В декабре 1993 года, в газете «Юридический Вестник» был опубликован проект Закона об  адвокатуре, предложенный  Министерством юстиции.  Концепция данного Закона заключалась в предоставлении возможности на равных  вести  работу  по  защите прав и интересов физических и юридических лиц, как адвокату,  состоящему в  коллегии, так  и действующему вне ее.

Деятельность адвокатуры в условиях отсутствия новой правовой базы об адвокатуре. 

Но, если действовавшее законо­дательство об  адвокатуре  наделяло  Министерство юстиции полномочиями, дающими возможность влиять на  коллегии адвокатов, сколько бы они не заявляли о своей самостоятельности и независимости, то в представленном проекте министерство лишалось практически  всех своих “рычагов” воздействия.  За ним оставалась лишь выдача лицензий,  ведение реестров, участие (с правом совещательного голоса) в квалификаци­онной комиссии.

15 декабря 1993 года этот проект был обсужден в Минис­терстве юстиции, и 27 декабря того же года в г. Москве  состоялось  республиканское совещание  представителей  коллегий адвокатов  при участии представителей Министерства юстиции РФ,  Верхов­ного Суда РФ, Генеральной прокуратуры РФ, Государственного Право­вого Управления Президента РФ,  Президента  Международного  Союза адвокатов, а также ассоциации адвокатов России, где было отмечено, что проект содержит множество новелл,  среди которых  монополизм адвокатов на участие в уголовном судопроизводстве и оказание юри­дической помощи гражданам, лицензирование деятельности адвокатов, подробное регламентирование гарантий независимости адвокатов и ох­раны их профессиональной тайны.
В целом, данный законопроект, несмотря на все противоречивые высказывания, прозвучавшие в процессе совещания, был все-таки положен в основу для подготовки закона об адвокатуре. Но, впоследствии он был отозван и отправлен на доработку, и вплоть до 1995 года ни один из вариантов законопроекта об адвокатуре не одобрялся.

12 января 1995 года Президент РФ внес в Государственную Думу проект Федерального Закона “Об адвокатуре в Российской Федерации”, подготовленный в соответствии с решением Совета по судебной реформе при Президенте Российской Федерации от 16 декабря 1994 года, созданной им рабочей группой в составе:

Председателя Совета по судебной реформе при Президенте Российской Федерации С.Е. Вицина, заместителя Министра юстиции РФ А.М. Степанова, начальника отдела судебной реформы и судопроизводства Государственно-правового управления Президента РФ С.А. Пашина, президента Всероссийского федерального союза адвокатов А.П. Галоганова, его заместителя А.В. Клигмана, специалиста-эксперта отдела судебной реформы и судопроизводства Государственно-правового управления Президента РФ Л.Г. Поспеевой.

Основными новеллами данного законопроекта являлись следующие положения:

— определение коллегии адвокатов, как негосударственной независимой самоуправляемой некоммерческой организации профессиональных юристов, добровольно объединившихся в целях оказания квалифицированной юридической помощи физическим и юридическим лицам;
— исключение зависимости адвокатуры от государственных органов, ее самоуправляемость; вмешательство в деятельность коллегии адвокатов недопустимо;
— регламентация условий приема в коллегию адвокатов и ее состав;
— нормативное определение профессионального долга адвоката;
— гарантии независимости адвоката и гарантии адвокатской деятельности; особый порядок применения к адвокату принудительных мер;
— определение содержания адвокатской тайны; запрещается требовать от адвоката сообщения каких-либо сведений, связанных с оказанием им юридической помощи;
— расширение прав адвоката при оказании им юридической помощи; предоставление ему возможности  самостоятельно собирать сведения об обстоятельствах дела, по которому оказывается помощь;
— четкий перечень случаев, когда адвокат не может принять поручения;
— избрание руководителей коллегии адвокатов тайным голосованием;
— расширение возможностей граждан получать бесплатно юридическую помощь;
— признание права адвокатов создавать в рамках коллегий, помимо традиционных консультаций, адвокатские бюро, кабинеты и фирмы, а так же осуществлять индивидуальную практику.

Данное право адвокатов предусматривала ст. 23 законопроекта, в которой говорилось, что члены коллегии адвокатов вправе создавать адвокатские бюро, фирмы, кабинеты с правами юридического лица, что позволяет им иметь самостоятельный баланс, расчетный и другие счета в банках, печати и штампы с обозначением своего наименования и принадлежности к соответствующей коллегии адвокатов.
Для членов коллегии адвокатов, желающих осуществлять индивидуальную практику, законопроектом предусматривалось обязательное установление порядка их работы уставом коллегии.

В июне 1996 года Президентом РФ, уже прошедший первое чтение в Государственной Думе (апрель 1996 года), данный законопроект был отозван и направлен на доработку.

Понимая, что, продолжая действовать по устаревшему положению “Об адвокатуре РСФСР” от 20 ноября 1980 года,  адвокатская корпорация не может в полной мере осуществлять возложенных на нее задач по защите прав, свобод и охраняемых законом интересов физических лиц и организаций, в некоторых регионах Российской Федерации, таких как Москва, Московская область, Самарская область и других, принимаются свои законы об адвокатуре.

