Общая характеристика стадий доследственной проверки.

В отечественном уголовном процессе стадия доследственной проверки (далее СДП) регламентирована относительно слабо, в сравнении со стадиями предварительного следствия/дознанения, или судопроизводства. Достаточно сказать, что в отдельных случаях вообще невозможно установить, когда именно доследственная проверка была начата, что бы определить предельные сроки ее проведения.

Впрочем, не вдаваясь в юридические тонкости, нам для темы публикации вполне достаточно решить, что предметом обсуждения являются проверочные действия правоохранительных органов, осуществляемые по какому-то конкретному (криминальному) событию с момента его совершения и до возбуждения уголовного дела.

Причем, в указанный временной промежуток входит и тот период времени, когда событие совершено, однако об этом факте известно только лицу его совершившему. Включение в предмет исследования этой стадии которая по очевидным причинам не может входить в стадию доследственной проверки по материалу, необходимо хотя бы потому, что известно немало случаев, когда работа защитника начиналась именно на этом этапе, для которого в отечественном уголовном процессе и названия-то нет.

Между тем вступление адвоката в защиту именно на этом этапе, дает защите максимальное поле для маневра. Такая ситуация возможна, когда лицо считающее что может стать объектом внимания правоохранительных органов, заранее обращается к адвокату, еще до того, как к ситуации вызывающей у него тревогу, проявили интерес работники правоохранительных органов.

Обычно, это может иметь место, когда доверитель считает, что совершил действия или бездействие, которые могут влечь за собой уголовное преследование и о котором может, в конечном счете, стать известно правоохранительным органам. Подобная превентивность возможна тогда, когда либо совершенное деяние имеет определенную «отсрочку выявления», либо такого рода «отсрочка» существует при установлении лица, его совершившего.

В качестве примера можно назвать совершение растраты денежных средств вверенных виновному. В этом случае само выявление факта хищения может быть выявлено несколько позднее самого факта хищения, в ходе плановых проверок и аудитов и т. д. Вообще это характерно для большинства преступлений связанных с коммерческой деятельностью- уклонение от уплаты налогов, незаконная коммерческая деятельность, растраты, мошенничество и т. д. Еще варианты- лишение жизни человека, с последующим сокрытием трупа, кража из помещения или хранилища, когда проверка целостности имущества проходит с некоторыми временными интервалами и пр.

По общему наблюдению, чем раньше адвокат успевает вступить в дело, тем больше шансов у него добиться требуемого результата с наименьшими затратами. При этом с течением времени, от стадии к стадии свобода маневра и поле возможностей стремительно сокращается. Отсюда следует, что принятие на себя защиты доверителя и на более поздних стадиях доследственной проверки, в ряде случаев все равно дает адвокату гораздо более широкие возможности для защиты интересов подзащитного, нежели работа на стадии предварительного следствия.

Что же побуждает доверителя, обращаться к адвокату еще тогда, когда он не задержан, не допрошен и не помещен в СИЗО? Конечно можно ответить одним словом- мозги. Но можно и немного конкретизировать.

В некоторых случаях проведение доследственной проверки уже мотивирует лиц к которым проявлен интерес со стороны сотрудников правоохранительных органов, обратиться к адвокату. Так, если на предприятие зачастили сотрудники ОБЭП, если проводятся опросы работников, изымаются документы, запрашиваются сведения о хозяйственной деятельности и пр. это более чем прозрачные намеки руководству организации о необходимости поиска себе адвоката хотя-бы на всякий случай. Довольно часто привлечение адвоката на стадии доследственной проверки происходит в случаях, когда то или иное лицо приглашается в органы внутренних дел для участия в каких либо оперативно-розыскных мероприятиях- как правило для дачи объяснений.

В любом из этих случаев, и адвокат и его подзащитный оказываются в максимально удобных условиях для организации защиты, с другой стороны работа на стадии доследственной проверки требует от адвокат высокого профессионализма, что бы реализовать все потенциальные возможности для защиты доверителя.

Для стадии доследственной проверки характерен ряд особенностей, не свойственных остальным стадиям уголовного процесса. Остановимся на них подробнее.

Антогонизм между работниками правоохранительных органов.

