Первая полноценная рабочая неделя 2019 года принесла завершение моего одного из первых дел (группы дел), которое началось в далёком (уже) 2014 году.

Думаю, что рассказ об этой группе дел будет интересен описанием сложного сплава права и шиканы, действий истцов и противодействий ответчика, процессуальных сроков и сроков давности, правосудием бюрократии и бюрократии Правосудия, ахаляй-махаляй-юриспруденции и правознатного крючкотворства, и вообще — желанием одних уклониться от гражданско-правовой ответственности, и желанием других защитить свои права. 

Итак, начну.

Глава 1 (а дело третье:) )

В апреле 2014 года я стал адвокатом, а уже в августе 2014 года мои знакомые попросили меня помочь Байминой В.П., которая приобрела на публичных торгах право собственности на квартиру 69 (далее — Квартира) в одном многоквартиром жилом доме, реализованную в качестве имущества должника, на которое обращено взыскание.

В апреле 2014 года состоялись торги, в июле 2014 года (тут даты имеют значение) право собственности Байминой В.П. на Квартиру было зарегистрировано. 

Дело, в которое пригласили меня помочь Байминой В.П. (Промышленный районный суд г.Ставрополя, №2-39/2015), было стандартным делом о признании СЕВ (прежней собственницы Квартиры) утратившей право пользования квартирой.

Исковое заявление «о выселении» Баймина В.П. подготовила самостоятельно (типичный «интырнэт-иск») и также самостоятельно подала его в суд. 

По делу состоялось предварительное судебное заседание, в которое в качестве представителя ответчика — СЕВ — явился её бывший супруг САА, действующий на основании доверенности. По его ходатайству, для ознакомления с материалами дела заседание было отложено.  На этом этапе дела в него я и вступил. 

После ознакомления с материалами дела я остался в недоумении — для чего понадобилось привлекать меня: иск стандартный, ситуация стандартная, решение — предсказуемое, к чему расходы на адвоката? Баймина В.П. отвечала одно — её  сильно обеспокоило уверенное (и даже само-...) поведение САА, и его высказывания, что у него «всё схвачено, за всё заплачено, и жизнь его налажена на зависть всем».

Посмеявшись (про себя) над беспочвенными страхами Доверительницы, я пошел в предварительное судебное заседание по самому обычному делу «о выселении» (то есть по иску собственника Квартиры Байминой ВП о признании прежних жильцов утратившими права проживания) полностью готовым отстаивать вполне стандартную позицию о том, что собственник жилого помещения не обязан предоставлять своё жилище для проживания лицам, которые не являются членами его семьи.

… И ТУТ

 

В судебное заседание явились: 1) представитель ответчика СЕВ (бывшей собственницы Квартиры), который иск не признал, и предъявил требования об оспаривании публичных торгов, … и 2) бывший представитель ответчика СЕВ (бывшей собственницы Квартиры) — её бывший муж САА, который предъявил самостоятельные требования относительно предмета спора («о выселении»), также обжаловав результаты публичных торгов!

Основанием для обжалования результатов публичных торгов по продаже имущества должника СЕВ третье лицо с самостоятельными требованиями САА (бывший муж должника СЕВ) указал то, что публичные торги прошли без учета его личных интересов, как супруга (бывшего), в отношении общего имущества супругов, что установлено вступившем в законную силу определением суда об утверждении мирового соглашения (sic!).

И в подтверждении своих доводов САА предъявил определение об утверждении мирового соглашения, вступившее в законную силу.

Я даже не буду говорить, насколько заявленные САА и представителем СЕВ требования были «встречными» (на самом деле — вовсе не встречными, и даже не самостоятельными относительно предмета спора); по-сути, это были вполне себе требования для самостоятельного дела, но суд, «в целях процессуальной экономии», решил рассмотреть все требования в одной куче деле.

Глава 2 (дело второе)

Вот так, в судебном заседании в сентябре 2014 года мне (как представителю истца Байминой ВП) стало известно о существовании судебного акта — определении Промышленного районного суда г.Ставрополя от 14.08.2014 года (дело 2-6519/2014) об утверждении мирового соглашения (Карточка дела в ГАС «Правосудие»).

