(часть 1)

На этом, пожалуй, список стратегических целей защиты можно считать оконченным.
Является ли данный список возможных стратегических целей- исчерпывающим? Конечно же нет, и прежде всего потому, что наше уголовное законодательство находится в перманентном изменении и когда еще оно обретет хотя бы подобие стабильности- одной Фемиде известно.

Так что нет гарантии, что через день-неделю-месяц этот список не претерпит каких-то существенных изменений. Однако заложенный в его основу методологический подход, будет оставаться актуальным.

Обращаясь к стратегиям в суде присяжных заседателей, следует отметить, что по составам, допускающим рассмотрение дела с участием присяжных заседателей, большая часть стратегических целей не подходит, хотя бы потому, что большая их часть предназначена для реализации в рамках защиты по преступлениям небольшой или средней тяжести.

Постановка некоторых из перечисленных стратегических целей прямо не позволяет совместить их с судом с участием присяжных заседателей, например- досудебное соглашение со следствием. Некоторые стратегические цели просто не имеют смысла, например, доказывать наличие смягчающих обстоятельств или отсутствие события кражи в случае когда подсудимому вменяется десяток убийств и вне зависимости от наличия смягчающих доказательств приговор в случае обвинительного вердикта может быть только один- пожизненное лишение свободы.

В то же время, систематически встречаются ситуации, когда даже такие стратегические цели могут быть реализованы. Разговор идет о тех случаях, когда по делу проходит несколько подсудимых, одним вменяются особо тяжкие составы, послужившие причиной направления дела в суд присяжных, а другим- составы небольшой или средней тяжести, где вполне применим почти весь перечисленный набор стратегических целей.

Так же возможны случаи, когда подсудимому избравшему суд с участием присяжных заседателей вменяется лишь один особо тяжкий состав (послуживший основанием избрания суда с присяжными) и несколько менее тяжких составов. В этом случае, вполне можно избрать стратегию опровержения этих менее значительных составов в расчете на то, что итоговое наказание при сложении наказаний естественно будет меньше.

В иных случаях в рамках дела с участием присяжных заседателей как правило наиболее популярны стратегии – опровержение состава преступления, опровержение события преступления, получение вердикта о снисхождении.

Комбинирование стратегических целей защиты.

После перечисления основных стратегических целей можно перейти к рассмотрению вопроса их постановки по конкретному делу.

В данном случае не может быть никаких искусственных ограничений. Цели можно и нужно комбинировать, ставить альтернативные цели. Типичны ситуации, когда по многоэпизодным делам в отношении одного эпизода ставятся одни стратегические цели а в отношении другого- другие.

Необходимо так же отметить и такой факт, что у разных подсудимых по одному и тому же эпизоду могут быть разные стратегические цели а в результате это приводит к коллизионной защите, вред от которой, полагаю, никому особо доказывать не нужно.

Таким образом необходимо вписывать свою стратегию не только в доказательственную базу обвинения и свою собственную, но так же и (по мере возможностей) в стратегию избранную остальными подсудимыми. В идеале- стратегия защиты должна быть единой для всех подсудимых.

Стратегические цели в отношении одного эпизода может быть одна или несколько. Если целей несколько, то они могут либо дополнять друг друга (например модно доказывать иную дату совершения преступления в расчете на дальнейшую апелляцию к истечению срока давности). Могут не противоречить друг другу (например когда в качестве возможных целей предполагается оспаривать наличие отягчающих вину обстоятельств и одновременно доказывать наличие смягчающих вину обстоятельств).

Наконец, стратегические цели могут противоречить друг другу. Однако такая ситуация крайне нежелательна. И если она еще допустима на следствии, то на суде, тем более с участием присяжных заседателей стратегия аналогичная стратегии приведенной в эпиграфе к настоящей статье- недопустима.

По одному эпизоду может быть поставлено одна или несколько стратегических целей. Аналогично и по нескольким эпизодам вполне может быть одна общая стратегическая цель. Так, вполне допустимо в рамках одного эпизода определить стратегические цели- доказать, что убийство совершено по причине личной неприязни (а не из хулиганских побуждений), а так же что противоправность и аморальность действий потерпевшего послужили причиной совершения преступления. В этом случае обе стратегические цели вполне дополняют друг друга и отчасти помогают достижению друг друга. В то же время, было-бы весьма странно пытаться одновременное доказать противоправность и аморальность действий потерпевшего и отсутствие события преступления.

Общие требования к разработке стратегии защиты.

Перед тем как переходить к конкретным вариантам стратегий защиты, необходимо остановиться на общих закономерностях.

