Эта публикация не о победе. Не сложилось.

Возможно слишком многое было против – не хватило ресурсов, не было места для проживания в Санкт-Петербурге, зато имелись: сотня потерпевших,  слова «организованная группа» в обвинении и миллионы невозмещенного ущерба, которые перевесили доводы о том, что есть и другие меры пресечения кроме содержания под стражей.

Это скорее про юридическую технику. О том, как действия процессуального противника можно использовать в свою пользу и выжать из них хоть какой-то результат для доверителя.

Предыстория

Следователь делал вид, что пытается закончить уголовное дело и направить его в суд.

Делал вид довольно неплохо, по крайней мере руководство верило.

Или делало вид что верило.

Ибо дефицит кадров, а если не веришь – придется наказывать. А он обидится и уйдет. А других то нет.

Прокуратура не очень верила, но ей было не очень то и интересно – пока дело не поступило с обвинительным заключением оно прокуратуру особо не интересует.

Поступит – изучим, а пока расследуйте.

Причина такого поведения следователя имелась.

Она называлась вседозволенность.

Он к ней просто привык.

Срок расследования давно перешагнул за двенадцать месяцев, но Следственный департамент терпеливо подписывал раз за разом его ходатайства о продлении срока следствия на три месяца каждый раз.

Прокуроры хоть и удовлетворяли мои жалобы и направляли начальнику ГСУ требования об устранении нарушений, улыбаясь говорили в кулуарах «ну Вы же сами все понимаете – больше ста эпизодов, организованная группа, более десяти миллионов ущерба» и на заседаниях утверждали, что все законно и обоснованно.

Суд субъекта, ругаясь и даже разок прямым текстом указав следователю, что ему надо бы поменьше врать (не вошло в протокол судебного заседания), вынося «частники», тем не менее с устной формулировкой «куда же я его отпущу, квартиры в Санкт-Петербурге ведь нет», раз за разом продлевал на те же три месяца срок содержания под стражей. И следователь довольно комфортно, практически не проводя ни ознакомления с делом, ни следственных действий, релаксировал от одного судебного заседания до другого, будучи почти на сто процентов уверенным, что меру пресечения продлят на запрошенный им срок, а значит беспокоиться не о чем – пять минут позора и три месяца спокойной жизни на зарплате налогоплательщиков...

Суд районный

Но в какой-то момент мои жалобы надоели руководству следственного органа и оно решило чем-то ответить.

Причем максимально ассимитрично.

Вот прямо так, чтобы мы с обвиняемым прочувствовали.

На мои и подзащитного жалобы о том, что следователь не знакомит нас с материалами уголовного дела, не выполняет указания прокурора, волокитит дело, прилетела «ответка» в виде приглашения в суд для рассмотрения ходатайства об… ограничении нас же в сроке ознакомления!

Немного «удивившись» такому повороту событий, так как ознакомление стопорилось совсем не нами, а самим следователем, который то приходил в СИЗО к 12 часам имея запись на 9 утра (по ней пускают до 11 часов), то использовал второго обвиняемого — «подписочника», который исправно «являлся» к нему ежедневно и «читал» по одному тому в день, затрачивая на это ровно час, что препятствовало следователю приехать в СИЗО в этот день.

Про этот метод подробнее писал здесь, надо отметить, что он работает (к сожалению).

От удивления перешли к гневу.

Затем был период некоторой растерянности и непонимания – зачем ограничивать того, кто не то что не затягивает ознакомление, а наоборот – требует уже закончить с ним.

Ответа на этот вопрос не нашли, наверно он за пределами логики.

Может расчет был на то, что мы будем максимально биться за свое право знакомиться, суд откажет в ограничении, а следователь доложит начальству – я сделал все что мог, но вот суд решил так как решил?

Поэтому возник вопрос – что делать?

Возражать, доказывать что следователь с делом нас не знакомит, говорит начальству что поехал в СИЗО, а сам находится где-то в ином месте?

Но наши интересы тут совпали с заявленным следователем ходатайством (не по тексту, который был надуман), но по существу – да мы хотим уже закончить ознакомление поскорее. В итоге решили смириться и отдаться на милость правосудия.

Заседание прошло довольно интересно.

Прокурор, посмотрев на куцые графики ознакомления предложила накинуть нам неделю сверху, ибо дело большое.

Следователь на вопрос судьи о том, зачем он нас ограничивает, если еще не выполнил указания прокурора, ответил, что-то типа того, что про прокурора он помнит и даже уважает, и готов еще к еще одному «доследу», но его указания-требования не имеют отношения к рассматриваемому ходатайству – вот ограничьте, а потом посмотрим что там за указания такие.

Не скрою, очень хотелось и вопросы задать следователю и аргументировано просить суд отказать в заявленном ходатайстве.

Но эмоции эмоциями, а работа работой – действуем по плану, ограничиваемся значит ограничиваемся!

Доверитель – обвиняемый, почти успешно сдерживал смех на очередной пассаж следователя о том, как он знакомит нас с делом, а мы все никак не ознакомимся.

Единственной его репликой на вопрос суда было что-то вроде «Ваша честь, ограничите или нет – не имеет значение, все равно следователь дело не закончит в этот срок».

Судья была весьма опытная и видимо понимала, что ее решение не будет исполнено, а следовательно все это заседание – не имеет смысла.

Возможно готова была отказать, услышав от нас возражения и аргументы.

