В настоящее время в судебной медицине отсутствует экспертная методика, необходимая для решения типовых экспертных задач при производстве комплексных судебно-медицинских экспертиз в случаях с неблагоприятными исходами оказания медицинской помощи, что препятствует единому подходу к проведению экспертиз в государственных судебно-медицинских экспертных учреждениях Российской Федерации; затрудняет проверку обоснованности экспертных выводов при оценке заключения эксперта участниками процесса.

В силу изменений законодательства и достижений науки, созданные десятилетия назад экспертные методики безнадежно устарели. Самая последняя из экспертных методик:  «Порядок проведения судебно-медицинской экспертизы и установления причинно-следственных связей по факту неоказания или ненадлежащего оказания медицинской помощи.

Методические рекомендации ФГБУ «РЦСМЭ» от 29.09.2015 г./ составитель А.В. Ковалев» уже не может быть использована, поскольку Приказ Министра здравоохранения Российской Федерации от 07.07.2015 г. № 422ан, положенный в основу указанной методики после 01.07.2017 г. утратил силу.

Анализ материалов судебной и следственной практики показывает, что отсутствие современной экспертной методики решения диагностических и ситуационных задач при производстве судебно-медицинских экспертиз по материалам уголовных дел о преступлениях, связанных с ненадлежащим оказанием медицинской помощи, отрицательно отражается на результатах экспертных исследований:

— судебно-медицинские эксперты, при решении поставленных вопросов, часто выходят за рамки применения специальных знаний в области медицины и отвечают на вопросы правового характера;

— судебно-медицинские эксперты в обосновании своих выводов используют полученные при исследовании материалов дела показания свидетелей и результаты проверок качества медицинской помощи;

— судебно-медицинские эксперты не разграничивают цели, критерии и экспертные задачи, решаемые при экспертизе качества медицинской помощи, с задачами, целями и критериями, используемыми при производстве судебно-медицинской экспертизы;

— при производстве комплексных судебно-медицинских экспертиз судебно-медицинские эксперты подписывают общие выводы с врачами-клиницистами;

— при решении экспертной задачи судебно-медицинские эксперты обосновывают свои выводы на личном мнении авторитетного клинициста – члена комиссии, не приводя необходимых аргументов в установлении причинности неблагоприятного исхода медицинской помощи и т.п.

Сложность квалификации преступлений, связанных с ненадлежащим оказанием медицинской помощи, обусловлена не только отсутствием необходимых методических рекомендаций по решению экспертных задач, но и с несовершенством действующего законодательства.

Юридическая конструкция составов ряда неосторожных преступлений (ст.ст.109, 118, 124 УК РФ) предусматривает материальный, а не формальный состав, т.е. при отсутствии прямой причинной связи между деянием врача и наступившими неблагоприятными последствиями, состав преступления не образуется.

К чему приводит такой подход можно проследить на часто встречающихся случаях из следственной практики, подтверждающих закономерность прекращения уголовных дел, в связи с отсутствием состава преступления.

Например, в случае наступления смерти пациента, поступившего с тяжелой травмой в медицинское учреждение и оставшегося без надлежащего медицинского обеспечения, при производстве судебной экспертизы причинная связь летального исхода устанавливается именно с травмой, а не с бездействием врача.

В других случаях, неблагоприятный исход связывают с непредвиденной реакцией организма на введенной лекарство, индивидуальными особенностями организма; размывается граница между врачебной ошибкой и преступлением. В результате, лишь единичные случаи расследуемых дел заканчиваются обвинительным приговором.

Попытки, хоть как-то выйти из парадоксальной ситуации, привели к тому, что часть своих полномочий органы, ведущее расследование, делегировали экспертам, фактически заставляя их давать юридическую оценку действиям медицинских работников. Эксперты были поставлены перед необходимостью поиска выхода из сложившейся юридической коллизии.

Комплексная экспертиза при расследовании преступлений, связанных с ненадлежащим оказанием медицинской помощи, призвана решить целый ряд экспертных задач из разных отраслей медицины: установление своевременности и обоснованности диагностики, полноты проведенного обследования пациента; адекватности назначенного лечения; установления степени тяжести вреда, причиненного здоровью; установление причины смерти и иных причинных связей).

Пленум Верховного Суда Российской Федерации отметил, что вопросы, поставленные перед экспертом, и заключение по ним не могут выходить за пределы его специальных знаний: «Постановка перед экспертом правовых вопросов, связанных с оценкой деяния, разрешение которых относится к исключительной компетенции органа, осуществляющего расследование, прокурора, суда (например, что имело место — убийство или самоубийство), как не входящих в его компетенцию, не допускается» [2, пункт 4].