Поскольку наше государство федеративное, и в соответствии с Федеративным договором субъекты РФ имели право на опережающее законодательство по вопросам совместного ведения Российской Федерации и субъектов РФ, то до принятия в 2002 году Закона об адвокатуре в ряде республик и областей РФ были приняты свои законы, регулирующие вопросы, отнесенные к деятельности адвокатуры.
Например, в Удмуртии результатом законотворческого процесса в рассматриваемой области, явился закон “Об административной ответственности адвокатов”.

К сожалению, принятые, по-видимому в спешке, законы, имели наряду с положительными новеллами и ряд отрицательных моментов.
Для более детального освещения данного вопроса следует остановиться на законах республики Тыва от 26 октября 1994 года и республики Башкортостан от 29 февраля 1992 года.

Итак, структура закона Республики Тыва № 162 “Об адвокатуре в республике Тыва” представляет собой:

— введение, определяющее, что — “Защита по уголовным делам, представительство по гражданским, уголовным делам и делам, возникающим из административных правоотношений, оказание иной юридической помощи физическим и юридическим лицам осуществляется в Республике Тыва адвокатами, если иное не предусмотрено законодательством Республики Тыва и Российской Федерации”;

—  и двадцать четыре статьи.

Статья 1 закона Республики Тыва об адвокатуре определяет, что адвокатура в Республике Тыва состоит из адвокатов, объединенных в коллегию, являющуюся независимой, самоуправляемой, некоммерческой организацией профессиональных юристов, призванных оказывать юридическую помощь физическим и юридическим лицам.

Думается, что согласиться с обоснованностью такой формулировки, в части оказания квалифицированной помощи юридическим лицам, довольно трудно. Получается, что филиалы и представительства организаций и предприятий, не являющиеся юридическими лицами, не могут рассчитывать на квалифицированную помощь адвокатов.

С уверенность можно сказать, что в данном случае имеет место упущение законодателя, а не умысел, преследующий цель недопущения к услугам адвокатов организаций определенных правовых форм.

Задачами адвокатуры в Республике Тыва являются обеспечение гарантированного Конституцией Республики права граждан на получение квалифицированной юридической помощи по защите их прав, свобод и охраняемых законом интересов, а так же защита прав и законных интересов юридических лиц.

Деятельность адвокатов в соответствии с законом Республики, духом и интересами многонационального гражданского общества, направлена на служение идеям гуманизма, справедливости и законности, так как адвокатская деятельность не подразумевает извлечения прибыли (ст. 3).

Следует отметить, что на основании статьи 6 закона Республики Тыва об адвокатуре, адвокатская деятельность в Республике осуществлялась на основании лицензии, выдаваемой Министерством юстиции Республики по результатам сдачи квалификационного экзамена специальной комиссии. Квалификационная комиссия образовывалась Президиумом коллегии адвокатов и Министерством юстиции Республики Тыва сроком на три года и состояла из адвокатов и представителей правоохранительных органов, причем численность адвокатов в комиссии не должна была превышать половины ее состава. К экзамену же допускались претенденты на занятие адвокатской деятельностью, имеющие высшее юридическое образование и не менее чем двухлетний стаж работы по специальности.

В случае если претендент не выдерживал квалификационного экзамена, допуск к повторной его сдаче осуществлялся не ранее чем по истечении года с момента вынесения решения квалификационной комиссией. Однако такое решение могло быть обжаловано в месячный срок в апелляционную комиссию, образованную при Федеральном Союзе адвокатов. Решение апелляционной комиссии считалось окончательным.

Лицо, получившие лицензию на занятие адвокатской деятельностью, вступало в коллегию адвокатов, после чего его место и организация работы определялись с учетом собственного желания, но в соответствии с порядком и на условиях, определяемых уставом коллегии адвокатов. При этом, статьей 9 рассматриваемого закона, юридическая помощь может оказываться адвокатом на всей территории Республики Тыва и Российской Федерации, а также за рубежом в соответствии с законодательством иностранного государства.

Особого внимания, при рассмотрении закона Республики Тыва об адвокатуре, заслуживают статьи, устанавливающие гарантии адвокатской деятельности и определяющие взаимоотношения адвокатуры с государственными органами.

Адвокатура, как институт гражданского общества в какой-то степени противостоит государству, в лице его органов. Но, и это описывалось в первой главе нашего диссертационного исследования, целью гражданского общества является постепенное его слияние и отождествление с государством. То есть, чтобы имея в виду гражданское общество в широком смысле, мы могли назвать государство его институтом. Употребляя же гражданское общество в узком смысле, мы должны прийти к тому, что оно и будет являться государством. Для достижения этой цели отдельные институты гражданского общества преследуют свои конкретные цели на каждом этапе своей деятельности. В соответствии с конкретными целями ставятся конкретные задачи, определяющие функции институтов и используются свойственные именно этим институтам, методы.