Изучив материалы этого дела, я УЗРЕЛ ПРЕКРАСНЫЙ ОБРАЗЕЦ ЮРИДИЧЕСКОГО АХАЛЯЙ-МАХАЛЯЙ-ПРАВОСУДИЯ :):):)

В этом деле САА (бывший муж) предъявил иск к СЕВ (бывшей жене) об обязании её заключить основной договор на основании предварительного договора, заключенного в нотариально удостоверенной форме. Иск был предъявлен 16.07.2014 года; а  уже 14.08 2014 года стороны процесса, то есть САА (бывший муж) и СЕВ (бывшая жена) заключили мировое соглашение, в соответствии с которым право собственности на Квартиру признавалось в равных долях (по 1/2) за СЕВ и САА.

Пикантность данного судебного процесса заключалась в том, что мировое соглашение было заключено не по предмету иска (о заключении основного договора на основании предварительного); при этом мировым соглашением было признано право собственности на недвижимость, не бывшую предметом спора;  а изюминкой процесса стало то обстоятельство, что на дату утверждения судом мирового соглашения (14.08.2014 года) право собственности на неспорную (в этом деле) квартиру-69 УЖЕ было зарегистрировано за моим доверителем Байминой ВП (01.07.2014 года).

То есть мировое соглашение явно затрагивало интересы третьего лица, которое, естественно, к участию в деле привлечено не было, поскольку суд, судя по материалам дела, всецело доверился доводам сторон (САА и СЕВ) о принадлежности Квартиры, и даже не счёл нужным виписку из ЕГРН истребовать  (ну а уж почему суд так доверял этим сторонам дела — вопрос дискуссионный, и даже риторический… видимо, кто-то дунул, штобыслучилось такоечюдо :):):):)).

Поскольку судебный акт от 14.08.2014 года был вынесен без привлечения собственника квартиры — Байминой ВП к процессу, нам восстановили сроки на подачу частной жалобы. 

В связи с рассмотрением этого дела (второго) производство по «делу о выселении» (третьему) было отложено — до выяснения, а «кто же есть ху» в спорных правоотношениях.

Сразу же разъясняю: главы повествования я нумерую по-порядку, а дела — по их очерёдности в схеме, которую (по-моему личному мнению), пытался реализовать САА (именно поэтому я начал рассказ с третьего дела — оно для меня было первым, а в схеме — уже третьим)

При рассмотрении моей частной жалобы она была полностью удовлетворена; шикарное (от слова шикана) определение об утверждении мирового соглашения было отменено, и дело возвращено в суд первой инстанции для рассмотрения по-существу. При этом, еще при нахождении дела в апелляционной инстанции, стало известно о смерти ответчика СЕВ, поэтому апелляция дала еще и указание о решении вопроса о процессуальном правопреемстве. 

Глава 3  (про дело первое)

Напомню, что во втором деле рассматривался иск САА к бывшей супруге СЕВ об обязании заключить основной договор на основании предварительного договора.  Но сам факт наличия предварительного договора также был результатом юридического «ахаляй-махаляй» волшебства, поскольку был обоснован следующими доводами:

 С 25 августа 2004 года по 11 июня 2010 года САА состоял в законном браке с СЕВ.

15 июля 2010 года (то есть уже после расторжения брака), бывший супруг САА заключил с бывшей супругой СЕВ два нотариально удостоверенных договора: по одному — поименованному основным — бывшие супруги разделили общее имущество супругов, определив его конкретные вещи в собственность каждого из супругов; а по другому — предварительному, нотариально удостоверенному договору с номером по реестру 1-1873, — бывшие супруги САА и СЕВ сочли, что в срок до 31.12.2012 года они заключат основной договор, которым, согласно подпункту «Г» пункта 5 предварительного договора, спорная Квартира будет личной собственностью СЕВ.

Следовательно, уже 15 июля 2010 года, при заключении в нотариальной форме договора, САА заранее отказывался от всех принадлежащих ему прав на Квартиру-69 в пользу СЕВ.

Однако… в определенный предварительным договором срок — до 31 декабря 2012 года — основной договор между САА и СЕВ заключен не был… и поэтому 25.05.2014 года бывший муж САА был вынужден обратиться в Промышленный районный суд г.Ставрополя с иском О ПРИЗНАНИИ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО  ДОГОВОРА продленным!!! (дело 2-5068/2014) решение в ГАС «Правосудие»

