Первая часть трилогии «Тяжкие телесные» — " Превышение необходимой обороны" 

Сочетание упорства адвоката, въедливости следователя и справедливости судьи, помогли доказать факт наличия состояния необходимой обороны со стороны обвиняемого. 

Так сложилось, что майские праздники традиционно «радуют» меня назначением в порядке ст. 50 УПК РФ, где действия подозреваемого при передаче дела в суд квалифицируются по п. «з»  ч.2 ст.111 Уголовного кодекса РФ. Правда, забегая вперед, скажу что именно эти «кейсы» по итогу в суде получают квалификацию по ч.1 ст. 114 УК РФ. Во всяком случае в моей практике два года подряд есть такая тенденция . 

Итак, фабула событий. 6 мая 2022 г., пятница, впереди еще 3 дня выходных. Молодая семья людей сугубо интеллигентных профессий в районе 23.30 готовится ко сну.  Однако вхождению в царство морфея мешает, дурно исполняемое на гитаре, творчество группы «Модерн токинг» по своей громкости нарушающее покой граждан.

Дело происходит в доме «Ленинградского проекта»,  соседи по карману -люди, в силу возраста тихие и спокойные, не доставляющие проблем. Поэтому, мой будущий подзащитный «Рафик» отправляется на поиски источника шума, но будучи человеком крайне виктимным по натуре, осознавая это берет с собой перцовый баллончик. 

Поднявшись на этаж выше, обзвонив все квартиры, он встречает в «кармане» мужчину на вид лет 25-30 крепкого телосложения открывшего дверь в «музыкальную квартиру», из которой раздаются звуки массового мероприятия. Хозяин квартиры крепко приобнимает Рафика за шею и предлагает пройти в квартиру. Рафик, понимая, что степень его виктимности может резко повыситься и его будет ждать беседа с физическими замечаниями со стороны превосходящих сил, распыляет мужчине в лицо газ из баллончика и убегает. 

Придя домой он рассказывает супруге о произошедшем и в связи с тем, что «концерт по заявкам» окончен готовятся ко сну.  Примерно через минут 15 он слышит стук в закрытую им  дверь «кармана» но не реагирует. Через 5 минут сильные удары начинаются по двери квартиры Рафика. 

Взглянув в глазок двери он видит нечто, одетое в дутую черную куртку «Пилот-бомбер», балаклаву, строительные очки с палкой резиновой в руках. Наносящее указанной палкой удары по двери. В этот момент Рафик просит супругу вызвать полицию, берет на кухне нож и подходит к двери. При этом на тумбочке возле двери он берет перцовый баллончик. 

Когда Рафик открывает дверь, то «нападавший» наносит без объяснения причин ему удары палкой резиновой по туловищу. На что Рафик распыляет содержимое перцового баллончика нападающему в лицо. Однако применение средства самообороны не приносит ожидаемого воздействия. Нападающий продолжает наносить удары при этом постепенно движется внутрь квартиры уже находясь на ее пороге. Оператор 112 ведет расспросы супруги Рафика вместо того, чтобы скорее выслать на помощь наряд полиции. И тогда Рафик наносит один удар ножом в область туловища нападавшему, который тут же убегает. 

Рафик остается в квартире, через час приезжает следственная группа, которой он выдает все  ножи в доме и его увозят в местный отдел полиции.  В свою очередь, в это время параллельно, скорая помощь доставляет потерпевшего по фамилии Гадин в реанимацию с диагнозом «левосторонний пневмоторакс».  На следующий день я прибываю в ОП, знакомлюсь с Рафиком, который в целом малоинформативен и крайне опасается попасть в СИЗО, так как программистов там не очень жалуют. 

Выстраиваем линию защиты, построенную на состоянии необходимой обороны. Коротко допрашиваемся. И по моему ходатайству следователь проводит освидетельствование Рафика  на предмет наличия у него телесных повреждений.  По словам следователя, в этот день она была в реанимации у Гадина, который подтвердил в целом обстоятельства получения ранения. Дело возбужденно по ч.1 ст. 114 УК РФ

В целом данные факты меня успокаивают и, в надежде на быстрое расследование и рассмотрение дела в особом порядке, мы отправляемся по домам.  Однако через 3 недели я узнаю что уголовное дело переквалифицировано на п.з ч.2 ст. 111 УК РФ. Причина тому появление у потерпевшего активного адвоката, и изменение им позиции, он стал отрицать факт наличия у него резиновой палки и настаивает на переквалификации уголовного дела на ч.3 ст.30 ч.1 ст. 105 УК РФ  (покушение на убийство).

