Убийство или тяжкий вред здоровью на почве бытового конфликта — очень распространенная категория дел, а заявление об обороне является типовым способом защиты по таким делам. Данная публикация раскрывает проблемы доказывания по делам женщин, совершивших убийство или причинивших тяжкий вред здоровью в процессе обороны от бытового насилия. Завершить текст работы планировал примерами из собственной практики, у меня есть удачные и менее удачные дела данной категории. Большой объем текста вынудил меня разделить статью на две части.

В процессе работы задумался кто мой читатель, зачем я рассказываю профессионалам очевидные вещи. Все мои сомнения улетучились, когда за примерами обратился к картотеке Гайского городского суда, ознакомился с текстами приговоров и ужаснулся масштабу проблемы. 

Часть 1.  Проблема квалификации бытовых преступлений — существует.

Электронная картотека суда ведется свыше 12 лет, за этот период обнаружил всего два дела по ч.1 ст. 108 УК РФ, одно из этих дел рассмотрено с моим участием в качестве адвоката. За тот же период времени судом рассмотрено 51 дело об убийстве, каждое четвертое дело в отношении женщины.

В одном из «первых» попавшихся приговоров об убийстве обнаруживаю фразы о бытовом насилии в отношении женщины. Пьяный сожитель с ножом угрожал обвиняемой убийством, в процессе борьбы та выбила у него нож, порезала себе ногу, они боролись за нож, обвиняемая завладела ножом и двумя ударами ножа убила сожителя-агрессора. Осуждена на 9 лет лишения свободы.

Подсудимая  в судебном заседании не оспаривала тот факт, что нанесла два удара потерпевшему ножом в область груди и спины, вместе с тем показала суду, что умысла на его убийство у неё не было. Считает, что в её действиях имеется состав иного преступления. Суд не может согласиться с позицией подсудимой, поскольку в судебном заседании исследованными доказательствами, в том числе показаниями подсудимой данными в судебном заседании и в период предварительного расследования по делу, установлено наличие у подсудимой умысла именно на убийство. Позицию подсудимой связанную с отрицанием умысла на убийство, суд расценивает как способ защиты и желание избежать заслуженного наказания за совершение особо тяжкого преступления. Об умысле подсудимой на причинение смерти свидетельствуют нанесение ею два удара ножом в жизненно-важные органы потерпевшего. После нанесения первого удара ножом в спину потерпевшего, она не прекратила свои действия, а нанесла второй удар ножом в грудь потерпевшего, вследствие чего наступила его смерть.

Суд «возбудился» на два удара ножом и то, как обвиняемая сообщила причины своего поступка. Из содержания показаний обвиняемой в суде следует, что когда она отобрала у сожителя нож, тот стоял напротив, лицом к ней, ничего не говорил. Обвиняемая оттолкнула его и ударила ножом в спину, Потерпевший сказал «больно» начал приседать и развернулся к ней. Обвиняемая вновь оттолкнула потерпевшего от себя и ударила ножом в грудь, тот упал и захрипел. 

На предварительном следствии обвиняемая еще «чудней» объяснила свой поступок - «Для чего она нанесла этот удар не может пояснить, возможно из-за ее агрессии и всего происходящего в этот день». Мне не известны реальные обстоятельства этого дела, возможно обвиняемая цинично зарезала сожителя. Но если эта женщина защищалась от нападения, то система не разобралась. Показания обвиняемой процитированы намеренно, на этом примере приведу методы следователей для «нейтрализации» показаний подозреваемых о защите.

В тексте публикации приведу примеры еще трех приговоров по ст. 111 УК РФ, где ссылки на оборону  «подавлены» судом с помощью показаний, полученных на следствии. Проблема присутствует, доводы защитников о превышении пределов необходимой обороны звучат негромко или такие доводы не хотят слышать. 

