По этому делу ко мне обратилась моя доверительница, которую в 2012 году я защищал по уголовному делу и интересы которой представлял по гражданскому делу о защите чести, достоинстве и деловой репутации.

А сейчас, в конце 2017 года, в районный суд с исковым заявление о взыскании просроченной задолженности по Договору займа денежных средств, процентов, неустойки, членских взносов, неустойки по членским взносам, всего на сумму 1 001 327 рублей, обратился кредитор доверительницы. 

В своем исковом заявлении истец ссылается на неисполнение моей доверительницей  в течение 365 дней условий Договора займа денежных средств на сумму 650 000 рублей, в результате чего образовалась востребуемая задолженность.

Соответчиками по исковому заявлению являются два поручителя — физические лица.

Одним из них было подана встречное исковое заявление о признании договора поручительства недействительным.

Я три раза предлагал представителю соответчика объединить наши усилия, выработать совместную позицию и действовать сообща, но постоянно получал отказ. Поэтому, в статье я не буду писать об этой части процесса, скажу только, что доводы иска были необоснованными, о чем я и написал в отзыве на встречное исковое заявление и возражал против заявленных исковых требований. 

Я ознакомился с материалами дела, в которых имелся Договор займа денежных средств, подписанный заемщиком расходный кассовый ордер о выдаче денежных средств, несколько приходных кассовых ордеров об оплате части суммы займа.

Все доказательства об исполнении займодателем своих обязательств по выдаче займа и ненадлежащем исполнении заемщиком обязательств по погашению займа имелись в деле.  

Я попросил доверительницу рассказать мне все так, как это было по ее мнению: когда возник отношения с заимодателем, вносила или нет она деньги в счет погашения займа и вот ее история.

С займодателем — Кредитным потребительским кооперативом ее связывают давние отношения, начавшиеся еще в 2008 году. Она получала займы, погашала их, получала новые и так далее.

В 2013 году доверительница и учредители КПК создают медицинский центр, который моя доверительница возглавляет в должности главного врача.

В 2015 году у КПК возникают проблемы с выплатой доходов своим членам, у него отбирают лицензию и начинается процедура его банкротства. На этой дату у моей доверительницы имеется не закрытый заем в данном КПК.

Что в таких случая делают наши предприниматели? Правильно, учредители первого КПК, учреждают новый Кредитный потребительский кооператив, с фактически аналогичным первому названием, в тех же помещениях и с теми же работниками. Новое чистое юридическое лицо. 

Задолженность моей доверительницы по обязательствам перед первым КПК переводят в задолженность перед новым КПК, по новому договору займа.

Понятно, что денег моей доверительнице никто на руки не дает, она подписывает какие-то бумаги и вот, старый заем погашен, а новый на сумму 108 000 рублей оформлен сроком на 24 месяца. 

Испытывая материальные затруднения, а также веря словам руководства о том, что «Ваша заработная плата будет направляться на погашение долга по заму», моя доверительница исполняет обязательства по договору займа не регулярно (ведь заработную плату она получает не каждый месяц), в результате чего по истечение 12 месяцев у нее образовывается задолженность.

Руководство кооператива предлагает «рефинансировать» старый заем в новый, уже на сумму 375 000 рублей сроком на 48 месяцев. Моя доверительница соглашается с этим, подписывает новый договор займа на новую большую сумму, а старый заем в тот же день погашается. Деньги на руки доверительнице не выдаются, оформляются расходный и приходный кассовые ордера и стороны на этом расходятся.

История по новому займу повторяется и в течение года опять возникает просроченная задолженность уже по второму договору займа.

Руководство кооператива опять предлагает «рефинансировать» старый заем в новый, уже на сумму 650 000 рублей сроком на 48 месяцев. Моя доверительница соглашается и с этим предложением, подписывает новый договор займа на новую большую сумму, а старый заем в тот же день погашается. Как в первом и втором случаях, деньги на руки доверительнице не выдаются, опять оформляются расходный и приходный кассовые ордера и стороны на этом расходятся. Как не сложно догадаться, по третьему договору также в течение следующих 12 месяцев возникает просроченная задолженность. 

