Как же часто адвокату приходится не соглашаться с принятыми решениями о возбуждении уголовных дел? Я полагаю, что часто. Но каков процент положительных решений судов об удовлетворении жалоб защитников на незаконные, по мнению доверителей, постановления о возбуждении уголовных дел?

К сожалению, этот процент крайне низок! И основной причиной к этому является достаточно невнятный, размытый и слишком широко трактуемый в практической деятельности перечень оснований, достаточных для возбуждения уголовного дела.

В прошлом году мне довелось осуществлять защиту по уголовному делу, где удалось добиться признания незаконными двух постановлений о возбуждении уголовного дела, признать незаконными ранее произведенные обыски в жилище, избежать принятия решения о заключении подзащитного под стражу, чем и хочу с вами поделиться.

Забегая вперёд, хочу сказать, что расследование уголовного дела длилось более года и завершилось вынесением следователем постановления о прекращении уголовного дела.

История достаточно интересная и длинная, но всё по порядку.

В марте 2019 года в отношении одного из председателей дачного некоммерческого партнерства Б. следователем СО СУ СК РФ по г. Всеволожск  Ленинградской области, было возбуждено уголовное дело по признакам состава преступления, предусмотренного частью 2 ст. 201 УК РФ, в связи с тем, что путём заключения договоров купли-продажи, Б. реализовал часть имущества ДНП другому юридическому лицу.

Возбуждению уголовного дела предшествовало обращение Б., как председателя ДНП (ТСН), в судебные органы с гражданским иском о взыскании значительной суммы задолженности за пользование объектами инфраструктуры товарищества с двух собственников земельных участков товарищества Н. и С., и обращение в связи с этим представителя Н. с заявлением о преступлении в следственное управление Ленинградской области.

Через несколько дней после возбуждения уголовного дела Б. обратился ко мне за помощью и заключил соглашение.

Путём анализа имеющейся документации ДНП (ТСН), постановления о возбуждении уголовного дела и информации, полученной от самого Б., мне стало понятно, что постановление о возбуждении уголовного дела вынесено преждевременно, необоснованно и ненадлежащим лицом.

Но ведь это лишь моё мнение, которое, как хорошо известно, мало интересует следственные органы.

Вместе с тем, будучи убеждёнными, что вины и какого-либо состава преступления в деяниях Б. попросту нет, мы начали активно сотрудничать со следствием, участвовать во всех следственных действиях, являться своевременно по вызовам, беспрепятственно представляли запрашиваемые копии документов, доставляли за свой счёт свидетелей и всячески оказывали помощь следователю.

К концу первого месяца расследования, следователь сообщил, что состава преступления в действиях Б. он не усматривает и намерен прекратить уголовное дело и уголовное преследование.

Мы, со своей стороны, заявили ходатайство о прекращении уголовного дела и заняли позицию ожидания.

Пошёл второй месяц следствия, а затем и третий… следователь начал избегать общения со мной и моим подзащитным, никакие следственные мероприятия по делу не проводились, никакие следственные действия не совершались…

Поскольку ранее вся документация ТСН была изъята, что создавало трудности в работе юридического лица, а следственные органы полностью игнорировали наши ходатайства, было решено обжаловать постановление о возбуждении уголовного дела и бездействие следователя по рассмотрению ходатайства о прекращении уголовного дела.

13 июня 2019 г. соответствующая жалоба была представлена во Всеволожский городской суд Ленинградской области.

И началось...

Следователя быстро заменили на другого, создали следственную группу. «Новый» блюститель порядка, игнорируя требования суда, то не являлся в судебное заседание, то СУ не могло предоставить материалы уголовного дела для рассмотрения жалобы по существу.

А в это время...

В спешном порядке в отношении Б. возбудили новое уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч.3 ст. 159 УК РФ, провели обыски, задержали, следователь направил в суд ходатайство об избрании в отношении Б. исключительной меры пресечения в виде заключения под стражу… Но об этом в следующей публикации.

Воздержусь от высказываний о предполагаемых мотивах, побудивших следственные органы действовать именно таким образом. Полагаю, что ответ на этот вопрос очевиден для всех профессионалов.

Несмотря на оказанное противодействие, 10 июля 2019 года судом было принято решение признать незаконным постановление о возбуждении уголовного дела в отношении Б. по ч.2 ст. 201 УК РФ в связи с нарушением установленного порядка территориальной подследственности (впервые в моей практике по данному основанию).

Это была наша первая значимая победа, следственные органы были деморализованы и начали настороженно прислушиваться к мнению защиты.

Данная публикация, надеюсь, будет полезна практикующим адвокатам! Обезличенные документы приложены.

