В ходе осуществления защиты по уголовным делам, мы часто сталкиваемся с различными фактами, которые дают нам основание говорить о провокации преступления с целью его изобличения, со стороны спецслужб. Полагаю, что в этой связи представляет интерес Постановление ЕСПЧ по делу «Банникова против России», а также мои собственные наблюдения по этой теме. 

Жительница Курска Банникова была осуждена за покушение на сбыт марихуаны. Её задержали сотрудники ФСБ в результате ОРМ «Контрольная закупка». Она утверждала, что на сбыт ее провоцировал агент ФСБ некий «Владимир». Российские суды проверили, оценили, но не приняли ее доводы.

В ходе рассмотрения дела в российских судах Банникова ходатайствовала об исследовании аудио и видео материалов контрольной закупки, о допросе одного из не вызванных в суд сотрудников ФСБ, а также указывала на некое лицо по именни Владимир, который, по ее мнению, был агентом-провокатором ФСБ.

Не добившись справедливости в российских судах, Банникова обратилась с жалобой в ЕСПЧ.

В постановлении по делу «Банникова против России» (Жалоба N 18757/06) Европейский Суд установил отсутствие нарушения п. 1 ст. 6 Конвенции, признав соблюденным принцип справедливого судебного разбирательства.

Обращаясь в Европейский Суд с жалобой на отсутствие справедливого разбирательства, Банникова, среди прочего, указывала, что ее признали виновной в преступлении, связанном со сбытом наркотических средств, которое она совершила исключительно из-за подстрекательства со стороны агента-провокатора, но вопрос подстрекательства не был должным образом исследован в ходе судебного разбирательства в суде.

Европейский Суд свою позицию изложил следующим образом: «В специфическом контексте методов ведения расследования, применяемых для борьбы с незаконным оборотом наркотиков и коррупцией, позиция Европейского Суда состоит в том, что общественный интерес не может служить оправданием для применения доказательств, полученных в результате подстрекательства со стороны полиции, поскольку таковое с самого начала подвергло бы обвиняемого риску окончательного лишения права на справедливое судебное разбирательство… В своей обширной прецедентной практике Европейский Суд разработал понятие провокации преступления с целью его изобличения, нарушающее п. 1 ст. 6 Конвенции, в отличие от применения законных агентурных методов в уголовном следствии».

При анализе обстоятельств этого дела, применительно к критериям, разработанным ранее ЕСПЧ, для отграничения «провокации преступления с целью его изобличения» от разрешенного законом поведения, Европейский Суд рассмотрел вопрос, "… оставались ли представители государства, проводившие скрытую операцию, в рамках «фактически пассивного» поведения или вышли за его пределы, действуя как агенты-провокаторы", а также произвел оценку процедуры, "…посредством которой заявление о подстрекательстве… разрешено национальными судами...".

Европейский Суд отметил, что "… заявительница начала организацию сделки, направленной на сбыт наркотических средств, в сентябре 2004 г., предположительно посредством некоего Владимира, который просил ее продать ему большое количество конопли и принуждал ее к данной сделке. До 28 января 2005 г. заявительница готовилась к продаже, действуя в качестве посредника между С., поставщиком, и Владимиром. Согласно собственным показаниям заявителя в суде, ее первая встреча с секретным агентом ФСБ Б. состоялась 29 января 2005 г., непосредственно перед проверочной закупкой. К тому моменту ФСБ уже располагала записями ее разговоров с С., имевшими место с 23 по 27 января 2005 г., по поводу текущей продажи наркотиков. Из данных разговоров следует, что агент ФСБ Б. вошел в операцию, когда та уже осуществлялась. Таким образом, поскольку задействована роль Б., он несомненно просто «присоединился» к преступным действиям, а не спровоцировал таковые".

(мой собственный комментарий: «а откуда этот Б. взялся, если договоренность была с иным лицом по именни Владимир?)