На новое «лестное» предложение «рефинансировать» действующий заем в новый на сумму более 1 000 000 рублей, моя доверительница не соглашается, активно интересуется где же ее заработная плата, которая по договоренности с руководством должна была направляться на погашение займа, возникает конфликтная ситуация и моя доверительница пишет заявление об увольнении из медицинского центра, а руководство  медицинского центра, являющееся руководством кооператива, в итоге подает заявление о взыскании задолженности по договору займа. 

Это ситуация со слов доверительницы, а что же я увидел из представленных мне доверительницей документов и материалов дела.

Надо отдать должное, у доверительницы сохранились все договоры и корешки к приходным кассовым ордерам начиная с 20008 года. 

Но на руках у нее не было ни одного расходного кассового ордера о получении ею сумм займа, а также корешков к приходным кассовым ордерам, подтверждающих погашение предшествующего займа.

Проведя нехитрые математические расчеты, я увидел, что тело нового кредита (сумма займа) по «рефинансированному» Договору займа включает в себя:

  • сумму основного долга по предыдущему Договору займа, 
  • сумму процентов, начисленных на тело кредита по предыдущему Договору займа,
  • сумму неустойки, начисленную за ненадлежащее исполнение заемщиком обязательств по оплате суммы основного долга по предыдущему Договору займа,
  • сумму неуплаченных членских взносов по предыдущему Договору займа,
  • неустойку, начисленную на неуплаченные членские взносы по предыдущему Договору займа.

То есть, займодавец, в нарушение требований действующего законодательства, оформлял новые договоры займа без:

  • указания на рефинансирование старой кредиторской задолженности и 
  • замены задолженности по уплате процентов, неустоек, предусмотренных договором и членских взносов, путем новации в новую кредиторскую задолженность.

Это уже какие-то основания для подготовки мотивированных возражений на исковые требования.

В соответствии с Гражданским кодексом, заемщик вправе оспаривать договор займа по его безденежности, доказывая, что деньги или другие вещи в действительности не получены им от займодавца или получены в меньшем количестве, чем указано в договоре.

Именно на этих положениях действующего законодательства я решил строить свою позицию.

Как я писал выше, займодавец оформлял новые договоры займа с нарушением требований действующего законодательства.

Кроме этого, изучив практику арбитражных судов и судов общей юрисдикции по схожим делам, я нашел очень интересные судебные акты. 

Так, из обобщения практики рассмотрения споров, связанных с договорами займа и кредита, следует, что обязательство по предоставлению кредита является исполненным, если денежные средства зачислены на расчетный счет заемщика либо указанного им лица и ему либо указанному им лицу предоставлена возможность реально воспользоваться предоставленными средствами.

Как указывают суды, на практике возникает необходимость изменения сроков возврата кредита, объединения задолженностей по кредитным договорам в единый договор, перезаключения договора с включением в сумму кредита уже начисленных процентов.

Зачастую под «кредитным договором» стороны имеют ввиду «переоформление» предыдущего договора: пролонгацию, новацию или заключение самостоятельного договора, — и судам необходимо выяснять действительную волю сторон.

Новый кредитный договор не может выступать в качестве договора новации или в качестве соглашения о продлении сроков возврата кредита, поскольку устанавливает обязанность предоставления денежных средств.

По смыслу гражданского законодательства выдача кредита подразумевает получение заемщиком реальной возможности распорядиться кредитом. В этом случае заемщик должен дать распоряжение банку о погашении предыдущей задолженности или договор должен предусматривать право безакцептного списания банком денежных средств с расчетного счета заемщика на указанную цель.

Суд должен выяснить, просил ли ответчик предоставить ему в рамках спорного кредитного договора средства на погашение задолженности по предыдущему кредитному договору, в каком размере. Если такого волеизъявления заемщика не было, в этой части кредит не может считаться выданным, а фактически имела место попытка банка в одностороннем порядке переоформить задолженность ответчика.