Продолжение следует…

P.S. За титульную картинку спасибо сайту «Piston»

 

Документы

Вы можете получить доступ к документам оформив подписку на PRO-аккаунт или приобрести индивидуальный доступ к нужному документу. Документы, к которым можно приобрести индивидуальный доступ помечены знаком ""

1.Постановление о возб​уждении уголовного д​ела1 MB
2.Жалоба на постановле​ние о возбуждении уг​оловного дела1.6 MB
3.Постановление суда о​ признании постановл​ения о ВУД незаконны​м1 MB

Автор публикации

Адвокат Шишкин Александр Александрович
Санкт-Петербург, Россия
В рамках профессиональной адвокатской деятельности оказываю юридические услуги доверителям по различным вопросам.
Люблю свою работу и, думаю, это может сказать о многом.

Да 38 38

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Участники дискуссии: Морохин Иван, Гулый Михаил, Мамонтов Алексей, Гурьев Вадим, Алексеева Татьяна, Ильин Александр, Бесунова Алёна, Шишкин Александр, Козлова Наталья, Мануков Михаил, Аршинов Михаил
  • 23 Июля, 11:07 #

    Уважаемый Александр Александрович, отличное начало интригующей истории! (Y) 
    Признание незаконным постановления о возбуждении уголовного дела — очень редкая и ценная практика. 
    Спасибо за размещённые процессуальные документы (handshake)

    +11
    • 23 Июля, 11:10 #

      Уважаемый Иван Николаевич, спасибо за внимание к моему скромному труду! (handshake)
      Действительно, решения, которыми суды признают постановления о возбуждении уголовного дела незаконными, единичны. Именно по этому я решил поделиться опытом в этом вопросе.

      +11
    • 23 Июля, 11:12 #

      Уважаемый Александр Александрович, поздравляю! Согласна, практика интересная и редкая, наверняка многим пригодится. 
      Ждём продолжения истории.8-|

      +7
      • 23 Июля, 11:28 #

        Уважаемая Алёна Александровна, спасибо! Для меня такое решение суда тоже было не очевидным. Около 4 часов судья принимала решение. И всё-таки мои доводы оказались более убедительными :)

        +8
    • 23 Июля, 11:46 #

      Уважаемый Александр Александрович, поздравляю!
      Такие решения на самом деле не только большая редкость, но и как правило  — результат огромной работы, которая зачастую остаётся за кадром.
      Сохранила в Избранное

      +7
      • 23 Июля, 11:53 #

        Уважаемая Татьяна Васильевна, спасибо за внимание к публикации. Надеюсь, что в ближайшее время вновь смогу Вас порадовать уже вторым постановлением суда о признании постановления о возбуждении уголовного дела по ч.3 ст. 159 УК РФ незаконным ;)

        +8
    • 23 Июля, 12:23 #

      Уважаемый Александр Александрович, а что, они усматривают корысть у председателя? 
      Щелчок по носу следствию вы отвесили звонкий. Причем 2 раза. Первый когда их третировать по прекращению стали, а потом в суде.
      Теперь стоит ждать попыток новой атаки помимо 159 УК. Думаю там и события нет, не то что состава. Я бы за это бился.

      +9
      • 23 Июля, 12:31 #

        Уважаемый Алексей Вячеславович, именно так. Сначала пытались обвинить в хищении… Но от ч.2 ст. 201 и ч.3 ст. 159 УК РФ, в конечном итоге, мы отбились, дело прекратили. Но вы и правы! Могу больше сказать. Мы же параллельно жаловались Председателю Следственного Комитета РФ, руководителю СУ СК РФ по Ленинградской области. По результатам рассмотрения жалоб руководителя СО по г. Всеволожск и одного из следователей уволили. Ещё одного следователя, который входил в состав следственной группы, перевели на менее значимую и оплачиваемую должность… Можете теперь представить какой «зуб» на нас. А попытки найти состав не прекращаются до настоящего времени, только уже потихому и за спиной.

        +10
        • 25 Июля, 10:07 #

          По результатам рассмотрения жалоб руководителя СО по г. Всеволожск и одного из следователей уволили. Ещё одного следователя, который входил в состав следственной группы, перевели на менее значимую и оплачиваемую должность… Уважаемый Александр Александрович,  смотрю СО СК по г.Всеволожску продолжает нести потери… У меня там несколько лет назад тоже было дело, по которому одного следователя уволили, а второго, с выслугой, отправили на пенсию.