Европейский Суд согласился с мнением национального суда, что исследованные в судебном заседании записи "… разговоров заявителя с С., упоминавших предшествующие случаи продажи наркотических средств, оставшийся непроданным запас наркотических средств, появление новых клиентов и перспективы совместного осуществления новой продажи...[имеют]… важное значение для вывода о существовавшем ранее намерении заявителя продать наркотики".

(мой собственный комментарий: «может и планировала продать, но не провокаторам ФСБ, и она могла отказаться от своих намерений, что исключало бы ответственности за сбыт).

Европейский Суд также отметил, что "… сотрудник ФСБ Б. был вызван и подвергнут перекрестному допросу во время судебного заседания и что заявительница имела возможность задавать ему вопросы о личности Владимира и его предполагаемой роли в качестве осведомителя ФСБ или агента-провокатора. В результате никакой такой связи или существования такого лица установлено не было".

(мой собственный комментарий: «может она и ее защитник спрашивали, но не факт что это было записано в протокол судебного заседания»).

«В свете вышесказанного Европейский Суд считает, что заявление заявительницы о подстрекательстве было надлежащим образом рассмотрено в российских судах, которые приняли необходимые меры для установления истины и устранения сомнений, совершила ли заявительница преступление в результате подстрекательства агентом-провокатором… Принимая во внимание пределы судебного пересмотра заявления заявителя о подстрекательстве, Европейский Суд установил, что разбирательство дела заявителя соответствовало понятию справедливости, требуемому ст. 6 Конвенции».

(мой собственный комментарий: «как можно рассматривать в качестве справедливого, то решение суда, которое основано на ограничении права стороны защиты в истребовании и исследовании доказательств стороны обвинения скрытых от суда?)

Вывод: Это Постановление ЕСПЧ является весьма информативным, поскольку содержит в себе ссылки на другие прецеденты по делам о провокациях, а также подробное изложение сформировавшейся в ЕСПЧ позиции на определение провокации. Однако, не факт, что справедливость восторжествовала.

Мои дополнительные комментарии (личное мнение)

После вынесения ЕСПЧ постановления по делу «Ваньян против Российской Федерации» (подробнее в статье, которую опубликовал адвокат Малый О.И.), наши спецслужбы поняли свои просчеты в ОРМ и усовершенствовали свои методы по сокрытию следов провокации и по фальсификации преступлений.

Теперь не только сотрудники ФСБ, но уже и опер.уполномоченные МВД взяли на вооружение классический прием издревле используемый в органах разведки при вербовке иностранной агентуры, суть которого «знакомиться через знакомых», но только применили его для организации провокаций, которые очень сложно доказывать в связи с режимом секретности всех ОРМ.

Суть этого метода, условно называемого «шапочное знакомство» в том, что бы скрыть личность провокатора, используя не прямое знакомство (как в деле Ваньяна), а знакомство через нескольких посредников.

При такой методике сам агент-провокатор, в уголовном деле, остается «не установленным лицом», что лишает защиту возможности доказать его связь с органами осуществляющими ОРД, и, следовательно, саму провокацию.

В моей личной практике было несколько дел, где имелись явные признаки использования этого метода агентурной работы. И в описанном выше деле Банниковой я тоже их усмотриваю. Поясню, что именно я имею в виду.

Вы наверное помните мою публикацию "Дело о наркотическом средстве JWH-018...", где в качестве «неустановленного лица» (провокатора) фигурировал некий Василий. А в деле Банниковой был некий Владимир, которого тоже якобы не смогли разыскать. Вот эти лица и есть провокаторы, но их якобы не могут отыскать.

Таким же образом спецслужбы действовали и в другом уголовном деле, где мне тоже довелось защищать одного из осужденных. Это дело нашумело в СМИ как дело о торговле оружием организованой группой сотрудников Архангельской милиции (опубликую материалы позже, если возникнет интерес у сообщества).

Есть и другие примеры, но приводить их не вижу необходимости, поскольку полагаю, что суть проблемы и так всем понятна.