Планирование стратегии защиты, процесс крайне трудный еще и потому, что приходится с одной стороны стремиться к тому, что бы реализация стратегии защиты привела бы к максимально положительному для подзащитного исходу, с другой- к тому что бы эта стратегия имела максимальные шансы на реализацию. По понятным причинам, совместить эти два требования крайне трудно, да еще при недостатке информации и активном противодействии следствия.

В результате, существуют две крайних точки в стратегии защиты- с одной стороны полное отрицание вины и настаивание на невиновности, с другой- полное признание вины, сотрудничество со следствием с надеждой на то, что это будет оценено судом. В первом случае выгоды для подзащитного от этой стратегии максимальные, да вот только достичь поставленной задачи архисложно если вообще возможно, во втором- реализация этой стратегии не требует вообще никаких усилий, да вот только результат полностью зависит от суда- смилостивится или нет. Все остальные варианты стратегий, находятся между этими двумя крайностями.

Еще одна сложность разработки стратегии защиты заключается в том, что ее крайне затруднительно разрабатывать последовательно, от этапа к этапу. Дело в том, что ряд ее элементов должен быть учтен и разработан одновременно, во взаимосвязи с остальными элементами. Например продумывать вариант опровержения доказательств причастности к преступлению возможно только в случае, если именно такая стратегическая цель определена, однако поставить такую стратегическую цель возможно только в случае если в результате анализа доказательств защита пришла к выводу, что в данном случае в доказательствах обвинения имеется слабое звено.

То есть получается замкнутый круг — стратегическую цель нельзя поставить без подробного анализа доказательств, но анализ доказательств надо проводить заведомо в аспекте поставленной стратегической цели. В результате есть вероятность «проглядеть» реальную возможность реализации той или иной стратегической цели, либо поставить заведомо невыполнимую цель.

Таким образом разрабатывая стратегию защиты приходиться пытаться разрабатывать все ее элементы одновременно, либо заниматься последовательным перебором всех возможных вариантов- т.е. весьма трудоемким процессом с крайне низким КПД.

Одним из способов решения этой проблемы может быть применение адвокатской интуиции мыслительный процесс, состоящий в нахождении решения задачи на основе ориентиров поиска, не связанных логически или недостаточных для получения логического вывода. Для интуиция характерна быстрота (иногда моментальность) формулирования гипотез и принятия решения, а также недостаточная осознанность его логических оснований.

То есть с течением времени и в результате накопления опыта, адвокат (как и любой другой специалист в любой другой сфере знаний) вырабатывается способность принятия быстрых решений при недостатке сведений (причем, как правило- решений правильных) что обуславливается значительным багажом знаний и накопленных типичных ситуаций.

Естественно, что этот метод далеко не совершенен, и вполне может давать и ошибочный результат. Однако иногда он служит прекрасной иллюстрацией армейской мудрости: «Лучше неправильный приказ, чем никакого». Аналогично- лучше неправильная стратегия защиты, чем вообще никакой.

Способ последовательного перебора вариантов требует значительных затрат сил и времени, однако позволяет сократить число ошибок. Он предусматривает перебор всех возможных стратегических целей защиты и их «примеривание» к имеющемся по делу доказательства.

Так же, следует сказать, что стратегия защиты по уголовному делу не есть что-то раз и на всегда данное. В зависимости от ситуации (и прежде всего изменения доказательственной базы защиты и обвинения) стратегия защиты должна систематически подвергаться ревизии и корректированию, для более адекватного приспособления ее под складывающуюся по делу ситуацию.

С течением времени стратегия защиты меняется. Сокращается объем неизвестных сведений (как доказательств обвинения так и защиты) и увеличивается объем известных. Это позволяет шаг за шагом конкретизировать стратегию защиты.

Более того, с течением времени могут возникать и непроцессуальные факторы влияющие на стратегию по делу (о них будет сказано ниже).

Существует категория дел, когда стратегию можно планировать практически с момента возбуждения. В основном это дела возбужденные по результату задержания лица на месте преступления. В этом случае, при небольшом анализе ситуации, адвокат может составить достаточно полную и точную картину доказательственной базы обвинения. В качестве примеров можно указать, на такие ситуации, как задержание на месте преступления лица получившего взятку, совершившего убийство, кражу и т.д.

В случаях же, когда изначально дело было возбуждено как неочевидное и только затем потенциальный преступник был установлен оперативным путем, защита как правило лишена возможности оценить доказательственную базу и соответственно в таких случаях лучше всего воздерживаться от совершения действий, которые в дальнейшем ограничат свободу маневра защиты в выборе стартегических целей и разработке стратегии защиты как таковой. В частности, имеет смысл либо отказаться от дачи показаний и участия в следственных действиях, либо ограничится их минимальным объемом.