Итак, говоря о гарантиях адвокатской деятельности можно отметить, что государство, в соответствии с законом Республики Тыва об адвокатуре, гарантирует адвокатам независимость при осуществлении ими профессиональной деятельности. Любые формы вмешательства в профессиональную деятельность адвоката со стороны государственных органов или организаций, учреждений и должностных лиц не допускается. Уголовное дело в отношении адвоката по обвинению, связанному с его профессиональной деятельностью, может быть возбуждено только прокурором Республики Тыва или Генеральным прокурором Российской Федерации и его заместителями. Адвокат, члены его семьи и их имущество находятся под защитой государства. На органы внутренних дел возлагается  обязанность по принятию необходимых мер к обеспечению безопасности адвоката, членов его семьи, сохранности принадлежащего им имущества, в случае, если от адвоката поступит соответствующее заявление при осуществлении адвокатской деятельности.

Взаимоотношения же адвокатуры и государственных органов подразумевают сотрудничество государственных органов и органов адвокатского самоуправления в целях обеспечения защиты прав, свобод и законных интересов граждан, оказания юридической помощи физическим и юридическим лицам. Министерство юстиции Республики Тыва в пределах своей компетенции оказывает содействие в пополнении адвокатуры молодыми специалистами, в осуществлении мероприятий по повышению квалификации адвокатов. Помимо этого, Министерством юстиции Республики Тыва на основании решения соответствующей квалификационной комиссии выдается лицензия на право занятия адвокатской деятельностью и аннулируются лицензии на основании решения суда, а так же в случаях предусмотренных законом Республики Тыва об адвокатуре. К случаям, в которых лицензия на право занятия адвокатской деятельностью подлежала аннулированию, относятся:

— собственное желание адвоката;
— поступление адвоката на службу в государственную, общественную и иную организацию;
— осуждение адвоката за совершение умышленного преступления (после вступления приговора в законную силу);
— признание адвоката недееспособным или ограниченно дееспособным (после вступления решения суда в законную силу);
— установление судом обстоятельств, свидетельствующих о незаконном получении лицензии;
— невозможность исполнения адвокатом своих профессиональных функций вследствие недостаточной квалификации либо по состоянию здоровья;
— неоднократное совершение адвокатом дисциплинарных проступков, нарушение законодательства Российской Федерации и Республики Тыва.

В случаях умышленного сокрытия денежных сумм, полученных за адвокатскую деятельность, по ходатайству президиума коллегии адвокатов действие лицензии может быть приостановлено на срок от шести месяцев до одного года.

Помимо всего вышеописанного, взаимодействие адвокатуры и государственных органов выражалось в ведении Министерством юстиции Российской Федерации реестра коллегий адвокатов, утверждении положения об оплате труда адвокатов за счет государства и о прохождении стажировки. Также Министерством юстиции Российской Федерации принимались меры по защите адвокатов от необоснованных преследований и ограничений в связи с их профессиональной деятельностью.

На Министерство юстиции Республики Тыва возлагалась обязанность по распределению и наблюдению за рациональным расходованием денежных средств, выделяемых государством на оплату труда адвокатов.

Местная администрация обязана представить коллегии адвокатов по ставкам арендной платы, не превышающим установленных для судов, пригодные для адвокатской деятельности помещения в местах, удобных для граждан и вблизи судов, содействовать передаче в собственность коллегии адвокатов занимаемых ею помещений для юридических консультаций. Министерство юстиции Республики Тыва наравне с судами обеспечивает коллегии адвокатов нормативными актами и иной официальной информацией.

Как видно, из краткого анализа закона Республики Тыва об адвокатуре, порядок организации и деятельности адвокатуры в Республике был весьма прогрессивным. Был обеспечен свободный доступ к профессии (вопреки сформировавшемуся мнению о ее “клановости” и закрытости) при соблюдении определенных требований и условий. Интересующее же нас, в рамках диссертационного исследования, взаимоотношение государственных органов и адвокатуры говорит о том, что государство оказывая поддержку и представляя гарантии адвокатской деятельности, тем самым способствует становлению гражданского общества через его институт – институт адвокатуры.
Приступая к рассмотрению закона Республики Башкортостан “Об адвокатуре” от 29 февраля 1992 года, хочется отметить прежде всего то, что состоит он из шести глав и двадцати шести статей. Помимо этого прослеживается некоторая схожесть, в плане упущений, с законом Республики Тыва.

 Так, например, законодателями Республики Башкортостан, вопрос определения адвокатуры проработан в том же ракурсе, что и в Республике Тыва – “Адвокатура в Республике Башкортостан представляет собой независимый правовой институт, призванный в соответствии с Конституцией Башкирской ССР оказывать юридическую помощь гражданам и организациям”. То есть, человек, не имеющий юридической связи с государством, попросту говоря, не являющийся гражданином, не мог рассчитывать на получение юридической помощи адвоката.

Мы склонны думать, что в данном случае речь идет об ошибке законодателя, а не о его сознательной позиции, преследующей цель обеспечения право­вой помощи лишь гражданам страны. В действительности никто не может ограничить доступа “негражданина” к адвокату, но если придерживаться “буквы” закона, то получалось бы именно так, как описано выше. 

В связи со сказанным, следует прокомментировать, что право человека на помощь адвоката, а тем более в уголовном процессе, прямо закреплено в конституциях абсолютного большинства стран: Австрии, Беларуси, Болга­рии, Ирана, Испании, Казахстана, Молдовы, Намибии, Парагвая, Польши, Румынии, Таджикистана, Украины, Хорватии, Чехии, ЮАР, Юж­ной Кореи, Японии. Россия не является исключением. Так, в части 2 статьи 48 Конституции РФ закреплено, — “Каждый задержанный, заключенный под стражу, обвиняемый в совершении преступления имеет право пользоваться помощью адвоката (защитника) с момента соответственно задержания, заключения под стражу или предъявления обвинения”.