Надеюсь,  не сильно разочарую заинтригованных читателей ПРАВОРУБА признанием, что такой «ахаляй-махаляй» иск был успешно разрешен в пользу САА — ну еще бы, ведь типа болезнь одной из сторон предварительного договора является основанием для признания срока действия предварительного договора продленным, да еще и по иску, поданному спустя всего-то полтора года (по истечении срока, обговоренного для заключения основного договора)!!! С моей точки зрения, это очевидное юридическое чудо… для совершения которого надо, чтобы волшебник (да-да, именно волшебник, а не юрист) произнёс заклинание (да-да, именно волшебное заклинание, а не банальное нормоцитирование)… ну и дунул :):):)

Естественно, что в данное дело вступили заинтересованные лица — кредиторы САА и СЕВ, которым имущество, являющееся предметом предварительного и основного договоров, было передано СЕВ в залог. В результате рассмотрения их жалоб судом апелляционной инстанции такое решение было  попросту отменено.

Глава 4 (дело второе)

В итоге, в деле по иску САА к СЕВ об обязании заключить основной договор на основании предварительного суд первой инстанции произвел процессуальную замену ответчика — взамен умершей СЕВ привлёк её сына СДА, как единственного наследника (и по закону, и по завещанию).  Правда, в ходе этого же процесса было установлено, что СДА наследство не принял, и факт его принятия отрицает (ну, чтобы не принимать на себя и долги СЕВ). Таким образом, отсутствовали малейшие законные основания для процессуального (да и материального) правопреемства, но суд это совершенно не смутило. 

В итоге суд решил, что мировое соглашение утвердить не может, так как оно явно затрагивает права третьих лиц — Байминой В.П., а при рассмотрении изначального иска (об обязании заключить основной договор из предварительного) учел, что доказательств обращения сторон предварительного договора друг к другу для заключения основного договора в обговоренный срок не было. Кроме того, суд верно решил, что в обязательстве о заключении основного договора о разделе имущества супругов не может быть правопреемства, в связи с чем производство по делу прекратил. 

Глава 5 (возвращение в делу третьему) 

После отмены решений по делам, на которые ссылался САА (напомню: дело второе  — об утверждении мирового соглашения, и дело первое — о признании предварительного договора действующим), судебное разбирательство по третьему делу — по иску Байминой ВП о выселении и встречному иску САА о признании публичных торгов недействительными — было продолжено.

Ввиду смерти СЕВ производство по иску Байминой В.П. о её выселении было прекращено; также было прекращено и производство по иску СЕВ об оспаривании публичных торгов. По-сути, в деле рассматривались только требования САА об оспаривании результатов торгов.

В ходе судебного разбирательства было установлено, что САА не является субъектом права собственности на Квартиру, в связи с чем факт нарушения его прав публичными торгами по продаже торгов по долгам собственника СЕВ был признан неподтвержденным, из-за чего в иске было отказано. При этом я, выступая в прениях, искренне высказывался, что истец САА заблуждается, избрал неправильный способ защиты права, и что он — ежели считает себя сособственником Квартиры — должен доказывать своё право путём подачи соответствующего иска (об этой своей наивной искренности я впоследствии немного пожалел. Но об этом — потом). 

Это решение истцом по встречному иску САА было обжаловано.

Суд апелляционной инстанции, тщательно изучив материалы дела, и  внимательно выслушав всех участников дела, долго (примерно минут пять) посовещался, и решение по делу оставил без изменения: иск Байминой В.П. о выселении был удовлетворён, иск САА о признании публичных торгов недействительными — остался без удовлетворения карточка дела в ГАС «Правосудие»

Если кто-то решил, что на этом всё — тот ошибается: дело получило не менее увлекательное продолжение.

Глава 6 (дело четвертое)

Это было самое скучное дело из всех — в ранее рассмотренных делах САА сообщал, что в спорной Квартире-69 проживает он сам, его сын СДА (да-да, тот самый ответчик), и сестра бывшей собственницы — КИД. И даже предоставлял светокопии страниц  домовой книги с соответствующими записями.

Нами (как собственниками жилья) был предъявлен иск о выселении всех  перечисленных лиц — родственников и свойственнников бывшего собственника жилого помещения. При истребовании сведений из УФМС данные о регистрации самого САА и его сына СДА не подтвердились :), подлинную домовую книгу — для заверения предоставленных им копий с такими записями — САА (почему-то :) ) — показать не смог :):):)

Иск был удовлетворен частично — в части прекращения регистрации КИД по месту постоянного жительства в Квартире-69, принадлежащей Байминой В.П. 