Пожалуй, исключением из этого правила может стать ситуация, когда защита изначально планирует избрать стратегию максимального сотрудничества со следствием, дачи явок с повинной, изобличении других соучастников, заключения досудебного соглашения и т.д.

Еще одно исключение, из этого правила возникает, когда стороне защиты известно, какое именно преступное деяние собираются вменить подзащитному, при этом сторона защиты обладает какими-то серьезными доказательствами (в т.ч. алиби) исключающими уголовную ответственность подзащитного. Однако с предъявлением защитительных доказательств ситуация обстоит не так просто, как должна была бы в соответствии с нормами права. Известны случаи, когда следствие занимает по делу не просто обвинительную, а «сверхобвинительную» позицию, когда оно не просто проверяет доводы защиты о невиновности лица, а старательно их опровергает или сврх того- пытается их уничтожить и нивелировать любыми законными а порой и незаконными способами. В качестве примера можно вновь сослаться на уже упоминавшееся здесь дело Константинова, когда следствие «потеряло» ряд доказательств алиби подсудимого и в том числе фотоаппарат с фотоснимками сделанными в день убийства инкриминированного Константинову.

Полностью же со стратегией можно определиться как правило только при ознакомлении с материалами дела.

Однако и здесь необходимо учитывать, что обвинение в лице прокуратуры обладает правом предъявления доказательств практически до начала прений по делу и иногда реализация этого права преподносит защите неприятные сюрпризы, требующие в том числе и изменения стратегии по делу.

Возвращаясь к специфике защиты в суде с участием присяжных заседателей хотелось бы указать на один из излюбленных приемов обвинения оспаривания алиби или оправдательных доказательств предъявленных защитой. Так обвинители любят задавать подсудимому, излагающему доказательства своей невиновности вопрос о том, что мешало стороне защиты предъявить эти доказательства на следствии?

Прием достаточно неприятный и в общем-то незаконный поскольку вопросы сбора доказательств являются процессуальными и исследованию с присяжными не подлежат. Однако, от него можно «подстраховаться» изначально на следствии заявив, что защита располагает доказательствами невиновности подзащитного, однако не доверяет следствию и предоставит эти доказательства только в суд в присутствии присяжных заседателей.

Наконец, стратегия защиты должна быть реально полезной для подзащитного. Одной из иллюстраций обратного- избрания неэффективной стратегии защиты является типичный пример, когда водитель- виновник ДТП неправильно оценив значение п. 10.1 ПДД пытается доказывать факт того, что он двигался с разрешенной скоростью. Даже если он сможет это доказать, данный факт не будет никоем образом влиять на его вину.

В некоторых случаях, бывает полезно разделить разработку стратегии защиты можно разделить на несколько этапов, со своей внутренней логикой и целями. Первый этап- стратегия защиты в рамках доследственной проверки, второй- стратегия защиты с момента возбуждения дела до привлечения в качестве подозреваемого или обвиняемого, третий — с момента привлечения в качестве обвиняемого- подозреваемого, пятый- с момента предъявления обвинения в окончательной редакции, шестой- с момента направления дела суде и наконец последний- с момента предъявления сторонами своих доказательств в полном объеме.

В данном случае разделение на эти этапы обосновывается разным объемом доступных защите сведений о доказательствах обвинения и разными направлениями деятельности. На первом и втором этапе- добиться отказа следствия от возбуждения дела в отношении конкретного лица, или предъявления обвинения подзащитному, на последующих добиться сокращения объема обвинения или переквалификации деяния на менее тяжкий состав и т.п.

В результате можно сформулировать три основных требования к разработке стратегии защиты:

  • Стратегия защиты должна обеспечивать получение реально полезного для подзащитного результата
  • Стратегия защиты должна быть реализуемой в рамках конкретного уголовного дела
  • Стратегия должна обеспечивать вариативность, допускать, возможность адаптации ее к меняющейся по делу обстановке и доказательственной базе. 

Дополнительные факторы, влияющие на стратегию защиты по уголовному делу.

По мимо процессуальных факторов (инкриминируемого деяния, конкретных обстоятельств преступления, наличие или отсутствие доказательств и пр.) существует так же и ряд внепроцессуальных факторов влияющих на выбор стратегии защиты.

В зависимости от прорабатываемой стратегии, следует учитывать те или иные факторы. Значение различных факторов при выборе той или иной стратегии неравнозначно и меняется в зависимости от конкретики.

