Адвокату крайне необходим специальный статус, с особым порядком возбуждения уголовного дела, проведения ОРМ и следственных действий  поскольку он (адвокат) стоит на защите общественных интересов путем независимой правовой помощи в самых острых конфликтных отношениях. Причем на другой стороне находятся профессиональные сотрудники имеющие неограниченные возможности доступа к ресурсам государства, и  не всегда работающие в правовом поле.

Статья 8 ч.3 Федерального закона «Об адвокатуре и адвокатской деятельности» гласит, «Проведение оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий в отношении адвоката (в том числе в жилых и служебных помещениях, используемых им для осуществления адвокатской деятельности) допускается только на основании судебного решения.

При этом  ни Уголовно –процессуальный кодекс Российской Федерации, ни Федеральный закон от 12.08.1995 N 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» не предусматривают получения судебного решения для проведения ОРМ в отношении адвокатов

Судебная практика такова чтобы легализовать любое оперативно-розыскное мероприятие  в отношении адвоката, достаточно любого заявления от любого гражданина свидетельствующего  о том, что  адвокат якобы  намерен совершить преступление.

В определении КС РФ от 14 декабря 2004 г. № 392-О  указано, что особый статус «проявляется, в частности, в особенностях процедуры возбуждения уголовного дела, привлечения в качестве обвиняемого, избрания меры пресечения и производства отдельных следственных действий, имеет целью обеспечение беспрепятственного исполнения указанными лицами своих профессиональных либо иных обязанностей, их независимости и самостоятельности, а также исключение попыток необоснованного привлечения к уголовной ответственности; повышенные гарантии неприкосновенности этих лиц обусловлены их особым правовым статусом и являются важным условием защиты публичных интересов, связанных с характером выполняемых ими профессиональных функций»

В правоприменительной практике особый статус с повышенными гарантиями неприкосновенности, например при избрании меры пресечения, проявляется в том, что статус адвоката является отягчающим обстоятельством для принятия решения об аресте.

Так, судья Останкинского районного суда Шалашова И.А. в Постановлении от 02.08.2017 мотивируя  свое решение об избрании меры пресечения в отношении адвоката Маркина А.Н., страдающего серьезными заболеваниями, имеющего 2-х малолетних детей  указывает что он  «… длительное время работает в сфере уголовного судопроизводства и осведомлен о тактике и методике проведения, как следственных действий, так и оперативных мероприятий по уголовным делам, что подтверждает, в числе прочего, скрытный характер его действий в процессе совершения расследуемого преступления, в связи с чем он достоверно осведомлен о том, что в случае признания его виновным в совершении инкриминируемого ему преступления, ему может быть назначен длительный срок наказания, связанный с лишением свободы…»

Комиссия по защите профессиональных прав в субъектах Федерации в настоящее время  является неэффективной, в том числе  ввиду большого количества времени, проходящего от обращения в комиссию до её решения, отсутствия наработанных практик защиты профессиональных прав адвокатов..

Гарантии,  которые предусмотрены положениями Закона об адвокатуре являются фикцией и это надо знать каждому адвокату, особенно работающего в уголовном судопроизводстве…

Данное положение дел с защитой профессиональных прав адвокатов  создает условия для злоупотреблений со стороны правоохранительных органов в части преследования неудобных и принципиальных адвокатов, что не обеспечивает надлежащих гарантий независимости адвокатов.

Поэтому существующие гарантии независимости адвоката в случае его привлечения к уголовной ответственности вряд ли можно признать достаточными, что доказывает в том числе и незаконное уголовное преследование в отношении адвоката Маркина А.Н(см. https://www.novayagazeta.ru/articles/2018/06/21/76897)

Документы

1.Маркин избрание меры​ пресечения25.2 KB
2.Image (2)410.3 KB
3.Image364 KB
4.Image (3)373.5 KB

Все документы в данном разделе доступны только профессиональным участникам портала. Автор публикации может дополнительно установить доступ к некоторым документам только для обладателей PRO-аккаунта.