          +2
          • 25 Июля, 10:48 #

            Уважаемый Михаил Борисович, ранее было много нареканий к этому отделу. Ваше сообщение лишнее тому подтверждение. В настоящее время практически всех сотрудников руководитель СУ по ЛО заменил, предложив новое место работы.(gun)

            +1
            • 25 Июля, 12:53 #

              ранее было много нареканий к этому отделу.
              ↓ Читать полностью ↓

              Уважаемый Александр Александрович,
              вот, например, далеко не полный перечень моих нареканий, которые были мною изложены в ходатайстве об исключении доказательств на имя судьи Всеволожского гор.суда, которое было судом удовлетворено): 

              Опознание В. несовершеннолетней потерпевшей К. от 06 декабря 2016 года (т.3 л.д.10-16) произведено с нарушением требований, предусмотренных п.40.1 ст.5; ч.1 ст.9; ст.42; ч.4 ст.164; ч.ч. 5, 6, 7, 8, 10 ст.166; ч.ч.2, 5 ст.191; ч.ч.2, 9 ст.193; п.8 ч.4 ст.47; ч.ч.1, 2 ст.50, ст.ст.179-180 УПК РФ (devil), а именно:

              В соответствии ч.2 ст. 191 УПК РФ, регламентирующей особенности проведения допроса, очной ставки, опознания и проверки показаний с участием несовершеннолетнего,  потерпевшие и свидетели в возрасте до шестнадцати лет не предупреждаются об ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний. При разъяснении указанным потерпевшим и свидетелям их процессуальных прав, предусмотренных соответственно ст.ст.42, 56 УПК РФ, им указывается на необходимость говорить правду.

              Вместе с тем, из протокола опознания В. несовершеннолетней потерпевшей К. от 06 декабря 2016 года следует, что в нарушение требований, предусмотренных ч.2 ст. 191 УПК РФ несовершеннолетняя потерпевшая К. в возрасте до шестнадцати лет была предупреждена следователем об уголовной ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний, а при разъяснении потерпевшей процессуальных прав, предусмотренных ст. 42 УПК РФ, несовершеннолетней потерпевшей К. не указывалось на необходимость говорить правду.

              В соответствии с ч.4 ст. 164 УПК РФ, регламентирующей общие правила проведения следственных действий, при производстве следственных действий недопустимо применение насилия, угроз  и иных незаконных мер.

              В соответствии со ст. 20 УК РФ, регламентирующей возраст, с которого наступает уголовная ответственность, уголовной ответственности по ст.ст.307, 308 УК РФ подлежит лицо, достигшее ко времени совершения преступления шестнадцатилетнего возраста.

              Вместе с тем, согласно протоколу опознания перед проведением опознания несовершеннолетняя потерпевшая К. была предупреждена об уголовной ответственности по ст.ст.307, 308 УК РФ по которым, в силу ст. 20 УК РФ,  как лицо не достигшее шестнадцатилетнего возраста, она не могла нести уголовную ответственность, что в соответствии с ч.4 ст. 164 УПК РФ является незаконными мерами при производстве данного следственного действия, т.к. являясь незаконным вмешательством, не позволяют сделать вывод о том, насколько несовершеннолетняя потерпевшая К. под угрозой несуществующий уголовной ответственности добровольно, свободно и самостоятельно участвовала в данном следственном действии, имели ли при этом место недопустимое постороннее вмешательство и запрещённые наводящие вопросы.

              В соответствии с ч.5 ст. 191 УПК РФ применение видеозаписи или киносъёмки в ходе проверки показаний с участием несовершеннолетнего потерпевшего или свидетеля обязательно, за исключением случаев, если несовершеннолетний потерпевший или свидетель,  либо его законный представитель против этого возражает.

              Вместе с тем, из протокола опознания следует, что обязательные  при проведении опознания В. с участием несовершеннолетнего потерпевшего видеозапись или киносъёмка не применялись, при этом сведения о том, что несовершеннолетний потерпевший либо его законный представитель против этого возражали, в протоколе опознания отсутствуют.

              Проведение опознания с участием несовершеннолетней потерпевшей К. без применения обязательной видеозаписи или киносъёмки не позволяет сделать вывод о том, насколько несовершеннолетняя потерпевшая К. добровольно, свободно и самостоятельно участвовала в данном следственном действии, имели ли при этом место недопустимое постороннее вмешательство и запрещённые наводящие вопросы.

              В соответствии с ч.5 ст.166 УПК РФ в протоколе должны быть указаны также технические средства, примененные при производстве следственного действия, условия и порядок их использования, объекты, к которым эти средства были применены и полученные результаты. В протоколе должно быть отмечено, что лица, участвующие в следственном действии, были заранее предупреждены о применении при производстве следственного действия технических средств.

              Вместе с тем, из протокола опознания следует, что, несмотря на то, что лица участвующие в следственном действии были заранее предупреждены о применении при производстве следственного действия технических средств: «фотокамеры мобильного телефона Apple Ihone 7 применяется следователем-криминалистом О.»,  сведения, указывающие на то, при каких условиях и в каком порядке это техническое средство было применено, а также полученные результаты применения данного технического средства в протоколе опознания отсутствуют.