Вообще, в предыдущей статье- «Факторы, которые следует учитывать при выборе суда присяжных» я раскрывал большинство из них. Да да, факторы определяющие выбор или отказ от суда присяжных, являются теми же самыми факторами, которые влияют и на последующую стратегию защиты. Я не вижу необходимости повторяться, однако дополнительно хотелось бы обратить внимание на некоторые из них именно в их значении для стратегии защиты а не для выбора формы судопроизводства.

Наличие (или возможность получения) оправдательных доказательств. Наличие (или возможность получения) доказательств опровергающих версию обвинения.

Казалось бы что эти два пункта- это одно и то же, на самом деле разница есть и достаточно принципиальная. Обвинение можно опровергнуть либо опровергнув версию обвинения, либо убедительно доказав, что контрверсия защиты имеет большее право на существование. Конечно, согласно принципа презумпции невиновности, само опровержение версии обвинения уже достаточно для оправдания, однако когда российские суды этот принцип соблюдали? Еще сложнее получается в суде с участием присяжных заседателей.

Присяжные, люди конечно куда объективнее и беспристрастнее нынешних судей, однако использование ими специфических принципов правосудия (того же принципа презумпции невиновности) сопряжено с объективными трудностями- элементарным отсутствием практики его применения в обыденной жизни. В результате лучше всего не просто опровергать версию обвинения, а предложить присяжным свою, убедительную и последовательную контрверсию, объясняющую кто, как, какими средствами на самом деле (по мнению защиты) совершил преступление.

Наличие процессуальных нарушений.

В данном случае это обстоятельство имеет большее значение для профессионального суда, нежели суда с участием присяжных заседателей, поскольку суд с участием присяжных заседателей в присутствии присяжных процессуальные вопросы (и в том числе вопросы допустимости) не рассматривает.

Таким образом необходимо оценить процессуальные нарушения на которых собирается сосредоточить свое внимание защита в аспекте их значения для суда и для присяжных. То есть если разговор идет о процессуальных нарушениях допущенных при проведении каких-то следственных действий, необходимо продумать два варианта развития ситуации- как будет идти процесс, если суд признает эти доказательства недопустимыми, и как будет идти процесс если суд эти доказательства признает допустимыми (пусть и наплевав на нормы права).

Соответственно, если доказательство будет признано недопустимым, то будет ли зависеть от этого итоговое судебное решение, нет ли каких то допустимых доказательств обвинения, восполняющих возникший пробел? Если по мнению защиты исход дела будет зависеть от того, признают ли доказательство допустимым или не допустимым, в этом случае логичнее всего отказаться от суда присяжных в пользу суда с профсудьей.

В случае если доказательство исключат- что судья, что присяжные подсудимого оправдают. В случае, если доказательство не исключат, последующая защита (в т.ч. в апелляционной инстанции) будет направлена на обжалование этого решения, и вот в этом будет заключаться одна проблема- обжаловать решение суда присяжных, труднее, чем обжаловать решение профсудьи.

Личность подсудимого.

Вплоть до его внешности, мимики, артикуляции, поведения (это уж не считая характеристик личности). Этот фактор влияет и на присяжных и на профсудью, но при этом влияние это различно. Прежде всего, присяжных стараются огородить от изучения личности подсудимого (что вообще-то прямо следуя букве закона- незаконно).

Однако оценка этих факторов присяжными (как людьми не имеющими определенной юридической закалки и соответственно профессиональной юридической черствости) будет куда интенсивнее и эмоциональнее, чем можно было бы ожидать от профсудьи. Конечно, нет никаких объективных методов измерения этих оценок, но иметь в виду этот фактор все таки следует.

Источники информации для планирования стратегии защиты.

Невозможно оценить значение информации о доказательственной базе, для планирования стратегии защиты. В результате умение собирать, прогнозировать анализировать эти сведения является краеугольным камнем всей работы по планированию стратегии защиты.

Так, в качестве примера, необходимо предостеречь читателя, от одной из типичных ошибок в разработке стратегии защиты. Систематически возникают ситуации, когда стратегия разрабатывается исходя из неверных предположений защиты о доказательственной базе обвинения. Еще больше усугубляет ситуацию постановка стратегических целей, не допускающей последующего изменения стратегии. Так, типичной ошибкой является избрание стратегии — сотрудничества со следствием и признания вины, при недостаточности доказательственной базы обвинения.

