Усиление борьбы с терроризмом и как следствие ужесточение правового режима приводит к опасениям, что граждане станут «стеклянными», то есть прозрачными для всевидящего ока государства. Поговорим, насколько эти опасения обоснованны.

 
Даешь право на анонимность!
Следует признать, что право на анонимность как производное от права на неприкосновенность частной жизни является непреложным правом, которое в условиях демократического общества должно быть гарантировано правовым государством. Однако действующие международно-правовые акты в сфере прав человека и Конституция Российской Федерации прямо не предусматривают права человека на анонимность.

Дело в том, что, когда принимались основополагающие универсальные и региональные международно-правовые документы (середина XX века) в этой области, например, Всеобщая декларация прав человека, Международный пакт о гражданских и политических правах, Конвенция о защите прав человека и основных свобод (Рим, 4 ноября 1950 г.) (далее – Римская Конвенция) и др., техническое развитие человечества не достигло еще такого уровня, при котором личная жизнь каждого человека стала бы «прозрачной» для государства и крупных корпораций.

В соответствии со ст. 12 Всеобщей декларации прав человека никто не может подвергаться произвольному вмешательству в его личную и семейную жизнь, произвольным посягательствам на неприкосновенность его жилища, тайну его корреспонденции или на его честь и репутацию. Каждый человек имеет право на защиту закона от такого вмешательства или таких посягательств.

Аналогичные положения содержатся в ст. 17 Международного пакта о гражданских и политических правах, ст. 8 Римской Конвенции, ст. 23 Конституции РФ. Но нигде в них прямо непредусмотреноправо на анонимность, хотя оно, по нашему глубокому убеждению, непосредственно вытекает из права на неприкосновенность частной жизни (privacy).

Во время принятия указанных международно-правовых документов еще не было цифровых технологий, современных компьютеров и сети Интернет. Человечество только начало осваивать космические технологии, которые в лучшем случае могли быть использованы для стратегической разведки, а не для наблюдения за отдельными лицами или группами лиц, и т. п.

Сейчас же технический прогресс достиг такого уровня, при котором только право на анонимность может являться достаточной гарантией права на неприкосновенность частной жизни.


Под прикрытием благих намерений
К сожалению, в последние годы не только в России, но и в так называемых цивилизованных странах усилились тенденции к нарушению данного права.
Это проявляется в принятии законов и заключении международных договоров, допускающих все более широкое вторжение в частную жизнь и нарушение права на анонимность. Например, Конвенция об отмывании, выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности 1990 г., The USA PATRIOT Act.

В России — Федеральный закон «О противодействии терроризму», Федеральный закон «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма», законодательство об оперативно-разыскной деятельности и подзаконные нормативные правовые акты и даже локальные акты отдельных предприятий и организаций.

И в Сети, и в реальной жизни мы каждый день сталкиваемся с грубейшими нарушениями нашего права на анонимность, нашего права на неприкосновенность частной жизни — это повальная практика установки видео- и веб-камер в разных местах, в том числе без всякого правового обоснования. 

Все объясняется «благими целями борьбы с терроризмом», «борьбы с преступностью», «борьбы с детской порнографией и педофилией». Однако благими намерениями, как известно, выложена дорога в ад. В данном случае — в ад тотального государственного и корпоративного электронного контроля над личностью.
Cталинский или гитлеровский «социальный» тоталитаризм никогда не сравнится с «технотронным» нарождающимся тоталитаризмом, обещающим стать реальной угрозой правам человека и демократии во всем мире.

Никакие соображения общественной безопасности, «борьбы с терроризмом» и т. п. не могут оправдать то наступление на частную жизнь человеческих существ, которое ведется правительствами и корпорациями стран.


Все под колпаком
Рассмотрим основные тенденции и направления, которые, по нашему мнению, могут привести к ограничению права человека на анонимность.