              Кроме этого, применение фотографирования производилось неуполномоченным на это лицом, в данном случае следователем-криминалистом О., а именно:

              Согласно п.40.1 ст.5 УПК РФ следователь-криминалист – должностное лицо уполномоченное осуществлять предварительное следствие по уголовному делу, а также участвовать по поручению руководителя следственного органа в производстве отдельных следственных и иных процессуальных действиях.

              Вместе с тем, согласно постановлению и.о. руководителя СО по г.Всеволожск СУ СК РФ по ЛО Б. от 29.11.2016г. о производстве предварительного следствия следственной группой в составе следователя-криминалиста И. и следователя А. с назначением руководителем следственной группы следователя А. (т.2 л.д.66) участвующий в при проведении опознания и производивший фотографирование следователь-криминалист О. в состав следственной группы не входил, т.е. являлся неуполномоченным лицом.

              В соответствии с ч.8 ст.166 УПК РФ к протоколу прилагаются фотографические негативы и снимки, киноленты, диапозитивы, фонограммы допроса, кассеты видеозаписи, чертежи, планы, схемы, слепки и оттиски следов, выполненные при производстве следственного действия, а также электронные носители информации, полученной или скопированной с других электронных носителей информации в ходе производства следственного действия.

              Вместе с тем, из протокола опознания следует, что сведения о полученных результатах  при применении фотокамеры мобильного телефона Apple Ihone 7 в протоколе опознания отсутствуют, при этом запись о том, что к протоколу опознания прилагаются результаты применения фотокамеры, также отсутствует.

              В соответствии с ч.9 ст.193 УПК РФ, регламентирующей порядок проведения опознания, по окончании опознания составляется протокол в соответствии со ст.ст.166, 167 УПК РФ.

              Вместе с тем, из протокола опознания следует, что он был составлен с нарушением требований, предусмотренных ст.ст.166-167 УПК РФ, а именно:

              В соответствии с ч.6 ст.166 УПК РФ протокол предъявляется для ознакомления всем лицам, участвовавшим в следственном действии. При этом указанным лицам разъясняется их право делать подлежащие внесению в протокол замечания о его дополнении и уточнении. Все внесенные замечания о дополнении и уточнении протокола должны быть оговорены и удостоверены подписями этих лиц.

              Вместе с тем, из протокола опознания следует, что протокол опознания для ознакомления В., а также участвующим вместе с ним в качестве статистов  В. и И., не предъявлялся, право делать подлежащие внесению в протокол замечания о его дополнении и уточнении В.,  а также участвующим вместе с ним в качестве статистов  В. и И., предоставлено не было,  что подтверждается отсутствием в протоколе опознания их (В., В. и И.) подписей.

              При этом факт отказа от подписания или невозможности подписания протокола В., В., И., в порядке, предусмотренном ч.1 ст.167 УПК РФ, в протоколе опознания не удостоверен.

              В соответствии с ч.7 ст.166 УПК РФ протокол подписывается следователем и лицами, участвовавшими в следственном действии.

               Вместе с тем, из протокола опознания следует, что протокол опознания В.,  а также участвующими вместе с ним в качестве статистов  В. и И. не подписывался, при этом, факт отказа от подписания или невозможности подписания В.,  а также участвующими вместе с ним в качестве статистов  В. и И., протокола следственного действия, в порядке, предусмотренном ч.1 ст.167 УПК РФ,  в протоколе не удостоверен.

              В соответствии с ч.10 ст.166 УПК РФ протокол должен также содержать запись о разъяснении участникам следственных действий в соответствии с настоящим Кодексом их прав, обязанностей, ответственности и порядка производства следственного действия, которая удостоверяется подписями участников следственных действий.

              Вместе с тем, из протокола опознания следует, что обязанности, ответственность и порядок производства следственного действия В., а также участвующим вместе с ним в качестве статистов В. и И. не разъяснялись и запись в протоколе об этом подписями В., а также участвующими вместе с ним в качестве статистов  В. и И., не удостоверена, при этом, факт отказа от подписания или невозможности подписания В.  а также участвующими вместе с ним в качестве статистов  В. и И., протокола следственного действия, в порядке, предусмотренном ч.1 ст.167 УПК РФ,  в протоколе не удостоверен.

              Кроме этого, участвующие при проведении опознания вместе с Воробьёвым В.А. в качестве статистов  В. и И. являются сотрудниками полиции. Это подтверждается показаниями подсудимого В. данными им в судебном заседании 05 декабря 2017 года, а также протоколом опознания, в котором местом жительства В. и И. указан один и тот же адрес г. Санкт-Петербург, пр.Косыгина, д.13 корп.2, по которому располагается здание УУР ГУ МВД России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области, где проводилось  опознание.

              Несовершеннолетняя потерпевшая К. могла встречаться с этими сотрудниками полиции  управления уголовного розыска  как при проведении ими по настоящему уголовному делу оперативно-розыскных мероприятий, так и в ходе следствия, что может подтверждаться следующими материалами уголовного дела.