Новое обязательство при новации или соглашение о пролонгации должны устанавливаться на основании первоначального обязательства (из кредитного договора).

Таким образом, при заключении соглашения о новации или пролонгации, необходимо выражать намерение к прекращению или изменению предыдущего обязательства, например, указанием на то, что сумма договора или ее часть является остатком задолженности по предыдущему кредитному договору.

Например, в одном из дел, суд, отклоняя доводы банка о том, что кредитный договор является нетрадиционной формой пролонгации, указал, что новый договор является самостоятельным договором, поскольку в нем нет ссылки на пролонгируемый договор, банком не представлены доказательства, что заемщик ходатайствовал о пролонгации в такой форме, оба договора заключены на разные суммы.

Кредитный договор, заключенный с целью прикрыть пролонгацию другого кредитного договора, является притворной сделкой. Лицо, согласившись на заключение сделки, должно выразить свое намерение совершить именно ту сделку, которую оно при этом имело в виду, и если заключенный «кредитный» договор прикрывает договор новации или пролонгации, то к сделке, которую стороны в действительности имели в виду, с учетом существа сделки, применяются относящиеся к ней правила.

Кроме этого, притворная сделка, то есть сделка, которая совершена с целью прикрыть другую сделку, в том числе сделку на иных условиях, ничтожна, то есть недействительна.

При новации обязательства должен измениться предмет или способ исполнения. Долг, возникший из договора или иного основания, может быть заменен заемным обязательством. При этом, на что уже было обращено внимание судов, договора займа не будет, а следовательно нет необходимости в реальном предоставлении заемных средств. Например, заключением договора, которым предусматривается общая задолженность клиента по всем ранее заключенным кредитным договорам, прекращаются обязательства из этих кредитных договоров.

Условие кредитного соглашения о капитализации процентов, при котором банк увеличивает кредитную задолженность на сумму начисленных, но не уплаченных в срок процентов с начислением на эту сумму процентов за пользование кредитом, незаконно, поскольку не переданные фактически в собственность денежные средства не могут рассматриваться как кредитные.

Исходя из того, что в случае новации не требуется реального предоставления денежных средств, а только наличие долга, капитализация процентов возможна, при переходе обязательств по уплате процентов за пользование кредитом в заемное обязательство, где проценты, вероятно, станут основным долгом.

Нами было показано суду, что образовавшаяся задолженность по первому, а затем и второму Договорам займа «переоформлялась» истцом путем заключения нового договора займа, но в новом договоре не указывалось о рефинансировании старого займа и не заключались соглашения о переводе суммы процентов, членских взносов и неустоек путем их новации в сумму кредиторской задолженности.

Согласно гражданскому законодательству, обязательство прекращается новацией — соглашением сторон о замене первоначального обязательства, существовавшего между ними, другим обязательством между теми же лицами, предусматривающим иной предмет или способ исполнения. 

Разновидностью новации является новация долга (суммы процентов, членских взносов и неустоек путем) в заемное обязательство. Это соглашение сторон о замене долга, возникшего из купли-продажи, аренды имущества или иного основания (задолженность по процентам, неустойка, предусмотренная договором и членские взносы), заемным обязательством, которое осуществляется с соблюдением требований о новации и совершается в форме, предусмотренной для заключения договора займа.

В соглашении о новации следует подробно привести сведения о первоначальных обязательствах: какие из них прекратились, какие заменены, а также предмет или способ исполнения. При отсутствии в соглашении сторон перечисленных выше сведений новация может быть признана судом недействительной сделкой.

Я подготовил свой расчет задолженности ответчика. 

Так, на момент заключения спорного Договора займа на сумму 650 000 рублей, у ответчика имелась просроченная задолженность по предыдущему договору займа в сумме 408 516,90 рублей, которая, надо полагать, в день заключения спорного договора была принята истцом в счет погашения задолженности по предыдущему Договору, без надлежащего распоряжения заимодавцу о погашении предыдущей задолженности, то есть фактически имела место попытка банка в одностороннем порядке переоформить задолженность ответчика. 