Оценка доказательств, в том числе: показаний свидетелей и результатов проверок качества медицинской помощи – компетенция не эксперта, а дознавателя, следователя, прокурора и суда [4, статьи 17 и 88].

Эксперт не наделен правом на юридическую оценку действия или бездействия медицинского работника, принимавшего участие в оказании медицинской помощи пациенту. Обладая возможностью установить механизм образования телесного повреждения и оценить степень тяжести вреда здоровью, эксперт не может связывать неблагоприятные исходы оказания медицинской помощи с действием либо бездействием конкретного врача. Юридическую оценку деяниям медицинских работников дают сотрудники правоохранительных органов и суд.

Установление наличия или отсутствия причинной связи между деянием и наступившими последствиями в преступлениях с материальным составом, к каковым относится и преступное ненадлежащее оказание медицинской помощи, является обязательным действием следователя при квалификации объективной стороны состава преступления на стадии предварительного расследования, а затем – действием судьи на стадии судебного разбирательства.

Для того чтобы выявить причинную связь между бездействием врача и неблагоприятными последствиями следователю и суду необходимо дать правовую оценку всем обстоятельствам, ставшим известными при расследовании и судебном  рассмотрении дела, в том числе, из заключения эксперта.

Поэтому, нельзя признать правильным постановку перед экспертами вопросов, требующих юридической оценки. Например: «Имеется ли причинная связь между неблагоприятным исходом и бездействием медицинских работников, оказывавших пациенту медицинскую помощь?».

Посредством производства судебно-медицинской экспертизы устанавливаются непосредственная  причина смерти, характер и последовательность событий и фактов, которые предшествовали летальному исходу.

Только после того как экспертом будет установлено первое звено в цепочке причинно-следственной связи, а именно наличие связи между взаимодействием травмирующего фактора внешней среды с организмом (телом) потерпевшего, субъект доказывания (следователь, дознаватель) переходит к установлению следующего звена причинно-следственной связи – устанавливает наличие связи между действиями конкретного лица и преступным результатом.

Звенья причинности, исследованные и установленные экспертом, сопоставляются с другими достоверно установленными звеньями причинной связи по уголовному делу с целью выяснения механизма преступления.

Судебно-медицинский эксперт и врач-клиницист, участвующий в производстве комплексной экспертизы, должны ответить на поставленные вопросы, не вторгаясь в сферу юридической оценки сложившихся обстоятельств. Это, прежде всего, вопросы о соответствии выполненных хирургических операций и иных медицинских манипуляций установкам, изложенных в различных руководствах и инструкциях, не являющихся нормативными документами.

Данное обстоятельство объясняется тем, что в существующих типовых стандартах и правилах диагностики и лечения различных заболеваний и травм, не содержится норм о вариантах технического исполнения хирургических операций, медицинских манипуляций. Поэтому, правовая оценка этих действий медицинских работников не возможна в принципе.

Что касается вопросов, требующих оценки выполнения медицинским работником требований нормативных документов, изложенных в соответствующих правилах и стандартах, то она является, конечно же, прерогативой следователя и суда. Ответы на интересующие вопросы следователь и суд могут получить, самостоятельно изучив нормативные акты и (или) получив консультацию специалиста.

Сведения об использованной при производстве судебной экспертизе экспертной методике (название методики; автор или составитель методики, организация — разработчик методики, библиографические данные опубликованной методики) должны указываться в Заключении эксперта [1, п.9 ч.1 ст.204].

Эксперты в своих заключениях вместо указания использованной экспертной методики часто перечисляют научные методы исследования объектов, не замечая принципиальной разницы между методикой и методологией. Между тем, эта разница существенно различима по целям исследования: экспертная методика (родовая — типовая — конкретная) направлена на решение экспертной задачи, а научная методология судебно-экспертного исследования  – на установление отдельных свойств объектов исследования.

Экспертная методика – это система научно обоснованных рекомендаций по эффективному и рациональному применению средств, приемов и методов, обеспечивающему эффективность решения экспертной задачи, научную обоснованность и достоверность полученных результатов.

Законом установлено, что заключение эксперта должно основываться на положениях, дающих возможность проверить обоснованность и достоверность сделанных выводов на базе общепринятых научных и практических данных» [6, статья 8].

Современное законодательство предусматривает, что при производстве экспертизы эксперт использует медицинские технологии, разрешенные к применению на территории Российской Федерации, а также другие рекомендованные экспертные методики и имеющиеся в распоряжении государственного судебно-экспертного учреждения технические средства для объективного, всестороннего, полного, строго научно обоснованного решения поставленных перед ним вопросов [3, пункт 25].