Карточка дела в ГАС «Правосудие» 

Глава 7 (дело пятое)

Неугомонный САА (напоминаю — бывший супруг СЕВ) подал иск к СДА (уточню — к своему собственному сыну) с крайне интересным требованием — признать завещание  СЕВ недействительным в части. Основанием иска было то утверждение, что в завещании покойная СЕВ всё своё имущество завещала сыну СДА  (да-да, в завещании дословно было указано «всё моё имущество, где бы оно не находилось, и в чём бы оно не выражалось»). 

По-мнению истца САА, этой общей фразой было завещано и право собственности на конкретные 1/2 доли в спорной Квартире-69, которую САА называл своим личным имуществом (как принадлежащей ему супружеской долей (sic!))

Истец САА (как лично, так и устами своего представителя-юриста) заявлял требование о признании завещания недействительным в той части, в которой оно распространяется на якобы принадлежащие ему доли в праве на недвижимость (в том числе и на Квартиру-69)… Я, честно говоря, начал даже ощущать запах волшебных ахаляй-махаляй благовоний — кто-то рядом колдовал и дул :):):) 

В этом процессе опять было установлено, что сын СДА наследство за СЕВ не принимал (чтобы не принимать и долги по нему), поэтому нами был заявлен довод о том, что иск предъявлен к ненадлежащему лицу, поскольку ответчиком по иску об оспаривании завещания может быть только наследник. Кроме того, нами в очередной раз было указано, что единственным доказательством права собственности на недвижимость является зарегистрированное право, но такового САА не привёл, а значит, и не доказал свои правопритязания.  Помимо этого довода, мы указывали, что в ранее рассмотренном деле доводы о якобы супружеской доле САА были рассмотрены, и были признаны несостоятельными, а самому САА неоднократно указывалось, что единственный надлежащий способ защиты права, на которое он претендует — иск о признании права.

СЛУЧИЛОСЬ ЧУДО!!! Вернее, не случилось чудо, а свершилось Правосудие — Суд не стал творить завораживающих магических пассов и мудро решил, что раз СЕВ завещала всё своё имущество, то она никак не могла завещать принадлежащее САА  имущество — то есть те доли в праве собственности на недвижимость, которые он считает своими; а для защиты этих долей суд посоветовал САА применять другие заклинания обратиться с иском о признании права решение в ГАС «Правосудие» 

Такое решение, естественно, было обжаловано САА, причём жалоба была подана им как истом в свою защиту, а также… как законным представителем несовершеннолетнего ответчика СДА — в защиту ответчика :)

Решение вступило в законную силу. 

Глава 8 (дело шестое)

Интрига нарастала.

Уже после назначения к слушания в апелляции жалоб по пятому делу, САА (видимо, не надеясь на иск об оспаривании завещания) подал в суд иск о признании права собственности на недвижимое имущество, в том числе и на Квартиру-69. Дата подачи иска — 18 мая 2016 года.

Свой иск САА обосновал, естественно, ранее неоднократно приводимыми доводами о том, что право собственности на эту квартиру было приобретено в период брака, и, значит, является общим имуществом супругов. Необходимость защиты своих прав САА связал с тем обстоятельством, что он, честно говоря, как-то даже и не знал, что, оказывается, половинка Квартирки-69 на него не оформлена… такой вот афронт… а сейчас ему стало известно, что хулиганы зрения лишают Баймина ВП нарушила его право собственности, и он вынужден защищаться от неё в судебном порядке.

Как летом 2016 года, изучая этот иск, я жалел о своих словах — о надлежащем способе защиты путём признания права — сказанных в процессе осенью 2014 года! Приходилось бороться со своими собственными возражениями.

К этому времени мне уже вполне была ясна реальная картина всего дела (всей жизненной ситуации, разрешаемой в судах): видимо  (предполагаю) САА вёл т.н «семейный» "бизнес по-русски". То есть фактически лично он занимался предпринимательской деятельностью, отдельные элементы которой для проформы были приписаны членам семьи: жена СЕВ была оформлена индивидуальным предпринимателем, но её дела на основании нотариально-удостоверенной доверенности вёл сам САА. Для пополнения оборотных средств брались кредиты (как в кредитных учреждениях, так и у физических лиц, предоставляющих специфические услуги) — в том числе под залог недвижимости; при этом поручителями по займу СЕВ выступали её муж САА, сестра КИД, и другие родственники; эти же лица, зачастую, были залогодателями по кредитным обязательствам; для погашения ранее  возникших кредитных обязательств возникали новые; каждая новая надежда "сейчас перекредитуюсь, и всё будет хорошо" не сбывалась: деньги ходили по кругу, а долговая нагрузка всё росла и росла; в итоге, доходов от текущей деятельности стало не хватать для погашения текущих кредитных платежей;  кредиторы стали взыскивать долги, и обращать взыскание на предмет залога… Наступил коллапс платежей, в ситуации которого возникла идея — отсрочить взыскание (либо вообще избежать его в части) путём вывода части имущества из статуса залогового… путём оспаривания сделок. 