Плюс ко всему, прокуратура придирается к моменту, что мой подзащитный открыл дверь Гадину, хотя мог спокойно дожидаться приезда полиции в квартире.  Кроме того, Рафика вызывает участковый и составляет на него протокол по ст. 6.1.1 КОАП РФ за распыление перцового баллончика в лицо Абрамову, являющемуся дознавателем МЧС (бывшим сотрудником полиции), и, по совместительству, кузеном потерпевшего Гадина. 

Начинаем усиление линии защиты.  По моему ходатайству допрашиваем супругу Рафика. Проводим с участием привлеченного адвоката очную ставку между свидетельницей и потерпевшим, также пришедшим с адвокатом.  Заявляю ходатайство об истребовании записи переговоров со службой 112. 

Параллельно прошу следователя истребовать карту вызова БСМП.  Получив ответ устанавливаем, что у Гадина, при  оказании первичной медицинской помощи, установлено АО (алкогольное опьянение).  После поступления административного материала мировому судье устанавливаем, что потерпевший Абрамов за медицинской помощью не обращался и в полицию обратился спустя 3 недели, как раз после появления у потерпевшего адвоката. 

В мировом суде в ходе допроса Абрамов подтверждает, что обратился в полицию по совету адвоката Гадина. Мы в свою очередь настаиваем, что перцовый  баллончик  применили с целью предотвращения незаконного помещения и удержания в квартире со стороны Абрамова. Надо сказать, что сам Абрамов оказался парень неплохой и претензий в Рафику после извинений не имел. Мировой судья прекратил производство по делу в связи с нахождением Рафика в состоянии необходимой обороны. Но пока о данном факте мы молчим и не приобщаем постановление мирового судьи на стадии следствия дабы оно не было обжаловано. 

Продолжаем активно поддерживать свою позицию в ходе очной ставки с потерпевшим и проверки показаний на месте.  Кстати, в ходе проверки показаний случайно находится свидетель из числа соседей, к которому заходил Гадин перед тем, как начать стучать в дверь квартиры Рафика. И этот свидетель запомнил у Гадина наличие палки, а также появление после того вечера на стене у дверей черных следов (от ударов резиновой палки по стене). Также он запомнил что на вопрос зачем гадин пришел в таком странном одеянии в чужой «карман» он ответил, что «пришел искать справедливости так как неизвестные залили его мать газом». 

К концу следствия из материалов уголовного дела следователь по результатам СМЭ выделила материал по факту нанесения побоев Рафику со стороны Гадина и направила в службу участковых.  По результатам экспертиз у Гадина был тяжкий вред здоровью. А изъятые ножи не являлись холодным оружием и относились к туристическим. На куртке Гадина помимо следов его крови обнаружены следы вещества, являющегося поражающим элементом перцового баллончика. 

В суд дело было направленно по п.3 ч.2 ст. 111 УК РФ и Рафик реально опасался оказаться в колонии за свои действия. Я был уверен в его невиновности ввиду того, что он оборонял себя, супругу и жилище от неизвестного вооруженного хулигана. Не состыковалось у меня только соотношение причиненного и предотвращенного вреда с точки зрения их общественной опасности. 

Дело поступило в суд.

Начались заседания. Мы сразу допросили соседа-очевидца, супругу Рафика. И конечно самого Гадина, который сообщил что по жизни он молодой ученый только окончивший факультет инновационных технологий национального исследовательского университета. Увлекается утренним бегом и причиненная травма мешала ему учиться и заниматься спортом, а также жить, любить и творить на протяжении нескольких месяцев. В связи с чем он заявляет гражданский иск на сумму 500 000 рублей. 

Допрошенный Абрамов указал, что у него дома некогда не было палки резиновой и в тот день он ее у брата не видел. Выпили они  тот вечер поллитра водки на двоих и были вполне трезвы.  Правда умолчал он, что мировой судья привлек его к ответственности по ст. 6.1.1 КОАП РФ за причинение побоев  Рафику при обстоятельствах совпадающих с описанными в обвинительном заключении по уголовному делу. Где, в качестве смягчающих, были указаны противоправное поведение потерпевшего и совершение преступления при превышении пределов необходимой обороны. 

Гадин обжаловал постановлением мирового судьи указав, что раз нет медицинских документов, то нет и побоев, а СМЭ, проведенная на основании протокола освидетельствования представленного из материалов уголовного дела и фотографий кровоподтеков представленных стороной защиты, является недопустимым доказательством.  Однако суд апелляционной инстанции отверг эти доводы. Признав постановление по делу об административном правонарушении законным. 

Тут то мы и приобщили имеющиеся у нас два постановления мирового судьи, дающие правовую оценку поведению участников событий.  Кроме того, мы передали Гадину 50 000 рублей в счет компенсации вреда причиненного преступлением. 