Таким образом, по моему мнению, Банникова проиграла не потому, что в ее деле не было провокации, а потому, что такую хитрую провокацию очень сложно доказать стороне защиты. Ведь имелись в деле показания, что ей по телефону угрожали, как до момента задержания так и после. И это не было опровергнуто, несмотря на то, что известно, что осуществлялось прослушивание ее телефона.

Кроме того, в ее жалобе я усматриваю стратегическую ошибку, суть которой в том, что при описании фактов она мало удиляла внимания существенным моментам, связанным с несправедливыми и незаконными отказами судов в удовлетворении заявленных защитой ходатайствах, в том числе, направленных на установление «Владимира» и его причастности к ФСБ.

Полагаю, что адвокатскому сообществу еще только предстоит выработать приемы и методы защиты наших доверителей от таких хитрых, но сомнительных, с точки зрения закона, методов арентурной работы.



Документы

Вы можете получить доступ к документам оформив подписку на PRO-аккаунт или приобрести индивидуальный доступ к нужному документу. Документы, к которым можно приобрести индивидуальный доступ помечены знаком ""

1.Постановление ЕСПЧ

Да 16 16

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Участники дискуссии: Морохин Иван, advokatarutyunov, gorgona, Бозов Алексей, Lika, bagrianskiy, ovchinnikovmv, Nataliya-sochi, +еще 2
  • 29 Октября 2011, 09:01 #

    Применяемый ЕСПЧ критерий отграничения провокации от законной ОРД: "… оставались ли представители государства, проводившие скрытую операцию, в рамках «фактически пассивного» поведения или вышли за его пределы" — размыт, туманен и носит оценочный характер.

    +5
  • 29 Октября 2011, 10:43 #

    Водоразделом между провокацией и оперативным экспериментом является направленность умысла правохоронителей, т.е. если агенту ставится задача: «Попробовать купить наркоту у определенного человека, оставляя ему свободу выбора варианта поведения, без угроз, уговоров и т.п.» — всё законно.

    Однако, если одного наркомана заставляют уговорить подозреваемого вначале «выгодно купить» (или даже взять на реализацию) партию наркотика (обычно из ранее конфискованного и уничтоженного), и тут же «подводят покупателя», за которого ручается продавец и «советник-сводник», т.е. все, кроме назначенной жертвы — сотрудники полиции (ФСБ, ФСКН), то это явная провокация, которую никак нельзя считать законной.

    И если обвинение предъявляется только одному участнику сделки, а все остальные поставщики, посредники, советники, покупатели, вдруг оказываются «неустановленными», с очень большой долей вероятности можно предполагать, что вся операция была срежиссированной, и если бы не деятельность самих правохоронителей, она никогда бы не произошла.

    +10
  • 29 Октября 2011, 13:07 #

    Уважаемый Алексей Анатольевич! Весьма нужная публикация. Честно говоря, полагаю, что провокации не было. Во всяком случае, судя по тому, что прочел в постановлении ЕСПЧ. Допускаю, что, зная дело, изменил бы свое мнение.

    +4
    • 30 Октября 2011, 00:38 #

      Уважаемый Александр Арташевич! Мне было достаточно изучить само решение ЕСПЧ, что бы понять, что они отошли от своих «традиций».
      Для тех кому интересно прошу внимательно прочитать п.61 и п.65 (по памяти, надеюсь не ошибся) + мои комментарии, тогда станет понятно, что есть еще в этом деле не разрешенные вопросы.

      К вопросу о провокации в этом деле, я могу выступить в роли неблагодарного комментатора, ибо решение уже известно и его обжалование почти не возможно.
      Тем не менее, на будущее нам адвокатам следует учитывать, что не все так просто.