Из возможных 241 483,10 рублей, оставшихся у ответчика на руках, она погасила 113.000 рублей, внеся их в кассу заимодавца по приходному кассовому ордеру, имеющемуся в материалах дела. 

В итоге, задолженность ответчика по спорному Договора займа могла бы составлять сумму в размере 128 483,10 рублей.

Данный расчет сделан на основании имеющихся у ответчика документов: Договоров займа, графиков платежей, квитанций к приходным кассовым ордерам. 

При этом, было обращено внимание суда на тот факт, что при совершении всех трех указанных сделок заимодавцем не выдавались ответчику следующие документы: расходные кассовые ордера, подтверждающие получение ответчиком денег на руки, а также «финальные» квитанции к приходным кассовым ордерам, подтверждающие внесение ответчиком денег в счет погашения кредиторской задолженности по предшествующему договору займа.

Таким образом, как спорный Договор займа, так и предшествующий ему Договор займа фактически являются притворными сделками, то есть сделками, которые совершены с целью прикрыть другую сделку, а именно пролонгацию первого Договора займа, то есть указанные сделки ничтожны, в том числе и спорный Договор займа.

Лицо, согласившись на заключение сделки, должно выразить свое намерение совершить именно ту сделку, которую оно при этом имело в виду, и если заключенный «кредитный» договор прикрывает договор новации или пролонгации, то к сделке, которую стороны в действительности имели в виду, с учетом существа сделки, применяются относящиеся к ней правила. 

Как указано в обобщении практики рассмотрения споров, связанных с договорами займа, «Новое обязательство при новации или соглашение о пролонгации должны устанавливаться на основании первоначального обязательства (из кредитного договора) …».

Буквально следую положениям цитируемой статьи и сложившейся судебной практики, можно с полной уверенностью утверждать, что при определении суммы задолженности по спорному договору, в расчет должна приниматься первоначальная сделка — первый Договор займа на сумму 108 000 рублей.

Кроме всего прочего, нами в судебное заседание был представлен отчет эксперта, которому мы заказали проведение экспертизы и подготовку расчета задолженности ответчика по трем договорам займа. 

В результате произведенного расчета, экспертом рассчитано, что, по состоянию на текущую дату должник имеет:

  • непогашенную сумму займа (основного долга) в размере 13 647,00 рублей,
  • излишне уплаченные проценты по займу в размере 34 394,48 рублей.
  • непогашенную сумму неустойки за несвоевременное погашение займа в размере 216 163,80 рублей.
  • непогашенную сумму членских взносов в размере 9 089,00 рублей. 
  • непогашенную сумму неустойки за несвоевременное погашение членских взносов в размере 10 484,38 рублей. 

То есть и мой расчет и расчет специалиста показали, что у моего доверителя нет долга перед заимодавцем в сумме более 1 000 000 рублей, заявленных в исковых требованиях.

Так же мы оспаривали проценты, начисленные на сумму займа. 

В соотвествии с условиями спорного Договора займа, истец выдал ответчику заем под 30 % годовых, при этом, договор займа обеспечен договорами поручительства двух физических лиц.

В данной части спорный Договор займа не соответствует требованиям законодательства. 

Согласно информации, размещенной на сайте Центрального Банка РФ,  Среднерыночное значение полной стоимости потребительских кредитов (займов), применяемых для договоров потребительского кредита (займа), заключаемых в III квартале 2016 года кредитными потребительскими кооперативами с физическими лицами, для потребительских займов с обеспечением, на срок свыше года, составляет размер от среднерыночного значения полной стоимости 28,659% до предельного значения 38,212%, в то время, как по спорному Договору займа составляет 48,942%.

То же самое относиться и к двум предыдущим Договорам займа.