В некоторых конституциях (Азербайджана, Армении, Грузии, Мек­сики, Эстонии) говорится о праве на защитника, которым, согласно уго­ловно-процессуальному законодательству этих стран, должен быть адво­кат.Не лишним будет отметить, что в Конституции Башкортостана об адвокатуре сформулирована статья 146, следующего содержания:

“Адвокатура в Республике Башкортостан представляет собой не­зависимое профессиональное объединение лиц, занимающихся адвокатской деятельностью. В Республике Башкортостан разрешается частная адво­катская деятельность.
Организация и порядок деятельности адвокатуры регулируются за­коном Республики Башкортостан”.

Задачами адвокатуры в Республике Башкортостан, помимо оказания юридической помощи и защиты прав и законных интересов граждан и организаций, являются  способствование осуществлению правосудия, воспитание граждан в духе уважения к закону, правам, чести и достоинству других лиц. Вся деятельность адвокатуры служит идеям гуманизма, справедливости, укреплению законности и формированию правового государства.

Если проанализировать сказанное, то можно сделать вывод, что институт адвокатуры способствует становлению и укреплению такого состояния жизни общества, при котором каждый индивид признает верховенство закона и выстраивает модель своего поведения в тех рамках, которые определены законом. По сути это является одним из “кирпичиков” в построении правового государства, являющегося одним из признаков, не только наличия, но и самого гражданского общества и одной из основных политических гарантий осуществления институтами гражданского общества своих функций в многонациональном Российском государстве. Значит,осуществление институтом адвокатуры своих публично-правовых функций во взаимодействии с другими институтами гражданского общества, есть ни что иное, как реализация публично-политических интересов многонационального российского гражданского общества.

Продолжая рассматривать закон Республики Башкортостан “Об адвокатуре” отметим, что пропуском претендента к адвокатской деятельности в Башкортостане являлось наличие высшего юридического образования, стаж работы по специальности юриста не менее трех лет и успешная сдача квалификационного экзамена.

Квалификационная комиссия избиралась на общем собрании коллегии адвокатов, а порядок ее деятельности регулировался Уставом коллегии.

Особый интерес представляли следующие положения — если лицо не имело определенного стажа, но прошло стажировку у адвоката сроком от шести месяцев до одного года, то оно могло получить решение комиссии на право занятия адвокатской деятельностью. Юристы же, имеющие ученые степени по юридическим наукам, а также занимающиеся научной или преподавательской деятельностью по специальности, практические работники правоохранительных органов со стажем работы не менее пяти лет могли быть принятыми в коллегию адвокатов без квалификационных экзаменов и стажировок.

Гражданин, которому впервые было предоставлено право заниматься адвокатской деятельностью, приносит присягу, текст которой утверждался общим собранием коллегии адвокатов. Членам коллегии адвокатов предоставляется право работать индивидуально, создавать, на правах юридических лиц, фирмы и бюро, необходимость которых обуславливалась появлением новых видов общественных отношений.

Как правило, и адвокатские фирмы, и бюро создавались для оказания помощи конкретной категории нуждающихся, то есть по своей сути они являлись узкоспециализированными: фирмы специализировались на оказании юридической помощи организациям, предприятиям и предпринимателям, а адвокатские бюро — на защите по уголовным делам.

Законом Республики Башкортостан детально прописаны права и обязанности адвокатов, гарантии адвокатской деятельности и определение предмета адвокатской тайны.Так же как и в законе Республики Тыва об адвокатуре, в законе Республики Башкортостан прописаны пределы взаимоотношений адвокатуры с государственными органами. Так, местные Советы народных депутатов и местная администрация в пределах своей компетенции определяют местонахождение юридических консультаций, адвокатских бюро и фирм, предоставляют им в аренду помещения, пригодные для адвокатской деятельности, оказывают содействие в материально-техническом обеспечении и помощь в решении социальных вопросов, а также предоставляют льготы по аренде помещений и другие льготы с учетом оказания бесплатной юридической помощи малоимущим гражданам и народным депутатам.

Министерству юстиции Республики Башкортостан запрещено вмешиваться в деятельность адвокатов. Свои взаимоотношения с адвокатурой оно строит на основе тесного сотрудничества, и то лишь, по вопросам обеспечения адвокатов нормативными актами, справочными материалами, иной информацией, а так же по вопросам повышения профессионального мастерства членов адвокатского сообщества.

Оплата труда адвокатов также являлась предметом регулирования рассматриваемого закона. 

Статья 17 Закона Республики Башкортостан “Об адвокатуре” определяет, что – “Труд адвоката оплачивается из средств, поступивших в юридические консультации, адвокатские бюро и фирмы от граждан и организаций за оказанную им юридическую помощь. Размер гонорара при обращении клиента за юридической помощью к адвокату определяется соглашением сторон, исходя из сложности, объема поручений или характера и объема юридической помощи, оказываемой адвокатом  в течение определенного срока, с учетом квалификации адвоката”. Примерная такса оплаты различных видов юридической помощи  определялась в свое время инструкцией Минюста СССР “Об оплате труда адвокатов”.