1. Создание единых автоматизированных информационных баз о каждом гражданине государства, соединенных между собой и позволяющих сопоставлять данные, содержащиеся во всех этих базах.
Эта задача неоднократно провозглашалась в прессе руководством и ответственными работниками Минэкономразвития России и других ведомств. Остается только благодарить судьбу за то, что она до настоящего времени не реализована.
По существу, создание таких систем будет означать «взятие» каждого гражданина «под электронный колпак», окончательное электронное порабощение личности. Никакие плюсы не могут оправдать тот тотальный контроль, который государство установит над каждым человеком.

2. Постоянное, совершенно неоправданное расширение требования идентификации личности, особенно гипертрофированное в России.
Так, в России до сих пор сохраняются внутренние паспорта, превратившиеся в средство контроля за личностью, отмененное Октябрьской революцией и возрожденное во времена тоталитарного режима И. Сталина.

И если раньше, в 1990-е годы, хотя бы активно обсуждался вопрос о необходимости отмены внутренних паспортов, то сейчас он, похоже, снят с повестки дня.
В то же время в цивилизованных странах такой документ, как внутренний паспорт, давным-давно вышел из употребления.
Наиболее либеральной в этом отношении представляется правовая система Соединенного Королевства, в котором — для подданных Королевства – не предусмотрено вообще никакого обязательного удостоверения личности.

В России все больше принимается законов и подзаконных нормативных правовых актов, а также усиливается практика, согласно которой, если она будет продолжена, скоро придется предъявлять паспорта в магазинах при совершении покупок, в городском транспорте и даже, извиняюсь, при посещении общественных туалетов.
Начало этой практике положило указание МПС России от 26.05.95 № К-419у, зарегистрированное в Минюсте России 15 июня 1995 г., № 874 («Российские вести», № 114 за 22.06.95).

Им были введены обязательное предъявление паспорта при покупке железнодорожных билетов и фиксация фамилии и номера паспорта в билете и в базе данных по проданным билетам., Заметим, что даже в самые суровые годы сталинского тоталитаризма железнодорожные билеты продавались без паспорта, для проезда железнодорожным транспортом не нужно было предъявлять документы, удостоверяющие личность.

Такая мера изначально противоречила Конституции РФ, поскольку ведомственным нормативным правовым актом вводилось ограничение прав и свобод человека и гражданина, что в силу ч. 3 ст. 55 Конституции РФ могло иметь место только на основании федерального закона и только в указанных в этой норме целях.

Несмотря на изложенное, включая отсутствие федерального закона, данное положение было воспроизводено сначала в последующих подзаконных нормативных правовых актах и, в конечном счете (post factum) закреплено на законодательном уровне в ст. 11 Федерального закона от 09.02.2007 г. № 16-ФЗ «О транспортной безопасности» (далее – Закон № 16-ФЗ).

Закон № 16-ФЗ был принят якобы в интересах безопасности на транспорте, хотя почему-то вся цивилизованная Европа обеспечивает ее без продажи билетов по паспорту.

К примеру, при попытке оспорить вышеуказанные подзаконные акты Решением Верховного Суда Российской Федерации от 01.07.2008 по делу № ГКПИ08-1264, оставленным без изменения Определением Кассационной коллегии от 02.09.2008 г. № КАС08-449, в заявлении было отказано со ссылкой на вышеуказанный Закон № 16-ФЗ.

Конституционный Суд РФ Определением от 25.12.2008 № 903-О-О отказал в принятии к рассмотрению жалобы на нарушение конституционных прав положениями ст. 11 Закона № 16-ФЗ. В настоящее время аналогичная жалоба группы граждан ожидает рассмотрения Европейским Судом по правам человека.

Далеко не всегда попрание основополагающих прав человека вводится в правовую практику на уровне федеральных законов, указов Президента и актов Правительства, иногда это вводится и на уровне отдельных организаций, государственных и частных.
Так, ФГУП «Почта России» несколько лет назад внутренними документами ввело требование предъявления паспортов и указания паспортных данных при отправлении посылок и денежных переводов, требование предъявлять паспорта и доверенности при отправлении корреспонденции юридических лиц.

Банки требуют предъявления удостоверений личности не только при распоряжении денежными средствами, но и даже при внесении денег на счет, а также при осуществлении незначительных переводов на счета третьих лиц.

