Возможно, то, о чем пойдет речь ниже, во многих регионах не составляет сколь-нибудь серьезной проблемы, но на территории, где работает автор, экспертные ошибки, разобранные в настоящей публикации, являются типичными, то есть, встречаются с незавидной регулярностью. Автор скромно полагает, что приведённый краткий анализ может представлять интерес для практикующих в сфере уголовного судопроизводства и будет способствовать исправлению положения.

Еще одно замечание. Приведённые ниже примеры основаны на реальных ситуациях. Тем не менее, детали, выходящие за рамки рассматриваемого вопроса или привязывающие изложенное к конкретному кейсу, автором опущены.

Начнём… Пример первый

Потерпевший скончался сразу после драки. По результатам судебно-медицинского исследования трупа экспертом выставлен диагноз черепно-мозговой травмы, в состав которой вошли переломы костей свода и основания черепа, ушиб вещества головного мозга, кровоизлияния под твердую и под паутинную мозговые оболочки (субдуральное и субарахноидальное кровоизлияния), множественные кровоизлияния в мягкие покровы, кровоподтёки и ссадины головы.

В качестве причины смерти эксперт не выделил каких-либо отдельных повреждений, а вновь обозначил полный комплекс черепно-мозговой травмы, начиная от перелома костей свода и основания черепа, заканчивая кровоподтёками и ссадинами на голове потерпевшего. Та же совокупность повреждений расценена и в качестве тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни.

Экспертом установлено также, что в голову потерпевшего имело место не менее шести травмирующих воздействий.

Что не так?

В пункте 12 Медицинских критериев определения степени тяжести вреда, причинённого здоровью человека, утверждённого приказом Минздравсоцразвития РФ от 24.04.2008 № 194н (дословно повторяет 1-й абзац пункта 10 Правил определения степени тяжести вреда, причинённого здоровью человека, утверждённых постановлением Правительства РФ от 17.08.2007 № 522), указано:

«Степень тяжести вреда, причинённого здоровью человека, при наличии нескольких повреждений, возникших от неоднократных травмирующих воздействий …, определяется отдельно в отношении каждого такого воздействия»

Заметим, что хотя в упомянутых Медицинских критериях и Правилах непосредственно об установлении причинной связи между повреждениями и смертью речь не идет, тем не менее, вопрос о том, в каких случаях повреждения в этом отношении надлежит рассматривать отдельно, а в каких – следует оценивать их совокупность, разрешается по тем же принципам.

Будучи привлечённым к рассмотрению дела в качестве специалиста в области судебно-медицинской экспертизы, автор настоящей публикации «привязал» описанные на трупе повреждения к местам травмирующих воздействий. Прежде всего, был выделен комплекс, явившийся результатом воздействия в левую височную область головы, включающий оскольчатый перелом «в области основания пирамиды левой височной кости», широко распространяющийся на кости свода и основания черепа с обеих сторон, а также обширный ушиб левой височной доли головного мозга, кровоизлияние под оболочки головного мозга, обширный кровоподтёк и кровоизлияние в мягкие ткани головы и ушной раковины соответственно месту приложения травмирующей силы.

Причинённые именно этим воздействием повреждения: перелом основания и свода черепа, обширный очаг ушиба мозга и внутричерепные кровоизлияния ­– расценены специалистом как крайне тяжёлые,  несовместимые с жизнью, причинившие тяжкий, опасный для жизни, вред здоровью (пункты 6.1.2, 6.1.3 Медицинских критериев). Соответственно, данные повреждения поставлены в прямую причинно-следственную связь со смертью.

Помимо указанного, при экспертизе трупа на голове было установлено еще два места приложения травмирующей силы, проявившиеся кровоподтёками и ссадинами на коже и очаговыми кровоизлияниями под паутинную оболочку головного мозга в соответствующих проекциях. Кроме того, описаны кровоподтёки, ссадины и кровоизлияния в мягкие ткани головы, не связанные с внутричерепной травмой. Все эти повреждения (кроме образовавшихся от воздействия в левую височную область) не подпадают под медицинские критерии тяжкого вреда здоровью и не находятся в причинной связи со смертью.

Чем эксперты оправдывают совокупную оценку повреждений и почему такие объяснения для приведённого примера несостоятельны?

На вопрос о мотивации совокупной оценки множественных повреждений, причинённых в результате неоднократных травмирующих воздействий, эксперты обычно ссылаются на пункт 13 вышеобозначенных Медицинских критериев (дословно повторяет 2-й абзац пункта 10 вышеобозначенных Правил), который гласит:

«В случае если множественные повреждения взаимно отягощают друг друга, определение степени тяжести вреда, причинённого здоровью человека, производится по их совокупности»

Приведённое положение действительно содержит исключение из правила, предусмотренного пунктом 12 Медицинских критериев. Однако, действует оно только при условии, что никакое повреждение (или часть повреждений), взятое в отдельности, не является причиной смерти и/или не подпадает под искомую тяжесть причинённого вреда здоровью,  и только вся их совокупность в результате взаимного отягощающего влияния друг на друга может рассматриваться в качестве причины смерти и/или соответствующего вреда здоровью.