Завершая краткий анализ закона Республики Башкортостан “Об адвокатуре” можно сделать вывод, что закон Башкортостана и закон Тывы в большей части похожи. Те несущественные различия, имеющиеся в них, можно увидеть выше по тексту. Самое главное, что цели и задачи адвокатуры и адвокатской деятельности сформулированы в них в соответствии с интересами многонационального гражданского общества, и заключаются в службе идеям гуманизма и справедливости, а также построении правового государства и укреплении режима законности.

Итак, возвращаясь к оплате труда адвокатов на территории СССР, следует обратиться к инструкции Минюста СССР “Об оплате труда адвокатов”. Статья 14 инструкции устанавливала, что “при отсутствии соглашения оплата производится в следующих размерах:

а) консультации (советы) – не менее 5 руб.;
б) составление правовых документов – не менее 15 руб.;
в) составление запросов, справок – не менее 5 руб.;
г) составление жалоб по административным делам – не менее 30 руб.;
д) вызов адвоката на дом – не менее 30 руб. без учета транспортных расходов;
е) вызов адвоката в места лишения свободы – не менее 30 руб.;
ж) составление проектов уставов, договоров и др. сложных документов – не менее 300 руб.
Оплата конкретной юридической помощи в случаях, предусмотренных п. “д” той же статьи, производится дополнительно”.
Гражданину предоставлялось право выбора адвоката. При этом, если соглашение об оплате не достигалось, то размер оплаты устанавливался по минимальным ставкам, предусмотренным Инструкцией.

В последующий, после распада СССР, период, минимальную таксу за оказание юридической помощи Президиумы коллегий адвокатов устанавливали самостоятельно. На размеры таксы влияли темпы роста инфляции и условия, в которых трудились адвокаты (например, северные районы).

Инструкция должна была обеспечить реализацию предусмотренного законодательством порядка оказания бесплатной юридической помощи и частичного освобождения граждан от оплаты. При этом подразумевалось создание возможности перехода адвокатуры на рыночные отношения, повышения качества, эффективности юридической помощи, оказываемой адвокатами.

Но, несмотря на то, что государство провозгласило, что именно оно гарантирует оказание бесплатной юридической помощи каждому в ней нуждающемуся, в действительности все расходы по оказанию этой помощи  несли, и продолжают нести на себе, президиумы коллегий адвокатов за счет средств самих адвокатов, несмотря на то, что оплата труда адвокатов, выполненного по назначению органа дознания, предварительного следствия,  прокуратуры и суда, в производстве которых находится дело, относилась на счет республиканского бюджета, то есть на счет государства.

Количество проводимых адвокатами дел по назначению, с каждым годом увеличивалось, что наблюдается и в настоящее время. При этом увеличение численности бесплатных дел отражается на  качестве выполняемой работы. Все это привело к снижению объема бесплатной помощи по гражданским делам, оказываемой малоимущим, что в свою очередь не отвечает целям гражданского общества, так как коллегии адвокатов уже не в состоянии оплачивать труд адвоката, по такой категории дел, из своих фондов.
Таким образом, выполняя огромную работу на бесплатной основе, адвокаты, помимо загруженности, получают мизерные гонорары, а адвокатура содержит  не только своих работающих членов, но и проплачивает нужды малоимущих и других категорий населения. Естественно, что такое положение ни коим образом не вписывалось в провозглашенную, Конституцией РФ 1993 года,  ценность прав и свобод человека, в ответ на требование  международного демократического сообщества.

Силами одной лишь адвокатуры, невозможно построение демократического правового государства и гражданского общества. Как было сказано председателем одной из коллегии адвокатов Московской области: “Без закона невозможно общественное благосостояние. Закон должен быть постоянным руководителем действий всех и каждого от высшего до низшего”.

Конечно, безвозмездное оказание юридической помощи выглядит весьма привлекательно, но нельзя забывать, что оплачивается труд представителя любой профессии и каждого специалиста за выполненную работу. Не составляет исключения и профессия адвоката.
Несмотря на то, что любая юридическая помощь должна быть доступна населению, вполне оправданна заинтересованность адвоката в том, чтобы гонорар его соответствовал количеству и качеству затраченного им труда и выплачивался бы таким образом, который не унижал бы его достоинства. По данному поводу в начале 20 века было правильно высказано: “Есть мера, которая должна быть соблюдаема, и нужно всегда обсуждать, от кого, когда и как получается гонорар”.

Но, возвращаясь к вопросу жизни и деятельности адвокатских образований, следует затронуть вопрос образования и, в дальнейшем,  объединения альтернативных, или как их еще называли, параллельных коллегий, в “Гильдию российских адвокатов”.
В период, после 1980 года, с согласия Министерства юстиции СССР в некоторых областях стали образовываться, в качестве эксперимента, “параллельные” коллегии адвокатов, укрепившие свои позиции,  составившие конкуренцию “традиционным”, по сути закрытым, или как их еще называли “клановым” коллегиям. Своей, иногда не совсем стандартной, деятельностью “параллельные” коллегии  наработали положительный опыт, вошедший в содержание ныне действующего российского законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре.