Унификация экспертных методик для решения типовых задач в государственных судебно-экспертных учреждениях одного и того же профиля обусловлена требованиями действующего законодательства [6, статья 11].

Пределы компетенции членов комиссии экспертов определяются программами обучения студентов медицинских вузов по конкретной специальности, включая последипломное обучение; аттестационными и квалификационными требованиями. Объем теоретической и практической подготовки врачей-клиницистов и  врачей-судебно-медицинских экспертов, их специальные знания — существенно отличаются.

При производстве судебных экспертиз по материалам уголовных дел о преступлениях, связанных с ненадлежащим оказанием медицинской помощи, назначаются и проводятся комплексные экспертизы, в которых наряду с судебно-медицинскими экспертами принимают участие врачи других специальностей.

В ходе таких экспертиз решается не одна, а несколько экспертных задач. Следовательно, применяемая экспертная методика является комплексной и должна содержать отдельные рекомендации для врачей-клиницистов и судебно-медицинских экспертов.

Между компетенциями участников уголовного судопроизводства, устанавливающих необходимые факты и обстоятельства при расследовании преступлений, связанных с ненадлежащим оказанием медицинской помощи, существуют определенные пробелы.

При оценке следователем выполнения конкретным медицинским работником требований нормативных документов, изложенных в соответствующих прядках, правилах и стандартах, он испытывает серьезные затруднения в силу отсутствия знаний специальных терминов, используемых в медицине.

Эксперт не может дать такую оценку, в силу запрета, налагаемого действующим законодательством. Ликвидировать данный пробел может специалист, наделенной соответствующими процессуальными полномочиями [4, статья 58]. Например, специалистом может быть назначен врач, осуществляющий проверку качества медицинской помощи.

При установлении причинной связи между своевременностью и полнотой поставленного диагноза, адекватностью проведенного лечения и неблагоприятным исходом в виде наступления смерти или причинения тяжкого вреда здоровью, среди компетенций врачей-клиницистов и судебно-медицинского эксперта также существует лакуна, заполнить которую может участие в производстве судебной экспертизы врача-патологоанатома, роль которого в современной экспертной практике явно остается недооцененной.

Это косвенно подтверждается изменениями законодательства, которое предусматривает в случаях смерти, при которых ранее в обязательном порядке проводилось судебно-медицинское исследование (подозрение на насильственную смерть; оказание умершему пациенту медицинской организацией медицинской помощи в стационарных условиях менее одних суток; подозрение на передозировку или непереносимость лекарственных препаратов или диагностических препаратов; рождение мертвого ребенка), теперь требуется проведение патологоанатомического вскрытия [3, ч.3 ст. 67].

В качестве основных элементов в содержание комплексной экспертной методики должны быть включены: объекты экспертного исследования, средства и методы исследования, алгоритм применения методов и средств, примеры возможных результатов исследования, рекомендации по оценке полученных результатов.

Отечественная судебная медицина остро нуждается в разработке современной экспертной методики решения диагностических и ситуационных задач при производстве комплексных судебно-медицинских экспертиз по материалам уголовных дел о преступлениях, связанных с ненадлежащим оказанием медицинской помощи, которая позволит упорядочить и оптимизировать деятельность эксперта, вооружить его передовыми научными технологиями и минимизировать число экспертных ошибок.

Список литературы

  1. Методические указания по проведению судебно-медицинской экспертизы по делам, связанным с жалобами родственников на неправильную диагностику и лечение. – М.: Бюро главной судебно-медицинской экспертизы, 1992. – 18 с.
  2. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2010 г. № 28 «О судебной экспертизе по уголовным делам» // «Российская газета», N 296, — 30.12.2010.
  3. Приказ Минздравсоцразвития РФ от 12.05.2010 № 346н «Об утверждении Порядка организации и производства судебно-медицинских экспертиз в государственных судебно-экспертных учреждениях Российской Федерации» // Российская газета. 2010. -20 августа.
  4. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18 декабря 2001 г. № 174-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 2001. № 52. — Ст. 4921.
  5. Федеральный закон от 21 ноября 2011 г. № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» (ред. от 21.07.2014) // Собрание законодательства РФ. — 2011 г. — № 48. — Ст. 6724.
  6. Федеральный закон от 31 мая 2001 г. N 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» (ред. от 25.11.2013) // Собрание законодательства РФ. 2001. — Ст. 2291.