Трудно не отметить, что большинство денежных переводов в России с ее крайне бедным населением идут на суммы, исчисляемые сотнями или несколькими тысячами рублей. Совершенно очевидно, что на такие суммы «легализация доходов, полученных преступным путем» и «финансирование терроризма» просто не может быть.
К этому же пункту можно отнести и сохранение атавизма сталинской тоталитарной системы — бывшей прописки — нынешней регистрации по месту жительству, вопрос о полной отмене которой обсуждался в начале 90-х и впоследствии был забыт.

3. Непосредственный электронный контроль за личностью.В частности, запрет анонимной продажи телефонных номеров сотовой связи и контрактов на доступ в Интернет, необходимость идентификации личности и предъявления паспорта даже при предоплатной системе, обязательное присвоение сотовым телефонам IMEI, транслируемым в сеть сотовой связи, использование сотовыми операторами технологий, позволяющих устанавливать физическое место нахождение абонента, и т. п.

4. Нарушение права на анонимность и неприкосновенность частной жизни в бизнесе.
Может показаться, что такие права не применимы к коммерческой деятельности, но это совершенно не так.
Европейский суд по правам человека неоднократно защищал права коммерческих организаций и предпринимателей на запрет вмешательства в частную жизнь, в том числе в связи с производством незаконных обысков, досмотров, а также в других случаях установления незаконного контроля за такой деятельностью.

Более того, предприниматели должны иметь известное право на анонимность или, скорее псевдоанонимность, потому что подлинная анонимность как естественное человеческое право, конечно, более свойственна обычным гражданам, чем предпринимателям.

Однако, совершенно очевидно, что по существу сложившееся к настоящему времени требование налоговых органов и банков к тому, чтобы каждая организаций, каждый бизнес имели свой физический офис, по нашему мнению, противоречит международной практике. Согласно ей рассматриваются в качестве разных институтов место инкорпорации, место нахождения и место ведения бизнеса, которые могут быть даже на территории разных государств. Данное требование не учитывает реальных экономических условий современного ведения бизнеса и, по сути, направлено против малого бизнеса. Ведь иметь офис под силу в основном только крупным или средним компаниям. Для значительной части малых компаний, если не для всех, офис является совершенно излишним.

В России существует, с одной стороны, практика ликвидации по судебным решениям юридических лиц, не получающих почту по адресу своей регистрации, что было немыслимым еще несколько лет назад. С другой стороны, вопреки правоспособности организаций (ст. 49 ГК РФ) банки не открывают счета коммерческим организациям без подтверждения их физического места нахождения в виде как минимум договора аренды, а иногда даже — проверки службами банка факта нахождения организации. Эта ситуация имеет место уже в течение нескольких последних лет и всячески поощряется государством.

Совершенно ясно, что, например, для небольшой юридической или консалтинговой фирмы не обязательно иметь офис. Если маленький сплоченный коллектив единомышленников занят работой и зарабатыванием денег, а не отлыниванием от работы, то современные средства коммуникации, в частности скоростной Интернет и соответствующее программное обеспечение, позволяют общаться и обмениваться документами в режиме реального времени (онлайн).

С клиентами же гораздо удобнее и непринужденнее встречаться для переговоров в кафе, а не в офисе. Многих клиентов вообще психологически «напрягает» встречаться в офисе, который может прослушиваться, а не в случайно выбранном, в том числе по инициативе клиента, кафе.

Примерно то же самое можно сказать и о мелкой торговой организации, особенно если она занимается интернет-торговлей и т. п.
Следовательно, нет никаких оснований в предъявлении таких чрезмерных требований к бизнесу. Кстати, в середине 90-х годов аналогичные требования уже отменялись Указом Президента Российской Федерации от 08.07.94 № 1482 «Об упорядочении государственной регистрации предприятий и предпринимателей на территории Российской Федерации», не действующим ныне.

Существует и множество других случаев, когда государство и/или корпорации имеют фактическую возможность посягать на личную свободу граждан, на неприкосновенность их частной жизни и их право на анонимность. К сожалению, в рамках настоящей статьи все рассмотреть невозможно.

