с целью извлечения информации, недоступной при простом визуальном осмотре.

Именно этим и воспользовалась во время судебного процесса в 2013 году в отношении меня (в то время начальника отдела Московской межрегиональной транспортной прокуратуры) судья Мещанского суда Гудошникова Е., которая разрешила по ходатайству защиты осмотреть (визуально) CD диски с аудио и видеозаписями, приобщенные следствием в качестве вещественных доказательств, но отказала в их прослушивании и просмотре.

Мосгорсуд и Верховный суд в свою очередь на последующие апелляционные и кассационные жалобы разъяснили, что требования ст. 284 УПК РФ об осмотре вещественных доказательств судьей были соблюдены. Конституционный суд, куда я обратился, пошел еще дальше, фактически сделав вывод, что отказ от исследования в суде видео и аудиозаписей допускается, если вина подсудимого подтверждена доказательствами обвинения.

Ходатайство защиты о прослушивании аудиозаписей дважды было заявлено в суде первой и апелляционной инстанциях не просто формально, а со ссылкой на то, что следователь ГСУ СК по Москве Лопаткин во время составления протоколов осмотра (стенограмм) не только дополнил «в интересах следствия» сказанное и несказанное на этих аудиозаписях, но и скрыл зафиксированный факт телефонного звонка и разговора, «обнародование» которого в суде подтверждало доводы защиты о подстрекательских действиях заявителя – адвоката Ивана Кидяева и сотрудников ГУЭБиПК МВД РФ (арестованных через полгода за проведение аналогичных ОРМ, но уже в отношении сотрудника ФСБ).

Стоит ли говорить, что в обвинительном приговоре 13 декабря 2013 года судья Гудошникова Е.А., обосновывая вину, сослалась на аудио и видеозаписи разговоров и протоколы (стенограммы) осмотра CD дисков, составленные следователем Лопаткиным.

Пройдя все круги ада судебные инстанции и не добившись соблюдения/восстановления права на прослушивание в суде аудиозаписей, следующим моим шагом было обращение в Конституционный суд РФ.

Так как все судебные инстанции, включая Верховный суд, заявили о соблюдении требований ст. 284 УПК РФ при простом визуальном осмотре CD дисков, напрашивался только один вывод, что эта статья УПК РФ не в полной мере соответствует Конституции РФ и обеспечивает защиту прав и свобод всеми способами, не запрещенными законом.

Нередко Конституционный суд при рассмотрении обращений на нарушение прав и свобод законом, примененным в конкретном деле, при его соответствии Конституции, отказывая в рассмотрении жалоб делают вывод, что этот закон просто неправильно был применен в конкретном деле.

Не скрою, особых иллюзий на то, что положения ст. 284 УПК РФ будут признаны противоречащими Конституции я не питал. Надежда была на очевидный и логичный вывод в определении об отказе в рассмотрении жалобы, что суд первой инстанции неправильно применил положения этой статьи в моем деле. В последующем это давало бы мне возможность апеллировать к определению Конституционного суда при обжаловании приговора в Верховном суде.

Мотивировка обращения в Конституционный суд была проста. Осмотр вещественных доказательств является простым способом их исследования, при котором суд, а также иные лица с помощью своих органов чувств непосредственно убеждаются в существовании, характере и внешних индивидуальных признаках (размеры, форма, цвет и др.) определенных предметов материального мира, связанных с обстоятельствами уголовного дела.

Для визуализации индивидуальных свойств, признаков и видимых, маловидимых и невидимых следов преступления, извлечения невидимой информации необходимо применение технических средств при осмотре вещественных доказательств.

В конкретном моем деле нормы уголовно-процессуального законодательства и сложившаяся ситуация не позволила осмотреть в суде вещественные доказательства — CD диски с применением компьютерной техники путем прослушивания аудиозаписей и извлечения информации из свойств аудиофайлов о дате их создания, и как следствие, — обратить внимание суда на обстоятельства, имеющие значение для дела.

Конституционный суд своим определением от 24 ноября 2016 года ожидаемо отказал в принятии моей жалобы к рассмотрению, не увидев никакой неопределенности при применении ст. 284 УПК РФ, указав, что она применяется во взаимосвязи с иными нормами уголовно-процессуального кодекса.