В силу нормативной базы и структурных особенностей организации работы правоохранительных органов, очень часто доследственную проверку осуществляют работники оперативных подразделений (сотрудники уголовного розыска, ОБЭП и т. п.) или полиции общественной безопасности (участковые уполномоченные полиции) а возбуждение уголовного дела и последующую работу с ним- сотрудники следственных подразделений СК или органов дознания.

При этом, опять таки в силу специфики организации статистической работы в правоохранительных органах в зачет первым идет выявление преступлений (т. е. возбуждение уголовных дел по имевшимся у них материалам) а вторым (следователям и дознавателям)- нет. В итоге довольно часто приходится сталкиваться на практике с определенным явным или скрытым антогонизмом между первыми и вторыми.

А это в свою очередь влечет за собой ситуации когда органы следствия по тем или иным причинам отказываются возбуждать уголовные дела по материалам проверки, либо возвращают их должностным лицам проводившим проверку с требованиями доработать а то и с явным намеком забрать и больше в следствие не присылать.

Это положение вещей может быть в определенной степени использовано стороной защиты. Т.е. в некоторых случаях удается гораздо успешнее найти общий язык со следователем, нежели с должностными лицами проводящими доследственную проверку и убедить его в отсутствии оснований для возбуждения уголовного дела.

Кстати, нечто подобное имеет место и в тех случаях, когда доследственную проверку проводит сам следователь. Он, как уже было сказано выше, не несет обязанности выявления преступлений, и соответственно у него нет статистически обоснованной заинтересованности возбудить дело во что бы то ни стало. Но естественно, эта закономерность не является всегда и везде действующей истиной. В каждой конкретной ситуации возможны и свои нюансы.

И еще один момент, так же влияющий на итоговое решение по материалам доследственных проверок. Правоохранительные органы с куда меньшей охотой возбуждают уголовные дела грозящие стать «висяками», особенно если составы по ним тяжкие и особо тяжкие.

Высокая степень информационной неопределенности.

Следующая особенность работы защитника на стадии доследственной проверки- эта стадия характеризуется максимальной правовой и фактической неопределенностью и для стороны защиты и для стороны обвинения. То есть в момент начала доследственной проверки, и одна и другая стороны обладают минимумом информации по ситуации и причастным к ней лицам.

Именно на этом этапе идет стадия активного формирования следственной (вернее той, которая станет следственной после возбуждения дела) и защитительной версий, и соответственно именно на этом этапе у стороны защиты есть максимальные возможности оказать влияние на позицию следствия и… самим наделать самых серьезных ошибок. Само проведение доследственной проверки говорит о том, что в настоящее время следствие еще не располагает объемом сведений и доказательств необходимых для возбуждения уголовного дела.

На этой стадии для защиты важно прежде всего определиться- имеет ли место преступление и если да, то какое отношение к нему имеет подзащитный. Осложняет эту задачу тот факт, что пока еще не ясно, какой именно состав преступления отрабатывают правоохранительные органы. Упрощает – что и сами правоохранительные органы не всегда сразу понимают, с чем имеют дело.

Бывают и такие ситуации, когда подзащитный всерьез полагает, что может подвергнуться уголовному преследованию, однако при разборе обстоятельств выясняется, что для этого нет оснований (недостаточен размер причиненного ущерба, отсутствует умысел, обстоятельства находятся в сфере действия гражданского законодательства и пр. и т.п.)

Характерно, что на этой стадии могут «стрельнуть» такие доказательства, которые на предварительном следствии затерялись бы на общем фоне. Здесь особо важную роль играет в том числе и последовательность получения доказательств. Так имел место случай, когда очевидцами происшествия (кражи) по которому проводилась доследственная проверка, являлось несколько человек (строительная бригада) личности которых были известны.

Однако в ходе доследственной проверки, правоохранительным органам удалось найти и опросить одного единственного работника этой бригады, который был в дружеских отношениях с подозреваемым (что не было известно правоохранительным органам). Естественно, в своих показаниях он подтвердил версию подозреваемого и по материалу было вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, которое противной стороне удалось отменить гораздо позднее, только перед самым истечением срока давности по преступлению.