Да 25 25

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Участники дискуссии: Халиуллин Роберт, Гришин Александр, Коробов Евгений, Саляхудинов Юрий, Кулакова Елена, Шабаева Ольга, Щербинин Евгений, Семячков Анатолий
  • Адвокат Халиуллин Роберт Нургалеевич 09 Сентября 2017, 19:42 #

    Уважаемый Александр Владимирович, всё верно описали!
    Но воз перечня вопросов, квалификации экспертов и отсутствие лицензии и ныне там.

    +6
    • Адвокат Гришин Александр Владимирович 09 Сентября 2017, 19:58 #

      Уважаемый Роберт Нургалеевич, спасибо за комментарий, наконец-то я дождался отклика, а то подумал, что вообще никого, кроме меня, эта тема не интересует. На самом деле ситуация сложилась такая, что все заключения эксперта по врачебным делам можно признавать недопустимыми доказательствами. Неповоротливость лиц, отвечающих за состояние судебно-медицинской экспертизы, да и законотворцев, создавших нормы о медицинских преступлениях с материальным составом, привела к правовому коллапсу. Кто и как будет разруливать сложившуюся ситуацию — большой вопрос!

      +5
  • Юрист Коробов Евгений Алексеевич 09 Сентября 2017, 21:09 #

    Уважаемый Александр Владимирович, спасибо за назревшую статью. Проблемы по судебно-медицинской экспертизе есть и их гораздо больше, нежели Вы затронули. Глобальная проблема даже не в устаревших методиках, а в откровенной продажности судебно-медицинских экспертов, как сотрудникам правоохранительных органов, так и чиновникам, как от медицины, так и от иных органов власти. Последний скандал с делом Алёши Шимко, обвиненного судебно-медицинским экспертом в алкоголизме, взорвал эту прогнившую насквозь отрасль вместе с такой же продажной системой полиции, прокуратуры, следствия, суда и чиновничества.
    Я знакомился с материалами судебно-медицинских экспертиз экспертов медиков из Москвы и Санкт-Петербурга и мне было противно в душе от того, насколько продаются медики за бабло. (N)
    Своё несогласие с некоторыми тезисами напишу немного позже, сегодня.

    +3
  • Юрист Коробов Евгений Алексеевич 09 Сентября 2017, 22:33 #

    — судебно-медицинские эксперты, при решении поставленных вопросов, часто выходят за рамки применения специальных знаний в области медицины и отвечают на вопросы правового характера;
    ↓ Читать полностью ↓

    Попытки, хоть как-то выйти из парадоксальной ситуации, привели к тому, что часть своих полномочий органы, ведущее расследование, делегировали экспертам, фактически заставляя их давать юридическую оценку действиям медицинских работников. Эксперты были поставлены перед необходимостью поиска выхода из сложившейся юридической коллизии.
    Пленум Верховного Суда Российской Федерации отметил, что вопросы, поставленные перед экспертом, и заключение по ним не могут выходить за пределы его специальных знаний: «Постановка перед экспертом правовых вопросов, связанных с оценкой деяния, разрешение которых относится к исключительной компетенции органа, осуществляющего расследование, прокурора, суда (например, что имело место — убийство или самоубийство), как не входящих в его компетенцию, не допускается» [2, пункт 4].
    Обладая возможностью установить механизм образования телесного повреждения и оценить степень тяжести вреда здоровью, эксперт не может связывать неблагоприятные исходы оказания медицинской помощи с действием либо бездействием конкретного врача. Юридическую оценку деяниям медицинских работников дают сотрудники правоохранительных органов и суд.Уважаемый Александр Владимирович, только судебно-медицинский эксперт, а также, по-моему глубочайшему убеждению, настоящий врач в конкретной профессии и паталогоанатом способны увидеть и дать обоснованное заключение о наличии или отсутствии причинно-следственной связи в действиях врача (ей) (иных медицинских работников) и наступивших неблагоприятных последствиях для пациента при оказании ему медицинской помощи.

    У Вас  я вижу существенную ошибку в понимании сути экспертного заключения. Несмотря на то, что эксперт (ты) дают своё заключение по делу, оно не является в силу закона обязательным для лица, проводящего дознание, следствие, суда. Они обязаны оценить заключение экспертизы наряду с иными доказательствами по делу и принять правовое решение. 

    Даже  вот в этом Вашем тезисе содержится, на мой взгляд, ошибка, в разделение причинно-следственной связи на составляющие-звенья.  