              Согласно ответа заместителя начальника ГУ МВД России по СПб и ЛО по оперативной работе С. №1-2-177800487628 от 16.03.2017г. на адвокатский запрос № 3 от  10.02.2017г.  адвоката Аршинова М.Б. (т.3 л.д.227) проход посетителей в здание УУР ГУ МВД России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области по адресу: г. Санкт-Петербург, пр.Косыгина, д.13 корп.2, где проводилось опознание, осуществляется в сопровождении ответственного сотрудника и, следовательно, такими сотрудниками полиции, сопровождавшими потерпевшую К. в здание УУР ГУ МВД России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области, перед проведением опознания 06 декабря 2016г., могли быть сотрудники полиции В. и И., которые впоследствии были привлечены в качестве статистов при предъявлении для опознания В.

              Кроме этого, из показаний несовершеннолетней потерпевшей К. и законного представителя потерпевшей М. данных ими в судебном заседании 30 августа 2017г. следует (т.4 л.д.146-147), что до обращения с заявлением о преступлении в СО по г. Всеволожск СУ СК РФ по Ленинградской области от 24 ноября 2016 года, которое имеется в материалах уголовного дела, т.е. ещё до проведения опознания, они обращались с аналогичным заявлением в УУР ГУ МВД России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области по адресу г. Санкт-Петербург, пр. Косыгина, д.13 корп.2, где согласно протоколу опознания работают участвовавшие при опознании в качестве статистов В. и И.

              Таким образом, потерпевшая К. могла видеть В. и И. в здании УУР ещё до проведения опознания, в ходе которого В. и И. участвовали в качестве статистов при предъявлении для опознания В.

              Кроме этого, опознание В. произведёно с нарушением гарантированного п.8 ч.4 ст.47 УПК РФ права на защиту, которое выразилось в нарушении требований, предусмотренных ч.ч.1, 2 ст.50 УПК РФ, т.к. подозреваемому В.  при проведении опознания не было разъяснено право самостоятельно пригласить защитника по своему выбору и своему усмотрению.

              В соответствии с подпунктом «а» п.3 ч.3 ст.49 УПК РФ, регламентирующей участие защитника в уголовном деле, в случаях предусмотренных ст.ст.91-92 УПК РФ защитник участвует в уголовном деле с момента фактического задержания лица, подозреваемого в совершении преступления.

              В соответствии с ч.1 ст.91 УПК РФ орган дознания, дознаватель, следователь вправе задержать лицо по подозрению в совершении преступления, за которое может быть назначено наказание в виде лишения свободы.

              В соответствии с п. 15 ст.5 УПК РФ момент фактического задержания это момент производимого в порядке, установленном УПК, фактического лишения свободы передвижения лица, подозреваемого в совершении преступления.

              В соответствии с  ч.1 ст.40 УПК РФ к органам дознания относятся: органы внутренних дел Российской Федерации и входящие в их состав территориальные, в том числе линейные, управления (отделы, отделения, пункты) полиции, а также иные органы исполнительной власти, наделенные в соответствии с федеральным законом полномочиями по осуществлению оперативно-розыскной деятельности.

              Из рапорта  старшего оперуполномоченного 2 отдела ОРЧ (УР) № 1 ГУ МВД России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области С. от 06 декабря 2016 года следует, что 06 декабря 2016 года в 14час. 30мин.  В.  был задержан по подозрению в совершении преступления предусмотренному п. «б» ч.4 ст.132 УК РФ по уголовному делу № 632549 возбуждённому 29.11.2016г. СО по г.Всеволожск СУ СК РФ по Ленинградской области, сотрудниками УУР ГУ МВД РФ по Санкт-Петербургу и Ленинградской области, которые, в соответствии с ч.1 ст.40 УПК РФ, относятся к органам дознания, при этом В. был лишён свободы передвижения путём применения в отношении него специальных средств – наручников, что в соответствии с п.15 ст.5 УПК РФ, является моментом фактического задержания.

              Таким образом, в соответствии с п.п. «а» п.3 ч.3 ст.49 УПК РФ, с момента фактического задержания В., в уголовном деле должен был участвовать защитник.

              В соответствии с ч.1. ст.50 УПК РФ, регламентирующей порядок приглашения,  назначения и замены защитника, защитник приглашается подозреваемым, обвиняемым, его законным представителем, а также другими лицами по поручению или с согласия подозреваемого, обвиняемого.

              В соответствии с ч.2. ст.50 УПК РФ, регламентирующей порядок приглашения,  назначения и замены защитника, по просьбе подозреваемого, обвиняемого участие защитника обеспечивается дознавателем, следователем или судом.