Однако, если бы должностному лицу проводившему проверку изначально удалось бы опросить всех работников бригады, нет сомнений, ситуация выглядела бы совершенно иначе, поскольку остальные работники к подозреваемому симпатий не питали. О роли защиты в «чудесном обретении» следствием «нужного» свидетеля, я скромно умолчу.

Еще один случай- в ходе проверки складских помещений одного крупного предприятия, в одном из ангаров арендованных сторонней организацией был обнаружен цех по нелегальному розливу алкогольной продукции. В самом цеху были обнаружены черновые записи с указанием точек розничной торговли куда происходили ее поставки. Отсчет времени в данном случае шел буквально на часы.

Так вот, когда сотрудники ОБЭП прибыли на рынок, они застали фантастическую картину: в торговой точке, куда по документом было поставлено десять коробок «левой» водки, в присутствии представителя администрации рынка и местного участкового, происходило актированное уничтожение этой водки (путем выливания ее из бутылок в бочку), поскольку (как следовало из акта уничтожения) осмотром бутылок проведенным владельцем торговой точки было выявлено «несоответствие акцизных марок, акцизам используемым для маркировки алкогольной продукции». Таким образом сотрудникам ОБЭП оставалось признать владельца торговой точки добросовестным приобретателем поддельной водки, да еще и не имевшим умысла на ее сбыт. Смею заверить, что и в этой ситуации не обошлось без своевременного (хоть и неофициального) вмешательства адвоката.

Сроки проверки.

Сроки доследственной проверки, это вещь растяжимая. Да, конечно в УПК РФ прописаны временные интервалы в 3, 10 и 30 дней, однако практика в этом случае как всегда идет своим, собственным путем. Во первых, должностные лица проводящие проверку регулярно «химичат» со сроками начала ее проведения, довольно часто допуская неофициальную работу по незарегистрированному заявлению потерпевшего.

Во вторых, способы «растягивания» сроков проверки так же секретом не являются. Классическим методом в данном случае является многократное вынесение постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела с их последующей отменой руководством и установлением новых сроков проверки.

Впрочем, есть и обратная сторона медали. Не редки случаи, когда сроки доследственной проверки идут буквально на дни и часы. Такое, например имеет место, когда по факту тяжкого или особо тяжкого деяния задержан подозреваемый, или изъяты значительные материальные ценности. В подобных ситуациях этот самыйвременной фактор оказывает существенное давление на лиц проводящих доследственную проверку и вынуждает их к принятию скоропалительных решений идущих как на благо так и во вред защите.

Так, некоторое время назад сотрудниками полиции была задержана грузовая автомашина груженная, предположительно, похищенным имуществом. В тот же день было установлено, что автомашина принадлежит одному из легальных автотранспортных предприятий, оказывающих услуги грузоперевозок. Так же были установлены и лица, которые данную машину наняли для перевозки имущества.

В итоге, задержанная автомашина стала «камнем преткновения» между правоохранительными органами и владельцами автомашины. Да, на следствии она вполне могла быть признана вещественным доказательством или по решению суда арестована, но поскольку шла стадия доследственной проверки, эти варианты были затруднительны и в итоге удалось убедить лиц проводивших проверку в необходимости вернуть автомашину владельцам, под гарантии сотрудничества со следствием в дальнейшем.

Нормативная база доследственной проверки.

Следующая особенность стадии доследственной проверки, это нормативная база на основании которой она проводится и объем прав должностных лиц ее осуществляющих. Вообще ситуация с нормативной базой доследственной проверки довольно эклектичная. Работая на стадии доследственной проверки, следует в разные моменты времени учитывать и требования УПК РФ и закона «Об оперативной деятельности», и закона «О полиции» и КоАП РФ и пр. и пр. Естественно, приводить все нюансы в публикации нет смысла, главное заключается в том, что при анализе ситуации на стадии доследственной проверки не стоит думать ограничивая себя лишь нормами УПК РФ.

Таким образом, под рукой всегда надо иметь перечисленные нормативные акты, не стесняться обращаться к другим по мере необходимости и быть морально готовым к тому, что отдельные нормы права регламентирующие те или иные вопросы доследственной проверки, систематически между собой конкурируют.

Правовое положение адвоката.