    Только после того как экспертом будет установлено первое звено в цепочке причинно-следственной связи, а именно наличие связи между взаимодействием травмирующего фактора внешней среды с организмом (телом) потерпевшего, субъект доказывания (следователь, дознаватель) переходит к установлению следующего звена причинно-следственной связи – устанавливает наличие связи между действиями конкретного лица и преступным результатом.
    Судебно-медицинский эксперт вправе и даже обязан давать свою оценку о том, что имело место: например, убийство или самоубийство, вопреки постановлению целому Пленуму, если обстоятельства причинение вреда пациенту дают для этого веские основания. Как пример, вот это дело — Возмещение морального вреда со Следственного комитета РФ. Победа простой русской женщины, не имеющей юридического образования, в схватке с правоохранительным органом., в котором судебно-медицинские эксперты установили убийство, и исключили самоубийство. Подчеркну: настоящие эксперты установили убийство.

    +2
    • Адвокат Гришин Александр Владимирович 10 Сентября 2017, 07:14 #

      Уважаемый Евгений Алексеевич, я не могу согласиться с вашим утверждением, поскольку в случаях бездействия  врача, при наличии смерти от повреждения при воздействии внешних факторов, прямая причинно-следственная связь имеется лишь между внешним воздействием (например, травмой) и смертью. Другой прямой причинной связи быть не может! Или Вы иного мнения? Просто как-то странно, в своем предыдущем посте Вы указали, мягко говоря, на отрицательные черты характера экспертов, идущих на сделку со следствием и своей совестью, а чуть ниже, Вы же положительно оцениваете выводы экспертов, содержащие правовую оценку события!

      +3
      • Юрист Коробов Евгений Алексеевич 12 Сентября 2017, 20:19 #

        Уважаемый Александр Владимирович, если эксперты идут на сделку со своей совестью, то это не значит, что они не профессионалы в своей деятельности.  Установление причинно-следственной связи в отдельных случаях, исключительная прерогатива судебно-медицинского эксперта. Подобный  спор этого года есть на сайте: только спорили адвокат с нашими судебно-медицинскими экспертами. 
        Только врачи(!) вправе устанавливать причинно-следственную связь между ненадлежащим оказанием медицинской помощи пациенту и наступившими последствиями, ибо дознаватель, следователь и судья не врач и не вправе наделять себя врачебными полномочиями — это полная чушь, присущая российским чудотворцам.
        При этом замечу, что понятие эксперт в нашем законодательстве не сформулировано достаточно чётко, ибо экспертом может быть полнейший профан, а врач по специальности или паталогоанатом в отсутствии статуса эксперта, быть экспертом высочайшего уровня.

        +2
        • Адвокат Гришин Александр Владимирович 13 Сентября 2017, 09:54 #

          Уважаемый Евгений Алексеевич, объясните мне, каким образом судебно-медицинский эксперт может установить причинно-следственную связь между бездействием врача и наступлением смерти в приемном отделении пациента, поступившего по скорой помощи с проникающим огнестрельным ранением и массивным внутренним кровотечением?! Любой здравомыслящий эксперт сделает заключение, что смерть наступила от огнестрельного ранения, т.е. между ранением и наступлением смерти имеется прямая причинно-следственная связь! Другой прямой причинно-следственной связи не может быть! Но, скажет скептик, врач мог остановить это кровотечение и должен был, в соответствии с действующим законодательством (стандарты, правила, протоколы) выполнить определенные манипуляции, чтобы спасти пациента, но он в течение часа. пока раненый был жив, даже не подошел к нему! Что, по-вашему, это эксперт должен устанавливать, что врач не выполнил требования соответствующих нормативных предписаний! А не кажется ли Вам, что в таком случае эксперт дает правовую оценку действиям врача?

          +2
          • Юрист Коробов Евгений Алексеевич 15 Сентября 2017, 23:54 #

            Уважаемый Александр Владимирович, я даже представляю себе, какие чувства испытывают два наших уважаемых судебно-медицинских эксперта: Туманов Э. В. и Семячков А. К., после Вашего заявления о том, что не эксперт, а типа следователь должен устанавливать причинно-следственную связь между ненадлежащим оказанием медицинской помощи в медицинском учреждении и наступившими неблагоприятными для пациента последствиями.
            Ни дознаватель, ни следователь, ни судья не обладают специальными познаниями в области медицины (за единичными исключениями). Этими познаниями обладают врачи, к числу коих относятся и судебно-медицинские эксперты. Они то и устаналивают причинно-следственную связь. А вот признать эту связь законной вправе только судья, но не следователь. 
            Уважаемый Александр Владимирович, ну не может следователь выполнить ту работу, которой он не научен. Не может. В основу своей версии он положит заключение судебно-медицинского эксперта (ов). И только здравомыслящий следователь поставит эксперту так называемые Вами правовые вопросы о наличии причинно-следственной связи между оказанием медицинской помощи и  наступившими неблагоприятными последствиями у пациента.