      Например, в этом деле остался не исследованным довод защиты о том, что все записи разговоров с С. о сбыте имели отношение к сбыту именно сотрудникам ФСБ по их же требованию. Также не исследована связь Владимира с ФСБ, на чем настаивала осужденная. ЕСПЧ просто был обязан признать, что имеющиеся в деле доказательства намерения совершить сбыт, были обусловлены требованиями оперативных сотрудников участвующих в тайной операции в целях дискредитации осужденной.

      Как же мне донести до всех, что эта методика компрометирования объекта разработки имеет защиту от дискредитации? Просто поверьте, что ее ловко подставили, и именно поэтому ее показания никто не опроверг, причем суды РФ встали на защиту провокаторов, но почему же ЕСПЧ не мог увидеть нарушения права на защиту? Я просто в шоке от этого решения, поскольку считаю его противоречивым (п.61, п.65)…

      +5
      • 30 Октября 2011, 11:46 #

        Уважаемый Алексей Анатольевич! Вы молодец, что «вытащили» это дело на суд читателей. Понятно, что мой комментарий был весьма поверхностным. Сейчас я узнаю от Вас, что записи разговоров С. о сбыте имели отношение к сотрудникам ФСБ. На мой взгляд, это очень важно, поскольку получается, что С. ранее (до контактов с ФСБ) не сбывала никому наркотики и не вела даже ни с кем телефонных разговоров на эту тему. Выходит, что, действительно, имела место провокация. У меня есть подобное дело, которое (придет время!) я опубликую. Пока же с удовольствием жму Вам руку.

        +3
        • 01 Ноября 2011, 22:56 #

          Александр Арташевич, вот то что я пытался объяснить, но видимо не нашел нужных слов. Я говорил, что ЕСПЧ отошел от своих традиций, в этом случае я имел в виду ниже приведенное дело, где отказ в удовлетворении ходатайств защиты касательно провокации был расценен ЕСПЧ как нарушение принципа равенства процессуальных возможностей. Впрочем лучше один раз самому прочесть, чем десять раз слушать пересказ.
          ↓ Читать полностью ↓


          Краткое изложение Постановления Палаты «Эдвардс и Льюис против Соединенного Королевства» (Edwards and Lewis — United Kingdom) (N 39647/98, 40461/98 )  от 27 октября 2004 года.

          «Требования справедливого судебного разбирательства исключают использование при рассмотрении уголовного дела доказательств преступления, полученных в результате подстрекательства преступления полицией. Хотя в английском праве наличие полицейской «ловушки» — провокации преступления с целью его изобличения — не является обстоятельством, освобождающим от ответственности, на судье лежит обязанность при наличии «ловушки» либо прекратить дело со ссылкой на использование судебной процедуры в незаконных целях, либо исключить из рассмотрения судом любые доказательства по делу, добытые посредством провокации преступления. Европейскому Суду не представилось возможным установить, прибегли ли по настоящим делам полицейские — в нарушение требований Статьи 6 Конвенции — к провокации преступления или нет, поскольку соответствующая информация раскрыта не была. Поэтому для Европейского Суда было важно исследовать процессуальный порядок рассмотрения ходатайства о признании наличия провокации обстоятельством, толкуемым в пользу обвиняемого, по каждому из двух дел. Таковое исследование необходимо для установления факта, было ли адекватно гарантировано обвиняемым их право на защиту. Из положений Статьи 6 Конвенции вытекает — помимо необходимости соблюдать принцип состязательности судопроизводства и принцип равенства процессуальных возможностей сторон по делу — требование о том, чтобы государственное обвинение предъявляло бы все существенные доказательства вины подсудимого защите. Это право стороны защиты на ознакомление с доказательствами обвинения не является абсолютным, но при этом допустимыми мерами ограничения прав на защиту являются только такие меры, которые строго необходимы. Кроме того, любые трудности, чинимые защите, должны быть в достаточной мере сбалансированы процессуальным порядком, которому следуют в суде. Такой порядок должен в максимальной степени отвечать требованиям состязательного судопроизводства и принципу равенства процессуальных возможностей сторон по делу и включать в себя соблюдение адекватных процессуальных гарантий.
          В своем Постановлении по делу «Джэспер против Соединенного Королевства» (Jasper v. the United Kingdom) (вынесенном 16 февраля 2000 г.) Европейский Суд счел, что действия председательствовавшего на процессе судьи, который с полным знанием всех вопросов дела принял решение, сбалансировавшее государственные интересы и право на защиту, отвечали требованиям Статьи 6 Конвенции. Однако в том деле было важно то, что закрытые доказательства не вошли в доказательственную базу обвинения на суде и присяжным не предъявлялись. Тем не менее в отличие от обстоятельств дела «Джэспер против Соединенного Королевства» в настоящем деле не представленные защите доказательства имели отношение или могли иметь отношение к вопросам факта, решавшимся судьей, который рассматривал дело по существу. Ходатайства об исключении из рассмотрения судом доказательств, полученных в результате полицейской провокации преступления, имели решающее значение для дела, так как в случае их удовлетворения дела были бы прекращены, а не представленные защите доказательства могли иметь отношение к фактам, связанным с этими ходатайствами. Непредставление доказательств не дало защите возможности полностью изложить суду все свои аргументы, касающиеся полицейской провокации. Кроме того, судьи, отклонившие ходатайства защиты, касающиеся полицейской провокации, сами ознакомились с доказательствами обвинения, которые могли иметь отношение к вопросу о провокации. В этих обстоятельствах процессуальный порядок, которому следовали в судах, не отвечал требованиям состязательного судопроизводства и принципу равенства процессуальных возможностей сторон по делу и не включал в себя соблюдение адекватных процессуальных гарантий защиты интересов обвиняемых.»