              При этом у В. не выяснялось,  желает ли он воспользоваться помощью защитника обеспеченного следователем в лице адвоката О.,  в порядке предусмотренном ч.2 ст.50 УПК РФ,  либо он желает пригласить защитника по своему выбору и своему усмотрению, в порядке, предусмотренном ч.1 ст.50 УПК РФ,  данные обстоятельства в протоколе опознания не отражены.

              Согласно извещению следователя по особо важным делам СО по г. Всеволожск СУ СК РФ по Ленинградской области А. от 07 декабря 2016г. на имя подозреваемого В. о дне предъявления обвинения (т.1 л.д.79), право самостоятельно пригласить защитника либо ходатайствовать об обеспечении участия защитника следователем в порядке, установленном ст.50 УПК РФ могло быть разъяснено подозреваемому В. не ранее 07.12.2016г. при условии, что вышеуказанное извещение ему (В.) вообще предъявлялось, т.к подпись подозреваемого В. на извещении отсутствует, при этом,  будучи допрошенным с судебном заседании 05 декабря 2017 года  подсудимый В. показал, что вышеуказанное извещение ему не предъявлялось и что это извещение он впервые увидел только после окончания предварительного расследования при ознакомлении со всеми материалами дела.

              В соответствии с ч. 4 ст.166 УПК РФ в протоколе описываются процессуальные действия в том порядке, в каком они производились, выявленные при их производстве существенные для данного уголовного дела обстоятельства, а также излагаются заявления лиц, участвовавших в следственном действии.

              Вместе с тем, из протокола опознания В. от 06 декабря 2016г. следует, что при проведении опознания в качестве обеспеченного следователем защитника участвовал адвокат О., о согласии на участие  которого в качестве своего защитника при проведении опознания, В. не заявлял.

              При этом отдельное письменное заявление В. от 06.12.2016г. о том, что он не возражает против участия в деле адвоката О. не может являться обоснованием того, что у В. выяснялось,  желает ли он воспользоваться помощью защитника обеспеченного следователем в лице адвоката О.,  в порядке предусмотренном ч.2 ст.50 УПК РФ,  либо он желает пригласить защитника по своему выбору и своему усмотрению, в порядке, предусмотренном ч.1 ст.50 УПК РФ, по следующим основаниям:

              — заявление получено вне каких-либо процессуальных действий, т.к. не является приложением ни к одному из протоколов следственных действий, которые проводились в отношении В. с участием адвоката О., при этом, ни в одном из следственных действий с участием адвоката О., в том числе при проведении опознания, у В. не выяснялось, желает ли он воспользоваться помощью защитника обеспеченного следователем в лице адвоката О.,  в порядке предусмотренном ч.2 ст.50 УПК РФ,  либо он желает пригласить защитника по своему выбору и своему усмотрению, в порядке, предусмотренном ч.1 ст.50 УПК РФ;

              — в заявлении отсутствуют сведения о процессуальном статусе В.;

              — в заявлении неправильно указана должность следователя А., на имя которого это заявление было написано;

              — заявление не завизировано подписью самого адвоката О.

              Указанные доводы свидетельствуют о нарушении права В. на защиту и не позволяют сделать вывод о том, когда и при каких обстоятельствах заявление было им написано, присутствовал ли при этом адвокат О., насколько волеизъявление В., при написании вышеуказанного заявления, было добровольным, свободным и самостоятельным, имело ли при этом место недопустимое постороннее вмешательство.

              Будучи допрошенным в судебном заседании 05 декабря 2017 года подсудимый В. показал, что вышеуказанное заявление он написал по требованию и под диктовку сотрудников полиции, в отсутствии адвоката и следователя, а также под воздействием бутандиола, при этом о вызове защитника по своему выбору и своему усмотрению В. заявил сразу-же после своего фактического задержания, однако был введён сотрудниками полиции в заблуждение по поводу того, что защитник ему не полагается, т.к. полицейские с ним просто беседуют.

              В соответствии с ч.4 ст. 164 УПК РФ, регламентирующей общие правила проведения следственных действий, при производстве следственных действий недопустимо применение насилия, угроз  и иных незаконных мер.

               Вместе с тем, из допроса подсудимого в судебном заседании 05 декабря 2017 года следует, что перед проведением в отношении подозреваемого В. следственных действий, в том числе опознания, сотрудники полиции спаивали его бутандиолом, что является незаконными мерами при проведении следственных действий.

              Согласно заключению специалиста нарколога Ч. от 05.10.2017г. бутандиол это двухатомный спирт, гликоль по химическим свойствам, регулярное употребление которого может формировать синдром зависимости, при сформировавшейся зависимости может наблюдаться формирование транзиторных психотических эпизодов, протекающих с бредом и другими расстройствами мышления, что может сопровождаться  безразличием к происходящему вокруг, подверженности влиянию со стороны других людей (группы людей), неспособностью адекватно оценивать происходящее и принимать обдуманные решения, боязнью конфликтных ситуаций и страхом перед неопределённостью, а также желанием поскорее оказаться в привычной для себя обстановке, в том числе после выполнения чужих требований (т.5 л.д.101-105).