            +2
            • Адвокат Гришин Александр Владимирович 18 Сентября 2017, 09:21 #

              Уважаемый Евгений Алексеевич, мне вполне понятен Ваш взгляд на положение дел: взгляды цивилистов и криминалистов на подходы к установлению причинной связи, как ни странно, отличаются.

              0
            • Эксперт Семячков Анатолий Кириллович 18 Сентября 2017, 11:40 #

              Уважаемый Евгений Алексеевич!
              какие чувства испытывают два наших уважаемых судебно-медицинских эксперта: Туманов Э. В. и Семячков А. К.Докладываю: «Никаких. Чувств!».
              Только ощущение безысходности и обречённости.
              За 45 лет работы неизвестное количество раз приходилось формулировать выводы по «врачебным» делам.
              А устойчивые критерии, универсальные и пригодные для всех ситуаций, так и не нащупал.
              Каждый раз отталкиваюсь от конкретики.

              +1
          • Адвокат Саляхудинов Юрий Фазильевич 28 Сентября 2017, 08:49 #

            Уважаемый Александр Владимирович,
            Любой здравомыслящий эксперт сделает заключение, что смерть наступила от огнестрельного ранения, т.е. между ранением и наступлением смерти имеется прямая причинно-следственная связь! Другой прямой причинно-следственной связи не может быть!
            Так и есть, об этом говорится и в п. 15, и в п. 16 «Медицинских критериев определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека», и в п. 9 «Правил определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека».

            +1
        • Эксперт Семячков Анатолий Кириллович 18 Сентября 2017, 11:41 #

          Уважаемый Евгений Алексеевич!

          Установление причинно-следственной связи в отдельных случаях, исключительная прерогатива судебно-медицинского эксперта. Подобный спор этого года есть на сайте: только спорили адвокат с нашими судебно-медицинскими экспертами.
          Нельзя ли дать ссылку?

          +1
  • Адвокат Саляхудинов Юрий Фазильевич 10 Сентября 2017, 04:48 #

    Уважаемый Александр Владимирович, всё так и есть...
    Пока действуют Медицинские критерии определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека, предусматривающие, что:
    возникновение угрожающего жизни состояния должно быть непосредственно связано с причинением вреда здоровью, опасного для жизни человека, причем эта связь не может носить случайный характер (п. 15);
    ухудшение состояния здоровья человека, вызванное характером и тяжестью травмы, отравления, заболевания, поздними сроками начала лечения, его возрастом, сопутствующей патологией и др. причинами, не рассматривается как причинение вреда здоровью (п. 24);

    врачи будут уходить от уголовной ответственности, потому что, если пациент госпитализирован в больницу, например, с пневмонией и умер от данного заболевания, то состава преступления нет, так как «ухудшение состояние здоровья человека вызвано характером и тяжестью заболевания»…

    +4
    • Адвокат Гришин Александр Владимирович 10 Сентября 2017, 07:33 #

      Уважаемый Юрий Фазильевич, в порочности самой конструкции соответствующих статей УК РФ о медицинских преступлениях как раз и заключается невозможность доказывания наличия состава преступления в деянии медицинского работника. При действующем в старом УК формальном составе, врача могли уже привлечь к уголовной ответственности просто за то, что он прошел мимо нуждавшегося в помощи лежавшего на земле человека, если бы узнали, что один из не подошедших к раненому был врач! А теперь, об эту самую прямую причинную связь, точнее, о невозможности ее доказательства сломали зубы и эксперты, и следователи, и судьи… Даже уважаемая Хрусталева Ю.А., пытавшаяся защитить докторскую, не смогла убедить диссовет в возможности ее установления в уголовном судопроизводстве по врачебным делам (тема «Причинно-следственные связи в судебной медицине: содержание, способы выявления и значение при механической травме» по специальности 14.03.05 – судебная медицина).

      +2
      • Адвокат Саляхудинов Юрий Фазильевич 10 Сентября 2017, 08:28 #

        Уважаемый Александр Владимирович, согласен полностью!

        +2
      • Эксперт Семячков Анатолий Кириллович 18 Сентября 2017, 10:54 #

        Уважаемый Александр Владимирович!
        Хрусталева Ю.А., пытавшаяся защитить докторскую, не смогла убедить диссоветИ меня тоже.
        Не смогла убедить.
        Не могу осмыслить её монографию 2013 года
        Причинно-следственные связи в судебной медицине: содержание, способы выявления и значение при экспертной оценке  механической травмыСписываю это на собственную косность.