Кстати, из предыдущего тезиса прямо проистекает специфика в объеме прав и полномочий как представителей стороны обвинения, так и стороны защиты. Например в отличии от стадии предварительного расследования (где права адвоката прописаны УПК РФ), деятельность защитника на стадии доследственной проверки регламентируется судебной практикой и ссылкой на Конституцию РФ гарантирующую каждому право на квалифицированную юридическую помощь. Естественно, эта правовая неопределенность регулярно порождает в головах сотрудников правоохранительных органов всевозможные юридические химеры.

В качестве иллюстрации предыдущего тезиса, можно упомянуть недавно появившееся в правоохранительных органах странное поветрие считать, что знакомство с материалом доследственной проверки должно происходить в соответствии с законом о персональных данных (а не УПК РФ). В итоге материалы предъявляют с заклеенными (!) личными данными опрашиваемых лиц и т. д. Подобных «странностей» на стадии долсдественной проверки хватает с избытком. И примеров таких странностей, хватает с избытком.

Надо понимать, что на стадии доследственной проверки, адвокат как правило весьма скован в официальных правах и часто выполняет роль неофициального юридического консультанта. Так если в рамках доследственной проверки проводятся разрешенные УПК РФ следственные действия в которых прописаны гарантии участия адвоката это еще куда ни шло, а вот когда речь заходит об оперативно-розыскных мероприятиях тут все, увы, совсем грустно.

Но нет худа без добра. Отсутствие нормативно закрепленных прав адвоката, в определенной степени компенсируется отсутствием нормативно закрепленных обязанностей. Например стадия доследственной проверки позволяет адвокату подготовить правоохранительным органам определенные сюрпризы, которые могут сыграть в дальнейшем.

Так имела место ситуация, когда проверочные действия сотрудников правоохранительных органов убедили потенциального подозреваемого в том, что в отношении него в самое ближайшее время будет возбуждено уголовное дело. Более того, имелись и достаточные основания полагать, что после возбуждения уголовного дела подозреваемый скорее всего будет моментально заключен под стражу и из него всеми правдами и неправдами попытаются выбить признание, поскольку иных доказательств содеянного у следствия скорее всего быть не могло (предполагаемый состав преступления был экономическим).

Этот прогноз был положен в основу дальнейших действия защиты. С потенциальным подозреваемым было заключено соглашение, о котором правоохранительные органы в известность не ставились. Через неделю после заключения соглашения уголовное дело действительно было возбуждено а подозреваемый взят под стражу. Каково-же было удивление сотрудников следствия, когда подозреваемый, в каждом даваемом на подпись документе (в том числе и протоколе обыска заполняемом при помещении его в ИВС) указывал фамилию, имя отчество своего адвоката, номер телефона, реквизиты соглашения и ордера, а так же вписывал требование немедленно обеспечить его явку.

Попытка навязать задержанному адвоката по назначению, с треском провалилась. В итоге, все планы следствия пошли прахом. За двое суток задержания, в которые следствие и намеревалось получить главные доказательства вины подозреваемого, ничего стоящего от подозреваемого добиться не удалось. Меру пресечения пришлось отменять а затем прекращать и само уголовное дело.

Стратегические цели защиты, на стадии доследственной проверки.

Постановка стратегической цели защиты при работе по конкретному делу- эффективный способ систематизировать и упорядочить работу адвоката, определиться с приоритетами и избежать затрат сил и времени на совершение ненужных или малополезных действий. (Отдельные аспекты разработки стратегических целей отражены в частности в этой публикации Праворуб: Разработка стратегии защиты для процесса с участием присяжных ...)

Естественно, что конкретные цели можно (и нужно ставить) как в отношении всего объема работ по делу, так и в отношении отдельных стадий этой работы. Очевидно, что для каждой стадии уголовного процесса, цели будут определяться как спецификой самой стадии так и конкретной ситуацией.

На следствии такой целью может быть достижение прекращение дела, либо отказ от части обвинения, на суде- получение оправдательного приговора и т. д. На стадии доследственной проверки постановка целей, так же является простым и разумным способом достигнуть максимального результата при минимуме затрат. Поэтому разберет наиболее типичные цели работы защиты для этой стадии:

Отказ в возбуждении уголовного дела.