Резюмируя вышесказанное, полагаем, что современное общество и государство должны признать естественное право человека на анонимность, непосредственно вытекающее из его права на неприкосновенность частной жизни и в современных условиях являющееся единственной гарантией этого последнего права.

Право на анонимность должно быть как можно скорее закреплено в конституционных актах государств и в международных договорах в области прав человека и других международных документах, включая уже существующие. Прежде всего в Международном пакте о гражданских и политических правах (и во Всеобщей декларации прав человека). На региональных уровнях — в таких региональных договорах, как Римская Конвенция по правам человека, и других.

Однако только государственного и международного официального признания и провозглашения этого права будет недостаточно, необходим комплекс законодательных, экономических, организационно-технических мер, направленных на обеспечение гарантий этого права.

Игорь Пузанов, юрист, Москва
(«эж-Юрист», 2010, № 49)

Да 6 5

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Участники дискуссии: shumilova, luxman, Lika, Бозов Алексей, Морохин Иван, Sohan, igorpuzanov, Большаков Владимир
  • 31 Декабря 2011, 07:18 #

    Игорь Фридрихович, согласно написанной статьи Вы поддерживаете введение понятия частной жизни?

    +2
    • 01 Января 2012, 12:01 #

      Понятие «частной жизни» давно введено в общепризнанных принципах и нормах международного права в сфере прав человека, а также в международных договорах, включая Пакты 1966 г., Римскую Конвенцию и т.п.
      Что касается идеи «поправить ГК», то я соглашусь с комментариями Ирины под указанным постом — все делается для того, чтобы «зажать» свободу слова.
      Причем защищать частную жизнь они предлагают… от рядовых граждан, а от них она итак достаточно защищена.
      Защищать ее надо от государства, от его спецслужб и полиции, перед лицом которых люди никак не защищены и беззащитны, а не от других граждан.
      В этом плане выглядит особо наглым недавнее Постановление КС РФ, признавшее конституционным уголовно-правовой запрет на производство и частное использование некоторых средств (скрытая запись, мини-диктофоны и т.п.). Этот запрет, опять-таки, установлен для граждан, а не для спецслужб, которые «пасут» всех нас через СОРМ, единые базы данных и т.п. гадости.
      А для рядового граждинина скрытая запись того, как с ним «общался», например, представитель полиции, может быть очень важна для доказательства злоупотреблений в его отношении со стороны властей.
      Или установка скрытой камеры вместо глазка может позволить, не прояляя своего присуствтия в месте нахождения, увидеть, что за ним «пришли», и искать способы спасения или организовывать эффективное сопротивление незаконным действиям государственных структур.

      +2
      • 24 Марта 2017, 20:37 #

        Уважаемый Игорь Фридрихович, не совсем согласен я.

        В этом плане выглядит особо наглым недавнее Постановление КС РФ, признавшее конституционным уголовно-правовой запрет на производство и частное использование некоторых средств (скрытая запись, мини-диктофоны и т.п.).Мне вот известны случаи, когда суды признавали скрытую запись вполне нормальным доказательством:
        -Апелляционное определение СПБ гор. суда по делу 33-8799/2012;
        -Оперделение ВС РФ 35-КГ16-18 от 2016 года.

        Правда из этого никак не следует, что ст. 138.1 УК надо игнорировать.

        Но ведь скрытую запись можно вести и на обычный бытовой диктофон. Не нарушая неприкосновенность чужой частной жизни, конечно.

        0
  • 31 Декабря 2011, 07:35 #

    Государству мало влезать в наши кошельки, чиновники хотят подсматривать за гражданами везде и всюду (bandit)

    +1
    • 01 Января 2012, 12:01 #

      Чтобы не рыпались за то, что влезают в наши кошельки...
      Еще они любят указывать, когда и какие нам продукты покупать, с кем и когда спать и т.п.

      +1
  • 31 Декабря 2011, 08:07 #

    Всякие «Дом-2» и подобные им реалити -шоу тоже подготавливают людей к тому, что круглосуточное наблюдение за ними — это нормально. Так мы придем к тотальному контролю, как написано в бестеллерах фантастической литературы

    +1
  • 31 Декабря 2011, 10:52 #

    Анонимность это не право, а способ осуществления прав!