          P.S.: Надеюсь, что теперь будет более понятно, что меня возмутило в деле «Банникова против России», к сожалению сразу не мог сформулировать и найти нужную ссылку, но интуитивно чувствовал, что справедливость не восторжествовала.

          +1
  • 29 Октября 2011, 14:40 #

    Прекрасный разбор прецедента! Спасибо! (Y) 
    Я поддерживаю мнение Александра Арташевича, скорее всего в этом деле ЕСПЧ прав, но с учетом замечаний Алексея Анатольевича, постановление вполне могло быть и другим.

    +3
  • 30 Октября 2011, 00:48 #

    Да я не ошибся, именно в п.61 и п.65 Постановления ЕСПЧ содержатся ключевые фразы, о том, что ходатайства Банниковой должны были быть разрешены судами РФ.

    Я может и не могу толково аргументировать, что не все так просто в этом деле, но я хоть пытаюсь указать на те моменты, которые сам считаю значимыми в этом деле. Очень сожалею, что у Банниковой не было адвоката для передачи дела в Большую палату ЕСПЧ.

    +6
    • 30 Октября 2011, 09:49 #

      Уважаемый Алексей Анатольевич, Вы совершенно правы, что при всем уважении к ЕСПЧ критически осмысляете его постановления.
      Конечно, далеко не все его решения можно назвать бесспорными и справедливыми (хотя процент таких небесспорных решений, разумеется, несоизмеримо ниже, чем у наших судов). За примерами далеко ходить не нужно, вспомним недавнее решение ЕСПЧ по делу ЮКОСа, в котором он не усмотрел политической составляющей.
      Ваши критические замечания по делу Банниковой очень ценны, поскольку, действительно, некоторые аспекты этого дела и доводы заявителя «выпали» из поля зрения Европейского суда.