Естественно, что наиболее желанной и глобальной целью проводимой доследственной проверки для адвоката со стороны «обвиняемого» (термин условный, поскольку в ходе доследственной проверки никакого обвиняемого быть не может) является вынесение по результатам этой проверки постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, а из всех возможных оснований предусмотренных для этого УПК РФ, лучше всего основания реабилитирующие.

Соответственно, именно с анализа возможности достижения этой цели и следует начинать работу по на стадии до следственной проверки. Собрав по ситуации всю доступную информацию, необходимо последовательно соотнести известные факты с условиями отказа в возбуждении дела по тому или иному основанию- отсутствию состава преступления, отсутствию события преступления и пр.

При этом так же следует брать в расчет и свою собственную (защитника) активную позицию по материалу, т. е. задачей защитника является не только анализ и констатация вероятности того или иного исхода проверки, но и активное способствование достижению запланированной цели. Это включает в себя в том числе сбор и предоставление дополнительных материалов (доказательств) в обоснование своей позиции- лицам проводящим проверку, трактовка и разъяснение им норм права в контексте выгодном для стороны защиты и пр.

Т.е. изучив все возможные доступные материалы, необходимо выбрать наиболее подходящие к конкретному случаю (если таковые все таки имеются), после чего строить свою работу акцентируя внимание именно на достижении намеченного результата. Указанная цель стратегии защиты, весьма очевидным образом перекликается с целями защиты по возбужденному уголовному делу- получить постановление о прекращении дела или оправдательный приговор.

Впрочем, надо понимать, что рассчитывать на отказ в возбуждении уголовного дела можно далеко не всегда. Нередки ситуации, когда доследственная проверка по тем или иным фактам носит формальный характер, поскольку как минимум факт совершенного преступления ни у кого сомнений не вызывает.

Например следственная группа пребывает на место происшествия- хищение материальных ценностей из квартиры (жилого помещения). Уже в ходе получения объяснений от владельцев квартиры и осмотра места происшествия следователь получает достаточное колличество материала позволяющего сделать вывод о том, что кража действительно имела место.

Да, возможно что в рамках дополнительной проверки потребуется получить некоторые дополнительные материалы — например объяснения соседей, документацию к похищенной бытовой технике и т. п., однако есть все основания считать, что каких либо революционных изменений в версию о совершении неустановленными лицами кражи из квартиры они не внесут.

К таковым случаям относятся, например, обнаружение при некоторых обстоятельствах оружия, наркотиков и иных предметов, изъятых из свободного гражданского оборота и пр. То же можно сказать и об обнаружении трупа со следами насильственной смерти. Опять таки, для возбуждения дела достаточно и одного трупа, однако обычно доследственная проверка все таки проводится и в основном так же сводится к получению материалов, слабо влияющих на итоговое решение по материалу.

Впрочем, и эти ситуации могут иметь отдельные нюансы, при определенных обстоятельствах исключающие возбуждение уголовного дела. Например если будет установлено и предельно убедительно доказано, что те или иные узловые материалы проверки (например материалы об обнаружении наркотического вещества) были оформлены с нарушением законодательства и как результат являются недопустимыми доказательствами по делу.

В то же время имеются ситуации, когда доследственная проверка действительно является необходимым элементом работы правоохранительных органов и ее возможные результаты могут как дать основание к возбуждению уголовного дела, так и напротив, привести к выводу о необходимости отказа в возбуждении дела. Например именно такие ситуации чаще всего возникают по экономическим составам, либо по материалам о ДТП.

Вот здесь задачей адвоката (исходя из намеченной стратегической цели) и будет являться активная работа по выявлению, фиксации и доведению до сведения должностных лиц проводящих проверку этих самых сведений, оказывающих непосредственное влияние на принятие итогового решения по материалу.

Здесь же надо отметить весьма важный, но малоизвестный в среде защитников фактор, как сниженная (в сравнении с расследуемым уголовным делом) заинтересованность правоохранительных органов в «обвинительном исходе» проверки по материалу.