    Так ч.2 ст.45 Конституции РФ имеет прямое указание на то, что способ осуществления права допустим, если он не запрещен законом. То есть каждый вправе при реализации своих прав оставаться анонимным, если нет запрета в законе.

    Именно попытки ввести такие запреты (на анонимность) или предписания (указывать свое имя) там где это не оправдано «необходимостью в демократическом обществе» (термин из ч.2 ст.10 ЕКПЧ) и является предметом данной публикации.

    Это мое мнение, но вы вправе с ним не согласиться.

    +2
    • 01 Января 2012, 12:10 #

      Ну, это вопрос больше теоретический. Отдельные права могут быть частью других, более общих прав, процессуальные (процедурные) права могут являть собой процессуальные гарантии реализации тех или иных прав и т.д. и т.п.
      В любом случае, по моему глубокому убеждению, право на анонимность, по своему социальному значению, столь велико, что оно не может рассматриваться просто как правовая гарантия права на частную жизнь. Его нужно вывести либо в отдельное основное право, либо органически включить в право на частную жизнь, так, как, например, в право собственности входят права владения, пользования и распоряжения.

      +1
      • 01 Января 2012, 13:29 #

        Игорь Фридрихович, мне показалось, что вас больше волнует privacy в самом широком смысле слова, а не просто анонимность.

        +1
        • 01 Января 2012, 14:27 #

          Алексей Анатольевич, меня волнует privacy в самом широком смысле, но в эпоху радиоразведки, видеокамер, широкополосных каналов связи и безграничных возможностей хранения информации она может быть обеспечена в основном только через анонимность/псевдонимность.

          +1
          • 01 Января 2012, 14:47 #

            На бумаге мы можем гарантировать любое право, в том числе и право на анонимность, однако это вовсе не означает, что тайное слежение не будет осуществляться.

            P.S.: Возможно для вас будет представлять некий интерес решение ЕСПЧ от 21.06.2011г. «Шимоволос против РФ». Перевод на русский язык могу предоставить. Там как раз речь идет о базах данных «Сторожевой контроль» и «Розыск-магистраль», которые используются для слежения за опозицией и правозащитниками в интересах путинского режима.

            +1
  • 31 Декабря 2011, 11:15 #

    Стремление государства контролировать каждого своего гражданина вполне естественно, точно так же как естественно желание самих граждан избежать этого тотального контроля.

    В части избыточности требований к наличию физического офиса — адреса, я безусловно согласен и Игорем Фридриховичем, т.к. в наше время действительно возможно организовать взаимодействие с клиентами через Интернет, и не тратиться на содержание реального офиса, довольствуясь виртуальным.

    +2
    • 01 Января 2012, 11:55 #

      Ну, я бы не назвал это стремление государства «естетственным». Если государство претендует называться «демократическим правовым», да еще провозглашает человека «высшей ценностью», а своей основной задачей — служить человеку, то это стремление противоестественно.

      +2
  • 01 Января 2012, 10:57 #

    современное общество и государство должны признать естественное право человека на анонимностьАбсолютно с Вами согласна:)

    +2

Да 6 5

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Для комментирования необходимо Авторизоваться или Зарегистрироваться

Ваши персональные заметки к публикации (видны только вам)

Рейтинг публикации: «Без права на частную жизнь» 1 звезд из 5 на основе 5 оценок.
Адвокат Морохин Иван Николаевич
Кемерово, Россия
+7 (923) 538-8302
Персональная консультация
Сложные гражданские, уголовные и административные дела экономической направленности.
Дорого, но качественно. Все встречи и консультации, в т.ч. дистанционные только по предварительной записи.
https://morokhin.pravorub.ru/
Юрист Фищук Ольга Сергеевна
Краснодар, Россия
+7 (999) 637-2795
Персональная консультация
Арбитражный (финансовый) управляющий в процедуры банкротства физических и юридических лиц. Списание, взыскание долгов в рамках закона о банкротстве. Учим, помогаем. Успешная практика по всей России
https://fedresurs.pravorub.ru/

Похожие публикации

Продвигаемые публикации