Далее, судьи Конституционного суда, разгадав мой нехитрый план и не желая подставлять коллег по цеху, а так же давать мне определенные козыри, указали в своем определении, что «настаивая на прослушивании аудиозаписей в судебном заседании, Д.В. Евдокимов утверждал об имевшей место со стороны сотрудников правоохранительных органов провокации на совершение преступления. Между тем данный довод был исследован судами и получил оценку исходя из совокупности собранных по уголовному делу доказательств».

Тем самым, Конституционный суд не только уклонился от вывода, что в моем деле неправильно была применена ст. 284 УПК РФ при отказе судом в прослушивании аудиозаписей, но и фактически сделал вывод, что суду не обязательно было прослушивать аудиозаписи, так как мой довод о провокации был опровергнут совокупностью других доказательств обвинения…

Документы

1.Обращение в КС РФ26.9 KB
2.Определение КС РФ173.4 KB

Все документы в данном разделе доступны только профессиональным участникам портала, имеющим PRO-аккаунт.

Для доступа к документам необходимо авторизоваться

Да 28 28

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Участники дискуссии: Климушкин Владислав, Пятицкий Евгений, Мамонтов Алексей, Щербинин Евгений, Насибулин Сергей, Евдокимов Денис, Лысиков Семен
  • 25 Сентября, 18:38 #

    Уважаемый Денис Владимирович,  публикация интересная и познавательная, жалко что все закончилось не очень хорошо. В ЕСПЧ не обращались?

    +6
  • 25 Сентября, 19:28 #

    отказ от исследования в суде видео и аудиозаписей допускается, если вина подсудимого подтверждена доказательствами обвиненияУважаемый Денис Владимирович, поставили телегу впереди кобылы? Ходатайство рассматривается когда? А оценка доказательствам когда дается? И это не говоря уже о всеобщих правах и т.д. Очередной вы... перл ручной «независимой и сменяемой» так называемой судебной власти.

    Второкурсник за это получил бы двойку.

    +7
    • 25 Сентября, 21:11 #

      Уважаемый Сергей Равильевич, это не пёрл, это многолетняя система при которой судьи в угоду обвинительных приговоров не только отказывают в исследовании доказательств защиты, но и искажают показания свидетелей в приговорах, отказывают в допросе свидетелей защиты, в приобщении заключений специалистов, в их допросе и т.п.

      +5
  • 26 Сентября, 13:24 #

    Уважаемый Денис Владимирович, а на стадии следствия просматривались и прослушивались записи?, по ним проводился допрос?

    +4
    • 26 Сентября, 17:44 #

       
      ↓ Читать полностью ↓
      Уважаемый Алексей Вячеславович, все предварительное следствие заняло три месяца (по ч.6 ст. 290 УК РФ). Всего в деле более 30 аудиозаписей большой продолжительности по времени. На второй месяц следствия был допрос, на котором я не стал отрицать, что на аудиозаписях мой голос, при этом все записи целиком прослушаны не были ввиду их большой продолжительности.  С протоколами их осмотра (стенограммами) на следствии меня не знакомили. Уже во время ознакомления с материалами дела следователь отдал мне все копии аудиозаписей на флэшке. Дома во время прослушивания аудиозаписей и их сопоставления с протоколами осмотра (стенограммами) я обнаружил ряд неточностей, искажений, а также факт сокрытия одного важного разговора. По окончании ознакомления было заявлено ходатайство о дополнении протоколов осмотра, допросе заявителя по обстоятельствам сокрытого разговора, об истребовании данных о телефонных соединениях, установлении и допросе второго лица, с которым разговаривал заявитель и разговор с которым был сокрыт следователем и т.д. Аналогичная жалоба была направлена в прокуратуру Москвы, которая должна была подписать обвинительное. Однако спустя три дня выяснилось, что прокуратура Москвы за один день подписала обвинительное и на следующий день дело увезли в суд. Ответ на заявленное ходатайство следователь отправил почтой, но его я так и не получил по сегодняшний день.На первом судебном заседании я заявил, что не получил ответа на мое ходатайство и представил справку Почты России, что по месту жительства на мое имя корреспонденции не приходило. Но судья закрыла на это глаза.Во время судебного следствия заявили ходатайство о прослушивании, осмотре и т.п., но получили отказ с мотивировкой, что у суда нет оснований не доверять следствию в ответ на мое заявление, что он фальсифицировал протоколы. Прокурор вообще заявил, что прослушивание аудиозаписей приведет к затягиванию сроков рассмотрения дела в суде и эти его слова также отражены в протоколе судебного заседания...