Примером может послужить решение Президиума Вологодской областной коллегии адвокатов № 2, являющейся коллегией “параллельной”, о создании в городе Вологда юридической консультации — “Адвокатская фирма ЛИКС”, наделенной правами юридического лица — в порядке эксперимента. Членами данной консультации являлись молодые специалисты в областях защиты прав, свобод и законных интересов частных лиц и организаций.

Управление юстиции Минюста России по Вологодской области обратилось к коллегии адвокатов с требованием о необходимости приведения статуса юридической консультации “Адвокатская фирма ЛИКС” в соответствие с Положением об адвокатуре РСФСР и лишения ее прав юридического лица. Но Президиуму коллегии № 2, председателем которой являлся Виктор Ануфриев, удалось доказать “безвредность” и  необходимость  подобного эксперимента и получить разрешение Минюста России на сохранение этой юридической консультации в прежнем виде до принятия нового закона об адвокатуре.

Следует отметить, что опыт деятельности  параллельных коллегий адвокатов убедительно показал как своевременность разрешения Минюста СССР (в лице М.П. Вышинского) на их образование, так и соответствие указанных коллегий действующему законодательству об адвокатуре. В 1994 году представители более сорока параллельных коллегий решили образовать сообщество коллегий адвокатов РФ – “Гильдию российских адвокатов”. Основой этого объединения стала коллегия адвокатов “Московский юридический центр”. 

25 апреля 1995 года  Управлением юстиции города Москвы под номером 010, как профессиональное сообщество адвокатов и адвокатских объединений, зарегистрирована “Гильдия российских адвокатов”. Регистрация ее произведена в статусе межтерриториальной коллегии адвокатов в соответствии со ст. 3 “Положения об адвокатуре” Российской Федерации и на основании Постановления Правительства Москвы № 324 от 18 апреля 1995 года.

Устав “Гильдии российских адвокатов” был принят на Учредительной конференции 27 января 1995 года и согласован с Министерством юстиции РФ 27 февраля 1995 года.

Согласно уставу, “Гильдия российских адвокатов” является негосударственным, профессиональным, добровольным, самоуправляемым, некоммерческим сообществом адвокатов и адвокатских объединений.
Гильдия российских адвокатов образуется и действует на основе:
— добровольности вступления и выхода из ее состава;
— соблюдения Конституции РФ, законодательства об адвокатуре и других законодательных актов Российской Федерации;
— самостоятельности, самоуправления, гласности и учета мнения ее членов;
— права свободного вступления в общественные объединения;
— сохранения, вступившими в Гильдию, своего самоуправления, юридического статуса, включая права юридического лица, своей символики, своего наименования и недопустимости со стороны Гильдии какого-либо ущемления или нарушения этого статуса;
— недопустимости любых форм вмешательства в деятельность Гильдии со стороны государственных органов, общественных и иных объединений, а также должностных лиц.

Уставом Гильдии предусмотрено, что по согласованию с органами юстиции и местной администрацией, первая имеет право создавать муниципальные юридические консультации для оказания юридической помощи малоимущим, а так же для обеспечения участия адвокатов в качестве защитников по назначению органов дознания, предварительного следствия, прокурора или суда.
Основными целями и задачами Гильдии являются оказание квалифицированной юридической помощи физическим и юридическим лицам, содействие обеспечению свободы предпринимательства, развитию процессов приватизации и акционирования, а также других форм эффективного функционирования субъектов предпринимательской деятельности.

Помимо этого, Гильдия содействует повышению профессиональной квалификации адвокатов, устанавливает и развивает связи с международной юридической общественностью и национальными объединениями адвокатов, организовывает обмен информацией о деятельности коллегий адвокатов и адвокатских объединений, осуществляет издательскую деятельность.

Так,  в апреле 1995 года Гильдией был основан общественно-правовой журнал “Российский адвокат”. В настоящее время в редакционный совет журнала входят не только видные адвокаты, такие как Е.В. Семеняко – президент Федеральной палаты адвокатов РФ, Г.Б. Мирзоев – президент Гильдии российских адвокатов, А.П. Галоганов – президент Адвокатской палаты Московской области, Г.М. Резник – президент Адвокатской палаты города Москвы, но и министр юстиции РФ – Ю.Я. Чайка, заместитель председателя Конституционного суда РФ – В.Г. Стрекозов, ректор Московской государственной юридической академии – О.Е. Кутафин, председатель Московского комитета образования – Л.П. Кезина и многие другие. Журнал получил общественное признание, за что был удостоен Золотой медали имени Ф.Н. Плевако.

Также Гильдией выпускается “Вестник Гильдии российских адвокатов” и информационно-аналитический журнал “Адвокатские вести”. Естественно, что распространение подобной литературы служит повышению уровня правового сознания и правовой культуры формирующегося гражданского общества, важнейшая роль отведена профилактике преступлений и мелких правонарушений.
Но, возвращаясь к проблемам деятельности адвокатуры, нельзя обойти стороной один из самых острых вопросов в деятельности адвокатов – вопрос их налогообложения. Регулирование этой сферы осуществлялось, и осуществляется, на основе целого комплекса законодательных актов.