В этом случае обвиняемый, давая признательные показания, фактически восполняет недостаток доказательственной базы следствия. В дальнейшем, когда недостаток доказательств будет установлен стороной защиты изменить стратегию защиты уже не получится, поскольку своими показаниями обвиняемый уже восполнил этот недостаток и отказ от признания вины никакой роли уже играть не будет.

Аналогично, имел место случай, когда подсудимый которому инкриминировалось совершение убийства по мотивам национальной вражды и ненависти отрицал наличие у него националистических убеждений и свою причастность к инкриминируемому преступлению. В дальнейшем, в ходе следствия были получены доказательства подтверждающие наличие у него таких убеждений (в частности фотографии на фоне нарисованной свастики с жестом «зиг хайль».

На суде с участием присяжных заседателей, обвинение основывало свою позицию в том числе цитируя показания подсудимого относительно отсутствия у него националистических взглядов, после чего делало вывод- «раз относительно своих взглядов подсудимый солгал, значит лжет и относительно непричастности к инкриминируемому преступлению». Таким образом первоначально избранная стратегия отрицания доказуемого факта была явно ошибочной.

В аналогичных случаях, когда защита не располагает точными сведениями о том, доказывается ли какой-то вывод следствия или нет, было бы логичнее показания не давать, оставляя себе свободу маневра. Так, в дальнейшем, на суде признание факта националистических убеждений можно было бы использовать именно как мотив привлечения к уголовной ответственности — «Да, я разделяю националистические убеждения, не скрываю этого и видимо именно из за этого мне и решили вменить совершение этого преступления, к которому я отношения не имею.»
Так имелся случай, когда участник ДТП построил свою защиту на доказательстве факта того, что в момент ДТП его автомашина стояла (и соответственно, не могла быть виновником ДТП). В дальнейшем, проведенной по делу экспертизой было однозначно установлено, что его автомашина находилась в движении. Данный факт мог быть положен в основу другой стратегии защиты — доказать, что автомашина двигалась по своей полосе движения, то есть без нарушения ПДД, однако этот шанс был упущен.

Раскрытие вопроса сбора информации по делуне входит в предмет настоящей статьи, однако и обойти его вниманием полностью, было бы неправильным.

В первую очередь, хотелось бы остановиться на таком источнике сведений по делу, как анализ ситуации с использованием положений методики расследования отдельных видов преступлений. Указанный раздел криминалистики занимается выявлением общих закономерностей при расследовании того или иного вида преступных деяний и разработкой типовых рекомендаций по планированию и проведению конкретных следственных мероприятий.

Появившись и развиваясь как, прежде всего, инструмент стороны обвинения, МРОВП может великолепно послужить так же целям стороны защиты. Понимая, какие конкретно обстоятельства будет доказывать и выяснять сторона обвинения, какие действия будут предприняты следствием для отработки той или иной версии, сторона защиты имеет возможность сработать «на упреждение».

Во первых сторона защиты имеет возможность «добраться» до интересующих следствие доказательств раньше следствия и соответственно- нейтрализовать их тем или иным способом (эту тему, по понятным причинам я далее раскрывать не стану).

Во вторых, понимая, какими доказательствами располагает, или в ближайшее время будет располагать сторона обвинения, сторона защиты имеет возможность учитывать их при разработке стратегии защиты по делу. Аналогично, с использованием методик РОВП можно прогнозировать и действия обвинения по опровержению того или иного довода стороны защиты.

Знание методики расследования отдельных видов преступлений позволит уберечься от выполнения лишней и нерезультативной работы и в конечном счете выбора неправильной стратегии. Так, если к примеру защита планирует доказывать, что подсудимый в момент совершения преступления находился в другом месте, то следует быть готовым к тому, что обвинение запросит детализацию телфонных переговоров подсудимого с уточнением местонахождения ретрансляторов в зоне которых подсудимый находился в момент совершения преступления.

Если доказывается, что в момент столкновения автомашин при ДТП автомашина подсудимого стояла на месте и, соответственно, ее водитель не мог быть виновником ДТП, то нужно быть готовым к проведению соответствующей технической экспертизы могущей установить траекторию и движение автомашин в момент столкновения и т.д.

В рамках настоящей статьи, не имеет смысла переписывать учебник криминалистики, но вот при разработке стратегии защиты держать его под рукой настоятельно рекомендуется. Определившись с типичной следственной ситуацией, можно посмотреть, какие следственные действия предписывает проводить в данном случае криминалистическая методика.

Следующий немаловажный источник информации, это в большинстве случаев показания и объяснения самого подзащитного. При правильном восприятии ситуации подзащитным и при должном уровне профессионализма адвоката возможно выявление таких сведений, которые станут известны обвинению только в последующем, либо вообще не станут ему известны.