Превысить пределы необходимой обороны возможно только в случае нападения потерпевшего на обвиняемого. У обороняющейся женщины должна присутствовать цель защититься от нападения. Это единственный критерий, ограничивающий деяние от простого  убийства или причинения тяжкого вреда здоровью.

Бытовые конфликты взял для простоты, поскольку в таких делах присутствует алкоголь, конфликт, внезапно возникшая неприязнь друг к другу. Любой конфликт между супругами или сожителями оценивается как бытовой. У такого конфликта отсутствует четкий момент начала, не имеет значения кто его начал, кто продолжил, кто прав в этом споре. Женщины любят провоцировать, ряд мужчин считают физическую силу решающим аргументом в таком конфликте.

Возникает мужчина — агрессор и избитая женщина.  Избиваемые жены, сожительницы, подруги нещадно режут своих мужиков. Конфликт может закончиться смертью агрессора или причинением тяжкого вреда здоровью. Нападавший превращается в потерпевшего, а фактическая жертва — в обвиняемого.

Женщины напуганы самим фактом убийства или причинением тяжкого вреда, их пугает риск длительного лишения свободы. Полицейские, при доставлении таких женщин ведут себя по разному -  некоторые внушают, что их ожидает длительное лишение свободы, адвокаты не помогут, но будут «выбивать деньги», лучше признать вину, в суде пощадят. Второй способ мягкий, посочувствуют, обещают помочь, давай напишем, что не хотела, не поняла как получилось, нечаянно ударила или другие «безобидные» объяснения деяния.

У меня появляется «пунктик» относительно неправильных показаний. Таковыми считаю все объяснения действий, которые резко диссонируют с ситуацией, либо имеют разный смысл в быту и уголовном праве. Напуганные женщины  на предварительном следствии несут «чушь» — сообщают следующие причины своего деяния:

«не хотела причинять удар ножом», «не понимаю, как причинено ножевое ранение», «он сам наткнулся на нож». Такое объяснение плохих поступков взрослые подсмотрели у детей, вроде не я разбил вазу, она сама разбилась. Судьи в приговорах указывают — «удар ножом сам себя не причинит. Если бы не хотела, то не ударила ножом. Если ударила — то хотела причинить ножевое ранение, а нож является предметом с помощью которого можно убить, удар пришелся в жизненно важный орган и т.д.;

— «хотела напугать». Это разновидность объяснения «я не хотела», то есть последствия являлись неожиданностью. Ожидала, что агрессору станет страшно, а он внезапно умер. Напугать ударом ножа — все равно умышленное преступление с искажением реального мотива деяния;

— «все произошло по неосторожности». Это объяснение звучит от  людей, читавших юридические книги. Подозреваемая не может сформулировать мысль, что ее вина меньше, чем при убийстве или умышленном тяжком вреде. Но адвокаты должны знать, что неосторожность -  это конкретный юридический термин, характеризующийся собственным набором признаков, которые, как правило, отсутствуют при обороне.

Оборона является сознательной умышленной деятельностью. Правильное объяснение должно содержать следующее заявление:

потерпевший применял ко мне насилие, для защиты взяла нож и защищаясь нанесла удар ножом, чтобы прекратить нападение (избиение). Сейчас понимаю, что избрала неправильный, несоразмерный  способ защиты, в тот момент не придумала другого лучшего выхода из ситуации. 

Приведу обещанные ранее цитаты трех реальных приговоров из картотеки Гайского городского суда, в которых обвиняемые женщины на следствии и в суде сообщали информацию, которая лично мною оценивается в качестве неправильного объяснения оборонительных действий. При вступлении в похожее дело, следователь сообщил мне, что было много аналогичных дел, все квалифицировались по ст. 111 УК РФ и прекрасно «проходили» в судах. Я проверил. Из трех обнаруженных дел, два случая закончились отсрочкой исполнения наказания, что по мнению суда было актом гуманности. Одна женщина отправилась в места не столь отдаленные.