Пунктом “и” статьи 5 Закона РФ от 6 декабря 1991 года № 1992-1 “О налоге на добавленную стоимость” определялось, что услуги, оказываемые членами коллегии адвокатов, освобождаются от налога на добавленную стоимость.
Большинство адвокатов полагало, что освобождение услуг адвокатов от НДС является льготой, но оказалось совсем наоборот.
Коллегии адвокатов, вступая в отношения с третьими лицами (оплата арендной платы, коммунальных платежей, телефонов и т.п.), вынуждены выплачивать НДС. Получается, что в отличие от других организаций, получающих и платящих НДС и лишь разницу “отдающих” в бюджет, коллегии адвокатов НДС не получают, но платят. То есть, НДС коллегиями адвокатов выплачивается из стоимости юридических услуг оказанных клиентам, а значит и обязанность по уплате НДС несут сами адвокаты вместо клиента, и фактический размер гонораров, получаемых адвокатами становится меньше чем сумма, вносимая клиентом. Естественно, адвокаты поняв, что НДС в их взаимоотношениях с третьими лицами выплачивается из собственного кармана, учли это обстоятельство при определении цены на свои услуги.

Пунктом 3 статьи 20 Закона РФ от 27 декабря 1991 года № 2118-1 “Об основах налоговой системы в Российской Федерации” устанавливалось, что не является объектом налогообложения по налогу с продаж стоимость услуг, предоставляемых коллегией адвокатов.

Письмом Государственной налоговой службы РФ и Министерства финансов РФ от 16 марта 1993 года № ВГ-4-01/33н, 04-01-01 “О налогообложении коллегий адвокатов” было разъяснено, что поступившие в коллегии адвокатов средства, за оказанные ими юридические услуги направляются на оплату труда адвокатов, содержание коллегий. Поступление этих средств не образуют прибыли и поэтому налогом на прибыль не облагаются.

Сумма же доходов, превышающая расходы при осуществлении коллегиями адвокатов деятельности, не отнесенной к видам юридической помощи (организация платных семинаров, лекториев, продажа брошюр и т.д.), подлежит налогообложению в порядке, установлено Законом РФ “О налоге на прибыль предприятий и организаций”.

 В соответствии с пунктом “а” статьи 4 Закона РФ от 13 декабря 1991 года № 2030-1 “О налоге на имущество предприятий”, имущество коллегий адвокатов и их структурных подразделений данным налогом не облагается.

Следует заметить, что в конце 1994 – начале 1995 годов рассматривался вопрос о внесении изменений и дополнений  в данный Закон, и в рамках этих изменений адвокатура лишалась указанной льготы. Адвокатской корпорации и ряду депутатов стоило большого труда  доказать необходимость этой льготы.

Согласно пункту 37.3 Инструкции Министерства финансов РФ и  Государственной налоговой службы РФ № 36, № 19 от 30 марта 1993 года “О порядке  исчисления налогов и поступления их и иных средств в дорожные фонды”, некоммерческие организации уплачивают налог на пользователей автомобильных дорог в том случае, если они имеют доходы от предпринимательской деятельности.
Министерство юстиции РФ инструктивным письмом № 09-06-136-95 от 10 октября 1995 года “Об уплате коллегиями адвокатов налога на пользователей автомобильных дорог” разъяснило, что коллегии адвокатов должны уплачивать этот налог лишь в том случае, если имеют доходы, полученные при осуществлении деятельности, не отнесенной к видам юридической помощи.

Действовавшим Положением об адвокатуре предусматривалось, что штаты, должностные оклады, фонды заработной платы и сметы административно-хозяйственных расходов коллегий не подлежат регистрации в финансовых органах. Коллегии адвокатов не облагаются государственными и местными налогами и сборами.

В этой связи письмом Госналогслужбы РФ от 14 ноября 1997 года было указано, что деятельность юридических консультаций коллегий адвокатов не подпадает под действие Закона РФ от 18.06.1993 № 5215-1 “О применении контрольно -  кассовых машин при осуществлении денежных расчетов с населением”.

“В то же время коллегии адвокатов при осуществлении деятельности, не отнесенной ст. 19 названного Положения к видам юридической помощи, оказываемой адвокатами гражданам и организациям (издание и продажа брошюр, организация платных семинаров и платных лекториев, доходы от внереализационных операций и иные доходы, полученные коллегиями и юридическими консультациями по договорам, не связанным с оказанием юридической помощи) подпадают под действие законодательства Российской Федерации в области предпринимательской деятельности, в том числе и законодательства о применении контрольно — кассовых машин”.

Но с принятием нового закона “О применении контрольно-кассовой техники при осуществлении наличных денежных расчетов и (или) расчетов с использованием платежных карт”, а так же с принятием, в мае 2002 года, Закона “Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ” и в связи с многочисленными запросами налоговых органов о применении контрольно-кассовой техники адвокатами, Министерство РФ по налогам и сборам сообщило в своем письме от 28 мая 2004 года следующее: “За оказанную юридическую помощь адвокат получает вознаграждение на условиях соглашения, заключенного между ним и доверителем. Законодательство предусматривает также случаи оплаты его деятельности из средств бюджета. С учетом публично-правового статуса адвоката и особенностей его деятельности действующее законодательство предусматривает и ряд налоговых льгот”.