        Вопрос: Неужели докторская до сих пор не защищена?

        +1
        • Адвокат Гришин Александр Владимирович 18 Сентября 2017, 21:49 #

          Уважаемый Анатолий Кириллович, чуда не случилось — защитить докторскую  Х.Ю.А. так и не удалось, Вот если бы в диссовете был наш уважаемый Евгений Алексеевич, то, возможно, был бы иной результат, но… не случилось!

          +3
  • Адвокат Кулакова Елена Михайловна 11 Сентября 2017, 23:45 #

    Уважаемый Александр Владимирович, спасибо за объемную, но важную статью. Действительно,  
    Отечественная судебная медицина остро нуждается в разработке современной экспертной методики...
    Вот кто бы еще задумался над этими насущными проблемами, если до сих пор не могут определиться с некоторыми стандартами,… наш Минздрав, то в пламя, то в воду.   А ведь мы знаем, что от этих стандартов, протоколов многое зависит при производстве СМЭ,

    +4
  • Адвокат Шабаева Ольга Алексеевна 12 Сентября 2017, 02:05 #

    Уважаемый Александр Владимирович, есть ещё одна проблема по всем вышесказанным — это длительность экспертиз. А если речь идёт о назначении экспертизы в Российский центр — очередь длится месяцами. Нет доверия экспертам а регионах. Корпорация достаточно тесная. Многие выпускники одних и тех же учебных заведений.

    +4
    • Адвокат Гришин Александр Владимирович 12 Сентября 2017, 09:17 #

      Уважаемая Ольга Алексеевна, бесконтрольная возможность удлинять продолжительность судебно-медицинских экспертиз расслабляет экспертов и самым отрицательным образом влияет на уголовный процесс. Поскольку, приостанавливать производство по уголовному делу из-за продолжающейся экспертизы следователь не имеет права, то он вынужден идти на сделку с совестью и изобретать псевдозаконные основания для продления срока расследования… В гражданском процессе проблему давно решили — срок производства экспертизы ограничили 1 месяцем, не уложился — штраф 5 000 рублей!

      +2
  • Адвокат Щербинин Евгений Александрович 13 Сентября 2017, 10:16 #

    Уважаемый Александр Владимирович, эту тема конечно актуальна, как любая тема, связанная с наведением порядка в этом странно беспорядочном государстве. Несомненно в мутной воде гораздо проще ловить рыбку нечистыми руками, а потому методика подобных исследований важна. Полагаю однако что это возможно не на данном этапе российской истории, если взглянуть чуть шире. Не хватает основополагающих вещей без которых не может развиваться не одна область — специалистов, средств, а главное политической и общечеловеческой воли и совести. Потому до этой достаточно узкой проблемы «руки дойдут» еще не скоро. И это правильно. Наши специалисты законотворцы, специалисты правоприменители тому наглядный пример. Конечно это не значит, что проблемы не надо обозначать и выявлять, просто всему свое время.

    +2
    • Адвокат Гришин Александр Владимирович 13 Сентября 2017, 13:45 #

      Уважаемый Евгений Александрович, спасибо за комплимент — выходит, что я опередил время (шутка!)! А если серьезно, все мы, адвокаты, участвуя в процессах или создавая публикации, вносим посильный вклад в совершенствование нашего законодательства! Все мы работаем в режиме реального времени и надеемся на своевременную реакцию правотворцев. Мне, лично, приятно было осознавать, что после моей публикации в журнале «Современное право», посвященной проблемам назначения и производства судебных экспертиз на стадии проверки сообщения о преступлении, внесли изменения в п.25 ст. 5 УПК РФ. Уверен, что в этом не только моя заслуга, но мой вклад в решение проблемы с вынесением постановлений до возбуждения уголовного дела точно есть. Так что, — всё своевременно!

      +3
      • Адвокат Щербинин Евгений Александрович 13 Сентября 2017, 18:21 #

        Уважаемый Александр Владимирович, так то да… все есть как есть. Просто человек не всегда может отказаться от желаемого. А мне искренне не хочется, что бы полуграмотные законотв.. специалисты расписывали мне поминутно, что мне делать в судебном процессе, в той или иной сфере. Спрашивается нафига козе ба… зачем нужны принципы права(или отрасли).