Приговор Гайского городского суда по делу 1-81/2020, сожители поссорились на кухне, потерпевший начал вести себя агрессивно, ударил сожительницу по лицу, та схватила нож и ударила в живот, оправдывалась, что обиделась, хотела напугать потерпевшего, но получилось так, что воткнула нож в живот. Суд решил:

Вместе с тем, характер действий подсудимой, локализация нанесенного ею удара в область живота потерпевшего, предмет, которым этот удар был нанесен и в результате которого у потерпевшего образовалась травма, причинившая тяжкий вред его здоровью, свидетельствуют о том, что удар потерпевшему подсудимая наносила с прямым умыслом на причинение тяжкого вреда его здоровью, который возник на почве конфликта и от обиды на потерпевшего, который нанес подсудимой удар по лицу.

Приговор Гайского городского суда по делу 1-19/2017. Сожители возвращались с «гульбища», на улице подсудимая пыталась удержать потерпевшего от драки с неизвестными. Потерпевший стал избивать подсудимую, в суде признал, что схватил ее за волосы, ударил по лицу, та в ответ ударила его ножом. Подсудимая считала свои действия необходимой обороной.

Уникальное рассуждение суда — суд решил, что обвиняемая прекрасно понимала, что сейчас получит «по морде лица», а следовательно ей ничего не угрожало: 

Доводы подсудимой и адвоката о том, что подсудимая действовала в пределах необходимой обороны являются несостоятельными, поскольку как установлено, подсудимая сама удерживала потерпевшего, препятствовала ему подойти к незнакомым, при этом она видела агрессивное поведение потерпевшего и понимала возможность наступления последствий в виде побоев, однако продолжала его удерживать и не отпускать, в связи с чем суд приходит к выводу, что подсудимой ничего не угрожало, объективных доказательств применения к ней насилия, в том числе опасного для жизни и здоровья, обуславливающего применение таких защитных мер, не установлено. 

Приговор Гайского городского суда № 1-26/2016. Пьяная компания собиралась дома у подсудимой, один из гостей конфликтовал с подсудимой, они поссорились, потерпевший ее избил. Продолжили выпивать, потерпевший в какой-то момент резко встал, начал подходить к потерпевший вытянув руки, утверждал, что хотел обнять, та ударила его ножом.

Обратите внимание как суд оценил невозможность обороняющегося оценить опасность нападения вследствие его неожиданности: 

Подсудимая  вину признала частично, показала, что она употребляла спиртные напитки. К ним пришел потерпевший, с которым у нее конфликтные и неприязненные отношения. Она стала высказывать претензии по данному поводу, затем произошел конфликт, в ходе которого они подрались, при этом потерпевший наносил ей удары, а она защищалась. Затем снова началась ссора по причине того, что потерпевший приглашал домой свидетеля. Она резала хлеб, и у нее был нож. Потерпевший резко вскочил, она, испугавшись, что он снова будет ее избивать, тоже встала, нож держала обычным хватом, потерпевший подошел к ней, схватил ее , однако никакие угрозы не высказывал, она не видела, чтобы он на нее намахивался, между ними было расстояние, но так как ранее он ее избил, то она испугалась, что он снова начнет ей наносить удары и машинально нанесла удар ножом, но не умышленно, по небрежности.  Признает, что тяжкий вред она нанесла по неосторожности. Просит действия переквалифицировать на ч.1 ст. 118 УК РФ 

Полагаю, что в каждом из трех приведенных случаев был шанс доказать, что преступление совершено при превышении пределов необходимой обороны. В первом и третьем приговоре от обвиняемых прозвучали странные объяснения собственных оборонительных действий от нападения. Второй приговор — ошибка суда в оценке обстоятельств дела. Страшно подумать сколько таких случаев «похоронено» в приговорах, вынесенных в особом порядке. 

 Как рождаются подобные обвинительные приговоры. 