Однако в данном методе есть и свои изъяны. Так нередки случаи, когда подзащитный сообщает адвокату не всю правду или же вообще пытается его обмануть, видимо воспринимая своего адвоката, как еще одного следственного работника. В этом случае могут быть допущены ошибки, причем, порой, роковые.

Так, имел место случай, когда следствием расследовалась драка между двумя группами молодежи. Подзащитный настаивал на том, что при совершении группового хулиганства лично у него никакого оружия не было. Эта мысль была положена в основу стратегии защиты по делу, и в качестве одной из стратегических целей защиты была избрана попытка доказать следствию наличие эксцесса исполнителя, то есть, что обвиняемый не знал о наличии у остальных соучастников ножей и их намерении его применить.

В итоге, при дальнейшем расследовании следствием был установлен ряд свидетелей, показавших, что у подзащитного при себе нож все таки имелся и он его действительно держал в руках. Аналогичные показания дали и некоторые из сообщников.

Это стало полной неожиданностью для защиты В результате не только не удалось доказать эксцесса исполнителя, но и были упущена возможность заявить о том, что данный нож был подобран на месте преступления, либо был отобран подсудимым у одного из потерпевших. При этом позиция следствия по данному делу выглядела вполне объективной и не давала защите полагать, что данные показания следствием были получены от свидетелей и соучастников каким либо незаконным способом.

Следующий источник информации — опрос остальных соучастников преступления (в случае если оно совершено группой). Понятное дело, что этот способ так же не лишен недостатков (поскольку у каждого подсудимого в деле имеется свой интерес), имеет некоторую долю риска (поскольку соучастник вообще может заявить, что адвокат другого подсудимого оказывал на него давление либо склонял к даче ложных показаний). Наконец, этот вариант вообще не всегда реализуем, например в случае если соучастники находятся в следственном изоляторе. В этом случае адвокат одного подсудимого, совершенно на законных основаниях не будет допущен к другому подсудимому.

Наконец последний, немаловажный источник информации это изучение тех документов, которые следствие обязано предоставлять защите. В том числе это относится к материалам, которые предоставляются следствием в суд для получения

Разработка стратегии защиты.

Теперь пришло время перейти к рассмотрению непосредственного процесса разработки стратегии защиты. Давайте сразу определимся, под стратегией защиты я подразумеваю план последовательного применения тактических приемов защиты, направленных на достижение конкретной избранной стратегической цели защиты. Стратегия защиты может предусматривать несколько альтернативных вариантов действий адвоката, выбор которых зависит от внешних факторов (прежде всего доказательств защиты и обвинения, иных, непроцессуальных факторов) и возможное изменение обстановки по делу с течением времени (получение новых доказательств защиты и обвинения). Стратегия защиты формируется как на основе имеющихся у защиты сведений по делу, так и на основе результатов прогнозирования ситуации по делу в будущем. Стратегия защиты подлежит систематической ревизии и конкретизации, с учетом обстоятельств, которые становятся известны защите.

Вышеупомянутые тактические приемы защиты- это непосредственные действия защиты предпринимаемые для опровержения позиции обвинения и доказывания позиции защиты. К их числу относятся конкретные приемы и методы используемые защитой при участии в следственных действиях, приемы и методы направленные на изыскание, фиксацию и предоставление следствию доказательств защиты, приемы и методы применяемые защитой при участии в процессуальных процедурах (избрание меры пресечения, оспаривание решений следователя и пр.)

Разработка стратегии защиты по конкретному уголовному делу возможно в двух встречных направлениях.
В первом случае, направление разработки стратегии защиты «от стратегической цели к фактическим обстоятельствам», во втором случае- «от фактических обстоятельств- к стратегическим целям».

«От стратегической цели к фактическим обстоятельствам».

В рамках этого подхода, осуществляется последовательный перебор стратегических целей (данных в начале статьи) с их экстраполяцией на обстоятельства конкретного уголовного дела. То есть каждая из имеющихся стратегических целей проверяется на предмет ее эффективности и реализуемости по уголовному делу в целом или по конкретному эпизоду(по многоэпизодным делам).

После того, как защита получает несколько целей формально подходящих для реализации, защите следует сопоставить цели между собой, определить – не противоречат ли планируемые цели друг другу, и если противоречат, то принять меры к устранению этого противоречия (либо изменить, либо отказаться от некоторых из стратегических целей).

После выбора стратегических целей, необходимо определить последовательность тактических приемов защиты, необходимых для их реализации, а так же нейтрализации противодействия стороны обвинения и возможных действий защиты других соучастников (при коллизионной защите).