Дело в том, что следственные органы- это одни из немногих подразделений, которым не идет в зачет выявление преступлений (в отличии от оперативных служб или полиции общественной безопасности) в итоге, усилия стороны защиты направленные на вынесение по материалу постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, обычно встречают со стороны следователя гораздо меньшее сопротивление, нежели усилия защиты направленные на прекращение уже возбужденного дела.

Однако даже в случае вынесения постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, радоваться еще рано. Дело в том, что указанное постановление может неоднократно отменяться вышестоящими инстанциями по жалобам заинтересованных лиц. Более того, отказ в возбуждении уголовного дела иногда сознательно выносится следователем именно для того, что бы потом его отменить, и таким образом получит дополнительное время и возможности для пусть и неофициальной но все таки дополнительной проверки.

Инициирование возбуждения уголовного дела в отношении иного лица.

Наше следствие и судопроизводство подобно поезду- остановить его почти невозможно, но при определенных умениях и везении, его можно направить на нужный защите путь. Именно на эта идея и положена в основание обсуждаемой цели.

Предыдущая стратегическая цель защиты по материалу проверки является, если так можно выразиться- общей, характерной практически для любого хода доследственной проверки и вопрос заключается только в степени вероятности достижения такой цели. В то же время, особенности отдельных деяний (служащих основанием проведения доследственной проверки) влекут за собой возможность постановки и специфических, нехарактерных для других случаев, стратегических целей.

Так имеют место ситуации, когда исследуемое в ходе доследственной проверки деяние, дает основания для рассмотрения нескольких альтернативных версий. При этом такие альтернативы возможны как в отношении совершителей деяния, так и в отношении самих объективных обстоятельств деяния.

Иллюстрацией первого варианта может быть кража, когда установленные обстоятельства указывают на то, что похитителем был один единственный человек, при том что подозреваемых на этапе доследственной проверки- несколько.

Во втором случае, примером может быть драка между несколькими лицами, в ходе которой каждый из них получил те или иные телесные повреждения, но при этом каждый участник настаивает на том, что инициатором драки был оппонент, а он сам лишь защищался от нападения. В итоге в правоохранительные органы поступают сразу два заявления от двух участников каких либо событий, и разница заключается лишь в том, кто в этих заявления обозначен как потерпевший, а кто- как виновник произошедшего.

Соответственно в таких ситуациях целью работы защитника будет является не получение отказа в возбуждении уголовного дела, а напротив, его возбуждение, но в соответствии с той версией, которую предлагает защитник и его подзащитный- т. е. в отношении не подзащитного а иного лица.

Такие «взаимные» обвинения, помимо очевидных случаев, могут иметь место в качестве стратегии защиты гораздо шире. Например генеральный директор предприятия обвиняет главного бухгалтера в растрате, в свою очередь в качестве стратегии защиты главный бухгалтер может (естественно, если имеет хоть какие-то аргументы) подать заявление о той же растрате но совершенной самим генеральным директором или по его указанию т. д. То есть в данном случае имеет место реализация принципа «Лучшая защита — нападение».

Из изложенного можно вывести еще одну возможную стратегическую цель защиты на стадии доследственной проверки- добиться возбуждения дела в отношении противной стороны, тем самым исключив или существенно осложнив привлечение к уголовной ответственности подзащитного в дальнейшем.

Реализация этой цели требует от защитника активных, а то и сверхактивных действий на стадии доследственной проверки. Задача- получить на стадии доследственной проверки подавляющий перевес достоверности своей версии событий, подавляющий перевес своей доказательственной базы над доказательственной базой противника. Здесь этому способствуют различные обстоятельства и в том числе — кто из сторон первой подал заявление на противную сторону.

Возбуждение дела по наименьшему составу или в отношении неустановленного лица.

Думаю, не открою истины если скажу, что следствию куда спокойнее и удобнее предъявить обвинение или предъявить его по более тяжкой статье, чем прекратить в отношении конкретного человека производство или переквалифицировать его деяние на менее тяжкий состав.

Соответственно, в качестве одной из целей защиты на этапе доследственной проверки можно ставить перед собой задачу добиться возбуждения уголовного дела по наименьшему составу или в отношении неустановленных лиц. И в первом и во втором случае реализация такой цели не даст моментального положительного эффекта, однако при определенных обстоятельствах может существенно помочь защите в дальнейшем, на этапе предварительного следствия или дознания, особенно в тех случаях, когда квалификация деянии или круг вовлеченных в него лиц оспорим по тем или иным основаниям.