              Кроме этого, на момент проведения опознания В. был задержан в порядке предусмотренном ст.91 УПК РФ более 3-х часов и в соответствии с п.2 ч.1 ст.46 УПК РФ являлся подозреваемым, при этом в нарушение требований предусмотренных ст. 92 УПК РФ, протокол его задержания на тот момент составлен не был и права подозреваемого, предусмотренные ст.46 УПК РФ, ему не разъяснялись.

              В соответствии с ч.1 ст.179 УПК РФ для обнаружения на теле человека особых примет, следов преступления, телесных повреждений, выявления состояния опьянения или иных свойств  и признаков, имеющих значение для уголовного дела, если для этого не требуется производство судебной экспертизы, может быть произведено освидетельствование подозреваемого, обвиняемого,  потерпевшего, а также свидетеля с его согласия.
              В соответствии с ч.1 ст.164 УПК РФ, регламентирующей общие правила производства следственных действий, предусмотренное ст.179 УПК РФ освидетельствование, производится на основании постановления следователя.
              В соответствии с ч.2 ст.179 УПК РФ о производстве освидетельствования следователь выносит постановление, которое является обязательным для освидетельствуемого лица.
              В соответствии с ч.3 ст.179 УПК РФ освидетельствование производится следователем. При необходимости следователь привлекает к участию в производстве освидетельствования врача или другого специалиста.
              В соответствии с ч.4 ст.179 УПК РФ при освидетельствовании лица другого пола следователь не присутствует, если освидетельствование сопровождается обнажением данного лица. В этом случае освидетельствование производится врачом.
              В соответствии с ч.5 ст.179 УПК РФ фотографирование, видеозапись и киносъёмка в случаях, предусмотренных ч.4 ст.179 УПК РФ, производятся с согласия освидетельствуемого лица.
              В соответствии с ч.1 ст.180 УПК РФ протокол освидетельствования составляется с соблюдением требований ст.ст.180, 166, 167 УПК РФ.
              Вместе с тем, из протокола опознания В. от 06 декабря 2016 года следует, что в ходе опознания В., в нарушение требований, предусмотренных ст.ст.179-180 УПК РФ, было произведено освидетельствование В., которое проводилось без согласия В., процессуальный статус которого на момент его проведения определён не был, без соответствующего постановления следователя, при этом освидетельствование сопровождалось обнажением Воробьёва В.А. (фото № 4) в присутствии лиц другого пола, а именно: следователя А., понятой Х., несовершеннолетней потерпевшей К., законного представителя потерпевшей М., без участия врача, с использованием фотографирования без согласия освидетельствовуемого В., а также без составления протокола освидетельствования в соответствии с  требованиями, предусмотренными ст.ст.180, 166, 167 УПК РФ.
              В соответствии с ч.1 ст.9 УПК РФ, регламентирующей уважение чести и достоинства личности,  в ходе уголовного судопроизводства запрещаются осуществление действий и принятие решений, унижающих честь участника уголовного судопроизводства, а также обращение, унижающее его человеческое достоинство.

              Будучи допрошенным в судебном заседании 05 декабря 2017 года подсудимый В. показал, что требования сотрудников полиции были незаконными, что они не имели права требовать от него, как участника уголовного судопроизводства, того чтобы он обнажался в присутствии лиц другого пола и фотографировать без его согласия, поэтому подсудимый рассматривает такие действия как обращение, унижающее его человеческое достоинство и противоречащее требованиям, предусмотренным ч.1 ст.9 УПК РФ.

              Кроме этого, в соответствии с ч.2 ст.193 УПК РФ опознающие предварительно допрашиваются об обстоятельствах, при которых они видели предъявленные для опознания лицо или предмет, а также о приметах и особенностях, по которым они могут его опознать, вместе с тем допрос опознающей К. от 29 ноября 2016 года был проведён с существенным нарушением уголовно-процессуального законодательства, в качестве доводов обвинения стороной обвинения в суде не предъявлялся и в ходе судебного разбирательства не исследовался, вследствие чего протокол опознания не отвечает требованиям допустимости и достоверности.

              Таким образом, опознание В. несовершеннолетней потерпевшей К. от 06 декабря 2016 года произведено с нарушением требований, предусмотренных п.40.1 ст.5; ч.1 ст.9; ст.42; ч. 4 ст.164; п.8 ч.4 ст.47; ч.ч.1, 2 ст.50; ч.ч. 5, 6, 7,8,10 ст.166; ч.ч.2, 5 ст.191; ч.ч.2, 9 ст.193, ст.ст.179-180 УПК РФ.