После того, как стратегические цели защиты определены, начинается этап в рамках которого сторона защиты должна определить- какие доказательства обвинения следует опровергнуть и какие доказательства защиты следует изыскать и представить суду, для достижения поставленных целей.

В принципе, этот этап частично хочешь не хочешь а приходится реализовывать еще на стадии постановки целей, поскольку одним из необходимых условий постановки цели является ее достижимость. То есть так или иначе, но пути достижения стратегической цели намечаются уже на первом этапе а на втором, только обретают должный уровень детализации и конкретики.

Например, при защите подсудимого от обвинения в совершении убийства, было бы замечательно доказать, что убийства не было а потерпевший жив. Однако в случае наличия опознанного трупа сделать это по вполне очевидным причинам весьма затруднительно.

Таким образом стратегическая цель — «опровергнуть факт совершения убийства» конечно заманчива, но недостижима. В то же время вполне можно обдумать стратегическую цель — доказать, что убийство совершено именно подсудимым, поскольку данное утверждение обвинения основывается только на нахождении у подсудимого орудия преступления. А вот объяснить откуда оно у подсудимого, гораздо проще чем опровергнуть факт убийства потерпевшего.

Таким образом после определения доказательств обвинения которые необходимо опровергнуть и доказательств защиты которые необходимо получить и довести до сведения суда, наступает этап планирования конкретных тактических действий по защите подсудимого. Это, уже тема отдельной самостоятельной статьи.

«От фактических обстоятельств — к стратегическим целям».

Эта методика является противоположностью предыдущей. Так, при ознакомлении с доступными материалами дела, в зависимости от обстоятельств, у защиты может сформироваться одна или несколько версий дальнейшей стратегии защиты. Например, выявив факт того, что по делу о краже у следствия нет непосредственных очевидцев произошедшего и похищенное имущество не обнаружено, сторона защиты получает основания рассчитывать на то, что есть высокая вероятность оспорить причастность подзащитного к инкриминируемому деянию и т.п.

Полезно так же экстраполировать желаемую Итоговую позицию по делу, на факты подлежащие доказыванию или опровержению. Это полезно по той причине, что иногда такой метод позволяет найти в общей массе доказательств сведения представляющие интерес для защиты, но на которые изначально внимания не обратили. Так, например, было-бы неплохо найти в процессуальных документах нарушения, соответственно анализируем доказательства на предмет наличия в них необходимых предусмотеренных УПК РФ реквизитов- подписей, дат и пр.

Для удобства имеет смысл разбить построение стратегии на три этапа:
  1. Анализ доказательственной базы по делу. На основе этого анализа формируется предварительная версия о том, какие из обстоятельств могут быть в рамках имеющихся доказательств доказаны, а какие- опровергнуты
  2. Следующий шаг, это отбор тех опровержимых или доказуемых фактов, которые могут иметь значение для защиты
  3. Наконец, по результату этого отбора, в результате синтеза формируется окончательная стратегия защиты
Оба описанных метода имеют свои достоинства и недостатки, но при этом они прекрасно комбинируются друг с другом. Именно так, в совокупности их и следует применять для разработки стратегии по уголовному делу.

В заключении хотелось бы сказать несколько слов об оценке доказательств и материалов дела на предмет их убедительности. Конечно, написать- «проанализируйте доказательства на предмет их убедительности»- легко. Но как именно анализировать? Вот здесь, к сожалению вынужден развести руками. Какой либо методики анализа доказательств именно по этому фактору я не нашел и сам придумать не смог.

Во первых редко встречаются одинаковые доказательства, которые можно было бы считать равными по убедительности, во вторых как таковой шкалы оценки «убедительности» до настоящего времени не придумано и в обозримом будущем не предвидится. В третьих, доказательство надо анализировать в совокупности с другими, да еще и глядя на него «глазми 12 присяжных». Сами понимаете, что с учетом этих особенностей вопрос об объективных оценках убедительности ставить просто некорректно.

Что бы хоть как-то проверить убедительность и верность своих оценок, попробуйте описывать интересующие Вас фрагменты своим друзьям, знакомым, жене (мужу)… найдут ли они их убедительными? Просто помните, что присяжные, это то же люди со всеми их достоинствами, недостатками, сомнениями и иллюзиями.