Достижение обсуждаемой стратегической цели предоставляет стороне защиты определенную дополнительную свободу маневра, особенно на начальной стадии расследования уголовного дела (до предъявления обвинения). Особенно это важно в тех ситуациях, когда сторона защиты не располагает полной и достоверной картиной происшедшего, и соответственно вынуждена весьма осторожно совершать активные действия (предоставлять доказательства, давать показания и пр.).

Следует отметить, что реализация данной цели происходит путем создания у следователя или дознавателя (т. е. лица, принимающего решение о возбуждении уголовного дела) определенной степени неуверенности в его осведомленности об отдельных деталях происшествия.

Достигается это как путем предоставления (или оспаривания) тех или иных доказательств и их оценок, так и в ходе личного контакта следователя (дознавателя) и защитника в ходе производства тех или иных проверочных или процессуальных действий (не подумайте плохого, я имею в виду общение исключительно в рамках закона).

Создание условий для передачи материала по территориальной или ведомственной подследственности.

В ряде случаев, для успешной реализации задач защиты бывает необходимо добиться передачи материала проверки в другое подразделение по подведомственности или территориальной принадлежности. Обычно, это имеет смысл, когда по тем или иным причинам у стороны защиты есть основания не доверять лицам, проводящим доследственную проверку, считать что необъективны или имеют личную заинтересованность в исходе дела.

Соответственно, решаю эту задачу, от защитника требуется убедительно обосновать, что деяние либо имело место на территории другого подразделения, либо проверку по нему должны проводить органы дознания или следствия других ведомств.

Обеспечение доказательственной базы на будущее.

К сожалению далеко не всегда возможно добиться и отказа в возбуждении дела и возбуждении дела на противника. Иногда сама ситуация прямо указывает на то, что уголовное дело по конкретному факту будет возбуждено, причем именно на подзащитного. Что можно предпринять в таких случаях?

Еще одна специфическая стратегическая цель защиты на стадии доследственной проверки. Она состоит из двух взаимодополняющих подцелей. С одной стороны на стадии доследственной проверки надо заложить достаточную доказательственную базу в пользу стороны защиты, с другой- по возможности (и естественно, строго законными путями!) принять меры к снижению доказательственной базы стороны обвинения. Путям реализации этой цели, соответствующее внимание будет уделено ниже.

Часть вторая Праворуб: Работа адвоката на стадии доследственной проверки. (часть 2)...

Автор публикации

Адвокат Васильев Александр Витальевич
Москва, Россия
Уголовное право, уголовный процесс, суд с участием присяжных заседателей.
wasiliev.pro

Да 47 47

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Участники дискуссии: Коробов Евгений, Филимонов Дмитрий, Дьяченко Игорь, Васильев Александр
  • Адвокат Дьяченко Игорь Викторович 02 Июня, 12:34 #

    Уважаемый Александр Витальевич, Ваше утверждение:" деятельность защитника на стадии доследственной проверки регламентируется судебной практикой и ссылкой на Конституцию РФ гарантирующую каждому право на квалифицированную юридическую помощь" является ошибочным, поскольку,  в  соотвествии п.6 ч.3 ст. 49 УПК РФ Защитник участвует в уголовном деле:
    с момента начала осуществления процессуальных действий, затрагивающих права и свободы лица, в отношении которого проводится проверка сообщения о преступлении в порядке, предусмотренном статьей 144 настоящего Кодекса.
    4. Адвокат вступает в уголовное дело в качестве защитника по предъявлении удостоверения адвоката и ордера. С этого момента на адвоката распространяются правила, установленные частью третьей статьи 53 настоящего Кодекса.
    Также ч. 1.1.ст. 144 УПК РФ  предусмотрено, что лицам, участвующим в производстве процессуальных действий при проверке сообщения о преступлении, разъясняются их права и обязанности, предусмотренные настоящим Кодексом, и обеспечивается возможность осуществления этих прав в той части, в которой производимые процессуальные действия и принимаемые процессуальные решения затрагивают их интересы, в том числе права не свидетельствовать против самого себя, своего супруга (своей супруги) и других близких родственников, круг которых определен пунктом 4 статьи 5 настоящего Кодекса, пользоваться услугами адвоката, а также приносить жалобы на действия (бездействие) и решения дознавателя, начальника подразделения дознания, начальника органа дознания, органа дознания, следователя, руководителя следственного органа в порядке, установленном главой 16 настоящего Кодекса. Участники проверки сообщения о преступлении могут быть предупреждены о неразглашении данных досудебного производства в порядке, установленном статьей 161 настоящего Кодекса. При необходимости безопасность участника досудебного производства обеспечивается в порядке, установленном частью девятой статьи 166 настоящего Кодекса, в том числе при приеме сообщения о преступлении.
    В связи с привиденными положениями, считаю, что права адвоката при проведении проверки в порядке ст. 144 УПК РФ достаточно регламинтированы кодексом.  Вы верно заметили, что работая на стадии доследственной проверки, следует  учитывать и требования законов «Об оперативной деятельности»,  «О полиции» и КоАП РФ. Благодарю за приведенные примеры в статье. Они наглядно показывают, как необходим адвокат при проведении доследственной проверки.