Как указано выше, в рассматриваемом примере только одно из воздействий в левую височную область головы сопровождалось образованием повреждений, заведомо влекущих  тяжкий, опасный для жизни, вред здоровью и послуживших причиной смерти. Остальные повреждения, возникшие в результате иных воздействий в голову потерпевшего, таковыми, то есть, влекущими тяжкий вред здоровью и причинно связанными со смертью не являются. Поэтому при доложенных обстоятельствах обоснование совокупной оценки повреждений, причинённых разными воздействиями, ссылкой на пункт 13 Медицинских критериев (абз. 2-й пункта 10 Правил) является несостоятельным.

Следствием экспертной ошибки, заключавшейся в необоснованном объединении всех повреждений головы в единую совокупность, в рассматриваемом случае явилось привлечение к уголовной ответственности по части 4 ст. 111 УК РФ нескольких обвиняемых, а не одного установленного фигуранта, нанесшего потерпевшему смертельный удар в левую височную область.

Заметим, что в схожей ситуации в общую причину смерти и  единый источник причинения вреда здоровью, наряду с тяжелыми, часто смертельными повреждениями, образовавшимися в результате инерционной травмы, возникающей при падении и ударе головой о твердую поверхность, могут включаться и более легкие возникшие в ходе конфликта повреждения, которые, сами по себе, не имеют отношения к смерти или причинению тяжкого вреда здоровью. Автор встречал такие ошибочные экспертные заключения, следствием которых являлось  безосновательное исключение возможности отнесения произошедшего к категории несчастного случая или преступления, совершенного по неосторожности (статьи  109, 118 УК РФ).

Пример второй. Правомерное использование пункта 13 Медицинских критериев

Потерпевший скончался после причинения множества повреждений. В протоколе вскрытия трупа на верхних конечностях, на спине и ягодицах, на задних поверхностях бедер и голеней эксперт описал обширные участки, где располагались множественные сливающиеся друг с другом кровоподтёки и имелись массивные кровоизлияния, пропитывающие повреждённые мягкие ткани. Всего эксперт насчитал порядка двухсот ударов. В качестве причины смерти установлен первичный травматический шок, представляющий собой общую реакцию организма на обширную травму, сопровождавшуюся кровопотерей в результате множественных кровоизлияний и запредельной болевой импульсацией со стороны огромного количества повреждённых нервных окончаний. Никакое отдельно взятое повреждение или группа повреждений в данном случае не могли рассматриваться в качестве причины смерти и источника причинения тяжкого вреда здоровью. Именно все вместе, отягощая друг друга, указанные повреждения обеспечили возникновение кровопотери и болевой импульсации, приведших к угрожающему жизни состоянию – тяжелому травматическому шоку ­– и наступлению смерти. Из сказанного следует, что в данном случае совокупная оценка множественных кровоподтёков и кровоизлияний в мягкие ткани, произведённая по результатам судебно-медицинского вскрытия, являлась оправданной и соответствовала вышепроцитированному положению пункта 13 Медицинских критериев и 2-го абзаца пункта 10 Правил.

Но в реальной ситуации оказалось не так всё просто…

Пример второй – продолжение… Новая вводная… Вступление в дело пункта 14…

При расследовании дела, о котором речь шла выше, выяснилось, что инцидент происходил в два этапа, разделенные промежутком времени порядка десятка-другого минут. Во время этого «перерыва» изменилось как место избиения, так и состав участников событий.

Новая вводная доводилась до экспертов в виде материалов дела вместе с постановлениями о назначении повторной и так называемой ситуационной судебно-медицинских экспертиз, но вывод о том, что именно полная совокупность повреждений, «независимо от времени причинения», является причиной смерти, сомнению не подвергался и переносился из заключения в заключение.

Между тем, пункт 14 Медицинских критериев (дословно повторяет 3-й абзац пункта 10 вышеобозначенных Правил) вновь содержит исключение из предыдущего правила, предусмотренного пунктом 13, а именно:

«При наличии повреждений разной давности возникновения определение степени тяжести вреда, причинённого здоровью человека каждым из них, производится отдельно».

Хотя в данном случае при судебно-медицинской экспертизе не было установлено признаков, позволяющих разделить повреждения по времени их причинения, тем не менее, новые обстоятельства, включавшие двухэтапность инцидента со сменой его участников, безусловно требовали найти возможность раздельно высказаться в отношении каждой из групп повреждений, причинённых на разных этапах разными фигурантами. Только такой подход мог бы обеспечить соблюдение принципа уголовной ответственности лица только за те общественно опасные действия (бездействие) и наступившие общественно опасные последствия, в отношении которых установлена его вина (ст. 5 УК РФ).