При рассмотрении этого дела суд, действуя — по-моему настоянию — в пределах, обозначенных ст. 67 ГПК РФ, оценивая доводы истца САА и мои возражения,  пришел к следующим выводам:

Во-первых, как следует из доказательств, представленных САА,  право собственности его жены (бывшей жены) СЕВ на спорную Квартиру-69 было зарегистрировано  уже после расторжения её брака с САА. Поскольку возникновение права в отношении объектов недвижимости Закон связывает с регистрацией права, то, следовательно, право собственности на Квартиру-69 не возникло в период брака СЕВ и САА, в связи с чем оно не может быть отнесено к общему имуществу супругов;

Во-вторых, если принимать моментом возникновения права собственности на Квартиру-69 дату заключения договора долевого участия в строительстве (который был заключен в период  брака СЕВ с САА), то в этом случае необходимо предоставление доказательств внесение в оплату цены этого договора общим средств супругов (каждый из которых на дату заключения ДДУ имел статус индивидуального предпринимателя, и получал доходы от такой деятельности в личную собственность);

В-третьих, суд дал оценку действиям САА и СЕВ, выяснив, что после расторжения брака — 15 июля 2010 года -  бывшие супруги САА и СЕВ — заключили два нотариально удостоверенных договора,  по одному из которых, поименованному предварительным, с номером по реестру 1-1873, — они пришли к соглашению, что в срок до 31.12.2012 года бывшие супруги заключат основной договор, которым, согласно подпункту «Г» пункта 5 предварительного договора, Квартира-69 будет личной собственностью СЕВ.

Следовательно, уже 15 июля 2010 года, при заключении в нотариальной форме предварительного договора, САА заранее отказывался от всех принадлежащих ему прав на Квартиру-69 в пользу СЕВ, что должно было быть закреплено путём заключения основного договора в срок до 31.12.2012 года.

В итоге суд счёл заслуживающей внимания правовую позицию Байминой ВП о том, что для САА максимум с 01.01.2013 года (то есть сразу же после истечения обозначенного им самим срока на заключение основного договора, по которому спорная Квартира-69 отходила его бывшей жене СЕВ) начал течь срок исковой давности, в течение которого он — исходя из заявленной им правовой  позиции — мог бы оспорить переход права личной собственности СЕВ на Квартиру-69, которую сам САА почитает общим имуществом супругов!

Этот срок исковой давности истёк 01.01.2016 года, то есть задолго до подачи (18 мая 2016 года) САА рассматриваемого Судом иска.

В итоге в удовлетворении исковых требований САА было отказано 

карточка дела в ГАС «Правосудие»

 … на самом деле — нет)))...................................................................

 

Глава 9. Дело последнее, и (спойлер :)) самое интересное)

В один из дней лета 2018 года, просматривая ГАС «Правосудие», я увидел, что САА к СДА  предъявлен иск о признании права собственности.

Поскольку в деле упоминался банк, который когда-то, под залог Квартиры-69, выдавал ипотечный кредит СЕВ, меня такая информация заинтересовала, и я пошел знакомиться с делом.

Узрел ЧЮДЕСНОЕ :)!

Оказывается, в этом иске САА указал, что его бывшая (и уже покойная) супруга СЕВ взяла ипотечный кредит под залог Квартиры-69 без его согласия и ведома, чем нарушила его права, поскольку 1/2 доли в праве собственности принадлежит ему — как супругу, приобретшему общее имущество супругов в период брака :)

«Интересно девки пляшут!», подумал я, и подал заявление о вступлении в дело, поскольку заявленное САА требование в отношении Квартиры-69 явно затрагивает права и законные интересы моего доверителя Байминой В.П., как собственника этой квартиры. 

То обстоятельство, что именно Баймина В.П. является собственником Квартиры-69, стало для суда неприятным сюрпризом: ведь к иску  САА были приложены копии свидетельств о государственной регистрации права СЕВ на квартиру (без упоминания о последующем обращении на квартиру взыскании, и публичных торгах).