Для доступа к документам необходимо авторизоваться

Автор публикации

Да 24 24

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Участники дискуссии: Суховеев Андрей, Стрижак Андрей, Клопов Олег, Кондратьев Владимир, Акопов Георгий, Сидоров Илья
  • Адвокат Сидоров Илья Львович 15 Августа, 21:25 #

    Вставлю свои 5 копеек, на счет указанной Вами нормы и её толкования.
    ↓ Читать полностью ↓

    Определением Конституционного Суда РФ от 17.07.2012 N 1472-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Лукаша Владимира Ивановича на нарушение его конституционных прав статьями 86, 166, частью второй статьи 176, статьями 180 и 186 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, пунктом 3 статьи 8 Федерального закона „Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации“ и положениями Федерального закона „Об оперативно-розыскной деятельности“» установлено:

    «Как отметил Конституционный Суд Российской Федерации в Определении от 22 марта 2012 года N 629-О-О, поскольку норма пункта 3 статьи 8 Федерального закона „Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации“ не устанавливает неприкосновенность адвоката, не определяет ни его личную привилегию как гражданина, ни привилегию, связанную с его профессиональным статусом, постольку она предполагает получение судебного решения при проведении в отношении адвоката лишь тех оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий, которые вторгаются в сферу осуществления им собственно адвокатской деятельности — к каковой в любом случае не может быть отнесено совершение адвокатом преступного деяния, как несовместимого со статусом адвоката (статья 2, подпункт 2 пункта 2 статьи 9 и подпункт 4 пункта 1 статьи 17 Федерального закона „Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации“), — и (или) могут затрагивать адвокатскую тайну. Иное, расширительное понимание и применение оспариваемых законоположений, рассматриваемых во взаимосвязи с положениями Федерального закона „Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации“, искажало бы содержание, предназначение и публично-правовой характер оказания собственно квалифицированной юридической помощи, приводило бы не к защите конфиденциальности информации, с получением и использованием которой сопряжено оказание адвокатом юридической помощи своему доверителю, об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с обращением к нему за юридической помощью или в связи с ее оказанием, а к необоснованному предоставлению адвокату личной привилегии в случае совершения им противоправных действий, к неправомерному изъятию из конституционного принципа равенства всех перед законом и судом».

    Поэтому АП некоторых субъектов давали свои рекомендации о хранении дел и прочих «секретов», с позволения сказать (моё перефразирование), в конспиративных помещениях. Арендовать на 3 лицо какой-н. гараж, в принципе не так уж не возможно ...

    +3
  • Адвокат Стрижак Андрей Валерьевич 16 Августа, 09:19 #

    14 лет мне довелось быть «в игре». Убежден на 450 % в том, что никаких гарантий, особых прав и иммунитетов у нас нет.
    Десерт здесь.

    +5
  • Адвокат, модератор Суховеев Андрей Борисович 16 Августа, 15:27 #

    Уважаемый Олег Александрович, какие-то гарантии независимости даёт членство в серьёзном коллективе, например, Праворубе.
    В случае чего, только громкая огласка и широкое освещение в СМИ, позволит отстоять свои права.
    Замечено, что всякая дрянь и мразь очень боится света и шума. :)
    А ведь мы опасаемся только дряни и мрази? ;)

    +11
    • Адвокат Клопов Олег Александрович 17 Августа, 10:09 #

      Уважаемый Андрей Борисович, это точно! Чтобы противопоставить этому злу, не хватает честных и порядочных сотрудников правоохранительных органов. Так для доказательства  провокации,  зачастую требуются  негласные методы работы. У адвокатуры этих возможностей нет. Все защитительные действия против провокации совершаются постфактум. Время работает на провокоторов…

      +3
  • Адвокат Акопов Георгий Рафаэлович 18 Августа, 16:48 #

    Уважаемый Олег Александрович, для того, чтобы юрист со статусом адвоката стал более защищённым — необходимо, чтобы такое решение в силу каких-то причин, принял кто-то очень, очень сильный. Я даже себе представить не могу,что должно произойти, чтобы у кого-то, кто реально располагает властью в России, появилось такое желание. Да и потом, какой вокруг такого нововведения поднимется ажиотаж! Количество желающих получить статус адвоката и тем самым защитить себя от произвола в повседневной жизни станет просто запредельным!
    Хотя, кто знает? Может и доживём…

    +2
    • Адвокат Клопов Олег Александрович 21 Августа, 08:05 #

      Уважаемый Георгий Рафаэлович, спасение утопающего есть дело рук самого утопающего. На мой взгляд, мы можем добиться этого  только тогда, когда будем добиваться защиты своих прав всеми доступными правовыми способами.

      +2

Да 24 24

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Для комментирования необходимо Авторизоваться или Зарегистрироваться

Ваши персональные заметки к публикации (видны только вам)

Рейтинг публикации: «Мертворожденная ч. 3 ст. 8 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре»» 4 звезд из 5 на основе 24 оценок.

Похожие публикации

Продвигаемые публикации