На первоначальном этапе расследования следователи допускают подлый прием, который исключает или затрудняют возможность дальнейшей переквалификации:

— у обороняющегося не фиксируются телесные повреждения;

— в допросах подозреваемого нивелируется опасность насилия, исходящего от потерпевшего. В начале публикации я привел пример из приговора по ч.1 ст. 105 УК РФ, где обвиняемая выбила нож у потерпевшего, а после борьбы за нож, отобрала его у сожителя. Что кроется за безобидным «он стоял напротив меня, лицом ко мне, ничего не делал». Мужик с ножом секунду назад угрожал убить, они как в кино боролись за нож, и поднявшись снова стоят лицом к лицу — очевидно, что нападение не прекратилось. 

— Вместо реальных переживаний женщины за собственное здоровье, указывается «я разозлилась на него, обиделась и т.д.»  Не фиксируется высокая динамика ситуации, невозможность оценить уровень опасности. Если в этой паре присутствует системность насилия, причинение агрессором в прошлом серьезных травм, жестокость агрессора, об этом сообщается в качестве «фона» — было, но когда-то. Прошу оценить насколько соответствует ситуации объяснение обвиняемой - «Для чего она нанесла этот удар не может пояснить, возможно из-за ее агрессии и всего происходящего в этот день».

— в показаниях подозреваемого, между нападением и защитой ставится «смысловая пауза», такой разрыв событий. Агрессия — пауза — ответное нападение. По задумке следователя в «паузе» прекращается нападение (следовательно прекращается оборона)  и у женщины возникает обида на агрессора, она начинает обдумывать план ответного нападения. Стоял ничего не делал, а она его ножом в спину. Он сказал больно и начал приседать. Она второй раз ножом". 

Почему важно доказать превышение пределов необходимой обороны

Сравнение наказаний за убийство (ч.1 ст. 105 УК РФ), за тяжкий вред здоровью, причиненный предметом (п. «з» ч. 2 ст. 111 УК РФ) с наказанием за совершение тех же преступлений при превышении пределов необходимой обороны  (ч.1 ст. 108 УК РФ и ч.1 ст. 114 УК РФ) выявляет серьезное различие в видах наказаний, в возможных сроках лишения  свободы. Убийство предусматривает исключительно  лишение свободы на срок от 6 до 15 лет, тяжкий вред с предметом —  исключительно лишение свободы на срок до 10 лет. 

Убийство и тяжкий вред при превышении пределов необходимой обороны — предусматривает несколько альтернативных наказаний без лишения свободы и существует запрет лишать свободы, если судимость первая и отсутствуют отягчающие наказание обстоятельства (правило части 1 ст. 56 УК РФ).

Если имеются признаки обороны и превышения ее пределов, защитник не может просто так «оставить» эти признаки на растерзание следователя, государственного обвинителя и суда. 

Во второй части статьи расскажу немного теории и собственной практики защиты по данной категории дел.

Автор публикации

Адвокат Чикунов Владимир Юрьевич
Гай, Россия
уголовные и гражданские дела, арбитраж
Оренбургская область, г. Гай, ул. Войченко д. 1, пом. 9, вход с территории двора
эл.почта: 56-1189@mail.ru

Да 51 51

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Участники дискуссии: Масалев Роман, Матвеев Олег, Чикунов Владимир, user5610, Сергеев Иван, Саидалиев Курбан, Ларин Олег, Менщиков Александр
  • 17 Сентября 2023, 14:42 #

    Уважаемый Владимир Юрьевич, недавно копался в практике по необходимой обороне (далее — НО) на уровне Верховного и кассационных судов. Суды крайне неохотно признают НО (что не новость), при этом... 