Сам САА, увидев меня в процессе, «имел бледный вид», и в протокольной форме тут же уточнил свои исковые требования,  заявив требование.......(сюрпрайз!)… о признании за ним права на 1/2 доли в праве собственности на Квартиру-69 :)

Читатели! Зная об уже состоявшихся процессах, вы уже догадались, что первейшим нашим возражением на иск САА было то, что, собственно-то говоря, такое требование САА к Байминой В.П, уже было заявлено, и было разрешено (отказом) в решении от 11.11.2016 года. 

Однако неисповедимы пути юридического ахаляй-ахаляй-правотворчества!!!!

В настоящем деле САА изменил свою собственную ссылку на (ранее им самим заявленные) существенные для правильного разрешения дела обстоятельства: в ранее рассмотренном деле было установлено, что САА узнал о нарушении своих прав не позднее 01 января 2012 года, и следовательно, срок исковой давности истёк не позднее 02 января 2016 года, что явилось одним из оснований для отказа в ранее заявленном САА иске.

Но в настоящем деле САА утверждал (оказывется!), что его права на Квартиру-69 (как на общее имущество супругов, в котором он имеет свою долю) были нарушены заключением без его ведома СЕВ договора ипотеки, уже после развода, и без его согласия. А о самом факте заключения ипотечного договора он якобы узнал лишь  03 сентября 2014 года, и, следовательно, для него, срок субъективной исковой давности к моменту подачи иска не истек!!!

Закон связывает начало течения срока исковой давности с момента, когда истцу стало известно или ДОЛЖНО было стать известно о нарушении его прав.

Участникам ПРАВОРУБА известно, что наибольшие трудности в доказывании как-раз-таки и представляют те случаи, когда необходимо доказать — когда же именно МОГЛО СТАТЬ ИЗВЕСТНО и СТАЛО ИЗВЕСТНО  В ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ о нарушении прав истца.  На практике эти две ДАТЫ могут и не совпадать!

В настоящем — седьмом для мене деле — как раз и выходило, что САА  типа «действительно» не знал о заключении его бывшей супругой СЕВ договора ипотеки в отношении спорной Квартиры-69, а значит, для него срок исковой давности начинает отсчитываться с той даты, когда он узнал о самом существовании такого договора!

Но как узнать, когда действительно САА узнал???

Моя ссылка на имеющее преюдициальное (по-моему) значение ранее вынесенное решение суда могла и не быть расценена судом в нужном мне значении — ведь в решении от 11.11.2016 года суд сослался на срок исковой давности с датой отсчета от 01 января 2012 года, а в настоящем деле САА  утверждал, что узнал о нарушении своих прав лишь 03 сентября 2014 года. Обстоятельства дела иные, и (по-мнению суда), новые обстоятельства подлежали исследованию заново (об истинных причинах такового умозрения суда распространюсь кратко — естественно, всё это было исключительно из желания суда установить ИСТИНУ :):):) ,а запах ахаляй-махаляй-правосудия мне лишь послышался))) ).

Что мне помогло успешно для Байминой В.П. разрешить и это дело? —да лишь тщательное изучение всех предыдущих дел. 

Есть такая юридическая поговорка,  что,совершая преступление, каждый совершает 12 ошибок, и тот, кто предусматривает 9 из них — гений. На мой взгляд, эта поговорка, как и общеизвестные "Отсутствие вашей судимости — не ваша заслуга, а чья-то недоработка" (типа сказанная Ф.Дзержинским), наряду с приписываемой Ф. Дюрренматту фразой «Любого можно посадить на 10 лет, и в глубине души каждый знает, за что» — это такие апокрифы… не имеющие под собой реального обоснования, но, тем не менее, весьма применимые на практике.

Так вот в этом деле, как показала практика, при начинании юридического «ахаляй-махаляй» судопроизводства, — кудесники от юриспруденции  попросту не смогли заранее предусмотреть все те последствия, которые могли повлечь их  действия, как  махинаторов от правосудия.

Для опровержения доводов САА о том, что он лично о договоре ипотеки (оспаривание которого и  было положено в обоснование его иска о признании права собственности)  узнал лишь 03 сентября 2014 года, мне было необходимо доказать, что сам САА знал об этом договоре ипотеки ранее!!!!

Но как?