      +5
  • 30 Октября 2011, 06:51 #

    А сколько таких спровоцированных людей несут наказания? Ведь провокации используются повсеместно! Особенно убивают случаи, когда так попадаются малолетки на установке нелицензионных программ или размещении новости о чьей-то смерти в своем блоге…

    +4
    • 30 Октября 2011, 11:59 #

      Лика, спасибо за комментарий. Иллюстрацию к статье я подобрал совсем не случайно, в ней есть намек на корни проблемы связанной с провокациями.;)

      +3
  • 25 Апреля 2012, 21:34 #

    Статья хорошая, правильная.
    Автор верно подметил, что Банникова, возможно, проиграла из-за того, что провокация в ее деле, судя по всему, была очень «хитрой», а она не смогла объяснить Суду, так сказать, «российскую специфику».
    Согласен насчет стратегической ошибки, считаю данное решение очень поучительным для российских адвокатов. Но, как говорится, на ошибках учатся.

    +3
    • 25 Апреля 2012, 21:42 #

      Полностью поддерживаю предыдущего оратора относительно качества представленной статьи.(hi)
      Добавлю лишь, что госпоже Солнечной, представлявшей интересы Банниковой, пришлось нелегко, ведь в ее распоряжении не было постановления с уже более четко сформулированным тестом. Нам, проанализровавшим ее печальный опыт, будет уже легче.

      +3
    • 25 Апреля 2012, 22:49 #

      Спасибо за комментарий, рад что вам понравилось.

      +2
  • 30 Апреля 2012, 19:29 #

    Своевременно и ценно! Чем хитрее и изощреннее становятся сотрудники ОРД в сговоре с прокуратурой и судами в предъявлении обвинения гражданам, никогда не совершившим-бы преступления без «помощи» сотрудников ОРД в том числе ФСБ, тем более грамотнее должны быть методы защиты от таких действий «правоохранительной системы». Парадокс России — правоохранительные органы увеличивают количество преступлений собственными силами — СУМАСШЕДШИЙ ДОМ!!!

    +1
  • 01 Июня 2013, 20:06 #

    Открытая продажа наркотиков на глазах у полиции в городе Сочи:
    http://blogsochi.ru/...zakh-u-politsii-v-gorode-sochi

    0

Да 16 16

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Для комментирования необходимо Авторизоваться или Зарегистрироваться

Ваши персональные заметки к публикации (видны только вам)

Рейтинг публикации: «Отграничение провокации преступления от «законных» агентурных методов. Критический обзор дела «Банникова против России» и не только...» 3 звезд из 5 на основе 16 оценок.
Адвокат Гречанюк Василий Герольдович
Владивосток, Россия
+7 (914) 342-9220
компетенции: трейдинг, инвестиции, страхование, налоги, юридические лица, долги, ответственность, комбинации.
Консультации, дела.
Действую с интересом, спокойно и тщательно, очно и дистанционно.
https://urmanwin.pravorub.ru/ Стать VIP
Юрист Фищук Ольга Сергеевна
Краснодар, Россия
+7 (999) 637-2795
Арбитражный, финансовый управляющий. Помощь при банкротстве в любом регионе РФ. Списание | взыскание долгов. Честно, результативно, подтверждено обширной практикой. Специальные условия для "Праворуба"
https://fedresurs.pravorub.ru/ Стать VIP
Адвокат Мамонтов Алексей Вячеславович
Воронеж, Россия
+7 (919) 184-9057
Специализация: споры о собственности, об обязательствах, банкротство, интеллектуальная собственность, защита по уголовным делам в сфере экономики, коррупционные и должностные преступления
https://taimyr68.pravorub.ru/ Стать VIP
Адвокат Костюшев Владимир Юрьевич
Москва, Россия
+7 (903) 273-9292
Уникальная защита по уголовным делам различных категорий на основе большого опыта работы. Представление интересов по гражданским и административным делам, дорожно-транспортных происшествиях.
https://user58814.pravorub.ru/ Стать VIP
Адвокат Морохин Иван Николаевич
Кемерово, Россия
+7 (923) 538-8302
Сложные гражданские, уголовные и административные дела экономической направленности.
Дорого, но качественно. Все встречи и консультации, в т.ч. дистанционные только по предварительной записи.
https://morokhin.pravorub.ru/ Стать VIP

Похожие публикации