      +1
      • 27 Сентября, 10:25 #

        Уважаемый Денис Владимирович, прослушивание и проглядывания записей я обычно требую во время следствия. Длинные, много времени, так я и не тороплюсь. Не дают, ну тогда и жалобу, соответствующие требования и замечания еще на стадии предварительного следствия. Одним словом вой поднимаю еще до 115 УПК РФ. И тогда я понимаю что есть, а чего нет. Что можно потребовать еще. По крайней мере в 2-х делах по 290 УК получалось приобщить то на что хотелось бы сослаться, а в деле не было. Ну и относительно искажений это помогает, если на предварительном следствии не торопиться. в противном случае остается только возмущаться, лить слезы и обсуждать в теории кто виноват и что делать. А в данном случае остается лишь обращаться в ЕСПЧ если срок не вышел.

        +2
        • 27 Сентября, 11:12 #

          Уважаемый Алексей Вячеславович, «в противном случае...» с суда не снимается обязанность прослушать в суде аудиозаписи, то есть исследовать надлежащим образом вещественные доказательства.

          Кроме того, бывают случаи, когда определенные козыри не хочется показывать следствию, понимая, что дело в любом случае будет направлено в суд. К примеру, получили заключение специалиста, опровергающее показания свидетеля обвинения. Если его предъявить  следователю, то он просто скорректирует показания свидетеля и в суде этот свидетель уже не будет путаться. 

          В моем случае, во время ст. 215 УПК РФ получили фоноскопическое заключение специалиста, опровергающее показания ключевого свидетеля обвинения. Уже в суде допросили его, закрепили его показания дополнительными вопросами защиты, он уверено изложил все обстоятельства, после чего предъявили суду это заключение и задали рад вопрос, в ответ на которые он ничего не смог пояснить. Все это закреплено в протоколе судебного заседания. Суд опять же проигнорировал это заключение специалиста, опровергающее показания  свидетеля обвинения и т.п. 

          Как уже здесь ранее писали в одном из постов, фактически мы работали на создание достаточной базы (нарушений права на защиту)  для обращения в ЕСПЧ, что и сделали в последующем.

          +1
          • 27 Сентября, 11:40 #

            Уважаемый Денис Владимирович, я согласен с тем, что делать или заявлять об определенных вещах необходимо с точки зрения тактики. Но при ее выборе также следует учитывать и реальное процессуальное поведение оппонентов, наиболее вероятные процессуальные результаты. С точки зрения обращения в ЕСПЧ — выбранная тактика на 100% верна, а с точки зрения процессуального поведения в российской судебной системе — стоит задуматься, особенно учитывая практику мосгорштампа.

            +2
          • 23 Октября, 09:57 #

            Уважаемый Денис Владимирович, очень рад был ознакомиться с Вашим опытом и считаю, что Вы, как говорится, «собаку съели». В связи с этим опишу нашу ситуацию:

            При производстве следственных действий следователем регулярно оказывалось давление на свидетелей. В протоколы вносились «нужные» показания, которые на самом деле не озвучивались. Общение следователя с потерпевшей стороной и обсуждением дальнейшего плана действий тоже имело место. 
            Всё это было зафиксировано на диктофон подсудимого. Казалось бы, что это было бы прекрасными доказательствами стороны защиты, но суд отклоняет их, дескать к делу не относятся и к событиям той ночи, когда преступление якобы было совершено.

            Прокуратура и следственный комитет отправляют нелепейшие отписки

            По факту: 
            Уже два года длится процесс, в котором доказательства — показания потерпевшего и его друзей и родных, а также отрезки видеозаписей с отсутствием самих обстоятельств (по классике). У подсудимого есть все доказательства, подчеркиваю: вещественные, включающие в себя и фото и аудио. Но процессы всё идут, а дело живет.