    +13
  • Адвокат Филимонов Дмитрий Александрович 02 Июня, 13:39 #

    Уважаемый Александр Витальевич, добавлю практику про участие адвоката на стороне потерпевшего в ходе доследственной проверки:Кроме того, если издержки были допущены в процессе доследственной проверки в связи с проверкой преступных действий, то они также относятся к определенным видам процессуальных издержек в уголовном судопроизводстве. Так, в судебном заседании потерпевшей П. представлены документы, подтверждающие ее расходы на участие адвоката Е. в стадии доследственной проверки. Суд апелляционной инстанции оставил решение суда первой инстанции без изменения. При этом он отметил, что судом первой инстанции обоснованно указано, что оказание адвокатом Е. юридической помощи на стадии доследственной проверки связано с преступными действиями Ч., в связи с чем расходы, понесенные потерпевшей, подлежат взысканию. Сумма, выплаченная адвокату потерпевшей, не является завышенной и необоснованной, в связи с чем суд первой инстанции обоснованно удовлетворил требования П. Каких-либо обстоятельств, предусмотренных п. 6 ст. 132 УПК РФ, с которыми закон связывает возможность полного освобождения осужденного Ч. от возмещения процессуальных издержек в отношении потерпевшей П., судом первой инстанции не установлено, не усматривает таковых и суд апелляционной инстанции. Апелляционное определение Белгородского областного суда от 17 августа 2015 г.

    +5
  • Юрист Коробов Евгений Алексеевич 03 Июня, 18:18 #

    Уважаемый Александр Витальевич, по поводу прекращения дел — это понятно. Это проще, чем добиться возбуждения уоловного дела. Наверное, все это возможно прочитать во второй части статьи.
    Очень понравилось про «включение мозгов». Полностью согласен с Вами, что чем раньше следует обращение к адвокату за помощью, тем эффективнее выстраивается защита адвокатом. 
    Основная проблема доследственной проверки, в отсутствие ответственности за невыполнение тех требований законодательства, которые касаются самой доследственной проверки.

    +7
    • Адвокат Васильев Александр Витальевич 03 Июня, 19:13 #

      Уважаемый Евгений Алексеевич, Наверное, все это возможно прочитать во второй части статьи.Увы, вынужден разочаровать. На эту тему пока писать не планирую. Впрочем, у Вас-то самого опыт в этом направлении, что остальным только завидовать. Может сподобитесь? (hi)

      +3
      • Юрист Коробов Евгений Алексеевич 03 Июня, 19:43 #

        Может сподобитесь? Уважаемый Александр Витальевич, у меня пока времени не хватает. Возможно, что позже и сподоблюсь, раз Вы не хотите в этом направлении поработать. ;) (handshake)

        +3

Да 47 47

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Для комментирования необходимо Авторизоваться или Зарегистрироваться

Ваши персональные заметки к публикации (видны только вам)

Рейтинг публикации: «Работа адвоката на стадии доследственной проверки.» 5 звезд из 5 на основе 47 оценок.

Похожие публикации