Адвокатские образования (в том числе адвокатские кабинеты) при осуществлении деятельности, предусмотренной законодательством Российской Федерации, не подпадают под сферу действия Федерального закона о применении контрольно-кассовой техники и не должны использовать при осуществлении такой деятельности контрольно-кассовые машины.

  Но особо хочется обратить внимание на тарифы взносов, которые вносились коллегиями адвокатов в Пенсионный фонд РФ.
При активном участии “Союза адвокатов России” в июле 1991 года Борисом Ельциным было подписано Постановление, представляющее собой историческую ценность. В соответствии с этим Постановлением Президиума ВС РСФСР от 8 июля 1991 года № 1560-1 “О мерах по социальной защите граждан, занимающихся адвокатской практикой в коллегиях адвокатов РСФСР в условиях перехода экономики к рыночным отношениям”, в целях более полного обеспечения конституционного права граждан на защиту, обеспечение социальной защищенности лиц, занимающихся адвокатской практикой в коллегиях адвокатов, Президиум Верховного Совета постановил не распространять на коллегии адвокатов отчисления в фонд стабилизации экономики.

Адвокаты были отнесены к категории лиц, занимающихся индивидуальной трудовой деятельностью в части уплаты страховых взносов в Пенсионный фонд. И этот взнос для адвокатов был определен в размере 5 % их заработка (дохода) после удержания с них сумм на общие нужды коллегии.

Но данное Постановление было проигнорировано законодателями.

Федеральным законом от 5 февраля 1997 года № 26-ФЗ “О тарифах страховых взносов в Пенсионный фонд РФ, Фонд социального страхования РФ, Государственный фонд занятости населения РФ и в фонды обязательного медицинского страхования на 1997 год” на коллегии адвокатов возлагалась обязанность по отчислению обязательных платежей в Пенсионный фонд в размере 28 % по отношению к начисленной оплате труда по всем основаниям, и в фонд обязательного медицинского страхования. По сути, адвокатов приравняли к предпринимателям и обложили налогами и сборами.

Позже эта норма была воспроизведена и в Федеральном Законе от 8 января 1998 года № 9-ФЗ “О тарифах страховых взносов в Пенсионный фонд РФ, Фонд социального страхования РФ, Государственный фонд занятости населения РФ и в фонды обязательного медицинского страхования на 1998 год”.

Естественным, в данной ситуации, является удорожание услуг адвокатов, что лишило большинства людей возможности реализовать свое конституционное право на получение квалифицированной юридической помощи. То есть государство провозглашало это право, но при этом ставило потребителя этих услуг в такое положение, при котором реализация гарантированных прав не могла осуществляться.
Несмотря на постановления Конституционного суда РФ от 24.02.1998 года и 23.12.1999 года о неконституционности федеральных законов последних лет об установленных, для адвокатов, тарифов страховых взносов в Пенсионный фонд РФ в размере 28 % от суммы заработка (дохода), законодательные органы РФ продолжали свою практику.

При этом совершенно не учитывались прямые запреты, предусмотренные Налоговым кодексом РФ, статья 3 которого устанавливала: “Недопустимы налоги и сборы, препятствующие реализации гражданами своих конституционных прав”.
Письмом Правления ПФР от 9 февраля 1999 года были даны разъяснения Постановления Конституционного Суда РФ от 24 февраля 1998 года № 7-П. А в дальнейшем, Федеральным законом от 30 марта 1999 года, для адвокатов был установлен тариф страхового взноса в Пенсионный фонд РФ в размере 20,6 % от выплат, начисленных в пользу адвокатов.

Это было хоть и незначительное, но все-таки снижение страхового взноса, что благоприятно сказалось, как на стоимости юридических услуг, так и на возможности получения доступа к ним еще более широкому кругу людей, в том числе и с ограниченными финансовыми возможностями.

В настоящее время, в соответствии со второй частью Налогового кодекса, на территории РФ от НДС освобождаются услуги оказываемые адвокатами, а так же услуги оказываемые коллегиями адвокатов, адвокатскими бюро, адвокатскими палатами субъектов РФ или Федеральной палатой адвокатов своим членам в связи с осуществлением ими профессиональной деятельности.
Налоги с доходов адвокатов и единый социальный налог исчисляются, удерживаются и уплачиваются коллегиями адвокатов, адвокатскими бюро и юридическими консультациями, являющимися налоговыми агентами адвокатов. Налоговая ставка на доходы адвокатов устанавливается в размере 13 %, а ставка по уплате единого социального налога установлена в размере 10,6 % от сумм выплат и иных вознаграждений, но с корректировкой в большую сторону, в зависимости от суммы налоговой базы нарастающим итогом.
В части же уплаты налога на имущество, коллегии адвокатов, адвокатские бюро и юридические консультации, в соответствии со статьей 381 части второй Налогового кодекса, имеют льготу, освобождающую их от данного вида налогообложения.

Да 3 3

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Пока нет комментариев

Для комментирования необходимо Авторизоваться или Зарегистрироваться

Ваши персональные заметки к публикации (видны только вам)

Рейтинг публикации: «Адвокатура как институт гражданского общества в многонациональной России (Часть 5)» 1 звезд из 5 на основе 3 оценок.

Похожие публикации