    1) в попавшихся мне случаях состояние НО признавалось только у женщин, защищавшихся от мужчин (то есть, в случаях явного превосходства нападавшего в физической силе),

    2) собирательная «картинка» случаев признания судами НО выглядит следующим образом: он ее душит на кухне (остаются следы), она, уже теряя сознание, из последних сил (еще секунда, и ей хана) хватает первое попавшееся под руку (это оказывается ножом) и втыкает в него,

    во всех остальных случаях все разговоры про НО признаются способом избежать ответственности, бла-бла-бла…

    +6
  • 17 Сентября 2023, 16:02 #

    Необходимая оборона — священная корова правосудия. Только кассационные суда и ВС РФ знают как квалифицировать такие ситуации. Я рассказываю о превышении пределов НО — на мой взгляд тут все проще. Знакомлюсь с приговорами, наблюдаю ерунду с  доказыванием, пытаюсь сказать, что обвиняемые и защитники не всегда сами понимают, что нужно делать и как доказывать эти обстоятельства.
    Вам спасибо за интерес к статье.

    +7
  • 18 Сентября 2023, 01:35 #

    Уважаемый Владимир Юрьевич, только два примера, один из которых я приводил в вопросе ещё на Сибирском юридическом форуме Спиридонову Михаилу Владимировичу:

    1. Избиение обычного гражданина тремя сотрудниками ОВО ОВД, которого сами же эти сотрудники ОВД сбили с ног и втроём лежачего стали избивать (просто так, «потому что у них корочки ОВД»), двое из которых в запале получили по ножевому ранению, а третий убежал, от заступившегося за гражданина его друга. Вроде УК РФ говорит о необходимой обороне. Но признали умышленный тяжкий вред здоровью двум лицам (сотрудникам ОВО ОВД). Это дело уже поросло мхом.

    2. Дело 2020 года. Некий гражданин в процессе совместного распития спиртных напитков стал избивать то ли сожительницу то ли жену табуреткой либо ножкой от табуретки. Та, в свою очередь, хватается за нож и наносит ему удар в первое попавшееся место. Итог оба в больнице, затем после больницы получили по 111-й и первый на условном сроке по 111-й), вторая на очередном сроке в местах не столь отдалённых («сыграло» наличие более ранних судимостей по тяжким и особо тяжким против личности плюс то, что была на условно-досрочном в момент данного события). Хотя вроде и необходимая оборона опять же.

    Так что не всё так однозначно. Но, тем не менее, проблема существует ещё со времён царя Гороха и Деда Макара.

    +7
    • 18 Сентября 2023, 18:34 #

      Уважаемый Олег Юрьевич, добиваюсь того, чтобы каждый адвокат вспомнил свои дела с аналогичными ситуациями, сообщил о них, о тех ошибках которые допущены, о тех удачных шагах, которые сделаны. Вместе мы можем исправить ситуацию, лично я стараюсь это делать. Во второй части публикации приведу свои удачные и неудачные примеры.

      +2
  • 18 Сентября 2023, 10:24 #

    Уважаемый Владимир Юрьевич, очень полезная статья!
    В таких делах, да и не меньше, чем в других, большую роль играют первичные показания подозреваемого, а их изложить в правильной форме без помощи грамотного специалиста обычному гражданину будет крайне тяжело.

    +3
    • 18 Сентября 2023, 18:36 #

      Уважаемый Иван Анатольевич, спасибо за добрые слова. Первая часть скорее для граждан, чем для профессионалов. Но есть вещи, которые стал замечать с опытом, например то как допрашивают подозреваемых и как им «втюхивают» возможные глупые объяснения своих действий.