На стадии дачи показаний подсудимым, воспользовались правом предусмотренным  ст.51 Конституции РФ и сами заявили ходатайство об оглашении показаний, данных в ходе предварительного расследования. Этим мы лишили сторону обвинения возможности ловить нас на противоречиях относительно действий Гадина до момента распыления газового баллончика. И мотивов открытия двери. 

В судебных прениях каждая сторона настаивала на своем — потерпевший и его адвокат на строгом наказании и удовлетворении иска. Государственный обвинитель просил признать виновным по п.3 ч.2 ст. 111 УК РФ и назначить наказание 3 года лишения свободы с отбыванием наказания в колонии общего режима.  Сторона защиты просила переквалифицировать на ч.1 ст. 114 УК РФ, назначив минимальное наказание и в части гражданского иска отказать ввиду возмещения ущерба в размере 50 000 рублей.

Как итог — суд переквалифицировал действия подзащитного на ч.1 ст. 114 УК РФ, назначив наказание в виде 6 месяцев исправительных работ с применением положений ст. 73 УК РФ с испытательным сроком 6 месяцев. Удовлетворив частично исковые требования и взыскав в пользу потерпевшего 100 000 рублей.

Документы

Вы можете получить доступ к документам оформив подписку на PRO-аккаунт или приобрести индивидуальный доступ к нужному документу. Документы, к которым можно приобрести индивидуальный доступ помечены знаком ""

1.речь приения адвокат​а по делу Г.217.8 KB
2.Обвинение выдержка337.9 KB
3.Выступление обвиняем​ого Г.197.1 KB

Автор публикации

Адвокат Кулаков Анатолий Анатольевич
Челябинск, Россия
Адвокат по сложным и не стандартным делам. Надежность, порядочность, профессионализм.

Да 34 34

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Участники дискуссии: Чикунов Владимир
  • 01 Октября 2023, 18:24 #

    Очень полезная практика. Вы огромный молодец, что при работе по назначению, не бросаете дело на самотек.

    Немного критики речи в судебных прениях.
    Считаю, что квалификация предъявленного обвинения не соответствует фактическим, обстоятельствам дела, указанным в тексте обвинительного заключения.Критикуете квалификацию — сразу предлагайте свою. Ваши предложения по квалификации отсутствуют. Ближе к концу речи упоминаете, что обвиняемый предлагает квалифицировать деяние по ст. 114 УК РФ
    В деле есть прекрасный анализ доказательств, но нет привязки этого анализа к соответствующим нормам права.

    В УК РФ и ППВС РФ  о необходимой обороне разъясняется как оценивать превышение пределов необходимой обороны. Имеет смысл процитировать или сослаться на данные нормы, а затем использовать их в качестве плана.
    1. Противоправное посягательство потерпевшего — объективно один нападавший в состоянии опьянения; подготовился к нападению (одежда, способ проникновения, вооружился предметом, не реагирует на просьбы прекратить); ожидает отпор со стороны обвиняемого (защитные очки и балаклава); нацелен причинить вред здоровью предметом и причиняет этот вред; причиненный вред от посягательства объективно смягчен оборонительными действиями обвиняемого; нападавший посягает не только на здоровье, но и на неприкосновенность жилища; обвиняемый усиливал средства обороны от просьбы прекратить — до ножа. Посягательство прекратилось только после удара ножом, следовательно соблюдалась соразмерность обороны.
    2. Как посягательство оценивал обвиняемый — все правильно сказал сам обвиняемый
    3. Вред причиненный потерпевшему — тяжкий;
    4. Полностью отсутствует сравнение вреда от нападения (в том числе ожидаемого) и причиненного потерпевшему на предмет «адекватности ответа».

    С учетом обвинительного уклона суда — результат отличный, без вашего вмешательства обвиняемого лишили бы свободы или поместили бы в исправительный центр для принудительных работ.

    +11

    Для комментирования необходимо Авторизоваться или Зарегистрироваться

    Ваши персональные заметки к публикации (видны только вам)

    Рейтинг публикации: «Трилогия. Тяжкие телесные. Часть первая "Превышение необходимой обороны"» 5 звезд из 5 на основе 34 оценок.
    Адвокат Морохин Иван Николаевич
    Кемерово, Россия
    +7 (923) 538-8302
    Персональная консультация
    Сложные гражданские, уголовные и административные дела экономической направленности.
    Дорого, но качественно. Все встречи и консультации, в т.ч. дистанционные только по предварительной записи.
    https://morokhin.pravorub.ru/
    Адвокат Фищук Александр Алексеевич
    Краснодар, Россия
    +7 (926) 004-7837
    Персональная консультация
    Юридическая помощь высокого уровня в любом регионе России
    https://fishchuk.pravorub.ru/

    Похожие публикации

    Продвигаемые публикации