Автор публикации

Адвокат Васильев Александр Витальевич
Москва, Россия
Уголовное право, уголовный процесс, суд с участием присяжных заседателей.
wasiliev.pro

Да 27 27

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Участники дискуссии: Чебыкин Николай, Васильев Александр, Ирина, Бесунова Алёна, Спиридонов Михаил, Митин Александр, Огай Инесса, Галкин Константин, Барановский Алексей
  • Адвокат Чебыкин Николай Васильевич 13 Ноября 2015, 11:17 #

    Уважаемый Александр Витальевич, вторая часть требует более плотного изучения. Интересно, спасибо.

    +3
    • Адвокат Васильев Александр Витальевич 13 Ноября 2015, 11:19 #

      Уважаемый Николай Васильевич, скажу по секрету- еще она требует и более полного раскрытия ряда вопросов, только это стало для меня очевидно, уже при размещении публикации. Так что может быть еще и  третья часть будет со временем :)

      +4
  • Студент Ирина 13 Ноября 2015, 18:52 #

    Уважаемый Александр Витальевич, интересно, спасибо.

    +2
  • Юрист, модератор Бесунова Алёна Александровна 14 Ноября 2015, 17:38 #

    Уважаемый Александр Витальевич, спасибо за публикацию, очень интересно. Вспомнились лекции по криминалистике… Ваша явно интересней и познавательней!;)

    +1
  • Адвокат Спиридонов Михаил Владимирович 15 Ноября 2015, 12:35 #

    Уважаемый Александр Витальевич, отличная исследовательская статья с практическим применением!

    +1
  • Юрист Митин Александр Александрович 15 Ноября 2015, 18:37 #

    Уважаемый Александр Витальевич, примите слова искренней благодарности за публикацию сего научно-практического труда. Обстоятельное исследование методологии защиты в уголовном судопроизводстве, в том числе в части, касающейся оснований прекращения уголовного преследования.

    +1
  • Адвокат Огай Инесса Валерьевна 16 Ноября 2015, 10:06 #

    Прочитать за один присест не получилось :D 
    Уважаемый Александр Витальевич, спасибо за познавательную и интересную статью. За ссылки на практику, в первой части,  +++, я так быстрее понимаю о чем идет речь :)

    +2
  • Адвокат Галкин Константин Сергеевич 16 Ноября 2015, 12:36 #

    Уважаемый Александр Витальевич, не менее полезно и не менее поучительно чем первая часть. Заслуженный плюс!

    +4
  • Адвокат Барановский Алексей Александрович 03 Февраля 2016, 20:46 #

    Наконец, стратегия защиты должна быть реально полезной для подзащитного. Одной из иллюстраций обратного- избрания неэффективной стратегии защиты является типичный пример, когда водитель- виновник ДТП неправильно оценив значение п. 10.1 ПДД пытается доказывать факт того, что он двигался с разрешенной скоростью. Наконец, стратегия защиты должна быть реально полезной для подзащитного. Одной из иллюстраций обратного- избрания неэффективной стратегии защиты является типичный пример, когда водитель- виновник ДТП неправильно оценив значение п. 10.1 ПДД пытается доказывать факт того, что он двигался с разрешенной скоростью. Даже если он сможет это доказать, данный факт не будет никоем образом влиять на его вину. Чувствуется некоторая недосказанность. Ммм, почему не будет то?Даже если он сможет это доказать, данный факт не будет никоем образом влиять на его вину.

    +2
    • Адвокат Васильев Александр Витальевич 03 Февраля 2016, 21:02 #

      Уважаемый Алексей Александрович, согласен, для неспециалиста действительно непонятно. Дело в том, что п. 10.1 вообще не предусматривает ограничений скорости. То есть он предписывает двигаться со скоростью, обеспечивающей безопасность движения. Т.е. максимальная может быть ограничена, ну например, 60 км/ч, но с учетом дорожных условий (темнота, туман, конструктивные особенности автомашины...) безопасной может быть скорость в 50 км/ч, или 40 км/ч и т.п. То есть даже доказав, что не было нарушения скоростного режима, ответственность по п. 10.1 ПДД- вполне себе остается. 

      +2
  • Адвокат Барановский Алексей Александрович 04 Февраля 2016, 21:06 #

    Наконец последний, немаловажный источник информации это изучение тех документов, которые следствие обязано предоставлять защите. В том числе это относится к материалам, которые предоставляются следствием в суд для полученияТут кажется не дописано — … для получения решения о содержании под стражей. Мм?

    +1

Да 27 27

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Для комментирования необходимо Авторизоваться или Зарегистрироваться

Ваши персональные заметки к публикации (видны только вам)

Рейтинг публикации: «Разработка стратегии защиты для процесса с участием присяжных заседателей. (часть 2)» 5 звезд из 5 на основе 27 оценок.