Согласно действующему законодательству, сделка противоречащая закону — является ничтожной. При этом ничтожная сделка является недействительной вне зависимости от признания её таковой судом или нет. Из указанного следует сделать вывод, что пункт договора в виду его незаконности не подлежит исполнению вне зависимости от того обратилась сторона в суд или нет. Недействительность части сделки не влечет недействительности прочих ее частей, если можно предположить, что сделка была бы совершена и без включения недействительной ее части. 

Кроме этого, мы указали суду на не обоснованный размер членских взносов, который поставлен в зависимость от суммы займа. Таким образом, если законодательством о кредитном потребительском кооперативе декларируется равенство прав членов кредитного кооператива, то зависимость размера членского взноса от суммы займа нарушает такое право.

Истцом не были приведены основания для повышения размера членских взносов с 1215 рублей в месяц до 5 417 рублей в месяц.

Так же мы оспаривали размер неустойки, начислений за неисполнение обязательств по оплате суммы займа, ссылаясь на то, что данный размер неустойки значительно превышает размер законной неустойки.

Согласно нашему расчету неустойки, она составила сумму в два раза меньше, чем насчитал истец. Поэтому мы попросили суд снизить размер неустойки на основании статьи 333 Гражданского кодекса РФ.

В обоснование необходимости такого снижения, мы указывали суду на то, что ответчиком оспаривается не только фактическая сумма полученного займа, но и размер процентов по договору, длительность времени, в течение которого истец допускал просрочку исполнения ответчиком условий договора, что по мнению является ответчика является достаточным и веским основанием для уменьшения суммы неустойки. 

Понимая, что суд не сможет отказать истцу в удовлетворении его исковых требований (ведь учредители и руководство кооператива люди «уважаемые»), в итоге мы ссылались на то, что суд должен учесть грубые нарушения истцом действующего законодательства в части заключения, изменения, прекращения обязательств, в результате которых им были: 

  • заключены притворные сделки, с целью прикрыть пролонгацию другого (других) кредитного договора, 
  • несоблюдены требования к совершению сделок (новации обязательств), согласно которым замена долга заемным обязательством осуществляется с соблюдением требований о новации и совершается в форме, предусмотренной для заключения договора займа, 

что привело к неправомерному (завышенному) заявлению исковых требований, включающих сумму займа, начисленных процентов и неустоек, принимая во внимание оспаривание ответчиком полученной суммы займа, притворность и оспоримость заключенных сделок, мы просили суд при вынесении решения принимать в расчет только задолженность по первоначальному обязательству — Договору займа на сумму 108 000 рублей, задолженность по которому на момент рассмотрения спора составляла 13 647,00 рублей и по которому имеется переплата по уплаченным процентам по займу в размере 34 394,48 рублей.

Что же представитель истца? В первом заседании (до и после него) он дружески обжался со своим оппонентом — представителем поручителя. В заседании вел себя так, будто дело уже решено в его пользу, и не предполагал, что кто-то может предоставить какие-то возражения на исковые требования, тем более, все дела кооператив выигрывал в суде. После предоставления мною отзыва, в следующем судебном заседании он чувствовал себя уже не так уверено и пытался что-то возражать.

Например, отбросив от себя заключения эксперта, даже не открыв его, он заявил, что заключение неверно.

На что получил от меня ответ о том, что он не специалист и доводы специалиста, высказанные в его экспертном заключении, могут быть оспорены только другим экспертом. Чего сделано не было, а значит заключение специалиста верно.

Следующим пассажем была его реплика о том, что: — «По Вашей логике получается, если должник получил кредит в одном банке, потом получил кредит в другом банке и из суммы второго погасил первый, то это притворная сделка»?

Ну что на это сказать? На мой взгляд, здесь нет никакой логики, о чем я и поведал суду, сказав, что это «логика» представителя кооператива, а мною, ни в одном судебном заседании, ни в одной отсылке к практике судов об этом не говориться. Просто представитель заимодателя при помощи схоластических (отвлеченных рассуждений не основанных на фактах) измышлений пытается ввести суд в заблуждение.  

Процесс закончился, суд удалился на совещание.

Я надеялся на лучшее, но мои надежды не оправдались.

Суд удовлетворил исковые требования истца и только снизил размер неустойки.