      +3
  • 19 Сентября 2023, 01:09 #

    Уважаемый Владимир Юрьевич, спасибо за актуальную публикацию, жду и надеюсь, что вторая часть будет не менее интересной.
    ↓ Читать полностью ↓
    Необходимость правильного изложения показаний именно об умышленном характере оборонительных действий лишь подчёркивает логику Ваших суждений. В начале своей практики, когда активно работал по назначению, добивался именно такой формулировки показаний подзащитных. 
    Одного из таких защищал на досудебной стадии, в судах первой и апелляционной инстанций. Дело по 111-2-з.
    Конечно, смотрел судебную практику (в основном Лефортовского суда, но немного практику и других судов также изучал). Раз у меня не судимый, то дела рецидивистов не смотрел вообще, как и «женские» дела. И я также ужаснулся, но по другой причине. Буду краток.
    Значительная (если не бОльшая) часть лиц, привлекаемых по такой квалификации, не судимые. Практически поголовно признавались. И почти поголовно содержались по стражей. Куча смягчающих, как правило, присутствовали примирение, извинения, заглаживание, возмещение, особый порядок и наказание довольно мягкое в каждом случае (в среднем около года лишения свободы). В условиях Москвы это означает, что через не очень продолжительное время после приговора или апелляционного определения осужденный выходит на свободу. 
    Мы не признавались. Царапались по мере сил. Приговорили к 3 годам общего режима. Апелляционная инстанция заседала за две недели до окончания срока наказания с условием его учёта с полуторным коэффициентом. Человек вышел на свободу и больше со своим делом не захотел связываться. 
    После этого поневоле задумаешься: стоила ли овчинка выделки. Согласитесь, по ножевому тяжкому вреду очень и очень мало кого на свободе оставляют. И вот этот задержанный (арестованный), видя то, как заканчивают свои тюремные дни их сокамерники, да ещё и будучи информированный адвокатом, ломает себя внутренне, признаётся, раскаивается, содействует — лишь бы поскорее закончилось всё, после чего ему наплевать и на квалификацию, и на всё прочее.

    +3
    • 19 Сентября 2023, 06:55 #

      Уважаемый Курбан Саидалиевич, полность согласен. По делам люди данной категории подавлены. Как правило они считают произошедшее кармой себе и терпят завышенную квалификацию. Очень рад видеть коллег, которые видят ситуацию и пытаются бороться. Спасибо за добрые слова

      +4
  • 19 Сентября 2023, 14:06 #

    Уважаемый Владимир Юрьевич, отсутствие значительной практики применения судами института необходимой обороны и превышения её пределов обусловлено отчасти изменениями в уголовном законодательстве. Эта практика и в советский период страдала, хоть и не так сильно. 
    Очень серьёзно, а может и сильнее всего, на практику влияет страх судей, прокуроров и следователей перед необходимостью переквалификации простых умышленных деяний на совершенные в условиях НО или превышения пределов. 
    Именно этим обусловлено исчезновение из судебно-следственной лексики таких слов, как «нападение», «защита от нападения», а также их замена на более приемлемое для служивых выражение «драка», которая по их мнению исключает необходимость выяснения инициатора и конкретных деталей происшествия.

    +3
  • 21 Сентября 2023, 16:52 #

    Уважаемый Владимир Юрьевич, «необходимая оборона» действительно, как презумпция невиновности, вроде есть, вроде работает, но чаще с успехом «парируется» стороной обвинения и судом. Из того, что вы описали, чаще всего встречаю искусственно созданную, натянутую как «сова на глобус», ПАУЗУ между нападением и защитой от него.  Это очень коварная штука. И да, часто, если защищавшийся не попал в больницу, срываются телесные повреждения полученные от нападавшего. Обычно уговаривают таким способом: «Ну ты же понимаешь, что по сравнению с твоими травмами у него все гораздо хуже. Ему максимум административка, но отбиваясь от неё он тебя будет оговаривать, а если не заявишь, то он попросит тебя строго не наказывать и попросит о смягчении и т.д. Если нападавший погиб в ходе обороны, то то же самое но про его родственников. 
    ↓ Читать полностью ↓
    В деле где я был защитником по п. „з“ ч.2 ст. 111 УК РФ.  40 летний потерпевший выбежал из двора со штыковой лопатой, держа её возле рабочей части и со спины нанес удар моему 18 летнему подзащитному (перепутал с другим человеком), в процессе удара поскользнулся на траве т.к. был в шлепках и удар пришелся по ноге моего подзащитного, оба упали. Мой вскочил раньше, схватил лопату за черенок и на стрессе ударил встающего потерпевшего. Удар пришелся рабочей частью в голову. Осудили без изменения квалификации, кассация отменила, но при новом рассмотрении результат остался прежним. Дальше идти подзащитный не захотел т.к. вот вот подходило УДО. При этом потерпевший, надо отдать должное, просил строго не наказывать, и говорил, что поступил бы аналогично, претензий не имел.
    В данном деле, потерпевший не был привлечен к ответственности, так как мой подзащитный еще до моего вступления в дело написал соответствующее заявление, что претензий не имеет. 
    Суд указал, что когда пострадавший упал, а нападавший забрал лопату, основания для обороны отпали.