Приведённая точка зрения созвучна позиции авторов пособия для судебно-медицинских экспертов «Определение степени тяжести вреда здоровью. Применение Правил и Медицинских критериев. Ответы на вопросы» (Клевно В.А., Богомолова И.Н. – М: ГЭОТАР-Медиа, 2013. – 136 с.), в котором указано, что пункт 14 Медицинских критериев «… обусловлен тем, что повреждения разной давности могут быть причинены разными людьми или одним человеком, но при разных обстоятельствах, по разным мотивам и т.п. и юридически будут квалифицироваться раздельно…»

Будучи привлечен к рассмотрению уголовного дела в качестве специалиста в области судебно-медицинской экспертизы, автор настоящей статьи обратил внимание, что согласно данным материалов дела, в том числе, приобщенных видеозаписей, в период между этапами инцидента потерпевший не жаловался на боли, свободно передвигался пешком, и окружающие не замечали отклонений в его состоянии, в то время как после завершения второго этапа потерпевший встать не смог, достаточно быстро потерял сознание и вскоре умер. Указанное обстоятельство с учетом характера травмы позволило специалисту высказаться о том, что совокупность повреждений, причинно связанных с травматическим шоком и смертью потерпевшего, возникла именно в ходе второго этапа избиения. При этом повреждения, причинённые на первом этапе, в соответствии с пунктом 14 Медицинских критериев, не подлежат совокупной оценке вместе с повреждениями второго этапа, соответственно, не могут считаться причиной угрожающего жизни состояния, источником причинения тяжкого вреда здоровью и причиной наступления смерти.

Следствием экспертной ошибки в данном случае явилось необоснованное расширение круга лиц, привлеченных к уголовной ответственности по части 4 ст. 111 УК РФ.

Заключение

Из изложенного следует, что рассмотренные положения Медицинских критериев (п.п. 12-14) и Правил определения степени тяжести вреда, причинённого здоровью человека (п.10), регулирующие выбор между раздельным и совокупным принципами оценивания повреждений при множественной травме, должны применяться аккуратно и квалифицированно с учетом характера и механизма образования повреждений, особенностей течения травмы, а в ряде случаев – и доведённых до эксперта установленных обстоятельств дела.

Как показано выше, экспертные ошибки в этой сфере слишком дорого обходятся заинтересованным участникам событий.

Автор публикации

Эксперт Швед Евгений Феликсович
Челябинск, Россия
Независимый негосударственный судебно-медицинский эксперт с многолетним опытом.
Рецензирование заключений, дача заключений специалиста, производство судебно-медицинских экспертиз по материалам дел.

Да 26 26

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Участники дискуссии: Морохин Иван, Беспалова Наталья, Саидалиев Курбан, user23134, Гомон Максим, Швед Евгений
  • 14 Июля, 22:59 #

    Уважаемый Евгений Феликсович, спасибо за публикацию, и разбор применения нюансов нормативной базы.

    +7
  • 15 Июля, 04:16 #

    Уважаемый Евгений Феликсович, огромное Вам спасибо за систематизацию медицинских критериев и разбор возможных экспертных ошибок! (handshake) 
    Однозначно в избранное (Y)

    +6
  • 15 Июля, 10:58 #

    Уважаемый Евгений Феликсович, спасибо за подробный разбор. Практически глава для нового учебника.

    +2
  • 16 Июля, 15:51 #

    Уважаемый Евгений Феликсович, благодарю Вас за публикацию с практическими примерами из практики (handshake) Наглядно,  всегда доходчивее :) 

    Если позволите, вопрос? 
    У меня дело, в котором все запутано именно  на этапе определения причины смерти, количества повреждений и, соответственно, круга лиц...
    Вменяют 111-4 трем участникам, при этом по обстоятельствам сначала участник 1  нанес не менее 2 ударов кулаками по голове, потом ногами по голове, потом кулаками по туловищу, потом ногами по туловищу.
    Через некоторое время подошли двое, и уже все вместе нанесли не менее 2 ударов кулаками по голове, потом ногами по голове, потом кулаками по туловищу, потом ногами по туловищу каждый (!).
    Потом, решив похитить потерпевшего, еще нанесли не менее 2 ударов кулаками по голове, потом ногами по голове, потом кулаками по туловищу, потом ногами по туловищу каждый (!!).
    На теле потерпевшего три повреждения: перелом 5 ребер по одной линии, гематома глаза, перелом спинки носа. Смерть в результате субархн. кровоизлияния — тупая травма головы — тяжкий вред вследствие смерть.
    Эксперт указывает, что повреждений было не менее двух в голову… Но по факту вменяют пару десятков.  Следствие мотивирует группу тем, что не могут разграничить действия каждого, хотя  одного удара в голову первого фигуранта с последующим падением потерпевшего объективно достаточно для получения установленных на теле повреждений повреждений..
    Двое других вину не признают, говорят не били.
    Как вы полагаете, возможно ли разграничить повреждения и установить последствия действий каждого фигуранта?

    +3
  • 16 Июля, 16:23 #

    Уважаемый Евгений Феликсович, огромное саасибо! Статья и всё что в нём архиважны.

    +3

Да 26 26

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Для комментирования необходимо Авторизоваться или Зарегистрироваться

Ваши персональные заметки к публикации (видны только вам)

Рейтинг публикации: «Судебно-медицинская экспертиза при множественных повреждениях. Как оценивать, вместе или раздельно? Цена экспертной ошибки» 4 звезд из 5 на основе 26 оценок.

Похожие публикации