              +4
              • 25 Июля, 13:33 #

                Уважаемый Михаил Борисович, отличная работа защитника! Не менее интересный и серьёзный сам материал! Не желаете отдельно опубликовать статью на Праворубе?

                +4
                • 25 Июля, 18:33 #

                  Не менее интересный и серьёзный сам материал! Не желаете отдельно опубликовать статью на Праворубе?Уважаемый Александр Александрович, уже начал между делами обезличивать эти материалы, т.ч. публикация будет и в ней будет что обсудить с коллегами.

                  +3
              • 26 Июля, 14:55 #

                Уважаемый Михаил Борисович, вот чем уникален Праворуб). Здесь, всегда читая публикацию, можно в комментариях наткнуться на мини-публикацию высокого качества

                +4
    • 23 Июля, 20:32 #

      Уважаемый Александр Александрович, спасибо за практику по незаконности «ВУД», очень своевременно (handshake)
      Ждем продолжение...

      +6
    • 23 Июля, 21:25 #

      Уважаемый Александр Александрович, спасибо что поделились.
      Сейчас раздумываю о том же, пока не решаюсь. 
      Желаю действовать наверняка.
      С документами обязательно ознакомлюсь, это отдельная песня, ну и по своему делу приму решение.

      +4
      • 23 Июля, 21:33 #

        Уважаемый Вадим Иванович, спасибо за Ваш комментарий! Обжалование постановления о ВУД это достаточно сложное решение. Результат рассмотрения такой жалобы судом предсказать, к сожалению, практически невозможно. Практика очень скудная. При этом нужно быть готовым к ответным и очень неприятным действиям правоохранителей, как это произошло в моём случае. Я желаю Вам успешной защиты! Уверен, что Вы примите единственно правильное решение!!!)

        +4
        • 23 Июля, 21:39 #

          Уважаемый Александр Александрович, сначала в порядке ст.124 УПК подал 10 дней назад жалобу начальнику следственного управления округа. Надеясь на игру в «американское правосудие», моего доверителя вывести из дела (статус обвиняемый) он прекрасен как железный свидетель ст. 180 УК РФ. Те от ленности, обозвали жалобу обращением, взять 30 дней на «раскачку».
          С прокуратурой будет такая же история, «смотрят в книгу видят фигу».
          Суд — как идти ва-банк.

          +4
          • 23 Июля, 21:48 #

            Уважаемый Вадим Иванович, Вам безусловно виднее как поступить. По крайней мере, если решитесь идти в суд, Вы будете знать позицию следственного управления, которая, как водится, вряд ли разойдётся с видением вопроса лица, утвердившего/подписавшего постановление) Я уже давно не испытываю надежду на вышестоящее руководство одного и того же силового ведомства в подобных вопросах.8-|

            +5
    • 25 Июля, 13:18 #

      Уважаемый Александр Александрович, большое спасибо за практику!(bow)

      +3
    • 05 Августа, 22:59 #

      Уважаемый Александр Александрович, крайне интересная практика! 
      Нарушение правил территориальных правомочий на стадии возбуждения уголовного дела — распространенная практика, крайне редко опровергаемая в в судебно порядке.
      У меня в одном из дел был выявлен факт, что уголовное дело было возбуждено следователем одного из РОВД по факту преступления, совершенного на территории другого РОВД, после того как прокурором было вынесено постановление об определении территориальной подследственности!
      Когда я обратил на это внимание суда, потребовав признать факт ВУДа незаконным, а все полученные по этому эпизоду доказательства — недопустимыми. После двухнедельного перерыва всё, что мог сказать гособвинитель, что прокурор действовал в пределах своих полномой определять подследственность, но и следователь действовал в пределах своих полномочий возбуждать дело, а потому всё законно. На мой вопрос, когда отменили обязательность исполнения постановлений прокурора по ч. 4 ст. 21 УПК  ответом было молчание и обильный румянец. 
      Ну, какое решение принял районный суд — понятно. Апелляция этот довод вообще пропустила. Теперь жду касаации )))

      +2
      • 05 Августа, 23:23 #

        Уважаемый Михаил Михайлович, да, совершенно верно. Такие решения суда, очень редкие и впервые в моей практике.
        В Вашем случае очень интересно постановление прокурора, его бы посмотреть и оценить. В остальном ситуация, описания Вами, разыграна судом по известному и ожидаемому сценарию(((
        Искренне желаю Вам успехов в отстаивании позиции в вышестоящих судах!!!

        +2

    Да 38 38

    Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

    Для комментирования необходимо Авторизоваться или Зарегистрироваться

    Ваши персональные заметки к публикации (видны только вам)

    Рейтинг публикации: «Активная защита в уголовном деле. Часть I "Незаконное возбуждение уголовного дела (ст. 201 ч.2 УК РФ)"» 5 звезд из 5 на основе 38 оценок.

    Похожие публикации