    +3
    • 21 Сентября 2023, 18:38 #

      Уважаемый Олег Игоревич, цель моей статьи, чтобы адвокаты начали своевременно, желательно на стадии предварительного следствия видеть, как следователь расставляет ловушки-паузы.  Вместо публикации второй части статьи, где я привожу свои дела, решил написать промежуточную статью о допросах-ловушках. Спасибо за интерес к статье и интересную (свою) историю.

      +2
  • 21 Сентября 2023, 19:04 #

    Уважаемый Владимир Юрьевич,
    Как рождаются подобные обвинительные приговоры. 

    На первоначальном этапе расследования следователи допускают подлый прием, который исключает или затрудняют возможность дальнейшей переквалификации:
    Этим приёмам следователей учат «старшие товарищи» из руководства, контрольно-методических отделов (в МВД) и отделов криминалистики (в СК). 

    По таким делам очень важно, чтобы адвокат пресёк всё это в зародыше, а именно:
    1. Провёл беседу с подзащитным до допроса и объяснил моменты, которые нужно акцентировать в допросе.

    2. Потребовал проведения СМЭ в отношении подзащитного при наличии телесных повреждений. Если телесных повреждений нет — этого делать нельзя. Не будет СМЭ — следствие будет лишено возможности опровергнуть заявление о нанесении ударов (в идеальной ситуации).

    3. Проследил за корректностью формулировок в протоколе, исключил творчество следователя из текста. Можно и нужно писать замечания к протоколу.

    К сожалению, описанные Вами моменты видят и понимают не все адвокаты.

    +5
  • 26 Декабря 2023, 19:47 #

    Владимир Юрьевич, спасибо вам за статью. Периодически сталкиваюсь с подобными случаями. Жду вторую часть публикации.

    0

Да 51 51

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Для комментирования необходимо Авторизоваться или Зарегистрироваться

Ваши персональные заметки к публикации (видны только вам)

Рейтинг публикации: «Бытовые преступления. Ошибки при квалификации убийств и причинения тяжкого вреда здоровью при наличии признаков превышения пределов необходимой обороны» 5 звезд из 5 на основе 51 оценок.
Эксперт Лизоркин Егор Владимирович
Пятигорск, Россия
+7 (960) 228-1228
Персональная консультация
Независимый эксперт по наркотикам. Рецензирование экспертизы наркотиков. Помощь адвокатам в оспаривании экспертиз наркотических средств. Выезд в суд любого региона страны.
https://lizorkin.pravorub.ru/
Адвокат Морохин Иван Николаевич
Кемерово, Россия
+7 (923) 538-8302
Персональная консультация
Сложные гражданские, уголовные и административные дела экономической направленности.
Дорого, но качественно. Все встречи и консультации, в т.ч. дистанционные только по предварительной записи.
https://morokhin.pravorub.ru/
Адвокат Фищук Александр Алексеевич
Краснодар, Россия
+7 (926) 004-7837
Персональная консультация
Юридическая помощь высокого уровня в любом регионе России
https://fishchuk.pravorub.ru/

Похожие публикации

Продвигаемые публикации