На чем суд основывал свое решение я еще не знаю, так как решение в полном объеме еще не изготовлено, хотя прошло три недели и приближается срок подачи апелляционной жалобы.

На мой вопрос суду через 11 дней после вынесения резолютивной части: — «Когда мы можем получить решение в полном объеме»? Судья удивленно спросила: — «А Вам зачем»?

— «Как зачем, — удивился я, — для подготовки апелляционной жалобы». Теперь удивилась судья: — «Вы собираетесь обжаловать решение»? 

Готовлю краткую апелляционную жалобу. Доверительница веря мне, готова идти до Верхового суда.

Документы

1.Отзыв на исковое зая​вление157.9 KB
2.Отзыв на встречное и​сковое заявление73.1 KB
3.Заключение эксперта6.9 MB

Все документы в данном разделе доступны только профессиональным участникам портала, имеющим PRO-аккаунт.

Для доступа к документам необходимо авторизоваться

Да 29 29

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Участники дискуссии: Нестеров Олег, Петров Игорь, Ермакова Алевтина, Ханян Вадим, Гречанюк Василий, Полтавский Дмитрий, Дилбарян Степан
  • Адвокат Нестеров Олег Анатольевич 20 Марта 2018, 08:51 #

    Уважаемый Дмитрий Владиславович, интересная у Вас ситуация. 
    Что то подобное было и у меня, приемником кредитора ( обанкротившегося Банка) стал другой банк и предложил физическому лицу перезаключить договор с ним, с включенными в него процентами и тд.

    +2
  • Адвокат Дилбарян Степан Оганесович 20 Марта 2018, 17:40 #

    Уважаемый Дмитрий Владиславович, интересная публикация. Буду ждать следующую публикацию с приложением решений судов  первой и апелляционной инстанций.
    А пока пожелаю Вам удачи!

    +4
  • Юрист Ханян Вадим Вячеславович 20 Марта 2018, 19:30 #

    Уважаемый Дмитрий Владиславович, Ваша позиция вполне обоснована и хорошо проработана, но, к сожалению, суды «привыкли» разрешать подобные дела в пользу кредитных организаций, и все доводы в таких делах о том, что
    Согласно действующему законодательству, сделка противоречащая закону — является ничтожной. При этом ничтожная сделка является недействительной вне зависимости от признания её таковой судом или нет. Из указанного следует сделать вывод, что пункт договора в виду его незаконности не подлежит исполнению вне зависимости от того обратилась сторона в суд или нет. суды просто напросто пропускают мимо ушей. Складывается такое впечатление, что для кредитных организаций существует отдельное законодательство. Поэтому с нетерпением ждем результатов рассмотрения этого дела апелляцией.

    +3
    • Адвокат Полтавский Дмитрий Владиславович 20 Марта 2018, 20:17 #

      Уважаемый Вадим Вячеславович, спасибо большое за отзыв.
      Полностью соглашусь с Вами, в последнее время суды все меньше и меньше выносят мотивированных решений, принятых на основании всестороннего изучения и оценки представленных доказательств.
      Что больше всего удивляет, это то, что суды не учитывают позиций вышестоящих судов, надеясь на то, что не все будут обжаловать принятый судебный акт.
      В данном случае, мною было предоставлена суду возможность выбрать из двух альтернативных вариантов: безденежность займа или недействительность сделок. Но у суда не нашлось мужества «противостоять» заимодателю.