Но поскольку ограничение давало нам хоть какую-то надежду на направление дела прокурору, мы стойко держались на той позиции, которую сами определили – на усмотрение суда.

Почему не согласились на ограничение?

Да, с одной стороны уже очень хотелось чтобы дело было направлено прокурору, но с другой – не верилось что следователь уложится в запрошенные им самим сроки (так как прокурор, направляя дело на доследование черным по белому указал – перепредъявить обвинение, а оно никак не хотело перепредъявляться), а с третьей – все-таки неприятно было подыгрывать процессуальному противнику.

Долго совещалась судья в совещательной комнате. Я уж было расстроился, что откажет следователю и опять мы будем безгранично знакомиться (точнее жаловаться на неознакомление)  с делом.

Но нет, ходатайство следователя было удовлетворено.

Суд городской (города федерального значения)

На следующий день было назначено продление срока содержания под стражей.

Поскольку срок меры пресечения перешагнул далеко за двенадцать месяцев, продлевал его уже не районный суд, а Санкт-Петербургский городской, то есть суд субъекта.

Продлевал не в первый раз, возможности изменить реальный «арест» на домашний у нас не было, поскольку не было жилья в Санкт-Петербурге, а остальные варианты судом отвергались, то чудес мы не ждали.

Продлевали снова на три месяца – не нарушать же традиции, тем более Департамент подписал. В судебном заседании в обоснование необходимости продления меры пресечения – окончание ознакомления с делом, составление обвинительного заключения, направление дела прокурору. И на все это «скромные» три месяца.

При том, что обвинительное составлять было не обязательно по новой – его надо было лишь немного подкорректировать. И тут нам пригодилось вчерашнее решение об ограничении срока ознакомления.

Приобщив его к материалам дела и задав следователю риторический вопрос – с учетом что мы ограничены на десять дней, чем он собирается заниматься остальные два месяца и двадцать дней истребуемого срока содержания обвиняемого под стражей, я понял что не зря вчера смиренно приняли решение районного суда.

Ибо терпение у судей тоже не бесконечно. И они еще не утратили способность удивляться.

Не все по крайней мере.

Потому что мой вопрос и ответ (скорее отсутствие вменяемого ответа) следователя, сделал свое дело.

Нет в продлении меры пресечения не отказали, увы.

Но продлив срок вместо обычных трех – на один месяц и указав в постановлении о причине такого решения – необходимости судебного контроля при продлении срока содержания под стражей, следователю был дан некий толчок к окончанию релаксации.

Надо сказать, что он воспринял решение суда правильно, смог закончить расследование – ознакомление и направить дело прокурору, который со второй попытки утвердил обвинительное заключение.

Так одно судебное решение повлияло на другое, а то уже в свою очередь натолкнуло следствие на правильные мысли.

Все события вымышлены, совпадения случайны  ))

адвокат Сергей Филиппов

+79516665126 Санкт-Петербург

Автор публикации

Адвокат Филиппов Сергей Валерьевич
Санкт-Петербург, Россия
Защита по уголовным делам и делам об административных правонарушениях.
Представление интересов потерпевших.
Обжалование решений государственных органов. Индивидуальный подход к каждому клиенту!

Да 24 24

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Участники дискуссии: Морохин Иван, Болонкин Андрей, Филиппов Сергей
  • 02 Апреля, 05:36 #

    Уважаемый Сергей Валерьевич, да, иногда нужно использовать ретивость некоторых следователей против них самих ;)

    +9
    • 02 Апреля, 07:27 #

      Уважаемый Иван Николаевич, все верно! 
      Жаль что полномочия следствия и защиты настолько неравны (на деле), что приходится иногда подыгрывать процессуальному противнику  ((

      +7
  • 02 Апреля, 11:08 #

    Уважаемый Сергей Валерьевич, ну почему уж сразу вымышлены… Кое что угадывается. Санкт-Петербург небольшой припортовый городок. Ваша фамилия на слуху в том самом следственном отделе. Не любят Вас там за вашу спесивость. Но уважают за профессионализм. 
    И я там был. Мёд — пиво пил. (Это я про истории с продлением и отделами).

    +7

Да 24 24

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Для комментирования необходимо Авторизоваться или Зарегистрироваться

Ваши персональные заметки к публикации (видны только вам)

Рейтинг публикации: «О чем молчит следователь? Как заставить следователя направить дело в суд?» 4 звезд из 5 на основе 24 оценок.
Адвокат Морохин Иван Николаевич
Кемерово, Россия
+7 (923) 538-8302
Персональная консультация
Сложные гражданские, уголовные и административные дела экономической направленности.
Дорого, но качественно. Все встречи и консультации, в т.ч. дистанционные только по предварительной записи.
https://morokhin.pravorub.ru/
Адвокат Архипенко Анна Анатольевна
Южно-Сахалинск, Россия
+7 (924) 186-0606
Персональная консультация
Защита прав и свобод граждан в уголовном судопроизводстве и оперативно-розыскной деятельности.
https://arkhipenko6.pravorub.ru/
Адвокат Фищук Александр Алексеевич
Краснодар, Россия
+7 (926) 004-7837
Персональная консультация
Банкротство, арбитражный управляющий: списание, взыскание долгов, оспаривание сделок, субсидиарная ответственность. Абонентское сопровождение бизнеса. Арбитраж, СОЮ, защита по налоговым преступлениям
https://fishchuk.pravorub.ru/

Похожие публикации

Продвигаемые публикации