Идёт уже 2017 год, состоялось (с моим участием, как представителем Байминой В.П.) не менее пяти процессов (а с учётом других кредиторов — процессов было больше); как доказать, что САА МОГ ЗНАТЬ об одном конкретном обстоятельстве деле на определенную дату???

Оказалось, что в далёком 2014 году САА достоверно знал о заключении его бывшей супругой СЕВ договора ипотечного  займа в отношении спорной Квартиры-69!

Как получилось это доказать? — да действиями самого же истца САА :)!

САА, подавая иск к СЕВ о понуждении заключить основной договор  (это ДЕЛО ДВА, о котором рассказано в Главе Второй этой публикации), в качестве доказательства приложил к собственному иску выписку из ЕГРП, датированную 11 июня 2014 года, в которой были изложены сведения о договоре ипотеки в отношении спорной квартиры. 

Исходя из этой выписки, предоставленной самим САА, я заявил, что о существовании договора ипотеки САА стало известно 11 июня 2014 года, то есть ровно за 03 года 10 суток до подачи им иска… А следовательно, иск был подан с пропуском срока исковой давности.

Так в 2014 году недобросовестный (на мой взгляд :)) истец САА собственноручно создал основания для отказа ему в иске, предъявленном в 2017 году!!!

"… Нам не дано предугадать, как наше слово отзовётся..." ©

И в иске 2017 года истец САА получил отказ; причём доказательства о наличии оснований для отказа в иске этот истец ранее создал сам!

Юридический Уроборос — змея сама укусила себя за хвост!

В очередном иске о признании права собственности истцу САА было отказано. Его апелляционная жалоба осталась без удовлетворения.

ссылка на решение в ГАС «Правосудие»

Тут и делу венец, а кто слушал — молодец!!!!

 

PS: рассказ об истории данных дел является иллюстрацией старинного жизненного принципа: как веревочке не виться, а копающий яму сам в неё попадёт.

ЗЫ: у читателей может возникнуть вопрос — почему группу дел с последним решением, датированным декабрем 2017 года, я назвал оконченным лишь в январе 2019 года??? Увы, ответ прост — при начале КАЖДОГО дела истцом САА заявлялись ходатайства о принятии мер по обеспечению иска в виде ареста на Квартиру-69, которые постоянно удовлетворялись…При этом Квартира-69, принадлежащая моему доверителю Байминой ВП, являлась лишь малой частью имущества должников СЕВ-САА-СДА, на которое было обращено взыскание, в том числе и другими участвующими в деле лицами (и лично мне обидно, что решения в части заявленных этими лицами требований базировались на представленных мною доводах… но ладно уж)))  ). 

Пробелом гражданско-процессуального законодательства, как я считаю, является то, что отмена мер по обеспечению иска возможна лишь после (вступления в законную силу)решения об отказе в иске; апелляционная инстанция не считает нужным нужным самостоятельно отменять меры по обеспечению иска; приходится — после вступления решения по-существу дела в законную силу — отменять обеспечительные меры в отдельных заседаниях (результаты которых недовольным истцом обжалуются, что не приводит к их итоговой отмене, но затягивает срок вступления в законную силу и исполнения).

В итоге, последние аресты (т.н. «обременения»), наложенные в качестве мер по обеспечению иска в отношении Квартиры-69, были сняты (путем внесения соответствующих записей в ГРН)  лишь в январе 2019 года :)))))

Вот так и закончилось (для моего Доверителя и меня) это Дело… дело, в котором сам истец/ответчик/заинтересант САА решил, что «ахаляй-махаляй-правосудие» принесёт ему больше выгод, чем честное и правильное следование Закону… но, как говорится, кто с чем боролся, тот на то и напоролся.

Документы

1.апелляция 110420186.7 MB
2.23082016 апелляция н​а решение5 MB
3.10032016 решение4.1 MB
4.19012016 решение6 MB
5.11112016 решение4.5 MB
6.04042017 апелляция п​о решению2.4 MB

Все документы в данном разделе доступны только профессиональным участникам портала, имеющим PRO-аккаунт.

Для доступа к документам необходимо авторизоваться

Автор публикации

Адвокат Гулый Михаил Михайлович
Ставрополь, Россия
Для адвоката главное в профессии - честность перед Доверителем. Я не самый умный, знающий и опытный из адвокатов. Но обещаю приложить все свои силы, чтобы помочь тому, кто мне доверится.