      +3
      • Юрист Ханян Вадим Вячеславович 21 Марта 2018, 09:50 #

        Уважаемый Дмитрий Владиславович, недавно в судебном заседании по делу о взыскании долга по кредитному договору, процентов за пользование и неустойки (сбербанк, ипотека), судья, в ответ на мое (я представляю ответчика) заявление о снижении неустойки на основании ст. 333 ГК РФ, и доводы о ее несоразмерности:
        ↓ Читать полностью ↓

        Кредитным договором предусмотрена неустойка 0,5% в день на просроченный платеж, что составляет 183% годовых. В то же время, максимальное значение средневзвешенной процентной ставки по кредитам, предоставленным кредитными организациями физическим лицам в рублях (исходя из статистической информации, размещенной на официальном сайте Центрального Банка РФ, распечатанные сведения прилагаются) в 2017 году составляет 22,40% (январь 2017г.), ипотечные кредиты выдаются Истцом по ставке 8,6% годовых (скриншот с официального сайта Истца прилагается),  ключевая ставка Центрального Банка РФ в настоящее время составляет 7,75% (с момента просрочки имеется динамика снижения ключевой ставки), уровень инфляции на декабрь 2017г. составила 2,5%, т.е. подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, т.к. максимальный размер убытков, который мог понести истец вследствие ненадлежащего исполнения Ответчиками условий кредитного договора составляет 9 962,4 рублей. Данная сумма определена как сумма неустоек по каждому просроченному платежу, которые рассчитаны по следующей формуле:

        (22,40%/365дней Х сумму ежемесячного платежа Х количество дней просрочки)/100.

        Кроме того, законодатель полагает разумной и соразмерной неустойкой за неисполнение или ненадлежащее исполнение заемщиком обязательств по возврату потребительского кредита (займа) и (или) уплате процентов на сумму потребительского кредита (займа) не может превышать двадцать процентов годовых в случае, если по условиям договора потребительского кредита (займа) на сумму потребительского кредита (займа) проценты за соответствующий период нарушения обязательств начисляются, или в случае, если по условиям договора потребительского кредита (займа) проценты на сумму потребительского кредита (займа) за соответствующий период нарушения обязательств не начисляются, 0,1 процента от суммы просроченной задолженности за каждый день нарушения обязательств, что отражено в п.21 ст.5 Федерального закона от 21.12.2013 N 353-ФЗ (ред. от 03.07.2016) «О потребительском кредите (займе)». (закон вступил в силу через 2 месяца после заключения кредитного договора)
        сказала: «Вы что, полагаете, что это доказывает несоразмерность неустойки?»(gun)
        Сложилось ощущение, что судам запретили снижать неустойку, если взыскатель Сбербанк беспредельный всемогущий(punch)

        +2
        • Адвокат Полтавский Дмитрий Владиславович 21 Марта 2018, 14:24 #

          Уважаемый Вадим Вячеславович, спасибо за отзыв и интересный случай из Вашей практики.
          У меня тоже складывается впечатление, что и банки, и застройщики существуют в отдельном законодательном поле и пользуются какими-то правовыми преференциями.

          +3
  • Адвокат Петров Игорь Иванович 20 Марта 2018, 19:45 #

    Уважаемый Дмитрий Владиславович, высший пилотаж! (Y)

    +3
  • Адвокат, модератор Гречанюк Василий Герольдович 21 Марта 2018, 05:20 #

    Уважаемый Дмитрий Владиславович, прочитал с большим интересом на одном дыхании! Очень убедительно!
    Желаю удачи в обжаловании!

    +2
  • Адвокат Ермакова Алевтина Леонидовна 22 Марта 2018, 10:30 #

    Уважаемый Дмитрий Владиславович, статья обстоятельная, возьму себе в помощь с Вашего разрешения)) Уважение Вашему терпению. Успехов в разрешении дела!!! Буду ждать продолжения.

    +2
    • Адвокат Полтавский Дмитрий Владиславович 22 Марта 2018, 11:34 #

      Уважаемая Алевтина Леонидовна, спасибо за отзыв. Очень приятно, что статья Вам понравилась, рад, что описанная практика может быть полезна. Жду решения суда, обязательно напишу.

      +2

Да 29 29

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Для комментирования необходимо Авторизоваться или Зарегистрироваться

Ваши персональные заметки к публикации (видны только вам)

Рейтинг публикации: «Оспаривание суммы займа или взыскание кредиторской задолженности, как способ разобраться с неугодным работником» 5 звезд из 5 на основе 29 оценок.

Похожие публикации

Продвигаемые публикации