        Излишние законы ослабляют законы необходимые.
        Шарль Монтескье

        Когда множатся законы и приказы, растет число воров и разбойников.
        Лao-цзы

        +2
  • Эксперт Семячков Анатолий Кириллович 18 Сентября 2017, 11:30 #

    Уважаемый Александр Владимирович!

    Сложнейшая тема. Спасибо, что выпятили важные для меня аспекты. Например:
    — судебно-медицинские эксперты в обосновании своих выводов используют полученные при исследовании материалов дела показания свидетелей и результаты проверок качества медицинской помощи;
    — судебно-медицинские эксперты не разграничивают цели, критерии и экспертные задачи, решаемые при экспертизе качества медицинской помощи, с задачами, целями и критериями, используемыми при производстве судебно-медицинской экспертизы;

    Только что закончил полугодовой труд по «врачебному» делу.
    Закрытая травма печени.
    Смерть пациента в больнице, после трёх операций.
    Формулируя Заключение специалиста, вновь испытал все «прелести» судебно-медицинской работы по этой категории дел. Движешься ощупью. Как впервые в жизни.
    Специалист-одиночка поступается мнением многочисленных врачебных коллективов:
    — лечащие врачи областной больницы
    — судебно-медицинский эксперт, исследовавший труп
    - комиссия экспертов Тюменского облбюро СМЭ (заключение не в пользу мамы умершего)
    — комиссия экспертов Бюро СМЭ Ханты-Мансийского автономного округа (заключение не в пользу мамы умершего).
    Расследование длится два года.
    Сейчас начнётся новый виток допросов.
    Что станет доказательством для следователя?

    +1
    • Адвокат Гришин Александр Владимирович 18 Сентября 2017, 21:55 #

      Уважаемый Анатолий Кириллович, я уже давно перестал «мучить» потерпевших необходимостью участия в безрезультативных уголовных делах, — практика показала, что исковое производство о компенсации морального вреда намного короче, эффективнее ( с любой стороны!) и менее нервозатратно. Так что, ограничиваюсь использованием доказательств, полученных в уголовном процессе, при рассмотрении иска… Хотя, сделал кое-какие наработки и для уголовного преследования:  http://glavkniga.su/book/45354

      +2
      • Эксперт Семячков Анатолий Кириллович 19 Сентября 2017, 11:58 #

        Уважаемый Александр Владимирович!

        Золотые слова!
        практика показала, что исковое производство о компенсации морального вреда намного короче, эффективнее ( с любой стороны!) и менее нервозатратно. Так что, ограничиваюсь использованием доказательств, полученных в уголовном процессе, при рассмотрении искаИменно такой путь морально вознаграждаем.

        +1
      • Эксперт Семячков Анатолий Кириллович 19 Сентября 2017, 12:31 #

        Уважаемый Александр Владимирович!

        наработки и для уголовного преследования: http://glavkniga.su/book/45354
        Не понял, как заказать Вашу книгу?

        Поиск по каталогу найдено 0 изданий (0 стр.)
        Вы ищете: ISBN: 978-3-330-31791-8, Автор: Александр Гришин, Год выхода: с 2017


        В базе нет ни одной книги...

        +2
        • Адвокат Гришин Александр Владимирович 19 Сентября 2017, 19:03 #

          Уважаемый Анатолий Кириллович, думаю, что как-то можно, раз они разместили. Есть еще адрес: https://www.morebooks.de/...ния/isbn/978-3-330-31791-8. Сейчас готовлю новое издание, с учетом обновленного законодательства и с новой судебной практикой. Как издадут, сразу сообщу всем друзьям-праворубцам.

          +1
          • Эксперт Семячков Анатолий Кириллович 20 Сентября 2017, 09:31 #

            Уважаемый Александр Владимирович!
            Как издадут, сразу сообщу всем друзьям-праворубцам.
            Буду ждать второго издания.
            Возможно, что к этому времени Вы сами возьмётесь за распространение своих книг. Наложенным платежом и без предоплаты.
            Как Теньков А.А.

            +2
  • Эксперт Семячков Анатолий Кириллович 20 Сентября 2017, 09:26 #

    Уважаемый Александр Владимирович!

    Есть еще адрес
    Ещё один облом. Моя карта не подходит для оплаты.

    +1

Да 25 25

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Для комментирования необходимо Авторизоваться или Зарегистрироваться

Ваши персональные заметки к публикации (видны только вам)

Рейтинг публикации: «О проблемах судебно-медицинской экспертизы по уголовным делам, связанным с ненадлежащим оказанием медицинской помощи » 4 звезд из 5 на основе 25 оценок.

Похожие публикации