Да 38 38

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Участники дискуссии: Морохин Иван, Николаев Андрей, Беспалова Наталья, Коробов Евгений, Ротов Владимир, Гулый Михаил, Васильев Александр, Филиппов Сергей, Полинская Светлана
  • Адвокат, модератор Морохин Иван Николаевич 14 Марта, 09:04 #

    Уважаемый Михаил Михайлович, аплодирую стоя! (Y) (bow) (handshake) 
    Захватывающее повествование о фокусах правоприменения, которые Вам удалось раскрыть и разоблачить!

    +11
  • Юрист Ротов Владимир Сергеевич 14 Марта, 09:14 #

    Уважаемый Михаил Михайлович, отличная работа (особенно в том деле, где САА ссылался на договор ипотеки).
    Вам удалось не только отстоять имущество Вашего доверителя, но и создать интереснейшую публикацию, которая, несмотря на объем, прочиталась на одном дыхании. 
    Скажите, пожалуйста, у Вас не возникло сложностей с ознакомлением с материалами дела в главе 9? Все-таки, при подаче заявления об ознакомлении, Вы в нем еще не участвовали…

    +8
    • Адвокат Гулый Михаил Михайлович 14 Марта, 16:12 #

      Уважаемый Владимир Сергеевич, к моему ходатайству были приложены копии всех ранее состоявшихся судебных актов, и выписка из ЕГРН о правообладателе Квартиры-69.
      А ходатайство было сформулировано под условием: если в данном деле рассматривается вопрос о принадлежности Квартиры, то прошу привлечь к участию в деле. 
      Суд, получив ходатайство, в следующем же заседании спросил истца САА: знает ли он, что спорная квартира-69 принадлежит Байминой ВП? Истец, скромно потупившись, ответил, что да.
      Следующий вопрос суда: «так какого х… на ты иск о признании права предъявил не к собственнику?» вслух не прозвучал; но ответ на самозаданный вопрос суд дал в решении :)

      +4
  • Адвокат Полинская Светлана Валентиновна 14 Марта, 10:56 #

    Уважаемый Михаил Михайлович, поздравляю! САА — унтер-офицерская вдова, которая сама себя высекла. А Вы — молодец :)

    +6
  • Адвокат, модератор Николаев Андрей Юрьевич 14 Марта, 14:02 #

    Уважаемый Михаил Михайлович, красивая работа в так люто ненавидимых мной гражданских делах.

    +6
  • Адвокат Беспалова Наталья Борисовна 14 Марта, 15:39 #

    Уважаемый Михаил Михайлович, впечатляющая работа (muscle) Особенно интересно было читать вашу статью, написанную по всем законам детективного жанра (handshake), просто отлично!!!(Y)

    +6
  • Юрист Коробов Евгений Алексеевич 14 Марта, 21:55 #

    Уважаемый Михаил Михайлович, поздравляю!  Дело затяжное и интересное!(handshake)
    Прочитав повествование, вынужден заметить, что у Вашего противника был не совсем профессиональный представитель. Есть один метод, который позволил бы получить ему квартиру назад, но этот метод  для слишком узкого круга лиц! Ровно ловкость ума и ничего более!;)

    +3
    • Адвокат Гулый Михаил Михайлович 15 Марта, 09:49 #

      Уважаемый Евгений Алексеевич, так и есть - я опасался трёх возможных поворотов событий, которые могли бы привести меня к проигрышу. Но я знал, как с такими поворотами бороться, почерпнув немало опыта коллег с «Праворуба». 

      А обсуждая эту публикацию с одним из коллег, мне указали и на четвертый вариант развития событий, который ранее мне и в голову не приходил. 
      В-общем, хорошо, что зачастую наши оппоненты — не праворубовцы)))

      +2
  • Адвокат Васильев Александр Витальевич 15 Марта, 08:55 #

    … вот это Санта-Барбара! (Y)

    +4
  • Адвокат Филиппов Сергей Валерьевич 16 Марта, 18:56 #

    Уважаемый Михаил Михайлович, увлекательно, прочитал не отвлекаясь!
    Красиво отработали и красиво написали! (Y)

    +1

Да 38 38

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Для комментирования необходимо Авторизоваться или Зарегистрироваться

Ваши персональные заметки к публикации (видны только вам)

Рейтинг публикации: «Долгая дорога в дюнах правосудия» 5 звезд из 5 на основе 38 оценок.

Другие публикации автора

Похожие публикации

Продвигаемые публикации