            Ну вот как такое может быть? Как вообще действовать? Уже самим нам оскомину набили эти ходатайства о приобщении, но всё тщетно

            Самое обидное, что даже коллеги говорят, что с нарушением добыты эти файлы, мол было необходимо предупреждать следователя о ведении аудиозаписи… «Уважаемый преступник-следователь, давайте я буду Вас записывать на диктофон, а Вы будете придумывать другие более скрытые и изощренные способы фабрикации дела, чтобы я потом не смог доказать Ваши фальсификации и фабрикации»

            +1
  • 26 Сентября, 18:51 #

    Уважаемый Денис Владимирович, мне кажется, что КС уклонился от конкретных выводов, и только. Фразу 
    «настаивая на прослушивании аудиозаписей в судебном заседании, Д.В. Евдокимов утверждал об имевшей место со стороны сотрудников правоохранительных органов провокации на совершение преступления. Между тем данный довод был исследован судами и получил оценку исходя из совокупности собранных по уголовному делу доказательств»не обязательно можно понимать как разрешение судам не изучать представленные доказательства. В связи с последней практикой, представляя аудио-видео записи в качестве доказательств защиты я сам провожу их осмотр актом, в котором подробно со ссылками на время анализирую и привожу их содержание. Тогда суду тяжелее их „просто осмотреть“ не изучая. По крайней мере это уже будет означать, что доказательство защиты судом не изучалось и оценка ему не давалась. Конечно в большинстве случаев доказательства защиты игнорируются судами, однако это не значит же что их не надо предоставлять в развернутом виде?)

    +1
    • 26 Сентября, 19:23 #

      Уважаемый Евгений Александрович, в моей ситуации защита ходатайствовала в прослушивании аудиозаписей — вещественных доказательств, которые еще на следствии были приобщены в качестве таковых (не защитой) и УПК вроде как обязывает суды их исследовать подобным образом. Но, Верховный и Конституционный суды получается разрешили (задним числом) не делать этого в моей ситуации. А сделав это раз, суды сделают и в следующий, тем более я знаю еще несколько аналогичных примеров. 

      Что касается предоставления доказательств развернутом виде, то в моем деле защита представила в суд два фоноскопических и одно лингвистическое заключения специалистов относительно этих аудиозаписей. Но суд отказал в их приобщении к делу, также как и о допросе специалиста, который сидел под дверью суда и ждал вызова… об этом уже писал ранее )

      +2
      • 27 Сентября, 17:43 #

        Уважаемый Денис Владимирович, ну это уже обкатанный судами «выход» ..(из правосудия). Последние судебные события по московскому делу это доказали. Опять же это не значит, что этого делать не надо. Наоборот это нужно грогласно освещать и ломиться с такими доказательствами во все инстанции. Кстати в связи с последними событиями ЕСПЧ вполне себе может за это зацепиться.

        +1
  • 30 Сентября, 11:38 #

    Хороший комментарий по этому поводу есть на канале Телеграмм Сталингулаг: 

    Не прошла незамеченной солидарность, проявленная актерами и представителями других творческих профессий в отношении их коллеги, Павла Устинова, которого посадили буквально ни за что. Но как же сиротливо на фоне такой поддержки выглядит простой русский человек. Мы видим примеры, как работает профессиональная солидарность, если вы — врач, и с вами случилась несправедливость – медики встанут на вашу защиту, если вы — представитель науки, интеллигенция будет писать и требовать вас освободить, если работаете в органах, то силовики постараются замять любое дело. Также работает и национальная взаимовыручка: если вы чеченец, ингуш, дагестанец или представитель другой немногочисленной народности, вас поддержат ваши республики. А вот если вы условный строитель/водитель/продавец из Саратова/Рязани/Вологды, то вы абсолютно бесправны, с вами можно делать что угодно, на помощь вам не придёт никто.

    0

Да 28 28

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Для комментирования необходимо Авторизоваться или Зарегистрироваться

Ваши персональные заметки к публикации (видны только вам)

Рейтинг публикации: «Конституционный суд России: отказ от исследования в суде видео и аудиозаписей допускается, если вина подсудимого подтверждена доказательствами обвинения » 5 звезд из 5 на основе 28 оценок.

Похожие публикации

Продвигаемые публикации